Шэрон Кендрик.

Дерзкое желание



скачать книгу бесплатно

Sharon Kendrick

A Royal Vow of Convenience


© 2016 by Sharon Kendrick

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017


Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Глава 1

Стоял оглушительный грохот – с безоблачного голубого неба спускался вертолет. Софи не могла скрыть беспокойства.

– А вот и он, – резко сказал Энди, когда перестали вращаться лопасти вертолета. – Не надо так волноваться, Софи. Рейф Картер – крутой босс, но он не кусается. Он просто не выносит дураков. И пока ты помнишь об этом, все будет в порядке. Поняла?

– Поняла, – послушно повторила Софи.

Но у нее все равно сдавило горло от напряжения, когда Энди побежал к вертолету, в открытой дверце которого только что появился высокий мужчина. Он тут же начал приглаживать пальцами темные, взъерошенные ветром волосы. Остановившись на секунду, мужчина посмотрел на горизонт и покачал головой, когда блондин в строгой синей униформе попытался привлечь его внимание. Он спрыгнул на пыльную землю, а Энди оставалось только молча смотреть ему в спину, уныло ссутулившись.

Софи сильнее запаниковала, но теперь к волнению примешивалось и другое чувство. Ее сердце билось чаще, пока она наблюдала, как Рейф спокойно оглядывает территорию. Она обратила внимание на его гордый профиль и решительный подбородок.

Даже с такого расстояния она видела, какое у него мускулистое тело. В безупречном костюме он выглядел модным городским жителем и совсем не вписывался в пыльную обстановку необжитого района Австралии, как и его дорогой вертолет. Все детали в его образе говорили о том, что он миллиардер и владелец одной из крупнейших мировых телекоммуникационных компаний. Скотоводческая ферма – просто хобби. Рейф Картер. Даже его имя и фамилия звучали сексуально. Софи слышала, как о нем сплетничают другие сотрудники, но старалась не проявлять любопытства.

Софи очень быстро поняла, что если она хочет сохранить свое имя в тайне, то лучше вести себя как можно скромнее и тише. Ей следует надевать рабочую одежду и держаться в тени. И не задавать вопросов о владельце этого имущества и обширных земель. Она только знает, что он богат. Очень богат. Он любит самолеты, искусство, красивых женщин и сельскую местность Австралии, куда приезжает, когда ему заблагорассудится. От предвкушения у Софи покалывало грудь. Она просто не ожидала, что Рейф окажется таким… невероятным.

Софи наблюдала, как Энди прошел вперед и поприветствовал Рейфа, прежде чем пойти к дому. Вертолет поднялся в небо. На веранде было жарко даже в такой ранний час. Иногда Софи казалось, что она живет в гигантской сауне. Она вытерла вспотевшие ладони о хлопчатобумажные шорты и вновь мысленно укорила себя за сильное волнение.

Софи стало любопытно, почему с прибытием Рейфа Картера ей показалось, будто ее мир вот-вот рухнет.

Вероятно, она боялась, что он, в отличие от остальных, поймет, кто она такая. Что узнает, как она проехала огромное расстояние, чтобы укрыться в необжитой местности Австралии от привилегированного существования и вести более спокойную жизнь. Она никогда не встречалась с Рейфом, но, скорее всего, он видел ее фотографии в прессе. А что будет, если он все-таки ее узнает?

Перед Софи промелькнул ряд тревожных сценариев, и она решительно сжала кулаки. Ее не должны вычислить. Она этого не позволит. Впервые в жизни она наслаждается простыми радостями жизни и плодами честной напряженной работы и верит в светлое будущее. Никто не знает, кто она такая, и никому нет до нее дела. Никто не отслеживает каждое ее движение. Она сама по себе, а это одновременно сложно и захватывающе. Но рано или поздно это закончится. Софи понимала, что ее брат поставил ей ультиматум, и ее время стремительно убегает. Он требует, чтобы она вернулась в Изолаверде – желательно к Рождеству, но самое позднее – в конце февраля, на девятнадцатый день рождения ее младшей сестры. Через пару месяцев все закончится, и Софи будет скучать по ощущению спокойствия и свободы, которую она узнала в этом захолустье. Ей придется вернуться в мир, из которого она сбежала, и встретиться лицом к лицу со своим будущим, но она собиралась сделать это на собственных условиях. Она хотела уехать из Австралии так же, как сюда приехала, – без суеты и лишнего шума.

Покинув жаркую веранду, Софи поспешила на кухню. Там был кондиционер. Обмахивая лицо рукой, она услышала тяжелую мужскую поступь и постаралась не волноваться.

– Софи? Иди представься боссу.

Услышав отчетливый австралийский акцент Энди, она поняла, что уже слишком поздно для размышлений. Управляющий фермой вошел на кухню, улыбаясь, а следом за ним – мрачный хозяин. Софи смотрела на Рейфа во все глаза, хотя воспитание запрещало ей рассматривать человека так пристально.

Вблизи Рейф был еще привлекательнее. Его суровое лицо оказалось поразительно красивым, как и его тело. Но его физическое совершенство подкреплялось аурой опасности, отчего Софи сразу засмущалась. Ей стало интересно, знает ли он, какое впечатление производит на женщин. Догадывается ли он, что у нее пересохло во рту, а ее соски напряглись и уперлись в грубую ткань дешевого бюстгальтера? Она задалась вопросом: как ему удается так сногсшибательно выглядеть в деловом костюме? Словно прочитав ее мысли, Рейф снял пиджак, и она увидела его широкие плечи и мускулистый торс.

Софи посмотрела в его серо-стальные глаза. Прищурившись, Рейф оглядел ее с головы до ног. Софи приказала себе не возмущаться, потому что она не привыкла, что мужчины рассматривают ее подобным образом. Никто никогда не смотрел на нее так откровенно. Как будто имел полное право это делать. Она сглотнула.

– Рейф? – Энди указал рукой на Софи. – Это Софи. Та женщина, о которой я вам говорил. Она готовила нам еду почти полгода.

– Софи?..

Рейф заговорил впервые с момента приезда. Его вопрос показался Софи темной шелковой лентой, которую он резко бросил в ее сторону. Рейф Картер вопросительно поднял брови, и Софи нервно улыбнулась. Она знала, что не должна казаться нерешительной, чтобы себя не выдать. Она обязана ответить быстро, словно привыкла представляться работодателю, и не показывать, как ее привлекает его глубокий, бархатистый голос. И его парализующий пристальный взгляд.

– Меня зовут Софи Дукас, – сказала она, назвавшись фамилией своей бабушки-гречанки, зная, что никто не задаст ей лишних вопросов, ведь документы она так никому и не показывала.

Взгляд серых глаз Рейфа стал еще пронзительнее.

– Необычная фамилия, – заметил он.

– Да. – Отчаянно желая сменить тему, Софи откашлялась и заставила себя улыбнуться. – Должно быть, вас мучает жажда после полета. Хотите чаю, мистер Картер?

– Я думал, вы никогда не спросите, – ответил он, растягивая слова. – Зовите меня по имени.

– Рейф, – повторила она, слыша неодобрение в его прохладном тоне. «Соберись! Он твой босс, и ты должна ему угождать». – Правильно. – Она заставила себя улыбнуться. – Я сейчас же приготовлю чай. А вы, Энди, хотите чаю?

– Нет, спасибо. – Управляющий покачал головой. – Я подожду утреннего перерыва. Я жду вас на улице, Рейф. Я быстро покажу вам ферму.

В голове Софи стремительно кружились мысли, когда Энди вышел, оставляя ее наедине с Рейфом Картером. И хотя Софи ежедневно готовила чай, сейчас она чувствовала себя сжатой пружиной. Пока она возилась на кухне, Рейф следил за каждым ее движением. Взгляд его серых глаз походил на лазер. Софи взяла чайник, который почему-то показался ей очень тяжелым. Заваривая чай, она размышляла о том, почему Рейф торчит на кухне. Энди говорил, что Рейф не появится на ферме до весны. К тому времени она уже уехала бы с фермы, оставляя о себе смутные воспоминания. Никто не ждал приезда Рейфа за несколько недель до Рождества.

Софи взяла чашку с комода. Было так просто забыть о Рождестве в этом экзотическом и жарком районе Австралии, с его пышной растительностью и повышенной влажностью, а также птицами и животными, которых Софи видела только в документальных фильмах о природе. Тем не менее управляющий потребовал, чтобы она украсила усадьбу к Рождеству бумажными гирляндами и пластиковым остролистом и поставила дешевую елку из мишуры, купленной в местном магазине. Украшения произвели на нее такое странное впечатление, что она забыла о том, как выглядят рождественские декорации у нее на родине.

Но теперь знакомые образы вернулись, и Софи размышляла о Рождестве в своем доме в Изолаверде. Она представляла глинтвейн и позолоченные блюда со сладкими угощениями. Она думала об огромной елке, которая занимала почетное место в дворцовом тронном зале. Елка украшалась настоящими свечами, которые зажигали легионы преданных Софи слуг. А под праздничным деревом лежала огромная куча подарков, которые она и ее брат ежегодно раздавали городским детям. Софи вспомнила их нетерпеливые взгляды и внезапно почувствовала себя одинокой и беспомощной. Она знала, что может в любой момент уехать домой, но пока не хотела этого делать. Не сейчас. Она еще не решила, как ей жить дальше…

Софи быстро заварила чай, надеясь, что Рейф выпьет его на улице или в своих апартаментах, находящихся далеко от кухни. Ее сердце сжалось, когда он прислонился узкими бедрами к подоконнику с таким спокойным видом, будто никуда не собирается. И в отличие от большинства людей, он словно наслаждался затянувшимся молчанием. Разве он не понимает, что она с трудом сдерживает волнение, хотя привыкла к тому, что на нее все время пялятся? Пристальные взгляды прежде не производили на нее такого сильного впечатления. У нее покалывало грудь, а внизу живота разлилось тепло…

«Притворись, что он один из незнакомцев, с которыми ты привыкла общаться. Обменяйся с ним парой вежливых слов».

– Вы прилетели из Англии сегодня? – Софи налила молоко в фарфоровый кувшин.

Рейф не улыбнулся в ответ.

– Нет. У меня была долгая поездка в восточную Азию, и я приехал в Брисбен вчера. Я находился так близко от фермы, что было бы глупо сюда не заехать. – Его серые глаза блестели. – Кстати, я живу вовсе не в Англии.

Она встретила его решительный взгляд.

– Но я думала…

– У меня английский акцент?

Она слабо улыбнулась:

– Ну да.

– Говорят, человек навсегда сохраняет акцент той местности, в которой родился, но я давно не живу в Англии. На самом деле уже много лет. – Рейф нахмурился. – И… я не могу понять, какой акцент у вас. По-моему, я никогда не слышал ничего подобного. Вы гречанка?

Софи отвлекла его, подняв кувшин и улыбнувшись:

– Молоко? Сахар?

– Ничего, спасибо.

Она передала Рейфу чай, обращая внимание на то, как он выставил ноги, и темный материал его брюк обтянул его мощные бедра. Прежде она не смотрела на мужчин с таким явным интересом. Это было не в ее характере. Подобное поведение сразу бы заметили журналисты, которые следили за каждым шагом Софи с самого ее рождения. Даже мужчина, с которым она была помолвлена, – один из самых сексуальных мужчин мира – не провоцировал у нее такого страстного интереса, от которого дрожали пальцы рук.

Стараясь успокоиться, Софи принялась убирать воображаемые крошки со стола.

– А где вы живете? – спросила она.

– В основном в Нью-Йорке, хотя я постоянно жил здесь, когда купил ферму. Но я часто езжу по делам в разные города. – Рейф отпил чай и насмешливо посмотрел на Софи поверх края чашки. – Вы так и не ответили на мой вопрос.

– Простите? – Софи озадаченно взглянула на Рейфа, потому что думала, что он забудет о своем вопросе. – О чем вы меня спросили?

– Вы гречанка?

Софи не хотелось лгать, но если она скажет правду, то выдаст себя. Он начнет задавать ей другие вопросы. И что она ему ответит?

«Я принцесса, которая больше не хочет быть принцессой. Я женщина, воспитанная во дворце, которая никогда не сталкивалась с реальной жизнью. Женщина, которую обидели и унизили. Которая сбежала, чтобы выяснить, сумеет ли она выжить без посторонней помощи».

Она посмотрела на него в упор. Его глаза холодно сверкнули.

– Моя бабушка была гречанкой. И греческий мой родной язык.

– Вы говорите еще на каких-нибудь языках?

– На английском, разумеется.

– Разумеется. – В его взгляде снова мелькнуло недоверие. – И все?

Она облизнула нижнюю губу.

– Я говорю по-итальянски и по-французски.

– Ну, разве вы не умница? – мягко спросил Рейф. – У вас много талантов для человека, который несколько месяцев жарил стейки и намазывал маслом хлеб для работников фермы.

– Я не знала, что языковые навыки могут помешать повару в работе на ферме, мистер Картер.

Их взгляды встретились, и Рейф постарался не реагировать на внезапный вызов в ее глазах, поэтому посмотрел на ее высокую грудь. Он осознавал, что Софи морочит ему голову, но не понимал почему. Он нахмурился. Сейчас он многого не понимал. Многие молодые женщины приезжали из-за рубежа на работу в отдаленные районы Австралии, но он никогда не сталкивался с кем-то вроде Софи Дукас. Он задался вопросом: что она здесь делает? Она напомнила ему алмаз в пыли. Энди сказал ему, что поначалу она ничего не умела, но была готова учиться. Рейфу стало интересно, отчего его грубоватый управляющий нанял женщину без элементарных навыков работы, однако теперь он начинал его понимать.

У Рейфа внезапно пересохло в горле. Просто Софи была красавицей. Настоящей красавицей. Она обладала вовсе не той привлекательностью, которая появляется после искусного макияжа или пластических операций. Что-то подсказывало ему, что Софи даже не пытается выглядеть как-то по-особенному. У нее были высокие скулы и голубые, как небо Квинсленда, глаза, а темные блестящие волосы были завязаны в хвост. Она не красилась, ее ресницы и так были черными. А ее губы… Ох, одного взгляда на них было достаточно, чтобы в сознании возник миллион похотливых фантазий.

У Софи была отличная фигура. Даже дешевая белая футболка и ничем не примечательные хлопчатобумажные шорты не скрывали ее длинные ноги и соблазнительные ягодицы. Софи двигалась с естественной грацией танцовщицы. Она была очень соблазнительной женщиной, и Рейф отлично понимал, как отреагировал Энди, когда впервые ее увидел.

Однако Энди сообщил Рейфу, что Софи держится отстраненно. Она не из тех иностранок, что наслаждаются жизнью по полной, в том числе сексом. Очевидно, она не флиртовала с мужчинами и не намекала на то, что с ней можно провести ночь. Управляющий говорил, что она выглядит настороженной и может быть по-настоящему недоступной, поэтому никто не осмеливается к ней подходить. Рейф нахмурился. Софи напоминала ему шалашника, который однажды по ошибке залетел в дом; его красивые крылья бились об оконное стекло, когда он пытался выбраться из неожиданной ловушки.

Рейф снова отпил чаю. Софи все сильнее интриговала его. Он чувствовал, как она старается от него отстраниться. Он привык, что женщины ему уступают.

Но Софи Дукас ведет себя иначе. Он не понимал, почему она такая скрытная. И не знал, виновата ли ее отстраненность в том, что он сейчас испытывает страстное желание.

– Нет, – сухо признался он. – Ваши языковые навыки заслуживают похвалы, даже если у вас не было шансов применить их в этой местности. – Он немного подвинулся. – Насколько я понимаю, мы с вами будем жить в одном доме.

Софи смутилась.

– Не обязательно. После приезда сюда я жила в дальнем конце хозяйского дома. Энди сказал, что та часть дома пустует и там намного прохладнее. Но теперь, когда вы вернулись…

Она посмотрела Рейфу прямо в глаза без какого-либо намека на заигрывание, какого он ожидал бы от любой другой женщины в подобных обстоятельствах.

– Я могу переехать в другой дом, – натянуто продолжала она. – Я не хочу вас стеснять.

Рейф едва сдержал улыбку. Нет, она определенно с ним не флиртует. Черт побери. Он не помнил, когда с ним такое бывало в последний раз.

– Не надо, – сказал он. – Дом достаточно большой для двух человек. Я уверен, мы не будем попадаться друг другу на глаза. И потом, я останусь на ферме всего на одну ночь. Кстати. – Он прислонился спиной к окну и оценивающе взглянул на Софи. – Я не припомню, чтобы Энди говорил, как долго вы собираетесь здесь работать.

Рейф наблюдал за тем, как меняются ее поза и жесты. Софи взяла со стола чайную ложку и отнесла ее в раковину, словно ложка могла взорваться, если бы она быстро не положила ее в миску с водой.

– Я… еще не решила, – произнесла она, стоя к нему спиной. – Скоро. Наверное, сразу после Рождества.

– Но разве ваша семья не будет скучать по вас в праздники? – намекнул он. – Или вы не отмечаете Рождество?

Софи повернулась к Рейфу, и он заметил, как она побледнела. Ее голубые глаза потемнели, она вдруг стала почти беспомощной, и Рейф внезапно почувствовал укол совести, словно он совершил плохой поступок. Потом он напомнил себе, что просто задал ей откровенный вопрос. И как работодатель он имел на это полное право.

– Да, я его праздную, – тихо ответила она. – Но моих родителей нет в живых.

– Простите.

Она опустила голову:

– Ничего.

– У вас нет братьев и сестер?

Софи удивилась настойчивости Рейфа. Она не привыкла к подобным расспросам. Ей хотелось бы знать, почему ему так интересна ее жизнь. Возможно, он понял, что его управляющий не был дотошным, когда проводил с ней собеседование. Или причина в другом? Она уставилась на чайник, ее взгляд стал расфокусированным. Она невинна, но не глупа. Она заметила, каким взглядом одарил ее Рейф, войдя на кухню: удивление в его глазах быстро сменилось одобрением. Он быстро, но очень внимательно оглядел ее лицо и тело. Он вряд ли так таращился бы на нее, если бы знал, кто она такая.

Интуиция не подвела Софи. Она встревожилась, когда впервые увидела Рейфа, но не поняла почему. Теперь до нее дошло. Пока он так смотрит на нее, она чувствует себя инопланетянкой. Это ощущение не имело ничего общего со страхом быть узнанной, но оно все равно тревожное. У нее внезапно отяжелела грудь, внизу живота возник жар, а кожу стало покалывать.

Софи поняла, что испытывает желание к Рейфу Картеру. Страстное и настоящее желание, от которого ее сердце бьется так часто. Ей стало интересно, что она почувствует, если Рейф Картер прикоснется к ней. Если дотронется длинными загорелыми пальцами до ее чувствительной кожи, которая уже жаждет его ласк. Она никогда не испытывала ничего подобного. Ни с одним мужчиной.

Даже с Лючано.

Софи стало стыдно.

Она поняла, что Рейф по-прежнему ждет ее ответа, поэтому она приложила все силы, чтобы вырваться из эротического тумана своих желаний.

– У меня есть младшая сестра и брат.

– И они не будут ждать вас дома? – спросил он.

Софи покачала головой. Уехав из Изолаверде, она позвонила своему брату, Мирону, сообщила, что у нее все в порядке, и попросила его никого не посылать на ее поиски. Она сказала ему, что ей надо отдохнуть после случившегося, и до сих пор он внимал ее просьбе. Изредка выходя в Интернет и просматривая новостные ленты, она не встречала официальных подтверждений своего внезапного исчезновения и того, что младшая сестра, Мэри-Белл, взяла на себя все ее обязанности. Возможно, Мирон понял, что гордость Софи задета, и ей необходимо уединиться и зализать раны после того, как ее публично отверг мужчина, за которого она собиралась замуж. Что она с радостью снова возложит на себя все обязанности принцессы, просто ей надо немного времени, чтобы собраться с мыслями. А может быть, он слишком занят управлением островного королевства, чтобы уделять Софи много внимания. Он очень серьезно относился к обязанностям короля Изолаверде и давным-давно искал подходящую невесту.

– Я даю тебе ровно шесть месяцев свободы, – отрезал Мирон в телефонном разговоре с Софи. – Если ты не вернешься домой к февралю, я пошлю за тобой поисковую группу. Не делай глупостей, Софи.

Вспомнив брата, который ее контролировал, Софи повернулась и встретилась с пытливым взглядом Рейфа Картера. Она понимала, что не должна позволять ему лезть в ее жизнь.

– А как пройдет ваше Рождество? – спросила она. – Вы будете сидеть у елки со своей семьей, верно? Будете есть крекеры и петь старинные рождественские песенки?

Его лицо застыло, и Софи увидела боль в глубине его глаз. Она моргнула. Она не представляла, что такой властный человек умеет страдать.

– Такое Рождество существует только в сказках, – сказал он внезапно резким и циничным тоном. – А в сказки я не верю.

Рейф стремительно встал, отошел от окна и вдруг оказался к Софи так близко, что она могла к нему прикоснуться. На его подбородке выступила темная щетина, хотя он наверняка брился всего несколько часов назад. Она снова почувствовала желание.

– Что с вами? – спросил он. Его серо-стальные глаза в обрамлении черных ресниц сверкнули, когда он посмотрел на ее пальцы. – У вас дрожат руки. В чем дело, Софи? Вас что-то беспокоит?

Она подозревала, что он точно знает причину ее беспокойства, но скрыла смущение, покачав головой.

– По правде говоря, – произнесла она, – я начинаю нервничать, если кто-то смотрит на меня, пока я работаю, особенно если это мой босс. Я собираюсь приготовить мужчинам обед, вы ведь знаете, какие они голодные. – Софи быстро улыбнулась, надеясь, что скрыла за улыбкой свои чувства. Она полагала, что Рейф не заметил, как ее соски напряглись, а щеки покраснели. – Поэтому, если вы позволите…

– У меня возникло отчетливое ощущение, что меня прогоняют, – вкрадчиво сказал он. – Такое случается впервые. Тем не менее я ценю вашу преданность работе, поэтому ухожу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3