А. Дзиковицкий.

Этнокультурная история казаков. Часть IV. Разрушение дома. Книга 5



скачать книгу бесплатно

5. На командные посты старшина избирается народом. Избранные командиры сами назначают себе заместителей, писаря, казначея и библиотекаря.

Первоначально целями Вольного казачества были «защита свободы украинского народа» и поддержание общественного порядка, которому угрожали банды распропагандированных большевиками дезертиров. Формирование подразделений происходило по территориальному принципу: волости формировали сотни, волостные сотни (роты) уездов составляли курень (батальон); курени уездов (округов) – полк, полки губерний – кош (дивизию). Должностные лица были выборными. Оружие приобреталось за счёт сбора налогов.

С. В. Петлюра, родившийся в семье мещан, происходившей из казаков, после Февральской революции 1917 года был в апреле избран председателем Украинского Фронтового Совета войск Западного фронта (Минск). 4 – 5 апреля участвовал в работе конференции УСДРП, которая постановила поддержать Временное правительство, принцип федеративного устройства Российской Республики и подтвердила требование партии об «автономии Украины».

Украинским Советом Западного фронта Петлюра был делегирован на 1-й Украинский военный съезд (18 – 21 мая, Киев). Съезд создал Генеральный Военный комитет при Центральной Раде, который возглавил Петлюра; принял постановление о сохранении фронта и провозгласил немедленную украинизацию армии по национально-территориальному принципу.

28 июня Центральная Рада создала исполнительный орган – Генеральный Секретариат, Петлюра был назначен генеральным секретарём военных дел, но Временное правительство этот пост не утвердило.

Петлюра, как и другие лидеры УСДРП, определявшие военную политику Центральной Рады, видел в регулярной армии орудие господства буржуазных классов. Деятельность Петлюры не шла дальше украинизации частей в российской армии, так как он опасался углубить противоречия между Радой и Временным правительством, что могло отрицательно сказаться на провозглашении автономии Украины и способствовать «разрыву единого революционного фронта».

В 1917 году движение Вольное казачество распространяется на Киевскую, Волынскую, Херсонскую, Полтавскую, Черниговскую губернии. Военизированные формирования состояли преимущественно из крестьян (как правило – бывших солдат и унтер-офицеров Русской императорской армии), а также из рабочих, в частности, в Киеве.

В сентябре 1917 года в Могилёве, в Ставке Верховного главнокомандующего, состоялась встреча главы Временного правительства Керенского и делегации Центральной Рады во главе с Петлюрой. Принимая во внимание, прежде всего, антибольшевистские настроения украинских частей, Керенский подписал приказ об украинизации 20 дивизий и ряда запасных полков российской армии. Комиссары Центральной Рады стали назначаться во все украинизированные части.

Один из первых украинских полков был образован на Западном фронте – Запорожский имени кошевого атамана Костя Гордиенки полк конных гайдамаков под командованием Всеволода Петрива. Полк возник на революционной волне при активном участии выборных солдатских комитетов и комиссаров.

Н.

Полонская-Василенко писала: «Положение на Украине создалось очень тяжёлое. Фактически власть Центральной Рады и Генерального Секретариата не выходила за границы Киева, провинция их не знала, и это было величайшей ошибкой Генерального Секретариата. Украину охватила анархия. С фронта шли дезертиры, вооружённые винтовками, пулемётами, даже пушками; все усилия поднять воинский дух, убедить солдат продолжать войну были бесполезны. Паника охватила всю Украину.

Выходом из этих тяжёлых обстоятельств было, как казалось, создание Вольного казачества, организация его началась стихийно».

На Всеукраинском конгрессе Вольного казачества в Чигирине 16 – 20 октября 1917 года было представлено около 60 тысяч организованных потомков украинских казаков. Атаманом Вольного казачества был избран генерал Павел Скоропадский (потомок гетмана Войска Запорожского), наказным атаманом – полковник Иван Полтавец-Остряница. Скоропадский вступил в руководство отрядами Вольного казачества к октябрю 1917 года.

VIII. КАЗАКИ ВО ВРЕМЯ ОКТЯБРЬСКОГО ПЕРЕВОРОТА

Одним из основных практических инструментов реализации большевистской стратегии по захвату власти стал Петроградский Военно-революционный комитет (ВРК). На состоявшемся 21 октября в Смольном Втором совещании представителей воинских частей Петроградского гарнизона (первое прошло 18 октября) была принята резолюция, поддерживавшая идею образования ВРК. Под прикрытием мощной агитационно-пропагандистской кампании большевистская партия через ВРК начинает устанавливать свой непосредственный контроль над частями столичного гарнизона. Почти все части гарнизона признали власть революционного комитета, и последний в ночь на 22-е октября объявил приказ о неподчинении войск военному командованию. ВРК практически полностью взял на себя функции руководителя всего гарнизона. Во все воинские части на смену правительственным комиссарам были направлены комиссары ВРК. Но в 1-м, 4-м и 14-м Донских казачьих полках их не приняли.

С началом большевистского мятежа Правительство предприняло настойчивые попытки по привлечению для борьбы с ним 1-го, 4-го и 14-го Донских полков. В ночь с 24 на 25 октября А. Ф. Керенский отдаёт приказ о направлении на подавление беспорядков находившиеся в столице донские полки: «Не теряя ни минуты, выступить на помощь Центральному Комитету Советов, революционной демократии, Временному правительству». Но казаки не поспешили выполнить данный приказ.

Утром 25 октября командиры всех трёх донских полков довели до сведения Правительства, что общим решением полковых комитетов казаки отказываются выступать на защиту Правительства без поддержки пехотных армейских частей, броневых автомобилей и пулемётов. Условие привлечения пехоты для совместных действий казаки выдвигали отнюдь не просто так. За этим скрывалась не чисто военная тактическая подоплека, а скорее политическая. Для казаков «пехота», состоявшая из крестьян и рабочих, являлась выразителем доминирующих политических взглядов и настроений большинства населения страны. Поэтому, говоря о возможности каких-либо действий в поддержку Правительства только совместно с пехотой, казаки присоединялись к воле народа, выразителем которой, по их мнению, могли служить солдаты.

Днём 25 октября в Зимний прибыла делегация казачьих полков. Министры А. И. Коновалов и Н. М. Кишкин уговаривали прибывших защищать Правительство. В ответ казаки вновь категорически заявили, что «ни один казак не выступит». На возобновившемся после этих безрезультатных переговоров заседании Временного правительства Коновалов сообщил о безуспешных попытках уговорить казаков. В эти тревожные часы по казармам казачьих полков ездили председатель Предпарламента Н. Д. Авксентьев, представители Правительства, безуспешно пытавшиеся уговорить казаков выступить на защиту Временного правительства.

Максимальные усилия с целью повлиять на позиции казаков прилагал Совет Союза казачьих Войск. На состоявшихся 25 октября в его помещении нескольких заседаниях присутствовали и специально приглашённые члены полковых комитетов 1-го, 4-го и 14-го Донских полков. Но, несмотря на все их увещевания, казаки однозначно заявили о нейтралитете всех трёх казачьих полков. Члены Совета Союза есаул Аникеев и прапорщик Худяков много раз приезжали в казармы донских полков, вели там переговоры, но выступления казаков без выдвинутых ими условий добиться не смогли. В такой ситуации Совет Союза казачьих Войск прибегнул даже к тому, что от своего имени направил специальное обращение проходившему в Киеве Общефронтовому казачьему Съезду с просьбой «при помощи резолюции Съезда опомнить казачьи полки в Петрограде».

Вечером 25 октября в 21 час 45 минут казаки трёх сотен 14-го Донского полка, находившихся на Дворцовой площади, поставили в известность членов Правительства о своём решении уйти в казармы.

Позиция донских казаков во время большевистского мятежа в столице, учитывая численность и уровень боевой подготовки красногвардейцев, практически нейтральная позиция основной массы солдат гарнизона, во многом непосредственно сказались на его ходе и отчасти на общих итогах. Не следует упускать из виду такие важные факторы, как значительные боевые возможности казачьих полков при пассивности подавляющего большинства солдатских частей. Так, по подсчётам известного зарубежного исследователя Р. Пайпса, в перевороте на стороне большевиков участвовали только 4% общего числа солдат столичного гарнизона. К тому же следует добавить, что это были солдаты запасных полков и батальонов, уровень военной подготовки и боевой дух которых были крайне низки. По свидетельству П. Н. Краснова, прибывший к нему из Петрограда сотник Карташов характеризовал столичный гарнизон как «не знающий, на чью сторону стать, держащий нейтралитет». Солдаты Петроградского гарнизона во время переворота заняли пассивную позицию, отсиживались в казармах и требовали от обеих сторон перехода к переговорам.

В таких условиях за позициями казаков весьма внимательно наблюдали не только обе противоборствующие стороны, но также и некоторые силы, занимавшие выжидательные позиции, в частности многие юнкерские училища Петрограда. Так, вечером 25 октября часть училищ запрашивала донские полки относительно их намерений выходить на защиту Правительства. Получив от последних уклончивый ответ, юнкера воздержались от каких-либо активных действий и остались на местах.

Оказавшись в очень сложном и практически безвыходном положении, члены Временного правительства уповали на прибытие в столицу верных частей с фронта, прежде всего, конечно, казачьих полков. Утром 26 октября прибывший в штаб Северного фронта Керенский вновь приказывает частям 3-го конного корпуса двигаться на Петроград. Благодаря усилиям его командира генерала Краснова днём этого же дня первые эшелоны с казаками отправились в путь. Правда, Краснову удалось собрать весьма незначительные силы: всего шесть сотен 9-го Донского полка и четыре сотни 10-го Донского полка. Причём, эти сотни были так называемого слабого состава и насчитывали примерно по 70 казаков в каждой. По словам самого П. Н. Краснова, на Петроград двинулось в общей сложности 700 казаков.

Общие настроения казаков, шедших на столицу, так же как и противостоявших им красногвардейцев, солдат и матросов, были далеко не воинственными. Приказ о движении на Петроград они исполняли с большой неохотой. Цели похода оставались для них во многом неясными, к тому же в то время казаков сильно смущали их одиночество (отсутствие поддержки со стороны других армейских частей) и мысль, что они идут «против народа». Но казаки всё-таки продолжали продвигаться вперёд. 27 октября они без боя занимают Гатчину. Находившиеся там солдаты и матросы, направленные из Петрограда навстречу войскам Краснова, были разоружёны казаками. Вечером этого же дня дежурный Петроградского ВРК получил сообщение из Гатчины о том, что там «разоружёны матросы, 100 человек, и взято шесть пулемётов. Разоружёны семёновцы и измайловцы. Всего обезоружено 1.500 человек». Начавшееся вооружённое противоборство пока ещё не отличалось масштабностью и ожесточённостью действий, которые наступили позднее. По свидетельству Н. И. Подвойского, «уже после первой перестрелки казаков с красногвардейцами и войсками началось братание».

В тот же день к войскам Краснова подошло ещё две сотни 10-го Донского полка с 2 орудиями. 28 октября Краснов отдаёт приказ о дальнейшем наступлении на Петроград и в этот же день его части занимают Царское Село. Тогда же к ним подходят на подкрепление три сотни 1-го Амурского казачьего полка из состава Уссурийской конной дивизии. Но амурцы заявили, что «в братоубийственной войне принимать участия не будут, что они держат нейтралитет», и отказались даже выставить заставы для охраны Царского Села и смены усталых донцов. В это же время и сами донские казаки через свои полковые комитеты заявили Краснову, что до подхода пехоты они дальше не пойдут. C большим трудом генералу при помощи комиссаров Станкевича и Войтинского удалось успокоить казаков. Керенского, присутствие которого в войсках вызывало открытое и всевозрастающее недовольство казаков, уговорили уехать в тыл, в Гатчину.

Терпели неудачу и попытки переброски к Краснову дополнительных воинских сил, в том числе и казачьих полков его корпуса. В донесении генерал-лейтенанта Н. Н. Духонина Керенскому по данному вопросу говорилось, что эти полки не были отправлены из-за отказа железнодорожников подавать вагоны. Сами же казаки противодействия им не оказали и не изъявили желания выполнять приказ.

К вечеру 29 октября в распоряжении генерала Краснова находилось всего 630 казаков, 18 орудий, броневик и бронированный поезд. Несмотря на столь незначительные силы, Керенский, Савинков, Станкевич решительно настаивали на дальнейшем наступлении. Но ситуация в красновском отряде серьёзно осложнилась ввиду того, что в самом конце дня к генералу явились члены комитетов 1-й Донской и Уссурийской дивизий и заявили, что казаки отказываются идти дальше на Петроград без пехоты. При этом они высказали мысль, которая сильно беспокоила казаков: «Если пехота не приходит – значит, она вся против Правительства и идёт с большевиками». Краснову пришлось долго убеждать явившихся казаков продолжить движение вперёд. Несмотря на значительные колебания, утром 30 октября казаки возобновили наступление. Под Пулковом они были встречены довольно многочисленными сводными отрядами Петроградского ВРК, состоявшими из красногвардейцев, солдат и матросов. После достаточно упорного боя казаки вынуждены были отойти в Царское Село, а затем и дальше, в Гатчину. Бой под Пулковом стал практически решающим и наиболее кровопролитным. В ходе него казаки, по свидетельству П. Н. Краснова, потеряли 3 человека убитыми и 28 ранеными. Потери же частей ВРК, по его словам, основанным на высказывании командовавшего большевистскими войсками полковника М. А. Муравьева, составили более 400 человек.

Вечером из Гатчины в занятое частями ВРК Царское Село прибыла делегация казаков с предложением начать переговоры о прекращении боевых действий. На следующий день в Гатчину к казакам приехала делегация от Петроградского ВРК во главе с П. Е. Дыбенко. На состоявшемся совместном митинге большинство казаков заявило о своём нежелании участвовать в гражданской войне. В казачьи части стали прибывать агитаторы. Была направлена даже специальная делегация II Всероссийского Съезда Советов рабочих и солдатских депутатов во главе с донским казаком С. И. Кудиновым.

1 ноября между казаками и членами ВРК было достигнуто соглашение о прекращении боевых действий, аресте Керенского и передаче в руки ВРК. Сами же казаки подлежат свободному пропуску домой. На следующий день по всей стране была разослана телеграмма №34 «Всем, всем, всем» с сообщением о переходе казаков на сторону революционных войск. Поход Керенского-Краснова на Петроград окончился неудачей.

Отказ казаков столичного гарнизона выступить на стороне Временного правительства, занятая ими нейтральная позиция оказали решающее влияние на ход и итоги Октябрьского переворота. В то же самое время преувеличивать значение данного фактора не стоит.

Небольшая часть казаков 3-го конного корпуса двинулась к столице на подавление большевистского мятежа. Однако не столь незначительная численность казаков отряда генерала Краснова, сколько их растущее недовольство, нежелание принимать участие в разгоравшейся гражданской войне привели к провалу похода. Всё большее воздействие на позицию казаков начинают оказывать пацифистские, миролюбивые настроения. Казаки-фронтовики настойчиво выражают требования мира как на внешнем, так и на внутреннем фронтах. Конечно, позиция казаков столичного гарнизона и части полков 3-го конного корпуса не отражала полностью настроений и взглядов фронтового казачества в целом. Но она свидетельствовала о довольно значительных и очень непростых процессах, происходивших в политическом сознании казачества.

* * *

События, развернувшиеся в казачьих областях страны в конце октября 1917 года, отличались большой остротой и драматичностью. 25 октября донской атаман А. М. Каледин получил телеграмму министра юстиции П. Н. Малянтовича с сообщением, что в столице большевики пытаются захватить власть. Через несколько часов, поздним вечером того же дня, на имя Каледина приходит ещё одна телеграмма, подписанная министром внутренних дел А. М. Никитиным, в которой говорится о низложении Временного правительства. Сразу после этого Каледин отправляет телеграммы Временному правительству, в штаб Верховного главнокомандующего, Совету Союза казачьих Войск, атаманам всех казачьих Войск страны, начальникам войсковых подразделений Донской Области и во все казачьи части, в которых было заявлено, что донское войсковое Правительство считает захват власти большевиками преступным и совершенно недопустимым и окажет полную поддержку Временному правительству.

26 октября товарищ донского атамана М. П. Богаевский направил телеграмму на имя Керенского с приглашением членов Правительства и Совета республики в Новочеркасск «для восстановления и укрепления государственной власти». Решительное заявление донских казачьих властей явилось одним из первых громких призывов к решительной борьбе с большевиками. И он был услышан и подхвачен во многих казачьих Войсках. Уже 26 октября атаман Оренбургского Войска А. И. Дутов, буквально через несколько часов после возвращения из Петрограда, где он участвовал в работе Предпарламента, встречался с Керенским и был утверждён им на избранной атаманской должности с присвоением чина полковника, ознакомился с телеграммой донского атамана. Дутов сразу же издал приказ, в котором говорилось об осуждении большевистского выступления и поддержке Временного правительства. Здесь же указывалось, что с 20 часов 26 октября войсковое Правительство Оренбургского Войска временно, впредь до восстановления власти Временного правительства, берёт на себя всю полноту исполнительной государственной власти в Войске. В этот же день в Оренбурге под председательством комиссара Временного правительства в Оренбургской губернии подпоручика Н. В. Архангельского состоялось совещание представителей ряда государственных органов и общественно-политических организаций, на котором был поддержан временный переход власти в крае к войсковому атаману и войсковому Правительству.

На следующий день большинство депутатов Оренбургского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов отклонило предложение большевиков о взятии власти в губернии Советами и, наоборот, высказалось в поддержку действий местных властей.

Атаман Терского казачьего Войска М. А. Караулов, получив телеграмму Каледина и добавив в её текст только одну фразу с призывом ко всем гражданам Терского Края к «дружному и единодушному отпору большевикам», отправил всем войскам. Одновременно было разослано и воззвание Терского войскового Круга к населению Области с резкой критикой большевиков и призывом ко всем жителям к беспощадной борьбе с изменниками Родины.

26 октября, по получении информации о свержении Временного правительства, приказом войскового атамана Кубанского Войска А. П. Филимонова Кубанская Область была объявлена на военном положении. На другой день рассылается телеграмма, в которой от имени войскового атамана и войскового Правительства заявлялось о стремлении защищать Временное правительство и о непризнании и беспощадной борьбе с новой большевистской властью. Вся государственная власть в Области сосредотачивалась в руках войскового Правительства и атамана.

глава 2. казаки на перепутье
(октябрь 1917 – весна 1918 г.г.)

С началом революции казачество

растерялось. «Идти против народа»

оно не хотело, а народ «обезумел».

Отсюда – колебания, переходы, падения…

А. И. Деникин, командующий Белой армии Юга России


I. ПОЛОЖЕНИЕ В КАЗАЧЬИХ ВОЙСКАХ ПОСЛЕ ПЕРЕВОРОТА

В октябре большевики совершили государственный переворот и установили свою – советскую власть. Совет Союза казачьих Войск смело заявил протест новой власти против нарушения демократического права казаков организовывать своё управление путём свободного соглашения местных народностей, а также против посылки в казачьи края карательных отрядов или введения на их территорию советских воинских частей.

Всероссийское Учредительное собрание, избранное для определения государственного устройства России в ноябре 1917 года, было созвано в январе 1918 года.

Сторонники большевиков любят рассказывать, что «народ поддержал советскую власть», но под «советской властью» в 1917 году подразумевали не только радикальных религиозных фанатиков-коммунистов, но и эсеров (социалистов-революционеров). Эсеры, также стремясь к построению социализма, считали, что строить его следует не революционным, но эволюционным путём. И они не собирались «ломать страну о колено». Более того, в отличие от большевиков, апеллировавших к относительно немногочисленному пролетариату и рассматривавших крестьянство как «реакционный класс», эсеры опирались как раз на крестьян, самое многочисленное сословие в России. Поэтому даже после Октябрьского переворота большевиков эсеры смогли выиграть выборы в Учредительное собрание. 375 мандатов правых эсеров, 175 мандатов большевиков и 40 мандатов левых эсеров дали выборы в «учредиловку». Осознав, что Всероссийское Учредительное собрание будет эсеровским, коммунисты его разогнали, уничтожив последний шанс на демократический компромисс, и спровоцировав тем самым Гражданскую войну.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13