Джон Ширли.

Halo. Разорванный круг



скачать книгу бесплатно

– Я не заметила, чтобы нас преследовали трутни. И шпионы вокруг не крутились. Вчера тут был этот пожилой сангхейли, но он и не говорил с нами…

– Что еще за пожилой?

– Ты его не заметил? Он шел за нами из шахты назад к космопорту. Но он такой медлительный, усталый, весь в шрамах… Ему за нами не угнаться. Мне показалось, он хотел присоединиться к нам, но, когда я оглянулась, его уже не было. На роль оперативника Ковенанта он не годится – слишком слаб.

Усса тихонько проворчал себе под нос:

– Так или иначе мы скоро узнаем. Ибо…

Он замолчал, потому что лифт поднялся до жилого уровня колонии. Двери открылись, и они вышли на темную улицу, образованную невысокими практичными зданиями, и пошли к космопорту, где их ждал корабль. Усса демонстративно двигался неспешным шагом, проходя мимо двух внимательных гвардейцев патруля, хотя ему ничего так не хотелось, как сделать ноги. Он подумал об Эрнике Наносящем Шрамы: удается ли ему поддерживать порядок в пещерах на Сангхелиосе? Может быть, их уже обнаружили и преследуют? Но он наверняка получил бы сообщение в случае атаки…

И еще его беспокоила безопасность Соолн в этом месте. Он взял ее с собой, потому что она имела доступ к технической документации и могла обеспечить убедительное прикрытие для них. Она владела терминологией, необходимой при посещении шахт и силовых установок. Но что, если их разоблачили? Это вполне могло привести к трагическому финалу миссии.

Однако площадь они пересекли без происшествий. Протиснулись сквозь мрачную толпу сангхейли – покрытых пылью шахтеров, выходящих на поверхность по окончании смены, – и направились в проход между двумя обогатительными предприятиями, ведущий в порт.

Уссе со спутницей разрешили пройти в ворота, молодой сангхейли едва взглянул на них, оторвавшись от коммунитора, а они пошли дальше к кораблю.

«Клинок клана», сине-красный корабль, напоминающий стрелу и способный вместить нескольких пассажиров, был заправлен топливом и готов к старту. Усса ‘Кселлус подтвердил готовность через наручный интерфейс. Но когда он подошел к люку, из тени появилась фигура.

Это был древний сангхейли в латаной-перелатаной униформе коммандера второго ранга. Он потерял бо`льшую часть зубов, а один глаз давно исчез под зарубцевавшимся шрамом.

– Вы… Это тот, кто шел за нами вчера! – воскликнула Соолн.

Усса потянулся к пистолету, но увидел, что старый воин поднимает руки. Левой кисти у него не было.

– Не стреляй в меня, брат, по крайней мере пока не поговорил со мной, – прохрипел он. – У меня оружия нет.

Рядом с ним Эрника может показаться юношей, подумал Усса.

– Кто ты, старый воин?

– Меня зовут ‘Крека, – ответил старик.

– Чепуха! – фыркнул Усса.

– Возможно, ты знаешь меня под другим моим именем – ‘Квиллик.

– Ты – ‘Квиллик?

– Да. И мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз. Внутри.

– А откуда мы можем знать, что ты не ассасин?

– Ты был бы уже арестован, знай они, кто ты.

Зачем подсылать к тебе ассасина? Ты слишком важная фигура, чтобы тебя просто так прикончить, Усса ‘Кселлус. Пожалуйста, можешь меня обыскать, а потом впусти на свой корабль, если сочтешь возможным, и я тебе расскажу, почему я здесь.

Усса пробурчал что-то себе под нос. Но он все же обыскал старика – оружия при нем не оказалось. К тому же в этом сангхейли было что-то необъяснимо вызывающее доверие.

– Заходи, если считаешь нужным. Но мы очень скоро должны покинуть планету. Нам не потребуется много времени, чтобы выяснить отношения. Я даю тебе несколько секунд.

Все трое вскоре оказались на мостике корабля, Усса сел в кресло пилота, Соолн рядом с ним проводила предполетную проверку. Но Усса повернулся к старому воину, который стоял на палубе у пульта управления, сложив на груди искалеченные руки.

– Быстрее! – сказал Усса.

Он говорил, держа руку близ пистолета.

– Я тот, кем назвался. Я наблюдал за тобой. Мы с Мускемом ждали тебя вместе. Но я не был уверен, что за тобой не наблюдают. Опасался говорить.

– Говори. Мы здесь одни.

Старый воин задумчиво потер искалеченную глазницу.

– Много циклов назад я остался последним выжившим на корабле, атакованном врагами, – мы так никогда и не узнали, что это была за раса. Они не говорили на цивилизованном языке. Это случилось на дальней отсюда стороне Галактики, в системе Миазмических гигантов. Мне удалось уйти – я увел корабль через гиперпространство в другую систему, выбрав ее наугад. Самая дальняя точка, до которой мне удавалось добраться. Там я увидел нечто совершенно необычное – мир, изготовленный из неизвестного сплава.

– Ты имеешь в виду космическую станцию?

– Нет. Маленькую планету. Но полностью облаченную в металл. Ничего подобного в жизни не видел. Искусственная вещь таких огромных размеров – в это трудно было поверить.

– Мне в это тоже трудно поверить.

– Конечно, я должен был во всем убедиться сам. Я произвел посадку на внешнюю оболочку в месте, как мне показалось, имеющем точку входа. И там я обнаружил портал. Сел на металлическую шкуру – и на нижней палубе навстречу мне выплыла машина. Это был машинный разум, построенный древними! Он уже с помощью сканирующего устройства проник в мой бортовой компьютер. Вероятно, поэтому он и мог говорить на нашем языке. Он сказал мне кое-что, но отказался раскрыть свое происхождение. У него было имя – Несокрушимый Уклон, так он себя называл. Его оставили наблюдать за планетой – миром-крепостью, вот как на самом деле она называется, – пока не вернутся ее создатели. Он приказал мне поделиться с ним информацией о сангхейли и предоставил себя для исследования. Но я бежал. Этот робот… он сбивался; многие его системы не работали, и бежать было не так уж трудно. Мне удалось ускользнуть в гиперпространство, через которое я оказался здесь, близ места, которое теперь называется Крек. Я просканировал планету, она богата ценными минералами. В смысле, эта планета, не другая. На той, другой, было множество реликтов – вещей, оставшихся от древних. От Предтеч. Я опасался, что Несокрушимый Уклон убьет любого, кого я пришлю. Потому что он грозил этим, если я улечу с его планеты…

– И ты до сего дня хранил это в тайне… планету с реликтами?

– Да. Я был воином. Я сражался, был искалечен в шестнадцати великих сражениях кланов на Сангхелиосе. Глаз я потерял, когда сражался вместе с твоим дядей под каменными деревьями!

Усса кивнул:

– Он упоминал воина, которого прозвали ‘Квиллик, потому что тот выслеживал для них врага, – ‘Квиллик умел незаметно передвигаться в сумерках.

– Это я! Но сюда меня привела не дружба с твоим дядей. Я знаю твое дело. Это и мое дело. Тот мир может стать убежищем и ресурсами для твоего народа… нашего народа. Вдали от Ковенанта.

Усса задумался. Если старому воину – который сражался плечом к плечу с его дядей – можно доверять, тогда он, вероятно, предлагает ключ к чему-то такому, что способно сильно повысить шансы восставших против Ковенанта. И опять он прикинул: не трюк ли это, не ловушка ли? Но зачем столько хлопот? Старик ‘Крека прав: его, Уссу, могли просто арестовать. А историю ‘Квиллика и о каменных деревьях вряд ли кто мог знать.

Сердца Уссы возбужденно забились, когда в его воображении вспыхнули открывающиеся перспективы. Но все же это могло оказаться ловушкой, а сам ‘Крека ничего и не подозревает. Если только Ковенанту стало известно о планетоиде…

– Попытайся вспомнить: ты наверняка мог сказать кому-нибудь о той металлической планете. Кому-нибудь, где-нибудь.

– Нет! Я боялся, что меня казнят, если заговорю об увиденном. О том, что я узнал о мире-крепости… Да меня вполне могли предать смерти за то, что я спускался на планетоид и разговаривал с машиной, – в то время это считалось ересью. Это была бы позорная смерть. Но потом… когда ты был в шахтах, я общался с сыном. Он здесь работает инженером. Я подслушал, как ты поносил Ковенант. Я слышал кое-какие разговоры об Уссе ‘Кселлусе и его супруге. Вы подпадали под это описание. И вот я пришел сюда помочь, потому что у меня мечта вернуться в тот мир, и я уверен, он станет убежищем тебе и твоим сторонникам. Ты и я – мы думаем одинаково. Мы никогда не должны были сдаваться сан’шайуум.

Старый воин замолчал, закашлял в искалеченную руку, а Усса снова задумался. Может быть, ‘Крека впал в маразм на старости лет после всех сражений или у него разыгралось воображение. И все же древний сангхейли вызывал доверие, как и старинный металл меча, выкованного на Куикосте. И к тому же он и вправду сражался бок о бок с его дядей. Усса не мог не поверить его истории, какой бы фантастической она ни казалась.

В этот миг заговорила Соолн:

– Такое место, мир, который представляет собой один громадный реликт Предтеч, – он не должен попасть в руки Ковенанта. Мы должны как минимум убедиться, реален ли он, Усса. Что мы теряем? Он прав: возможно, это наш шанс! Ты подумай о потенциале такого места!

– Значит, ты веришь тому, что он рассказал?

– Мы должны увидеть это своими глазами. Мы должны воспользоваться этой возможностью. У нас так мало перспектив в борьбе за наше дело…

Усса некоторое время ходил по палубе.

– Трудно представить себе, что шпионы Сангхелиоса сочинили такую историю. – Он обратился к ‘Креке. – Ты можешь показать нам, где этот мир, облаченный в металл? Сейчас же.

– У меня есть ориентиры. Я готов доставить вас туда. Понимаете, я умираю. Но хочу увидеть это чудо еще раз, теперь – в последний. И хочу помочь вам. Вы правы – Ковенант ошибается. Только и всего.


Легенда выдержала: из космопорта их выпустили без проблем. Через считаные минуты они были на орбите, прожигали путь в дыру гиперпространства, которая напоминала зияющую рану в пространственно-временном континууме.

Они достигли гиперпространства, где время не поддается учету, и у них появилась возможность отдохнуть, поесть, послушать истории ‘Креки о клановых сражениях на Сангхелиосе. Мало-помалу Усса проникался все большим доверием к старику.

И все же он понимал, что, возможно, отправился в бесполезное путешествие. Набрать новых рекрутов он не сумел, если, конечно, за такового не сойдет старик ‘Квиллик.

С большой вероятностью их путешествие было жестом отчаяния – клинком, который они вонзали в темноту космоса.


Мир, которого нет на карте

851 г. до н. э.

Век Единения

Они были на орбите чего-то ни на что не похожего.

Усса ждал, его пальцы порхали над пультом управления, он готовился совершить маневры торможения при высоком ускорении. Он не исключал, что против них примут оборонительные меры, что эта колоссальная сфера серебристо-серого сплава встретит их теми или иными выстрелами. Но хотя они и принимали сигнатуры обычных внутренних энергетических пульсаций с мира-крепости, как его называл ‘Крека, атаки не последовало.

– Давай я покажу тебе портал, – сказал ‘Крека. – Он на противоположной стороне… единственный, который я знаю.

Они ускорились, перешли на более низкую орбиту, задали координаты спуска. Снижались со всей осторожностью, и Усса все еще спрашивал себя, не окажутся ли они в ловушке, но интерес был слишком велик, слишком его захватило ощущение неотвратимой судьбы, чтобы повернуть назад.

Металлическая оболочка планеты приближалась в дымке, сквозь тонкий туман псевдоатмосферы яснее становились подробности. Проявлялись швы, здесь и там возникали очертания антенн необычной формы.

Уссу ‘Кселлуса пробрала дрожь, когда «Клинок клана» приблизился к прямоугольному объекту, лежавшему вровень с закругленной поверхностью планеты. ‘Крека узнал его – портал. Усса ощутил суеверный страх, сажая корабль в прямоугольник. Его формы росли словно сами по себе, стены возникали вокруг корабля, а не поднимались изнутри планеты.

Через несколько секунд над ними образовался потолок, и приборы корабля вскоре показали атмосферное давление и наличие воздуха, годящегося для дыхания. Наличия опасных микроорганизмов приборы не зафиксировали.

– Идемте же, – сказал ‘Крека, с трудом скрывая волнение. – Берите оружие – у интеллекта есть доступ к нему. Он по-прежнему может быть сердит на меня, а может и просто бредить.

– Если он все еще в рабочем состоянии, – заметила Соолн.

– Может, мне уже и много циклов, но не настолько, – произнес ‘Крека. – Когда нашел это место, я был немолод. Но оно невероятно древнее. Вы увидите. Сколько раз я хотел сюда вернуться! Но мне казалось неразумным прилетать одному, а до встречи с вами не было никого, кому я мог бы доверять. Да и нужды особой не было. А теперь наше дело – наша нужда…

– Мудрость – плод старости, – процитировал Усса сангхейлийскую пословицу и на мгновение положил руку на плечо старого воина.

Усса и Соолн взяли плазменные винтовки, ‘Крека получил от Уссы пистолет. Вместе они через люк корабля спустились на пандус, ведущий на платформу, которая была чем-то бо`льшим, чем простым металлом.

Открылась дверь, словно приглашая их. Они вошли, спустились по нескольким мягко нисходящим коридорам на платформу, с которой открывался душещипательный вид: мир, заключенный в раковину, словно емкость, где ученые держат мелких животных. Только у этой емкости были немыслимо гигантские размеры, в нее мог вместиться и сам планетоид. Лучи света проникали из стволов, уходящих вниз, и из окон в перевернутых структурах, выступающих из выпуклого искусственного потолка; это были конусные образования, похожие на гигантские искусственные сталактиты.

Под скалистыми остатками древнего планетоида емкость кишела планетной жизнью, сверкала ручьями и водопадами. Летающие существа, которых Усса не мог толком разглядеть, парили в розоватом тумане, который сгущался к горизонту. Мимо пролетали механизированные транспортные средства, некое подобие воздушного вагона с чем-то похожим на энергетическую установку сзади. Разновидность грузоперевозчика. Вот он только что был перед ним, а вот – исчез.

В воздухе пахло экзотическими растениями, водой, минералами, а откуда-то доносился запах озона, принесенный искусственным ветерком.

Внезапно платформа, на которой они стояли, отделилась от поверхности, что испугало Уссу и Соолн, но платформа быстро опустилась на землю. Они очутились в месте, которое казалось слишком бессистемным, не похожим на сад, созданный трудом, но в то же время было достаточно упорядоченным для дикой природы.

Усса подошел к ручью неподалеку. В идеально прозрачной воде не было и намека на водоросли, там плыло что-то и исчезало.

– Это место… оно такое девственное! – в восторге прошептала Соолн.

– Да, – проговорил ‘Крека. – Машина сказала мне, что оно остается таким многие-многие тысячелетия. Она еще назвала это экоуровнем. Оно построено на века. И наша жизнь здесь будет безопасной… жизнь твоего народа.

Над ними пролетела тень, и Усса поднял голову, услышав тихий голос с мужскими интонациями; голос говорил на сангхейлийском:

– Добро пожаловать на мир-крепость ноль-шесть-семь-три. Меня зовут Несокрушимый Уклон.

Летающий шестиугольный механизм с тремя линзами, посверкивающими на ближней стороне, свободно передвигался в воздухе, маневрировал, смещался, чтобы получить лучший ракурс. Размером он был с грудь сангхейли, некоторые его части отличались замысловатой формой, другие – изящной простотой.

– Меня зовут Усса ‘Кселлус. – Пытаться выдать себя за кого-то другого не имело смысла. – А это моя супруга Соолн. ‘Креку ты знаешь, насколько мне известно.

– Да. Я мог предотвратить его бегство, но, боюсь, меня одолела экзистенциальная усталость… на самом деле желание не быть в одиночестве. Мой изначальный уклон, мое преобладающее программное назначение с веками меркло, и я в той степени, в которой это осознаю, нерелевантен. Насколько я понимаю, вы генетически принадлежите к одной из рас, перезаселенных Библиотекарем, и с моей стороны не будет нарушением, если я позволю вам остаться. А теперь сообщите мне о ваших намерениях.


Сангхелиос

Южный Нвари

851 г. до н. э.

Век Единения

Молодой и сильный, но без той мускулатуры, которой сангхейли обзаводятся к зрелости, Терса ‘Гунок с трудом поспевал за Эрникой Наносящим Шрамы, но был в восторге оттого, что ему позволили помогать такому великому воину.

Они тащили ящики с провиантом из транспортов на корабли, расположившиеся на каменистом дне вулканического кратера. Время от времени холодные шквалы приносили снежок, проникавший сюда с вершины кратера, обдуваемого лютыми ветрами сангхелиосского Южного полюса, и легкие Терсы болели от холода; а вот костяшки пальцев ветер обжигал.

Но он поспешил за Эрникой в корабль, гордо вошел в лифт, встал рядом с Наносящим Шрамы. Эрника, хотя обычно и молчаливый, излучал уважение ко всем, кто хорошо исполнял порученное. В конечном счете их всех соединяла кровная клятва Окончательного постановления: «Мы готовы умереть, сражаясь рядом с Уссой ‘Кселлусом в борьбе против Ковенанта. Это честь, а честь важна».

Все они принесли эту клятву, и все они слышали слова друг друга.

Лифт остановился, и Терса, у которого уже руки отваливались, пронес ящик в трюм и поставил рядом с остальными.

– Коммандер, – раздался голос из-за решетки в перегородке, – у нас есть новости от Уссы ‘Кселлуса. Он возвращается с важным сообщением. Поднимись на мостик, чтобы получить полную информацию…

Сердца Терсы забились в ускоренном ритме. Эта игра в прятки среди полостей земли вскоре закончится. Усса выведет их из тени на яркий солнечный свет обновленной чести.

Может быть, с его стороны было глупо почитать Уссу как героя – мать предупреждала: не присоединяйся к Уссе. Но она жила дома в собственной цитадели; она не видела того, свидетелем чему был Терса…


Воспоминание все еще оставалось ярким, словно выжженное клеймо в мозгу.

Терса тренировался в цитадели Уссы, потому что его маленький клан много циклов назад заключил пакт с семейством ‘Кселлус. И там Терса увидел, что случается с теми, кто не поддерживает Ковенант.

Цикл назад он слышал обращение Уссы к толпе на выложенной плитками площади цитадели: «Если вы хотите присоединиться к Ковенанту, уходите сейчас! Что касается меня, я не собираюсь сдаваться сан’шайуум! Как и все, кто предан моему клану! И не обманывайтесь: сказочки о том, что это союз, а не трусливая сдача, – чистая ложь. Разве сангхейли не носители чести? Честь адекватна нашей душе, а душа – чести! Мы не можем подчиниться Ковенанту. Лучше умереть, чем жить без достоинства!»

Тронутый до глубины души, Терса присоединился к крикам согласия и приветствия Уссы.

Но он видел, что некоторые в тот день ушли с площади. Он видел, как двое подготовили аппараты к дальнему полету.

Видимо, они и определили то, что случилось потом. Те, кто выступал против Уссы, откровенно выслуживались перед Ковенантом.

Терса стоял на стене, по одну сторону которой лежала площадь, а по другую – за пределами цитадели ‘Кселлусов – простирались переходящие один в другой холмы; Терса видел, как началась атака. Он с двумя приятелями обучался работе с биноклями. Когда он поднес бинокль к глазам, то увидел черные точки, пятнающие горизонт. Постепенно точки превратились в девять атакующих истребителей низкого полета, отдаленно напоминающих кожистокрылых хищников, называвшихся ‘сКеллн.

– Кричи тревогу! – завопил Терса.

– Да-да, тревогу, только понемногу, – отозвался, зевая, шутливый приятель.

Терса понял, что приятель воспринимает его слова как продолжение их занятий и решил, будто Терса валяет дурака. Он ведь не видел истребителей.

– Ты посмотри туда! – сказал Терса, протягивая ему бинокль. – Посмотри!

Терса сам прокричал тревогу, и к нему повернулись испуганные лица. Некоторые хмурились, решив, что он – неоперившийся юнец и паникер. Но когда мгновение спустя матово-черные истребители сбросили на площадь смертоносный груз, они поняли, кто ошибается. В толпу полетели снаряды, один разорвал Н’орака пополам.

Потом поднялись столбы огня; синяя кровь била фонтанами. Сангхейли кричали – взрывы подбрасывали, ломали, швыряли их тела, кто-то бросился к укрытию, где хранилось зенитное оружие.

Враг сделал пять заходов на цитадель, а сбили только один из девяти истребителей – сбил его сам Усса ‘Кселлус пусковой установкой-огнестрелом.

Цитадель сгорела, а вместе с ней – сотни сангхейли. Истребители улетели без дальнейших разъяснений, но на их крыльях все видели знак священных колец Ковенанта.

Терса с соратниками целый долгий день помогал хоронить мертвых, ухаживал за умирающими.

И тогда же он поклялся себе, что ничего не станет делать для Ковенанта. И щадить их не будет.

После этого боевые действия расширились, превратились в гражданскую войну на Сангхелиосе; в некоторых местах она обрела такие масштабы, что грозила уничтожить реликты Предтеч – священную машинерию, хранившуюся под землей. Усса увел товарищей в регион Нвари, где можно было найти убежище. Именно там и ждали теперь корабли. Усса использовал бо`льшую часть средств клана ‘Кселлусов на строительство этих кораблей и доставку их в кратер спящего вулкана.

И теперь, работая в кратере, Терса вздохнул. Он в тот день сделал окончательный выбор. «Иди в бой за героем клана, – говорила ему мать, – и у тебя будет возможность сражаться с честью и вернуться живым. Последуешь за бунтовщиками – будешь среди побежденных, тебя пристрелят, не дав возможности ответить огнем, или казнят».

Увидит ли он еще когда-нибудь мать? Не угрожает ли ей Ковенант преследованиями? Он не знал и страдал оттого, что, возможно, никогда этого не узнает.

Он не должен думать об этом. В особенности когда Эрника недовольно смотрит на него.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7