Джон Ширли.

Halo. Разорванный круг



скачать книгу бесплатно

Сан’шайуум верили, что Предтечи намеренно оставили следы повсюду в Галактике, чтобы те служили указателями, частями священной головоломки, решив которую другие расы, обладающие достаточной верой, чтобы пройти путь к великому странствию, получат разрешение присоединиться к Предтечам.

Но если Предтечи были чем-то вроде аватары бога, то кем был бог? Не существовал ли некий супербог, которому должны подчиняться все?

Должен был существовать. И возможно, после великого странствия их ждала грандиозная встреча с этим божеством.

Но опять сомнения одолевали Мкена касательно великого странствия и цели конфигурации Ореолов, созданных Предтечами. Не наводило ли описание того действия, которое производит эта конфигурация, на мысль об оружии? Не имелось ли указаний – если их правильно перевели – на то, что эти энергии способны на проявления огромной мощи?

Но конечно же, эти указания были в лучшем случае туманными. Возможно, переведены с ошибками. И он никогда не отваживался поделиться ими с другими пророками. Строго говоря, ему следовало работать, пока он не найдет нееретическую интерпретацию.

Священные Ореолы, несомненно, были реальностью, хотя они и породили среди сан’шайуум собственную мифологию. Мкен спрашивал себя: существовали ли они до сих пор, если все еще находились где-то в Галактике и каким-то образом оставались цельными?

Могли ли сан’шайуум найти их и обнаружить истинную цель великого странствия?

«И кто я такой, чтобы ставить под сомнение великое странствие? Не становлюсь ли я еретиком при одной только мысли об этом? Я всего лишь малое существо, песчинка во Вселенной. Предтечи были заодно с самой целью Вселенной, они были полубогами, их способности к изобретательству пересекли границу – из царства естественного они попали в царство сверхъестественного… по крайней мере, так мне кажется. Кто я, чтобы задавать вопросы? И вообще – кто я? Пророк ли я внутреннего убеждения? Или обычный сан’шайуум, который когда-то плясал детский рябь-танец вместе с другими?»

– Пророк внутреннего убеждения, вы здесь?

Мкен испуганно выпрямился на кресле, отчего то слегка качнулось в силовом поле.

Он посмотрел на экран над рабочим столом – на экране мигал индикатор, оповещающий о входящем вызове, вербальное послание вибрировало в воздухе.

Он привычно щелкнул пальцами над мерцающими головыключателями, переводя экран в режим разговора, и перед ним появилось голографическое изображение Р’Ноха. На Р’Нохе была серебристая мантия тонкой работы и высокий разветвляющийся воротник медного цвета, не похожий на те, что носили иерархи, но напоминающий их, как детская подражательная прическа под иерарха.

Большие темные глаза Р’Ноха горели угрозой; ноздри раздувались, словно он был далеким примитивным почуявшим добычу сан’шайуумским предком на охоте.

– Ага! Вот вы где, Внутреннее Убеждение!

– Да, Р’Нох, я здесь. И вы здесь. Прошу, излагайте вашу цель. Я занят исследованиями. Сакральными исследованиями.

– Но может, вы уделите мне минуту-другую?

В его голосе послышалась легкая издевка.

Мкен подумал, не отказать ли ему.

Но зачем напрашиваться на неприятности? Р’Ноха только что назначили главой новоиспеченного Министерства упреждающей безопасности – это нельзя было сбрасывать со счетов.

– Конечно, Р’Нох.

– Благодарю вас, Внутреннее Убеждение. Я не займу у вас много времени. Есть несколько вопросов, и, возможно, ответ на один закроет все остальные.

– И что же за вопрос вы хотите поставить передо мной, Р’Нох?

– Вы хотите сказать, что мне не следовало обращаться к вам? Вы говорите так, будто мой статус остался без изменений с тех пор, как мы встречались в последний раз.

– Нет-нет, Упреждающая Безопасность. Я слышал, вы теперь министр. Мне следовало раньше сказать, что я рад за вас. Но я узнал об этом только что. Примите мои поздравления. Итак, чем могу вам быть полезен?

Мкену ужасно хотелось убрать с экрана лицо Р’Ноха одним движением большого пальца. Так уничтожают надоедливое насекомое. Мерзкие воспоминания…

Но он сделал жест, означающий «буду рад помочь».

– Благодарю, Внутреннее Убеждение. Перехожу к делу. Вы знаете, насколько затруднительна, затратна по времени, утомительна и щекотлива может быть генетическая сортировка. Мы не хотим подвергать вас этой проверке. Но мы получаем автоматическое извещение, когда кто-то обращается к медицинскому интерфейсу за консультацией по поводу беременности.

Мкен моргнул:

– В самом деле? И давно ли заведен такой порядок?

– Нет, это введено в действие недавно… Некоторое время назад было принято решение об учреждении нового министерства и тогда же одобрено положение об упреждающем информировании.

– Упреждающем. Как бы заглядывая вперед. Понятно. Кто-то проверялся на беременность – и меня это волнует, поскольку…

– Поскольку обращалась ваша супруга.

Мкен изо всех сил старался сохранить самообладание. «Не впадай в ярость».

– И что теперь? Мы не в Списке безбрачия.

– Да… речь об этом. Некоторым из нас, кто вникал в это дело, показалось, что вы вполне могли быть включены в список, если бы не некоторое вмешательство с разных сторон.

– Вы намекаете на коррупцию? Вы совсем недавно стали министром. Я не предполагал, что вы так быстро сойдете с ума от власти, Р’Нох. Вам не пришло в голову, что вы предъявляете очень серьезное обвинение?

– Я никого ни в чем не обвиняю, Внутреннее Убеждение. Но вы подумайте, в чем состоит суть нового министерства. Мы должны решать проблемы, прежде чем они пустят корни и вырастут. А это означает, что мы должны выявлять эти проблемы. А выявление предполагает проверку слухов. Включая и слухи о вас.

– И при этом вы утверждаете, что ни в чем не обвиняете меня?

– Мы лишь… проводим расследование. Возможно, тень подозрения и существует. Возможно, нет. Но…

– Я снова утверждаю, что меня нет в Списке безбрачия. Поэтому никаких нарушений совершено не было. Нам разрешено обзавестись потомком. И вас не должно заботить, если моя супруга интересуется возможностью беременности.

Р’Нох сделал движение, означающее «это только мысли вслух».

– Да, но при наличии достаточных подозрений любой может быть включен в Список безбрачия, Внутреннее Убеждение.

– И вы поэтому обратились ко мне? Потому как я могу надеяться, что вы окажете мне в этом поддержку… сотрете пятно с моей репутации?

Мкен изо всех сил старался сохранять спокойствие и невозмутимость. Он не допустит, чтобы негодяй увидел, как трясутся от ярости его бородки.

– Что вы, Внутреннее Убеждение, никто никому не решался оказывать поддержку в таких делах. Безусловно, информация должна быть собрана. Проведены допросы. Кто знает, как далеко это может нас завести? Даже если ничего не будет обнаружено, одно только расследование – уже пятно на репутации. Вы знаете, какова наша братия, – мы склонны делать предположения. Слухи будут усиливаться, плодиться, множиться.

Р’Нох, казалось, восхищался собственным остроумием.

– Столько давления на мою голову. Значит, вам что-то нужно от меня. Изложите вашу истинную цель. У меня важная работа.

– Вы восприимчивы – я говорю это, не подтверждая и не отрицая вашего предположения. Но, Внутреннее Убеждение, есть кое-что, чего бы мы хотели от вас.

– Мы?

– Да. И этот план исходит от его высокопреосвященства Безупречного Благоухания. И от меня, в более скромном масштабе.

– Иерарх… Верховный пророк безупречного благоухания… Он одобряет это… этот шантаж? Это выкручивание рук?

– Что? Я не ослышался? Вы обвиняете Безупречного в выкручивании рук? Не могу поверить, Внутреннее Убеждение.

Мкен заскрежетал зубами. Он хотел сказать: «Непосредственное выкручивание рук требует мужества, так что на самом деле это вряд ли, потому как Безупречный – трус, он строит козни, стремясь к власти, когда остальные стоят к нему спиной…»

– И что же это ваше «кое-что»? – спросил Мкен вместо этого.

– Мы всего лишь хотим, чтобы вы с командой тайно проникли на Джанджур-Кум, где вы должны будете завладеть неким объектом… и генетически здоровыми особями женского пола для целей размножения.

Мкен был ошарашен:

– Не могу поверить, что вы это серьезно! Я уже говорил, что` думаю об этом гнусном плане, когда вы предлагали реализовать его в первый раз!

– Я ясно помню это. Вы унизили меня перед иерархами.

– Понимаю. И это, значит, погашение долга, ваша месть за неловкое положение, в котором вы оказались тогда.

– Может быть, элемент возвращения долга, как вы говорите, присутствует. – Ноздри Р’Ноха встрепенулись еще раз, глаза прищурились. – Но я вам скажу, что от планов насильственного похищения отказались. Принято решение брать только тех женских особей, которые изъявят желание свободно отправиться на Высшее Милосердие. Мы отправили Очи на родную планету и обнаружили поселение, где, как мы считаем, можно найти перспективных желающих. Это место называется Креллум. Некоторым особям женского рода было отправлено голографическое послание. Есть и еще кое-что. Поблизости находится место, которое называется грот Великого перехода, где мы можем найти просвещающее видение самого священного пути. А вместе с этим и люминарий.

Мкен фыркнул:

– Не существует никаких доказательств, что просвещающее видение вообще существует. Есть много легенд об этом священном артефакте, но ни одного еще не нашли.

– И все же записи тех, кто служил на Дредноуте до его отправки, упоминают о возможности наличия этого реликта на Джанджур-Куме – они определенно получили священный знак через люминарий корабля. Если этот реликт и в самом деле там, он придаст нам дополнительный вес – священную поддержку, необходимую во времена духовного брожения после Писания Союза.

Мкен не сомневался: часть монолога Р’Ноха, касающаяся духовного брожения, была парафразом слов Безупречного Благоухания. Сам Р’Нох не тратил время на духовные размышления.

– Что ж, посылайте экспедицию. Привлекать меня нет никакой необходимости.

– К сожалению, есть… Для этого существует две причины. Во-первых, нам необходимы ваши знания по нашей родной планете.

– Вряд ли я обладаю какими-либо практическими сведениями о чем бы то ни было применительно к подобной экспедиции…

– Но у вас определенно есть то, что нам требуется. – Р’Нох грубо нарушил протокол, оборвав Мкена на полуслове. А затем вежливо продолжил: – Вы изучали интересующий нас район, Внутреннее Убеждение. Вы хорошо знаете южную оконечность Ресколаха.

– Ресколах? – Сердце Мкена забилось быстрее при упоминании легендарного названия – области, в которой, по слухам, хранилось множество реликтов. Он чуть ли не почувствовал искушение. Однако идея была абсурдной. – Я изучал топографические карты – самые последние данные, какие мне удалось найти. Но… я много чего не знаю.

– Тем не менее вы подходите для этой миссии лучше, чем кто бы то ни было, – к тому же на роль главы экспедиции «Поход апроприации» вас выбрал сам Безупречное Благоухание.

– Вот, значит, как вы это назвали? Какая неловкая подмена слова «грабеж»! Нам, возможно, придется убивать сан’шайуум, чтобы набрать побольше реликтов, и этот предлагаемый добровольный набор…

– Убивать сан’шайуум, Внутреннее Убеждение? Послушайте, те, о ком вы говорите, – стоики! Еретики! Пусть скажут спасибо, что потеряют только нескольких сородичей женского пола и реликт. А мы должны множиться. Список безбрачия, нечастые циклы плодоносности – наше население уменьшается. Если бы сангхейли обратили внимание на нашу малочисленность, они бы не были столь преданы нам.

– Тогда почему просто не сделать послабления для Списка безбрачия?

– Список появился не случайно. Нельзя допустить, чтобы наша генетика скатилась к дегенератизму, Внутреннее Убеждение. У нас есть основания считать, что стоики генетически здоровы. Они более многочисленны, маловероятно, что их можно подозревать в кровосмешении. И опять же просвещающее видение и священный путь бесценны. Мы должны быть уверены, что сангхейли воистину нам преданы, воистину обращены в нашу веру. Блеск такого священного реликта снимет все сомнения и неизбежно объединит их под нашим руководством!

– А если меня убьют? Вы полагаете, что сан’шайуум-стоики на нашей родной планете нас не обнаружат? Будут беспечно стоять в сторонке и смотреть, как мы похищаем их женщин?

– Я ничего такого не полагаю. Мы надеемся, вам удастся избежать сражения и остаться незамеченными. Но… мы не уверены в этом. Вы изучали Джанджур-Кум издалека. И у вас есть военный опыт. Вы спуститесь на планету незаметно и покинете ее незамеченным. Вероятно, вас не убьют. Но если это случится, то я сомневаюсь, что его высокопреосвященство сильно опечалится.

– Я тронут, – иронически ответил Мкен.

– Тогда он пошлет кого-нибудь другого. Так или иначе план осуществится. А теперь, пророк внутреннего убеждения, вы должны поспешить со сборами – вы должны отправиться на Джанджур-Кум как можно скорее…

Глава 4

Убежище: неисследованный

мир-крепость Предтеч

850 г. до н. э.

Век Единения

– Соолн, у тебя озабоченный вид. Несчастный. Что тебе сказал Летающий Голос?

– Нет, не несчастный. Но возможно, меня слегка обеспокоили слова Несокрушимого Уклона о том, что в котле потревожена кипящая кровь.

Усса сомкнул челюсти в сангхейлийской улыбке. Ему нравилось, как выражается Соолн. Неизменно поэтически. Это было одно из тех качеств, которое располагало его к ней.

– Тогда скажи мне, о чем булькает котел.

Они прогуливались по месту, которое Соолн называла садом Уссы. Это был неровный участок с растительностью на втором каркасе мира-крепости, далеко от небес металлической оболочки – высокой закругленной защитной поверхности, вогнутой, если смотреть из сада. Несокрушимый Уклон сообщил, что Предтечи построили эту оболочку, чтобы уберечь от опасностей тех, кто внутри, и она обладала несколькими защитными свойствами.

Здесь водились растения разной формы – некоторые скрученные, другие являли собой подобие застывшего взрыва. Здесь зарождалось что-то вроде вздохов ветерка от обнажений серого и золотистого камня. Усса находил огромное утешение в прогулках по этому месту с Соолн. У него возникало ощущение, что они с ней идут по ландшафту совместной жизни. В конечном счете она была его супругой, его несушкой – хотя сын Оссис, погибший в сражении, пока был единственным их отпрыском. И, даже уходя на войну, он не переставал думать о ней.

Наконец Соолн заговорила:

– Несокрушимый Уклон сказал, что у этой планеты и в самом деле есть скрытые возможности. Это одна из последних среди многих созданных планет такого рода – проект создания подобных миров прервался до времени. У него имелось устройство безопасности, обеспечивающее выживание, даже если вся система разваливалась на части. Такой опции не было ни у одной другой планеты. Но эта была особенной. Вот только необходимость запуска великих колец наступила прежде, чем достроили планету…

– Значит, все как мы предполагали? Как в метаанализе?

– Да, Несокрушимый Уклон говорит, что при правильном запуске эта планета может саморазобраться, а ее разрозненные части могут сохранить жизнеспособность.

– Хотите увидеть визуализацию? – спросил тихим голосом искусственный разум откуда-то сверху.

Летающая машина опустилась, расположилась перед ними, словно демонстрируя дружелюбие, три ее линзы замигали.

Усса с трудом сдержал рык:

– Ты подсматривал за нами сверху? Следил?

– Конечно, Усса ‘Кселлус! Я ведь здесь оставлен смотрителем планеты, – ответил Несокрушимый Уклон.

В его интонациях слышалась некоторая капризность, что всегда раздражало Уссу.

Усса был хорошо осведомлен о верованиях Ковенанта – ему потребовалось немало сил, чтобы отказаться от их учения. Перехватывая переговоры Высшего Милосердия, он узнал, что у сан’шайуум есть поврежденный искусственный интеллект с распределенной логикой, наподобие этого; они называют его Оракулом. Судя по всему, он бо`льшую часть времени нем и только изредка делится священными тайнами. А вот Несокрушимый Уклон, хотя и обладал фантастической способностью к интеллектуальному анализу, был лишен, как казалось Уссе, настоящего достоинства и, уж конечно, дара предвидения. И все это служило дополнительным подтверждением того, что Ковенант не прав.

– Все в порядке, муж. Несокрушимый Уклон уже принял решение сотрудничать с нами, – сказала Соолн, прикасаясь к руке Уссы. – Он заверил меня в этом, и я ему верю.

– Он?

– Мне его голос кажется мужским. Давай, Несокрушимый Уклон, покажи нам визуализацию, пожалуйста. Если только… Усса, ему можно показать это здесь?

Усса огляделся. Никого поблизости не наблюдалось.

И мгновенно голубой луч принялся набрасывать перед ними голографическое изображение: мерцающий шар в трех измерениях. Это был тот самый мир-крепость, на котором они находились, – Убежище, как назвали его приверженцы Уссы, – и каким он выглядел из космоса.

– Здесь вы видите мир-крепость ноль-шесть-семь-три, на котором вы обитаете, – начал монотонным голосом Несокрушимый Уклон. – Меня привезли сюда вскоре после его постройки, но до тестирования. Когда были использованы кольца, за мной никто не вернулся. Я предположил, что теперь я сам по себе. Как раз поэтому стал возможным доступ к моей системе расстановки приоритетов и контроля, поскольку я, как сказали бы вы, столкнулся с неопределенностью, не имея четкой цели после активации.

– Поменьше о себе и побольше о мире-крепости, – произнесла Соолн.

– Постой! – сказал Усса. – Установка колец. Ты знаешь, где эти кольца?

– Эту информацию изъяли из моей памяти, когда меня привезли сюда. Из соображений безопасности. Теперь я владею только отрывочными сведениями о кольцах. Многое было стерто. Очень неприятно, когда у тебя такой провал в памяти. Не рекомендую. Постоянно наталкиваешься на пробел и не находишь ничего там, где оно должно быть. Мне всегда казалось…

– Постарайся не растекаться мыслью.

– Приношу извинения. Столько тысячелетий без всякого общества, и, возможно, чувствуется приближение старости, если это слово применимо к машине.

– Что тебе известно о кольцах и о мире-крепости? – спросил Усса, в раздражении скрежеща жвалами.

– Только то, что я уже сказал: кольца излучали некую энергию, которая уничтожала разумную жизнь, но в то же время это излучение каким-то образом имело целью защищать биоразнообразие по всей Галактике. Защищать от… Не знаю от кого. Думаю, эта информация содержалась в том месте, где у меня теперь провал.

– А что тебе известно о так называемом великом странствии?

– Этот термин мне незнаком.

Соолн посмотрела на мужа:

– Мне показалось, ты не веришь в великое странствие.

– Не верю, – подтвердил Усса. – Но возможно, в него верили Предтечи. Они куда-то отправились. Я думал, если мне удастся доказать, что великое странствие – миф, что установка колец имела какие-то другие цели… подозреваю, что их собирались использовать как оружие… тогда, возможно, нам бы удалось отвадить некоторых дураков на Сангхелиосе от Ковенанта.

– Да, – сказал Несокрушимый Уклон, – боюсь, что информация, относящаяся к этому проекту, находилась в тех частях моей памяти…

– Да-да, – оборвал его Усса. – В тех, где теперь провалы. Тогда продолжай – покажи нам визуализацию метаназначения мира-крепости.

– С этим никаких проблем.

Металлический каркас мира-крепости украшали швы. Эти швы на глазах Уссы и Соолн начали излучать свет – белое излучение промчалось по линиям швов, показывая все сегменты, из которых сварен каркас. Свет становился все ярче – и вот швы разошлись. Планета, казалось, медленно взорвалась, словно металлическая сфера была изготовлена из трехмерных частей пазла и множество невидимых рук растаскивали эти части в стороны, разводя их с одинаковой скоростью от центра полуискусственного мира. Происходящее выглядело одновременно как неторопливый взрыв и как осмысленная разборка.

– Это происходит здесь медленнее, чем происходило бы в реальном времени, – пояснил Несокрушимый Уклон. – Обратите внимание, часть атмосферы выбрасывается наружу. Поэтому все и похоже на настоящий взрыв. Внутри герметичных компонентов атмосфера остается.

– А отсюда…

– Отсюда компоненты перемещаются на следующую орбиту, которая, как вы помните, заполнена главным образом астероидами. Компоненты будут поддерживать связь между собой. Однако я не могу утверждать с уверенностью, что этот процесс сработает – он никогда не был опробован, и в настоящий момент механизмы, возможно, неисправны.

– И тогда… если мы их испытаем…

– С какой целью? Зачем вам их испытывать? – спросил Несокрушимый Уклон.

– Я не уверен, что буду это делать. Но по моим собственным соображениям, такая вероятность существует. В некоторых ситуациях. Но испытания могут плохо закончиться? Смертельным исходом?

– Безусловно. Результат вполне может оказаться отрицательным. По моим расчетам, результат на сорок девять процентов будет губительным для всех биологических организмов этого мира. – Через мгновение он жизнерадостно добавил: – Хотите попробовать? Мне было бы занятно узнать, работает система или нет.

– Нет, – проворчал Усса. – Мы попытаемся только в том случае, если возникнет необходимость.


Высшее Милосердие

850 г. до н. э.

Век Единения

– Великий иерарх, пророк безупречного благоухания, для меня невыносимая честь находиться здесь.

– Интересный выбор слов, Внутреннее Убеждение, – сказал Безупречный с древним порхающим жестом, имеющим значение «что это значит?».

Мкен организовал эту встречу, надеясь, что на ней будут присутствовать все иерархи и они попытаются убедить Безупречного отменить экспедицию. Но, судя по месту приема и позе иерарха, он предугадал планы Мкена.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7