А. Дугин.

Субъективная реальность нормативного поведения и речи



скачать книгу бесплатно

© А. Дугин, 2016

© Литео, 2016

* * *

В Деянии начало бытия!

И. В. Гете. Фауст.


Рецензенты:

доктор философских наук, профессор кафедры теории, истории и философии культуры Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого, академик РАЕ С. А. Маленко;

доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой теории государства и права Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого С. И. Митина.

От автора

Монография «Субъективная реальность нормативного поведения и речи» является теоретическим исследованием понятия идеального как явления объективной и субъективной реальности. Основной акцент сделан на изучении психофизических механизмов возникновения и развития многоуровневой системы внутренних нормативных идеальных форм субъективной реальности, включая взаимодействие сознательного и бессознательного в аспекте внутренней и внешней сторон поведения и речи.

Рассматриваются внутренние психофизические и нейродинамические механизмы внешнего опредмечивания субъективного идеального в объективной стороне потребного поведения и ее заменителях, таких, как выразительные, голосовые и мимические движения, архаическая и современная внешняя и внутренняя устная и письменная речь.

Субъективная реальность поведения исследуется в чреватых иллюзиями взаимодействиях ее позитивных и негативных, осознанных и неосознанных идеальных форм, представленных в образах, понятиях и эмоциях на разных уровнях обобщения.

Рассматриваются психофизические механизмы и примеры опредмечивания первичных идеальных форм общественного сознания в данных природой внешних тотемных материальных формах и в специально созданных для этого искусственных материальных формах в виде таких древних сооружений, как лабиринты, арктические сейды, менгиры, дольмены, кромлехи, пирамиды, стелы и обелиски, храмы и другие культовые сооружения. Представлены также и современные речевые устные и письменные (включая правовые) способы материального опредмечивания индивидуального и общественного сознания.

Посвящается родителям Тимофею Федоровичу и Домне Павловне

Предисловие

Изучение нормативного поведения человека составляет интерес целого комплекса гуманитарных наук. Среди их наиболее значимых обобщений следует называть философские, психологические, социологические и правововые новации. Это лишний раз указывает на сложность изучаемого предмета и требует особых методологических и междисциплинарных подходов. Рецензируемая монография относится к числу работ, стремящихся хотя бы частично заполнить существующий теоретический вакуум в исследовании субъективных и объективных факторов нормативной деятельности человека.

А. Т. Дугин стремится комплексно подойти к анализу природы нормативного поведения человека.

Опираясь на философские обобщения советской философской школы, он устанавливает взаимосвязь между феноменом идеального и субъективностью. Обусловленное материальными и иными объективными факторами, идеальное, производя череду теоретических обобщений, ложится в основание субъективной активности сознания. А также, являясь результатом череды типизаций, становится условием и способом формирования нормативности как таковой. В зависимости от субъективных форм реализации идеального мы получаем различные модели поведения человека в социокультурном пространстве. Противоречие между осознаваемыми и бессознательными субъективными факторами является причиной появления индивидуальных и групповых иллюзий, вызывающих социальные девиации на любых уровнях социального взаимодействия, и фиксируемых в языковых формах коммуникации.

Исторически первый опыт нормативного поведения появляется на уровне архаических религиозных верований, закладывающих диспропорцию сакральных и профанных элементов как в любой из вновь создаваемых социальных институтов, так и в систему социальной коммуникации как таковую. Поэтому оценка девиантного поведения А. Т. Дугиным закономерно вытекает не из конкретики совершаемых преступлений, а исходя из идеальных, исторически сложившихся норм реализации сущего и должного, которые выступают генератором социальной коммуникации подобного рода.

Исходя из вышесказанного, считаю, что монография А. Т. Дугина «Субъективная реальность нормативного поведения и речи» соответствует заявленной теме и требованиям, предъявляемым к публикациям произведений подобного рода.

Доктор философских наук, профессор кафедры теории, истории и философии культуры Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого, академик РАЕ С. А. Маленко.

Введение

В юриспруденции сознательное поведение человека условно делится на две составляющие: субъективную внутреннюю (мысленную или идеальную) и объективную внешнюю (фактическую или материальную) стороны. При этом мысленная субъективная сторона идеально опережает, а также и заключает материальные акты объективной стороны поведения. Точнее, она предшествует им и вместе с тем следует за ними. Поэтому субъективная сторона является как причиной, так и следствием объективной стороны поведения.

Опережая объективную сторону, субъективная сторона актуально дается субъектам в виде идеального нормативного образца предстоящего потребного поведения, созданного мозгом на основе идеально обобщенного опыта восприятия прошлого сходно повторявшегося потребного поведения, подлежащего очередному внешнему материальному воспроизведению в наличной внешней среде. Следуя за объективной стороной, субъективная сторона идеально воспроизводит ее конкретные материальные формы, воспринятые мозгом из наличной внешней среды. Сравнивая идеальную копию фактически совершенного поведения с предварявшим его нормативным образцом, мозг определяет правильность воспроизведения этого образца во внешней среде или, выражаясь иначе, дает квалификацию и оценку объективной стороне поведения на степень ее соответствия принятому для исполнения нормативному образцу.

Исследователь психологических механизмов нормативного поведения М. И. Бобнева в своей монографии «Социальные нормы и регуляция поведения» со ссылкой на работу Миллера Д., Галантера Ю., Прибрама К. «Планы и структура поведения» отмечает, что «при анализе структуры деятельности индивида норма выступает как эталон, образец, регулирующий психологические механизмы деятельности, как организационно-структурный “параметр”, компонент “планов” поведения, как образ, регулирующий процесс деятельности. К таким механизмам относятся приравнивание деятельности к образцу-модели должного, предписанного нормой поведения, сопоставление реального поведения и заданного образца и оценка отклонения, выбор альтернативных вариантов поведения с учетом заданной нормы, выбор самого образца (нормы), сопоставление деятельности и ее результатов с заданными образцами и оценка по эталону, имитация и работа по образцу и др.».[1]1
  Бобнева М. И. Социальные нормы и регуляция поведения. М., 1978., с.155.


[Закрыть]

Согласно выводам М. И. Бобневой, «социальные нормы и сложные нормативные системы общества призваны регламентировать реальные, протекающие в конкретных условиях, конкретные акты общения и взаимодействия».[2]2
  Бобнева М. И. Социальные нормы и регуляция поведения… с. 9.


[Закрыть]
Признавая это, данный автор все же с явным и понятным сожалением констатирует, что «мы не знаем… как осуществляется регуляция выбора варианта поведения, как социально, нормативно, ценностно, нравственно обусловлено поведение личности. Фактически мы не знаем, не имеем сведений и даже источников информации для получения необходимых данных о механизмах нормативной регуляции поведения личности».[3]3
  Бобнева М. И. Там же… с. 58.


[Закрыть]
Сделанное в прошлом веке, это замечание М. И. Бобневой не утратило актуальности и в настоящее время.

Между тем такие знания необходимы для дальнейшего осознанного совершенствования поведения человека. Они нужны для всех без исключения областей как индивидуальной, так и коллективной деятельности, начиная от организации повседневного быта простых людей, производства ими материальных ценностей, привлечения к ответственности и наказанию правонарушителей и кончая масштабными научными изысканиями.

Для осознанного проникновения во внутреннюю нормативную систему поведения человека необходимо для начала, хотя бы в самом первом пусть и отдаленном приближении, подойти к пониманию такого явления, как «идеальное», известного человеку еще со времен древних греков, но до сих пор остающегося почти не исследованным. Следует также попытаться наметить пути и способы изучения психических механизмов взаимодействия этого внутреннего идеального с внешним материальным.

Взаимодействия идеального и материального в окружающем нас внешнем мире носят глобальный и всеобъемлющий характер. Они же являются основой взаимодействия субъективной и объективной сторон поведения. При этом субъективная сторона поведения представляет по большей части внутренние идеальные формы взаимодействия, а объективная – его внешние материальные или физические формы.

Внутренние идеальные формы субъективной стороны поведения являются продуктом физиологии мозга и функционирования его сложных нейродинамических структур. Они представлены частью того, что входит в состав сознательного и бессознательного.

Осознанное и неосознанное также, как и их нейродинамические материальные основания, имеют многоуровневые структуры, аккумулирующие опыт прошлого сходно повторявшегося потребного поведения и нормативно обобщающие его во все большей и большей степени по мере перехода субъективных идеальных форм с нижестоящих уровней на вышестоящие. Взаимодействие идеальных форм поведения разных уровней обобщения формируют в мозгу мыслительные и эмоциональные процессы, организующие и приспосабливающие объективную сторону потребного поведения к особенностям наличной внешней среды.

При этом нематериальные структуры идеального взаимодействуют со своими материальными носителями – нейродинамическими структурами мозга. Идеальное воздействует на нейродинамику (физиологию) мозга и изменяет ее функции в соответствии с его мысленными и эмоциональными формами. В свою очередь, нейродинамические функции мозга воздействуют на идеальное и актуально приспосабливают его к своим физическим или материальным формам, а также к внешним материальным формам наличной среды, в которых воспроизводится объективная сторона потребного поведения.

Многоуровневые взаимодействия идеального и материального в нейродинамических структурах мозга делят идеальное на осознанную и неосознанную части, которые также взаимодействуют друг с другом. Результаты таких взаимодействий существенным образом влияют на восприятие субъектами внешней среды, на адекватность представлений о ней и, соответственно, на эффективность совершаемого в ней поведения.

Идеальные формы внутренней субъективной стороны поведения и их взаимодействие, как между собой, так и с их материальными нейродинамическими носителями, не поддаются прямому и непосредственному восприятию и изучению. Более того, они недоступны, как это было верно замечено еще Платоном, прямым физическим методам исследования. Они могут познаваться только интеллектуально, мысленно или, выражаясь современным языком, только теоретически. Правильность получаемых при этом результатов, как известно, проверяется практикой.

Из изложенного, можно заключить, что внутренняя субъективная сторона поведения предопределяет, оценивает и связывает воедино дискретные акты объективной стороны потребного поведения, придавая им осмысленный и целесообразный характер. Делая это, она становится ядерной или сущностной стороной активной части сознания человека или тем идеальным нематериальным явлением, которое в специальной литературе получило название субъективной реальности.

Объективная и субъективная реальности в потребном поведении взаимодействуют. Это взаимодействие является способом совершения целесообразного поведения. В теории уголовного права данный постулат положен в основание всей общей теории о преступлении. Между тем психические и физические механизмы такого взаимодействия, несмотря на их основополагающее значение для раскрытия сущности не только преступления, не только уголовной ответственности за его совершение, но и всего потребного поведения в целом, остаются еще чрезвычайно малоизученными. Настоящее теоретическое исследование призвано сделать определенный шаг в дальнейшем исследовании взаимодействия идеальных и материальных форм поведения, включая механизмы возникновения и развития внутренней нормативной системы поведения и ее роли в фактическом осуществлении потребного поведения.

Любые сложные явления не возникают сразу и на пустом месте. Для каждого из них есть свои основания и причины. При этом сначала появляются наиболее простые элементарные формы таких явлений. Все они в определенной последовательности развиваются от простого к сложному. Для постижения этой сложности по общему правилу необходимо изучать обладающие ею явления в динамике их развития. Нет никаких особых причин отступать от этого правила и при изучении субъективной реальности поведения человека, которая развивалась на этом пути столетиями и даже тысячелетиями. Поэтому настоящее исследование в основном обращено к наиболее архаичным внутренним структурам потребного поведения древнего человека. При этом сделана попытка проследить последовательность их развития и превращения во все более и более сложные формы вплоть до возникновения письменности, грамотной внешней речи и права, опредмечивающего своими внешними общеобязательными нормами утвердившиеся в общественном сознании условия и способы социального поведения, а также ответственность лиц, осознанно нарушающих эти нормы.

Глава 1. Объективная реальность идеального

1.1. Проблема отношения идеального к материальному

Вопрос об отношении идеального к материальному относится к числу основных вопросов философии. Однако в современных исследованиях обусловленная им проблематика не занимает большого места. «Когда речь заходит о фундаментальных философских проблемах, – пишет И. А. Плеханов, – обычная реакция типичного современного философа – удивление и искреннее непонимание либо множество оговорок и ссылок на то, что это «не модно», «туманно» и т. п. Тем не менее, проблемы продолжают существовать и настоятельно требуют решения (или хотя бы попыток к этому). Такое положение справедливо и для проблемы идеального. Актуальная во второй половине XX века в связи с бурным развитием психологии и кибернетики, она постепенно отошла в тень. Почему? Во-первых, из-за теоретико-методологических затруднений, с которыми столкнулась наука, принявшая позитивистскую трактовку данной проблемы; во-вторых, из-за объективной сложности, ставшей основанием для снятия самой проблемы как чисто умозрительной и не имеющей практического смысла; в-третьих, из-за изменения вектора развития современной философии в сторону легковесной публицистики и отказа от классической философской проблематики; в-четвертых, из-за изменения статуса самой проблемы идеального с философского на психологический с последующим отказом этой проблеме в праве на существование как эмпирически не разрешимой. И так далее…»[4]4
  Плеханов И. А. Д. И. Дубровский и Э. В. Ильенков: неоконченный спор о природе психики и идеальном. // Вестник Нижегородского университета им. Д. И. Лобачевского, 2007, № 1 (6), с.153.


[Закрыть]

Проблема соотношения идеального и материального активно обсуждалась в 70-х гг. прошлого века крупнейшими специалистами в этой области Д. И. Дубровским и Э. В. Ильенковым. Однако после трагической гибели Э. В. Ильенкова в 1979 г. внимание к ней постепенно утратилось. Интерес к идеальному и его отношению к материальному возобновился лишь с новыми публикациями прежних работ Э. В. Ильенкова и Д. И. Дубровского по этой тематике.[5]5
  См.: Дубровский Д. И. Сознание, мозг, искусственный интеллект: сб. статей. М., 2007.; Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального. М., 2010.


[Закрыть]

Вслед за К. Марксом[6]6
  Идеальное, по определению К. Маркса, «есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней». Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 21.


[Закрыть]
Э. В. Ильенков определял «идеальность» как специфическую форму отражения окружающего мира человеческой головой».[7]7
  Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального… с.94.


[Закрыть]
«Конечно же, – писал он, – говорить о каком-либо «идеальном» там, где нет человека с его человеческой «головой», недопустимо и нелепо с точки зрения не только материализма Маркса, но и любого материализма, отдающего себе отчет в словах, которые он употребляет».[8]8
  Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального… с.96.


[Закрыть]
При этом Э. В. Ильенков отождествлял идеальное с формами общественного сознания, которые он называл «всецело идеальными формами».[9]9
  Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального… с.97.


[Закрыть]
Поэтому он не считал, что идеальное «находится в голове», «в толще коры мозга», хотя – по его мнению – оно «без головы и без мозга и не существует».[10]10
  Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального… с.96.


[Закрыть]
В идеальном он видел лишь безличные, независимые от капризов индивидуальной психики всеобщие, исторически устоявшиеся стереотипы или нормы общественного сознания. Они, писал он, «со стихийной силой навязываются – как извне действующая сила – индивидуальному сознанию и активно формируют это личное сознание по своему образу и подобию».[11]11
  Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального… с.97.


[Закрыть]
Оппонент Э. В. Ильенкова Д. И. Дубровский видит в идеальном явление, названное им субъективной реальностью, которое «несет в себе «содержание» сознания вообще, т. е. и индивидуального и общественного, взятых в их единстве».[12]12
  Дубровский Д. И. Категория идеального и ее соотношение с понятием индивидуального и общественного сознания // Вопросы философии. 1988. № 1, с. 26.


[Закрыть]
Таким образом, оба философа отождествили идеальное исключительно с сознанием как специфическим продуктом человеческой жизнедеятельности.

Такое понимание идеального противостоит представлениям об идеальном в рамках так называемого объективного идеализма. Согласно этой концепции, связанной с именами Платона, Шеллинга, Гегеля, идеальное «существует как особый, вне и независимо от человека существующий мир бестелесных сущностей («идей»)».[13]13
  Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального… с.98.


[Закрыть]
Первые, наиболее четкие представления об идеальном в рамках данной концепции принадлежат Платону. Он понимал под этим явлением совокупности нематериальных, сходно повторяющихся признаков, присутствующих в однородных, сходных друг с другом объектах. Философ выделял их из этих объектов в обособленные, нематериально обобщенные сущности путем размышления. Придавая им самостоятельные значения, он называл их идеями. Идеи, по мысли Платона, позволяли людям узнавать друг друга и объекты внешней среды. Отсутствие идей означало и отсутствие знаний об объектах. Не затронутые идеями объекты, согласно Платону, оставались непонятыми, хотя и чувственно обозначенными.

Английский философ-позитивист Дж. Г. Льюис в конце XIX века писал по этому поводу, что Платон и его единомышленники-реалисты считали, что «частные предметы могут дать только частные знания. Так, камни, лежащие на земле, ничего не сообщат о себе, если только предварительно не была установлена сущность Камня. Точно так же необходимо сначала уяснить, какова сущность Человека, для того чтобы узнать, что Джоны и Брауны суть люди. Следовательно, только после знания о Человеке появляется знание о людях. И это знание о Человеке, отличающееся от знания о людях, должно иметь совершенно другой источник – так, по крайней мере, думали реалисты. Каков же этот источник? Размышление, но не чувство.

Реалисты, отыскав Единое во Многом или, другими словами, отыскав известные качества, одинаковые у всех людей и необходимые им для того, чтобы быть людьми, извлекали из частных свойств отдельных людей общие им качества и из них составляли то, что они называли собирательными общностями (или родами). Общности эти, по мнению реалистов, существуют сами по себе – они являются не только продуктами ума, но и сущностями и понятие о них может быть составлено точно так же, как и о прочих предметах».[14]14
  Льюис Дж. Г. Античная философия. Минск.1998., с. 60.


[Закрыть]

Заметной вехой в развитии понятия идеального стала немецкая классическая философия XIX века в лице крупнейшего ее представителя – Г. В. Ф. Гегеля. В терминах современной ему науки он объяснял механизм возникновения идеального на примере взаимодействия масс. Так, если «массы, – писал он, – взаимно толкают и давят друг на друга, и между ними нет пустого пространства, то в этом соприкосновении начинается вообще идеальность материи».[15]15
  Гегель Г. В. Ф. Сочинения, т. 2. М., Л.,1934 с.67.


[Закрыть]

В «толкающих» друг друга массах, – пояснял философ, – с каждой стороны имеются противоположные друг другу материальные точки или атомы, которые, «соприкасаясь» друг с другом, соединяются в одну точку. «Существуют, – писал он, – две материальные точки или атомы в одной точке или в тождестве».[16]16
  Гегель Г. В. Ф… Сочинения, т. 2. М., Л.,1934 с.67.


[Закрыть]

Образуя, по представлениям Гегеля, тождество в одной точке, две сходные, взаимодействующие между собой точки от двух разных объектов остаются при этом «сами собой». С одной стороны, они сохраняют собственное наличное бытие, а с другой – обозначают бытие другой, совмещенной и одинаковой с ней точки. Но обозначают они это уже не материально, а идеально. Соглашаясь с подобной трактовкой феномена идеального, Э. В. Ильенков писал, что “быть другим”, оставаясь при этом “самим собой”, это и значит обладать кроме “реального”, еще и “идеальным” бытием».[17]17
  Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального. М. 2010., с.106.


[Закрыть]

Такое понятие идеального указывает на его объективность, на распространенность не только в сознании людей, но и вообще во всем объективно существующем мире. Объясняя возникновение идеального в рамках тождества некоторой части сталкивающихся во взаимодействиях материальных масс, Г. Гегель ясно давал понять, что появляется оно в этих взаимодействиях объективно и независимо от сознания человека. Идеальное, по представлениям Гегеля, появляется в наличной действительности в тот момент времени, когда точечно, т. е. частично «соприкоснувшиеся» во взаимодействиях массы сливаются в этих, противостоящих друг другу точках в одно общее для них, единое материальное целое. Внутри этого точечного целого, по мысли философа, и возникает идеальное, представленное в частном материальном тождестве непосредственно взаимодействующих масс. Такой механизм зарождения идеального нашел поддержку у Э. В. Ильенкова. Он отмечал, что «под “идеальностью” или “идеальным” материализм и обязан иметь в виду то очень своеобразное – и то строго фиксируемое – соотношение между двумя (по крайней мере) материальными объектами (вещами, процессами, событиями, состояниями), внутри которого один материальный объект, оставаясь самим собой, выступает в роли представителя другого объекта…»[18]18
  Ильенков Э. В. Истоки мышления. Диалектика идеального… с. 89.


[Закрыть]



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33