Шэрон Кендрик.

Жена и любовница



скачать книгу бесплатно

The Greek’s Marriage Bargain

© 2013 by Sharon Kendrick

«Жена и любовница»

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

Глава 1

Почему она оказалась такой невнимательной? Как могла не услышать такой знакомый шорох гальки на дорожке перед входной дверью? Если бы все мысли Лекси не были сосредоточены на том, как создать сережки из серебра, чтобы при движении они сверкали, она бы открывала дверь с большей осторожностью. Но, к огромному ее сожалению, она витала в облаках, поэтому совершенно не ожидала увидеть на пороге высокую фигуру своего почти бывшего мужа. Его черные волосы сияли в лучах полуденного солнца. Он стоял спокойно и неподвижно и своим телом, казалось, впитывал весь дневной свет, подобно лакмусовой бумажке, вбирающей в себя чернила.

Лекси сразу же почувствовала резкую боль в сердце. В последний раз, когда они виделись, он завязывал галстук, а его пальцы дрожали от гнева.

Сейчас его взгляд, горящий синим пламенем, медленно прошелся по ее телу. Разве не он говорил, что, когда мужчина смотрит на женщину, он пытается представить, каково это – заниматься с ней любовью. Было время, когда Лекси верила каждому слову мужа, потому что, в отличие от нее, Ксенон был настоящим экспертом во всем, что касается секса.

Лекси почувствовала, как ее сердце стало неровно биться.

«Зачем он пришел?» – печально подумала она.

Лекси жалела, что у нее не было и минуты причесать волосы. Она вовсе не хотела готовиться к его приходу, просто каждая женщина хочет всегда выглядеть привлекательной в глазах мужчины. Лекси заметила в его взгляде удивление и замешательство. Она тоже была шокирована, увидев Ксенона на пороге своего дома. Она прекрасно понимала, что сейчас ни капли не похожа на ту женщину, на которой он женился. Кроткая невеста Ксенона, которая с обожанием смотрела на него, осталась в прошлом. Теперь Лекси носила простую одежду и вела тихую и спокойную жизнь. Больше никакой высокой моды и роскошных спортивных машин.

Она подняла руку и убрала за ухо прядь волос, упавшую на лицо. Походы в дорогие салоны красоты тоже были для нее в прошлом. А Ксенон Канеллис выглядел так же, как и раньше: голубые глаза, смуглая кожа и сильное, мускулистое тело. В его родной Греции о нем ходили легенды. Его называли мужчиной, обладавшим чувственной красотой.

– К-ксенон, – неуверенно произнесла Лекси.

– Ну, слава богу. – Его губы растянулись в знакомой довольной улыбке. – Я уж было подумал, что ты забыла меня.

Лекси чуть не засмеялась, услышав настолько абсурдное предположение. Забыть его? Легче забыть собственное имя. Конечно, теперь она не думала о Ксеноне постоянно, как раньше, когда они только расстались.

Лекси понимала, что, если она хочет начать новую жизнь, ей нужно забыть о муже. Она смогла найти в себе силы, перенесла тяжелые времена. Тогда она сильно тосковала по Ксенону, ей казалось, что ее сердце было вырвано из груди и разодрано на миллионы кусков.

Но Лекси смогла, не оборачиваясь, идти дальше.

– Тебя трудно забыть, Ксенон, – ответила Лекси, затем добавила, понизив голос: – Как бы мне этого ни хотелось.

Он тут же засмеялся, и этот звук показался Лекси странным. Может, она просто уже отвыкла слышать мужской смех. Или видеть мужчин на своем пороге, чувствовать на себе их пылкий взгляд.

Ксенон продолжал неотрывно смотреть на Лекси:

– Ты ведь собираешься пригласить меня войти?

Тон его голоса заставил Лекси насторожиться.

– А для этого есть какая-то причина?

– Разве тебе хоть немного не любопытно, почему я пришел? – Он перевел взгляд на уютную гостиную ее домика. – Почему я проделал такой длинный путь от Лондона до этого забытого всеми места, где ты решила теперь жить?

– Я так полагаю, у тебя на это были какие-то свои, глубоко эгоистичные причины, – ответила она. – И если так оно и есть, меня они совершенно не интересуют. К тому же нам больше не о чем с тобой говорить.

– Я бы на твоем месте не стал спешить с выводами, Лекс.

– Твои скрытые угрозы больше на меня никак не действуют, Ксенон. – Она натянуто улыбнулась. – Ты уже в какой раз отказываешься дать мне развод, и, кажется, мы зашли в тупик. Поэтому, если ты не решил занести мне подписанные документы, буду вынуждена тут же с тобой попрощаться. Мне очень жаль, что тебе пришлось так бесполезно потратить свое время на поездку сюда…

Лекси уже начала закрывать дверь перед его носом, но Ксенон вовремя успел подставить ногу в дорогом итальянском ботинке в дверной проем. Какое-то мгновение она обдумывала, не попробовать ли со всего размаху захлопнуть дверь, но все-таки решила не играть с огнем. Лекси была достаточно сильной женщиной, но даже она не смогла бы справиться с таким быком. Она вспомнила, как однажды Ксенон без всяких усилий поднял ее на руки и понес к кровати. И как ее всегда возбуждала его сила. Теперь Лекси вздрогнула от нахлынувших на нее воспоминаний.

– Как я устала от того, что ты думаешь, будто можешь всего добиться силой, – сказала она.

– Ничего уж с этим не поделаешь.

Их взгляды встретились, и Лекси поняла, что эту битву ей точно не выиграть.

– Что ж, тогда я полагаю, ты можешь зайти на минутку, – неохотно пробормотала она. – Пока все идет по твоему сценарию, может, ты еще и решишь триумфально побить себя в грудь, как какой-нибудь орангутанг?

– Возможно, – тут же согласился он. – Ведь я знаю, как тебя возбуждает грубая мужская сила.

«Не поддавайся на его провокации», – пыталась убедить себя Лекси. Судя по его улыбке, Ксенон наслаждался происходящим. Он жил битвами. Ему всегда были по душе накал страстей, а затем сладкий триумф победы. Именно поэтому он так преуспел в бизнесе, в деловых разборках ему не было равных.

Лекси заметила черный лимузин, так нелепо припаркованный на ее маленькой лужайке перед домом. Яркое напоминание о том, что он безумно богат. Лекси только надеялась, что никого из ее соседей сейчас нет дома. Она устала от денег и славы, хотела оставить все это в прошлом, вести тихую и спокойную жизнь. Она старалась быть нормальной. Лекси столько сил потратила на то, чтобы подружиться с местными жителями, стать своей, и она не хотела видеть здесь Ксенона Канеллиса, выставляющего напоказ свою невероятно дорогую машину.

– Твой огромный, пожирающий бензин механический монстр занимает много места.

– Ты хочешь, чтобы я попросил своего водителя припарковать лимузин в другом месте? – Ксенон приподнял одну бровь. – Я даже могу отпустить ее на несколько часов, если хочешь.

Как бы глупо это ни было, в голове Лекси громче всего остального звучало только одно слово, произнесенное им.

– Твой водитель – женщина? – спросила она, совершенно не ожидая почувствовать резкий укол ревности.

– Почему бы и нет? – Ксенон пожал плечами. – Разве не ты мне всегда говорила о том, что мне нужно быть более либеральным к женской половине населения?

– Твоя идея о равенстве женщины и мужчины заканчивается на том, что женщинам дали право голоса и не дальше, Ксенон. Я думала, тебе не нравится, когда женщины водят машину. Ты всегда не давал мне покоя каждый раз, когда я решала сесть за руль.

– Это совершенно разные вещи, – ответил он, закрывая за собой входную дверь и одаривая Лекси улыбкой. – Тебе вообще нельзя доверять водить машину, Лекс. Это все из-за твоей артистической натуры.

Лекси провела в присутствии Ксенона какие-то пять минут, и ей уже хотелось кричать. Но она приветствовала свой нарастающий гнев и злобу, которые приводили к еще большему приливу адреналина в крови. Самым необычным и страшным было то, что она все еще хотела своего мужа.

– Ну, так и зачем же ты пришел? – спросила Лекси. – Чтобы еще раз напомнить, как я счастлива, что мне больше не приходится слушать твои тирады сексиста… или у тебя что-то другое на уме?

Некоторое время Ксенон ничего не отвечал. Вместо этого он позволил своему взгляду медленно пройтись по телу женщины, которую он знал, как никакого другого человека на земле. По правде говоря, он был удивлен тем, как она изменилась. Лекси, в которую он влюбился и на которой женился, была гламурной поп-звездой. Она стояла на пороге огромной славы, весь мир был уже у ее ног. Пресса называла ее «Секси-Лекси», и это имя ей идеально подходило. Все вокруг пытались убедить Ксенона в том, что Лекси – последняя женщина, на которой ему стоит жениться; что она совершенно неподходящая пара для такого консервативного мужчины, как он. И даже после того, как она отказалась от карьеры певицы и изо всех сил старалась стать образцовой женой, все равно люди из его окружения продолжали сомневаться в правильности его выбора, и дальнейшие события только укрепили их уверенность. Лекси, которая сейчас стояла перед Ксеноном, была другой. Ее волосы больше не были огненно-рыжими. Они остались такими же длинными, но теперь она вернулась к своему естественному блонду. Лекси не носила контактные линзы, которые раньше вечно теряла; ее светло-зеленые глаза были обрамлены стильными очками в черной оправе. Ксенон никогда раньше не видел ее такой. Очки ничуть ее не портили, а даже, напротив, придавали ей серьезный и весьма привлекательный вид. В ушах сверкали красивые, искусно сделанные серебряные сережки, и они были единственным украшением. Лекси была одета в потертые джинсы и хлопковую рубашку – казалось, она не могла быть дальше от прежнего образа яркой женщины. Ксенон знал много женщин, но только Лекси обладала такой невероятной душевной глубиной, ее скрытность и загадочность изначально привлекли его.

– Ты изменилась, – медленно произнес он.

Лекси непринужденно пожала плечами, хотя на самом деле почувствовала удар по своей гордости. Она хорошо понимала, что Ксенон успел оценить ее внешность и не ощутил желания. Это и не должно было ее волновать, но она все равно чувствовала боль от его слов. Если бы она знала, что Ксенон решит прийти сегодня, она бы успела нанести немного макияжа и переодеться во что-нибудь более элегантное.

– Большинство людей меняются со временем, Ксенон, – ответила Лекси.

Но она тут же задумалась: ее муж, в отличие от нее, ломал все стереотипы, потому что остался точно таким же, как и прежде. Его волосы были черными, как крыло ворона, густыми и такими же непослушными, и не важно, насколько дорогими были услуги его парикмахера. Он был, как и всегда, невероятно элегантным и, казалось, не прилагал к этому никаких усилий. Ксенон всегда носил дорогие костюмы, и сегодняшний день не стал исключением. Единственной уступкой жаркому летнему дню было то, что он снял галстук и расстегнул несколько верхних пуговиц на рубашке.

Лекси внимательно посмотрела на Ксенона, понимая, что ей как можно быстрее нужно выпроводить его из своего дома.

– Ну, так ты собираешься назвать мне причину твоего приезда? – спросила она. – Может, сегодня у меня удачный день, и ты привез с собой подписанные документы на развод? Или ты все еще продолжаешь тянуть время?

Ксенон напрягся, ее дерзкий тон только напомнил ему о том, какие они разные.

«Тебе никогда не стоит забывать об этом», – мрачно подумал Ксенон.

– Я не тяну время, просто хочу, чтобы пыль прошлого осела. Ты ведь прекрасно знаешь, как я отношусь к разводам, Лекс, – заметил он. – Половина проблем, которые возникают у людей, являются последствиями неудачных браков.

– Но если супруги больше не могут жить вместе, какой еще у них остается выбор? – возмущенно спросила она. – Продолжать жить в вечных муках в браке, который превратился в настоящий кошмар? Мир уже далеко не такой, как прежде. И нравы людей давно поменялись.

Ксенон совершенно проигнорировал ее слова.

– Ты разве не собираешься предложить мне присесть? – Он осмотрел уютную, но скромную гостиную. – Не предложишь мне чашку кофе, чтобы показать свое гостеприимство? Такое поведение совсем тебя не красит, Лекс. Неужели ты уже забыла все хорошие манеры, которым я тебя научил, после того как ты стала моей женой? Неужели все мои старания были напрасны?

И таким образом он еще раз напомнил ей о ее низком происхождении. Уж об этом ей никогда не забыть. Ксенон всегда бил по самому больному, и Лекси не могла никак защищаться в этой ситуации.

– Я никогда не забуду, какой ты высокомерный и заносчивый, – холодно ответила она. – Но если уж получилось так, что ты не собираешься никуда уходить, то думаю, мы можем вести себя цивилизованно. Даже несмотря на то, что оба понимаем: это все только игра.

– Ох, Лекс, – пробормотал он, – ты стала такой циничной.

– Я училась у лучших, – тут же ответила она, затем оставила мужа в гостиной одного и пошла готовить кофе.

Ее руки тряслись, когда она набирала воду в чайник и заваривала кофе. Почему он решил навестить ее именно сейчас, когда она только начала новую жизнь?

Осознав, что ее семейная жизнь превратилась в кошмар, Лекси была по-настоящему сломлена, но все же смогла найти в себе силы идти дальше. Она пережила все это. Но сейчас вся боль прошлого возвращается к ней. Невероятная боль и страх. Лекси все еще прекрасно помнила каменное выражение лица Ксенона, когда он появился в больнице после того, как она потеряла их первого ребенка. Затем она не смогла выносить второго. Эти чудовищные воспоминания охватили Лекси, и ей пришлось опереться о раковину, чтобы удержаться на ногах. Она тяжело дышала, пытаясь найти в себе силы и успокоиться.

Наконец вернувшись в гостиную, Лекси поставила поднос с кофе на журнальный столик. Ксенон сидел в одном из кресел, которое, казалось, было слишком маленьким для его сильной массивной фигуры.

– Что ж, – протянула она, передавая ему одну из чашек.

Лекси не хотела оказаться слишком близко к мужу, поэтому присела на подоконник, решив, что, если будет сидеть выше его, это даст ей какое-то психологическое преимущество.

– Что ж, – также протянул Ксенон.

Отодвинув горку листовок и журналов, лежавших на столике, мужчина поставил чашку, затем осмотрелся:

– Твое положение также заметно изменилось.

Лекси понимала, что ей не стоит вестись на его провокации, но ничего не смогла с собой поделать.

– Это мой дом, и я люблю его, – заявила она. – По крайней мере, в конце тяжелого дня я могу прийти сюда и быть уверена, что обязательно найду здесь покой.

– Но домик такой маленький. Очень маленький. – Ксенон заметил двух золотых рыбок, плавающих туда-сюда в небольшом аквариуме.

«Золотые рыбки? С каких это пор моя жена завела рыбок?»

Он нахмурился:

– Я понимаю, что договоренности об алиментах не было…

– Я уже сказала тебе, мне не нужны твои деньги!

– И это абсолютная неправда, если тебе приходится жить в таких условиях.

– Мне нравится так жить!

– Серьезно? Ты решила оставить роскошную жизнь? Раньше в твоем распоряжении были прекрасные дома по всему миру.

– Эти дома принадлежат тебе, Ксенон, не мне.

– К тому же мне сказали, что ты теперь работаешь дизайнером украшений.

– Тебе сказали? – Лекси возмущенно приподняла одну бровь. – Я даже не хочу спрашивать, откуда ты это узнал. Наверняка нанял частных детективов, чтобы они шпионили за мной.

– Шпионили? Я бы не назвал то, что я хочу узнать, как теперь живет моя жена, шпионажем, – ответил Ксенон. – Мне интересно, какой путь ты выбрала. За то время, что ты была певицей, ты успела заработать неплохие деньги. Что с ними случилось?

Лекси резко вздохнула. Ей хотелось сказать мужу, что его это не касается. Ксенон давно уже потерял всякое право вмешиваться в ее жизнь. Но она прекрасно знала, каким он был упрямым и настырным. Как ему нравилось держать любую ситуацию под контролем. И если он хотел о чем-то узнать, как бы она ни старалась, в конечном итоге он своего добьется, потому что для такого влиятельного мужчины не существовало закрытых дверей.

– Большая часть этих денег ушла на… мою семью.

– Ах да. Твоя семья. – Он поднес к губам кружку с кофе, сделал глоток, затем поморщился: напиток был не слишком крепким.

Низкое происхождение Лекси стало одной из главных причин, почему она не была подходящей кандидатурой на роль жены Ксенона. Лекси родилась в неблагополучной семье, ситуация в которой была ему абсолютно чужда. Ее мать никогда не была замужем, а все три ребенка родились от разных отцов, которые никак не участвовали в их жизни. Семья Лекси всегда казалась Ксенону цыганским табором, но даже этого было недостаточно, чтобы усмирить его желание к ней. Из-за разного воспитания между ними не было ничего общего, но он все равно женился на Лекси.

– Как поживает твоя семья?

Лекси подозрительно сощурилась, потому что услышала странные нотки в его голосе, которые тут же ее насторожили. Ксенон никогда особенно не жаловал ее семью и уж точно не проехал бы двести миль до ее дома, только чтобы узнать как у них дела.

– Все хорошо, – просто ответила она.

– Правда?

Она посмотрела мужу в глаза и поняла, что он не просто так спрашивает.

– Послушай, у тебя ведь наверняка есть какая-то причина, почему ты приехал ко мне… Почему бы тебе просто не назвать ее?

Какое-то время он продолжал молчать.

– Ко мне приходил твой брат, – произнес наконец Ксенон.

– Мой брат? – настороженно переспросила Лекси, чувствуя нарастающую тревогу. Несмотря на то что начала ощущать страх, она старалась изо всех сил не подавать виду. – Какой из них?

– Ты прекрасно знаешь какой. Джейсон.

Сердце Лекси бешено забилось. Джейсон вечно попадал во всевозможные неприятности, казалось, с самого рождения. Она пыталась усмирить дрожь в своем голосе, когда спросила:

– Что ему было нужно?

Ксенон со стуком поставил чашку на стол, наблюдая за тем, как Лекси переменилась в лице.

– Давай не будем притворяться. Ты ведь далеко не глупая, Лекс. Что, как ты думаешь, ему было от меня нужно?

– Деньги, я полагаю, – беспомощно пробормотала она.

– Деньги! – подтвердил ее подозрения Ксенон. – То, без чего он, кажется, не может жить, но в то же время никогда не заботится о том, чтобы их заработать.

– Пожалуйста, не надо так…

– Ох, перестань, даже для любящей сестры это слишком. С каких это пор говорить правду значит оскорблять? Или ты слишком долго жила во лжи и поэтому перестала видеть правду? Тебе пора уже открыть глаза на ситуацию с твоим братом. – Ксенон сидел неподвижно, внимательно следя за каждым ее движением.

Лекси раздраженно закачала головой, уставившись на мужа. Ксенон ничего не понимает. Он был рожден в богатой семье. Он не знал, что это такое – возвращаться из школы домой к пустому холодильнику, прорезать в ботинках дырочки, потому что ты уже из них вырос, а другой обуви у тебя просто нет. Ксенона всегда окружали многочисленные родственники, которых, по мнению Лекси, было просто невероятно много для одной семьи, и слуги, готовые выполнить каждый его каприз. Ему никогда не приходилось бывать в полицейском участке, чтобы заплатить залог за свою пьяную мать, а потом обманывать социальных работников из-за страха, что их семью могут разделить. Ему никогда не приходилось держать в своих объятиях плачущего ребенка, который проснулся после очередного кошмара, зная, что реальный мир на самом деле еще хуже.

– Ты не понимаешь, – произнесла Лекси.

– Ох, я думаю, я прекрасно все понимаю, – холодно ответил Ксенон. – Джейсон просто узнал, что денег у тебя больше нет, и поэтому решил обратиться к безумно богатому мужу своей сестры.

Ее сердце забилось еще сильнее.

– Зачем ему нужны деньги?

– А ты как думаешь? Чтобы выбраться из очередной передряги, в которую завела его игровая зависимость.

Лекси закрыла глаза, чувство безысходности нарастало. Что только она не пробовала, чтобы помочь Джейсону с его проблемами. Раньше она пыталась поговорить с ним, достучаться до него, но он каждый раз лгал ей сквозь зубы, обещал обязательно изменить свою жизнь. И она верила ему и подписывала очередной чек, который должен был помочь брату встать на ноги. А может, ей просто хотелось верить в хорошее. Затем последовала череда визитов в реабилитационные клиники, размещение в которых было ею оплачено. В последний раз Джейсона выгнали из очередной клиники, когда он организовал тайную школу игры в покер среди пациентов.

Лекси открыла глаза и заметила, что Ксенон внимательно наблюдает за ней.

– Я так понимаю, ты отказал ему и послал на все четыре стороны, – произнесла она. – Даже больше, я очень надеюсь, что ты именно так и сделал. Последний психолог, с которым я говорила, посоветовал мне метод «жестокой любви». – Она заметила недоумение на лице Ксенона, он никогда не одобрял помощь специалистов в решении проблем. – Это значит, что я должна прекратить давать ему деньги и вызволять его из неприятностей. Таким образом, он научится контролировать свою жизнь и отвечать за свои поступки.

– Нет, я не послал его на все четыре стороны.

– Ты ведь не дал ему денег? – Ее голос стал громче. – Это никак не поможет в его ситуации.

– Мне наплевать, поможет это или нет! – резко ответил Ксенон. – Меня больше волнуют последствия его действий.

С каждой секундой ей становилось все страшнее. Лекси часто заморгала:

– О чем ты?

– Я говорю о том, что Джейсон должен денег. Очень много денег. И он пользовался авторитетом твоего имени, то есть моего имени, потому что мы все еще женаты, а имя Канеллис способно творить чудеса. – Ксенон заметил, как в ужасе округлились ее глаза. – Он должен столько денег, что даже у меня сперло дыхание, когда я узнал сумму, а мне не впервой иметь дела с большими…

– Сколько? – перебила она его.

Ксенон назвал ей сумму, и Лекси тут же побледнела, потому что прекрасно понимала: у нее нет таких денег. Раньше может быть, но не сейчас.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении