Шеннон Мессенджер.

Полёт на единороге



скачать книгу бесплатно

– Хочешь завтра прийти?

– Я… не знаю. Я потом скажу, ладно?

Биана кивнула.

Алден поднял проводник к свету, и Фитц замахал, а Киф наказал повеселиться со своей блестящей лошадкой.

– Я буду думать о тебе, друг мой, – сказал Алден Грейди. – Кстати, Софи, нужно будет поговорить.

Свет унес их прочь до того, как она успела спросить, о чем.

Грейди стоял, глядя в одну точку, словно не знал, что теперь делать. Или, может, он не был готов.

– Не обязательно идти с нами, – сказал он через мгновение. – Это не так легко…

– Знаю, – она обняла его, жалея, что не может убрать из его голоса печаль. – Но я хочу пойти.

Грейди обнял ее в ответ и постоял так лишнюю секунду; лишь затем он отстранился, смаргивая слезы. Прокашлявшись, он взял Софи за руки.

– Ну, тогда нам пора собираться.

Глава 6

Софи подергала атласный пояс своего изумрудно-зеленого платья и в десятый раз задумалась, не стоит ли переодеться. Было как-то неправильно идти на кладбище не в черной одежде, но Эдалин сказала, что по традиции надевали зеленое – это цвет жизни.

– Ты прекрасно выглядишь, – произнес Грейди, заглянув в дверь ее спальни.

Софи улыбнулась.

– И ты тоже неплохо.

– Спасибо. Но я искренне ненавижу плащи, – он потянул за край зеленой бархатной накидки, заходя в комнату. – Эльф, придумавший их носить, был идиотом.

Вот уж этого можно было не говорить. Софи сама возненавидела плащи с того момента, как увидела свою нелепую школьную форму с уродской накидкой длиной до локтя. Но плащи были символом аристократии, и пусть Грейди с Эдалин и пытались отстраниться от той жизни, Совет так и не дал Грейди полностью снять с себя полномочия. Его способности мезмера были слишком редки и важны.

– Помощь нужна? – спросил Грейди.

Софи кивнула, и он взял с кровати шелковый зеленый плащ, а затем накинул его ей на плечи, обернув концы у основания ее шеи. Софи потянулась за голубым зимородком, которым пользовалась в школе, но Грейди остановил ее и протянул украшенного желтыми бриллиантами орла, раскинувшего крылья и держащего в когтях рубиновую розу – такая же брошка скрепляла и его плащ.

– Герб семьи Руэн, – прошептала Софи, застегивая его на плотной ткани.

На груди ее школьной формы был вышит тот же герб, определяющий ее как члена семьи Грейди и Эдалин – но получить от Грейди брошь, особенно в такой день, было настолько приятно, что у нее перехватило дыхание.

Грейди откашлялся.

– Уверена, что хочешь…

– Уверена, – они делали это шестнадцать лет подряд. Софи не хотела больше отпускать их одних.

Если только…

– Вы не хотите, чтобы я шла?

– Мы всегда хотим видеть тебя рядом, Софи. Просто, боюсь, ты не понимаешь, как это будет тяжело.

Она взяла его за руку, переплетая пальцы.

– Знаю. Но мы же теперь семья, верно?

– Еще какая, – он прижал ее к себе и погладил по волосам, прошептав: – Люблю тебя.

– И я тебя, – она хотела было добавить «папа», но это слово так и не сорвалось с языка.

– Пожалуй, нам пора идти.

Я уже сказал Сандору, что он с нами не пойдет…

– Серьезно?

– Только эльфам можно приближаться к Вандерлингам. Даже старейшины ходят туда без стражи. Поэтому он согласился доверить тебя нам на несколько часов.

– Ух ты, поверить не могу, что ты смог его убедить.

– Он возмущался. Много. Но я напомнил ему о своих способностях, – от его серьезного тона по спине Софи побежали мурашки.

Она почти никогда не задумывалась, каково для Грейди было быть мезмером. Но полный контроль над разумом явно был сильным умением.

– А еще я согласился взять с собой вот это, если вдруг не смогу сосредоточиться, – тихо добавил он, вытаскивая из внутреннего кармана плаща небольшое серебряное оружие.

Софи ощутила, как краска отхлынула от лица.

– Где ты достал мелдер?

Она никогда не забудет, как Декс рухнул на землю, парализованный и содрогающийся после того, как один из похитителей в него выстрелил. Глядя на устройство размером с ладонь, сложно было представить, сколько зла исходило от гладкой изогнутой рукояти, соединенной серебряным треугольником с единственной кнопкой по центру. Видеть его в руке Грейди было ужасно.

Он убрал его обратно в карман.

– Совет настоял, чтобы я держал его в доме на крайний случай. Не волнуйся, использовать его я не собираюсь.

Софи на это надеялась.

И все же никто не желает подвергнуться нападению.

– Где Эдалин? – спросила она, сменив тему до того, как ей вспомнится очередной кошмар.

На лицо Грейди будто упала тень, и он прикрыл глаза, но держал их закрытыми на секунду дольше, чем когда моргал.

– Ох. Я за ней схожу, – предложила Софи.

Грейди не стал возражать, когда она прошла мимо и шагнула на витую лестницу, ведущую на второй этаж. Несмотря на солнечный свет, льющийся сквозь хрустальные стены, ведущий налево коридор был будто окутан мраком. Софи спешно прошла по нему к трем узким дверям в самом конце. К дверям, которые были всегда закрыты.

Центральная была слегка приоткрыта.

– Эдалин? – шепнула Софи, не желая напугать ее, пока на цыпочках проходила в тихую спальню.

За все время жизни в Хэвенфилде она была здесь лишь однажды – и то случайно. Но ничего не поменялось. Софи подозревала, что ничего не менялось уже шестнадцать лет, хотя в комнате было тускло и пыльно. Чтобы оживить ее, кому-то было необходимо включить хрустальную люстру или распахнуть выцветшие кружевные занавески, впуская в комнату свет.

Эдалин не произнесла ни слова, когда Софи прошла по мягкому ковру и села рядом на край кровати с балдахином.

– Мы с Грейди готовы идти, – голос Софи эхом раздался в тихой комнате.

Эдалин сглотнула и кивнула, а затем повернулась к Софи. Она судорожно вздохнула, заметив брошку.

– Я могу снять, если…

– Нет, – Эдалин не дала ей снять брошь. – Ты должна ее носить. Прости. Просто неожиданно. Теперь ты еще больше похожа на нее.

Слова были странными и колючими, и Софи не понимала, что теперь делать. Она знала, что Эдалин хотела сделать ей комплимент, но не могла не расстраиваться, что она просто тень другого эльфа. И не волноваться, что из-за этого сходства они ее и удочерили.

Она проследила за взглядом Эдалин и заметила, как та украдкой посмотрела на фотографию, стоящую на столе на другом конце комнаты.

Беспечные Грейди с Эдалин обнимали худую светловолосую девочку – Джоли возраста Софи.

У Джоли были светлые волосы Грейди и яркие бирюзовые глаза Эдалин. Она была поразительной, утонченной и улыбающейся, с розовыми щеками и блестящими белыми зубками.

Софи подошла к зеркалу от пола до потолка, стоящему в углу, и попыталась разглядеть сходство.

– Ох, божечки, у тебя странные глаза, – произнес высокий голос.

Софи резко обернулась.

– Кто это?

– Вертина, – грустно улыбнулась Эдалин, подойдя к Софи. – Видимо, ты еще ни разу не видела спектральное зеркало?

Софи вновь повернулась к зеркалу и резко вздохнула, заметив в верхнем левом углу крошечное лицо девочки с блестящими черными волосами, бледной кожей и голубыми глазами. На вид ей было лет пятнадцать, и на лице у нее было написано такое же нахальное – «Я старше и круче тебя», – какое Софи частенько видела в человеческом мире, пока была двенадцатилетней выпускницей.

– Что это? – прошептала Софи.

– «Это»? – фыркнула девочка, и на ее красивом лице проступила гримаса недовольства. – Ты кого называешь «это»? Это у тебя глаза бешеные.

– Эй! – Софи до сих пор было неудобно быть единственной кареглазой эльфийкой, но она не собиралась давать какому-то зеркалу себя оскорблять.

– Ну-ну, Вертина, – произнесла Эдалин, укладывая руку Софи на плечо. – Ты перегибаешь палку.

– Простите, – хотя, судя по голосу, виноватой она себя не считала.

Софи вытянула руку и коснулась лица Вертины, отчасти ожидая ощутить теплоту кожи. Под пальцами оказалось лишь холодное гладкое стекло.

– Убери от меня свои грязные пальцы! – фыркнула Вертина, увернувшись от руки Софи. – Я и так тут постоянно одна сижу, пыль собираю, как простая мебель, – она отвернула свое крохотное личико, глядя куда-то позади них стеклянными глазами, и прошептала: – Я скучаю по Джоли.

– И я, – ответила Эдалин со слезами, катящимися по щекам.

Софи потянула Эдалин за руку, и когда они отошли от зеркала так далеко, что исчезло отражение, Вертина пропала.

– Что это такое было?

Эдалин помедлила с ответом.

– Спектральные зеркала помогают одеться и уложить волосы.

– Оно живое?

– Просто хорошо запрограммировано. Новинка, которая так и не прижилась, потому что все осознали, что не хотят слушать от зеркала, как устало они выглядят или как устарел их гардероб. Но Джоли свое зеркало обожала. Они подружились. Она даже приходила к ней на выходных из башен элиты, настолько они были близки, – ее голос вновь надломился.

– Пойдем, – сказала Софи, ведя ее к двери. – Грейди нас ждет.

Эдалин вытерла глаза, в последний раз оглянулась через плечо на затихшее зеркало, а затем вышла в коридор вслед за Софи.

Они медленно поднялись по лестнице на четвертый этаж. Эдалин явно не спешила попасть туда, куда они направлялись, а для Софи забираться по лестнице всегда было испытанием, особенно в обуви на низком каблуке, которую она впервые надела. Ей уже исполнилось тринадцать – самое время начинать носить более взрослую обувь. Жаль только, не хватало баланса на них устоять. На последней ступеньке Софи споткнулась так сильно, что свалилась бы, если бы не скорость реакции Грейди.

– Все еще учишься ходить на них, да? – поддразнил он, поймав ее свободной рукой. Во второй руке он держал красную сумку, которую передал Эдалин.

– Эй, не могу же я быть превосходна во всем, – с улыбкой возразила Софи.

– И правда, – Грейди подал ей руку и помог взойти на платформу под блестящей люстрой в центре купола. Пять сотен затейливых резных кристаллов свисали на серебряных нитях, образуя сверкающую сферу. «Переносчик-500».

Эдалин дергала ремень сумки, которую повесила на плечо, а Грейди пялился в потолок; они оба явно не были готовы отдать команду.

Софи кашлянула.

– Так куда мы идем?

Лишь через несколько секунд Грейди прошептал:

– В лес Вандерлингов.

Переносчик ожил и закружился, пока один из кристаллов не опустился так низко, что его коснулся свет, льющийся из окна.

Никто не шагнул к лучу, отразившемуся на землю.

Софи представила, как они каждый год стоят так – в тоске, не дающей сделать шаг вперед. Но в этом году она была рядом, чтобы им помочь.

Медленно и осторожно она потянула их к свету.

Глава 7

Софи и раньше бывала в тихих местах, но еще ни разу не сталкивалась с тишиной, царившей в лесу Вандерлингов. Здесь не было слышно ни пения птиц, ни их щебета. Ни скрипа ветвей, ни шороха листьев. Словно все звуки – вся жизнь – исчезли из этого места, оставив за собой лишь густую, почти осязаемую пустоту.

Даже серебристые камешки не хрустели под ногами Софи, когда она следовала за Грейди с Эдалин по извилистой тропе, которая будто бы светилась под ногами, указывая путь к узким воротам. Лоза, усыпанная белыми цветами-звездочками, ползла по двум золоченым колоннам к выгнутой золотой надписи, округлые замысловатые буквы которой гласили:

Скитальцы не забыты.

– Где-то я это уже слышала, – сказала Софи сама себе.

Она покопалась в памяти, чтобы убедиться, что это действительно ее воспоминания, а не заложенные кем-то еще. В голове мелькнуло короткое стихотворение, и она остановилась.

– Это же цитата из «Властелина Колец». Ну, не совсем точная, но почти.

– «Властелин Колец»? – переспросила Эдалин.

– Серия книг у людей. В ней есть эльфы, – и, если подумать, те эльфы были слегка похожи на настоящих.

– Старые книги? – спросил Грейди.

– Кажется, Толкин написал их в тридцатых или сороковых годах прошлого века.

– Тогда мы еще не закрыли программу содействия людям, – Софи вскинула брови, и Грейди улыбнулся. – Раньше мы посылали замаскированных дворян учить людей нашему образу жизни. Договоры уже не действовали, но мы все равно надеялись помочь им, вывести их из тьмы в новый век процветания. На самом деле большинство великих открытий человечества за последние несколько столетий произошли под покровительством эльфов. Электричество. Пенициллин. Шоколадные торты. Но слишком часто наши дары оборачивались против нас, и несколько десятилетий назад ситуация настолько накалилась, что Совету пришлось закрыть программу и запретить связи с человеческим миром.

– А «Властелин Колец» тут при чем?

– Скажем так: некоторые уж больно любят манипулировать легендами об эльфах.

– Так… хочешь сказать, что Джон Толкин был знаком с эльфами и благодаря им написал свою книгу?

– Я бы не удивился. Хотя сомневаюсь, что ему многое рассказали. В книге есть хоть что-нибудь о Вандерлингах?

– Вроде бы нет.

– Тогда он не знал, что обозначает эта фраза, – Грейди поманил Софи за собой. Эдалин молча последовала за ними; вместе они прошли через ворота и вошли в лес. – Вот они, Вандерлинги, Древа скитальцев, – прошептал Грейди.

Софи никогда не видела подобного леса. Светящаяся тропа петляла среди моря аккуратно рассаженных деревьев, окруженных подстриженными кустами. Все деревья отличались друг от друга: какие-то были низкими и широкими, какие-то – высокими и стройными; изящные ветви одних покачивались под безмолвным ветром, другие казались приземистыми и крепкими. Их листья были всевозможных форм, цветов и размеров. Где-то росли цветы; где-то – даже шипы. А у корней каждого дерева лежали белые круглые надгробия с именами, выписанными простыми черными буквами.

Грейди подвел Софи к самому ближнему дереву, похожему на плакучую иву – если бы у плакучих ив были красные листья и тысячи крошечных фиолетовых цветков.

– Семена Вандерлингов оборачивают волосом погибшего, – объяснил он. – И когда они прорастают, то впитывают их ДНК, тем самым приобретая какие-либо общие черты. Позволяя ушедшему жить дальше.

«Скитальцы не забыты».

– У Сиры были прямые каштановые волосы, – прошептала Эдалин, проводя рукой по покачивающимся красным веткам. – И фиолетовые крапинки в глазах.

Мягкие фиолетовые лепестки дождем осыпали их, и Софи постаралась поймать как можно больше: ей было больно думать о том, что они будут увядать на земле.

– Вы ее знали?

Грейди стряхнул лепестки со своего плаща.

– Не особо. Она была женой Прентиса.

Лепестки выскользнули из пальцев Софи.

Прентис был Хранителем «Черного лебедя» еще до того, как выяснилось, что они борются с настоящими мятежниками. Сейчас он жил в Изгнании, а его разум разрушился после взлома памяти, которому его подвергли по приказу Совета – так они пытались выяснить, что он скрывает. А скрывал он ее.

Место, где ее прятали.

Причину, по которой ее создали.

То, кем она была.

Его жена умерла вскоре после взлома памяти. Почему-то не смогла сосредоточиться во время светового прыжка и исчезла до того, как ее успели спасти. Их единственный сын, Вайли, остался сиротой. Софи ни разу его не видела – он учился на старших курсах Фоксфайра и жил в уединении башен элиты, – но иногда задумывалась, знал ли он о ее существовании. И если знал – то что думал о ней.

Она подняла голову, и солнце ударило в глаза, проникая внутрь головы и пульсируя уже привычной болью.

– Ты в порядке? – спросил Грейди, когда Софи принялась массировать виски.

– Да, – она сосредоточилась на лесе, с удивлением замечая, как много в нем деревьев. Как минимум сотня раскинулась по извилистым холмам среди ухоженных кустиков. Вроде и много, но… лес Вандерлингов был единственным эльфийским кладбищем. Неужели за все прошедшие столетия они потеряли лишь сотню эльфов?

Софи взяла Грейди и Эдалин за руки.

Крепко сжав ладони, они пошли по тропе, глядя вперед стеклянными глазами. Вьющаяся по лесу дорожка вела их сквозь тень и свет, пока они не свернули к маленькой залитой солнцем поляне.

В горле у Софи встал ком.

В центре невысокого холма на фоне неба возвышалось хрупкое деревце со светлой корой, темно-зелеными листьями и тонкими ветками, тянущимися к солнцу. С кончиков ветвей ниспадала мягкая желтая листва, напоминающая испанский мох, и благодаря ей дерево казалось элегантным и воздушным. Сами ветви были покрыты большими цветами того же оттенка, что и глаза Эдалин, а воздух полнился запахом меда, ягод и сахара.

Они подошли к изящному дереву, перекрывающему начавшее опускаться солнце. Софи не могла отвести взгляда от надписи на белом могильном камне:

Джоли Люсин Руэн

Не произнеся ни слова, Эдалин открыла свою сумку и достала высокую прозрачную бутылочку, полную темно-фиолетовой жидкости.

– Специальный тоник гномьего производства, – объяснил Грейди.

Эдалин вытащила пробку и выплеснула густой сироп под корни дерева. Закончив с этим, она ударила бутылкой о ствол. Стекло разбилось на тысячи крошечных осколков, усыпавших влажную траву. И как только посверкивающий сироп впитался, сочная зеленая лоза вырвалась из-под темной земли и медленно поползла вверх, обвивая ствол дерева Джоли. По всему стеблю распускались крупные фиолетовые цветки, а сама лоза сверкала, будто покрытая блестками.

Грейди, вытерев глаза, взял Эдалин за руку.

– Лоза проживет лишь несколько недель, но лучшего подарка для нее у нас нет.

– И еще это, – едва слышно произнесла Эдалин, осторожно притягивая к себе одну из ветвей, где между цветками приткнулся серебряный браслет с подвесками. Она достала из кармана крошечную хрустальную звездочку и надела ее на цепочку, где уже почти не осталось места. – Мы подарили ей этот браслет, когда она пошла в Фоксфайр, и каждый год в первый день учебы мы покупали ей по подвеске. Она носила его каждый день, но мы нашли его среди вещей, которые вернули из башен элиты, и принесли сюда. Каждый год дарим ей новую подвеску.

Софи закусила губу, не зная, надо ли что-нибудь сказать.

Да и что говорить?

– Я очень сожалею, – лишь это пришло на ум.

– Твоей вины в этом нет, – сказал Грейди, сжимая ее плечо. Но голос его звучал мрачно.

Эдалин задрожала от всхлипов, и Грейди притянул ее к себе, позволяя уткнуться в плечо, чтобы поплакать.

– Я оставлю вас на минуту, – прошептала Софи, отходя. Она думала, что ее присутствие поможет – но ничто не могло облегчить подобную боль. И это они потеряли Джоли.

Не Софи.

Она тихонько пошла по тропе, пытаясь вспомнить, где выход. Несколько минут она бродила между деревьями, и лишь затем поняла, что не узнает их. Она пошла назад, но это не помогло, а когда она вновь развернулась, не увидев ничего знакомого, ей пришлось признать, что она потерялась.

И она была одна.

После похищения она мечтала об уединении – но стоять в одиночестве в жуткой тишине ей не нравилось. Деревья как будто затаили дыхание в ожидании чего-то.

И Софи не готова была ждать вместе с ними.

Она побежала – проклиная себя за то, что надела дурацкие каблуки, – забралась на ближайший холм в надежде, что с высоты сможет сориентироваться. Но ее отвлекли два маленьких деревца, высаженных рядом на самой вершине.

Саженцы.

Она прочитала имена, написанные на белых надгробиях, и кровь застыла в жилах.

Софи Элизабет Фостер

Декстер Элвин Диззни

Глава 8

Софи ущипнула себя за запястье; рука отдалась болью, и лишь тогда она выдохнула.

Она была жива.

И бодрствовала – хотя все это напоминало кошмар.

Она осмотрела деревья, обратив внимание на то, что было чуточку выше. Светлый ствол был тощим и слабым, но дерево все равно непреклонно стояло. Его тонкие ветви покрывали золотистые листья в форме звезд, а между ними ютились темно-коричневые семена. Ни цветов. Ни красок. Самое обыкновенное дерево.

Ее дерево.

В сравнении с деревом Декса оно слегка разочаровывало – у того был витой ствол, остроконечные клубнично-красные листья и фиолетово-голубые ягоды. В нем было нечто по-настоящему Дексовое. Даже без надгробия Софи бы догадалась, чья это могила.

У нее была могила.

Ее внимание привлек блеск серебра у основания одной из самых толстых веток. Протянув дрожащую руку, она сняла с нее серебряный браслет с двумя подвесками: слоненком, усыпанным синими бриллиантами, и каким-то медальоном с замысловатой резьбой.

Перед глазами все поплыло и закружилось, и Софи тяжело осела на землю, утыкаясь лицом между колен. Она считала вздохи, надеясь, что ее не стошнит завтраком прямо на траву. Через шестьдесят три вздоха тишину нарушил голос Грейди:

– Они оставили деревья.

Софи резко вскинула голову, но зрение не фокусировалось на двух эльфах, возвышавшихся над ней. Сначала она подумала, что это от неожиданно яркого света, но потом что-то влажное скользнуло по щеке.

Грейди с Эдалин опустились на землю рядом с ней и стиснули ее в объятиях. Эдалин гладила ее по спине, а плащ Грейди промок от слез Софи.

– Надо было тебя предупредить, – со вздохом сказал он. – Просто не хотелось тебя расстраивать, даже если бы их не оставили.

Софи попыталась задать хоть один из множества вопросов, крутящихся в голове, но выдавить смогла лишь:

– Откуда они?..

Видимо, Эдалин поняла, о чем она говорит, потому что шепнула:

– Мы дали им волос с твоей серебряной расчески, – она убрала прядку со щеки Софи. – И посадили семя на похоронах.

Софи закрыла глаза, но все равно представила, как они стоят на холме, как со слезами на глазах закладывают семечко в землю. Как жмутся друг к другу, вешая браслет на ветку, и как готовятся приносить новые подвески каждый год.

Семья Декса тоже приходила?

А кто еще?

В голове всплыли имена, и Софи отогнала от себя печальные мысли. Она заставила себя подняться, утирая нос тыльной стороной ладони.

– Но вы же знаете, что мы живы. Почему они все еще стоят?

Грейди коснулся тонкого ствола ее дерева.

– Видимо, потому что Вандерлинги живые. Было бы неправильно убивать их лишь потому, что мы посадили их по ошибке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8