Шеннон Мессенджер.

Незримые



скачать книгу бесплатно

Shannon Messenger

KEEPER OF THE LOST CITIES BOOK 4: NEVERSEEN


Keeper of the Lost Cities Book 4:

Neverseen © 2015 by Shannon Messenger

Cover Illustration copyright © 2015 by Jason Chan

This edition published by arrangement with Taryn Fagerness Agency and Synopsis Literary Agency


© Чамата Т. А., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Дорогие читатели!

Даже Силвени любит Кифа не так сильно, как я люблю вас.

*всем маллоумелта и заварных пирожных!*



Предисловие

Едва вокруг вспыхнуло кольцо ярко-желтого пламени, Софи попятилась ближе к друзьям.

Жар лизал кожу, легкие горели от дыма, а «Незримые» придвигались все ближе, отбросив плащи и всякую маскировку.

Они больше не собирались скрываться.

«Незримые» кричали – оскорбляли, предостерегали, и Софи пыталась слушать, но в мыслях застыли совсем другие слова.

Уловка.

Ловушка.

Предатель.

Из-за этого ей не хватало сил взглянуть на одного из нападавших.

Очередное предательство.

Очередная ложь.

Как же Софи от этого устала!..

Она достала свой амулет – символ лебедя из гладкого стекла, обрамленного холодным черным металлом. Софи до сих пор не поняла, зачем «Черный лебедь» отдал ей его, но знала, что его сила – их единственный шанс.

Она подставила амулет угасающим лучам заката, и обжигающий белый луч отразился прямо в Вечное пламя.

Пришла пора ответить огнем на огонь.

Глава 1

– Пора идти, – сказал Фитц, врываясь в гостевую комнату на втором этаже Эверглена.

Софи, уже переодетая в свои старые человеческие вещи, в одиночестве сидела на громадной кровати с балдахином.

– Я думала, мы собирались уходить через час? – спросила она, глянув на бесконечное черное небо за окном.

– Не получится. Совет уже собрался и обсуждает наше наказание.

Слова Фитца льдом сковали вены; Софи глубоко вздохнула, собираясь с силами, и потянулась к своему фиолетовому рюкзаку. Именно с ним почти год назад она ушла от своей человеческой семьи. И теперь с ним же она покинет Забытые города.

– Все готовы? – спросила она, гордясь собой, что голос не дрожит. А еще она удержалась и не стала выдергивать зудящую ресницу.

У нее не было времени нервничать.

Пришла пора быть храброй.

Совет поклялся наказать всех, кто был связан с «Черным лебедем» – таинственной организацией, ответственной за существование Софи. Но они с друзьями знали, что настоящими злодеями была группировка «Незримые». Фитц с Кифом и Бианой даже пытались помочь «Черному лебедю» поймать мятежников на Эвересте. Но «Незримые» разгадали их план и устроили засаду. Софи вовремя узнала об этом и успела предупредить друзей, так что у них получилось сбежать – и даже захватить пленника.

Но тем самым они нарушили множество законов.

И теперь самым безопасным вариантом было уйти в подполье к «Черному лебедю». Но Софи не знала, хочется ли ей так близко общаться со своими создателями. Под эгидой проекта «Лунный жаворонок» «Черный лебедь» изменил ее гены и усилил способности, но до сих пор не пояснил, зачем. А еще они так и не рассказали, кто ее биологические родители, и Софи не знала, встретится она с ними или нет.

– Ну наконец-то, – произнес Киф, когда Софи с Фитцем спустились по спиралевидной серебряной лестнице. Они с Дексом стояли в круглой сверкающей прихожей Эверглена и благодаря толстовкам и темным джинсам очень походили на людей.

Киф сверкнул коронной ухмылочкой и поправил тщательно растрепанные светлые волосы, но Софи видела печаль, туманящую его небесно-голубые глаза. Во время схватки с «Незримыми» Киф узнал, что его мать была их лидером. Она даже напала на собственного сына, а потом сбежала в столицу огров, бросив семью.

– Эй, хватит за меня волноваться, Фостер, – замахал рукой перед носом Киф. Он был одним из немногих эмпатов, способных ощутить эмоции Софи по воздуху.

– Я за всех вас волнуюсь, – призналась она. – Вы рискуете жизнями ради меня.

– Вот так новости, да? – удивленно воскликнул Декс, улыбаясь до ямочек на щеках. – Расслабься уже. Мы справимся! Хотя насчет обуви я не уверен, – он указал на свои мягкие коричневые ботинки типичного эльфийского стиля. – Вся человеческая обувь Фитца мне велика.

– Сомневаюсь, что кто-нибудь заметит, – усмехнулась Софи. – Но, наверное, тут сыграет роль то, сколько времени мы проведем рядом с людьми. Где именно во Флоренции находится убежище?

Фитц улыбнулся своей голливудской улыбкой:

– Увидишь.

«Черный лебедь» научил Фитца проникать за ментальный блок Софи и находить секретную информацию, скрытую в ее разуме, но почему-то Фитц не хотел делиться своими находками. Софи знала лишь то, что их путь окончится у круглого окна в знаменитом итальянском городе.

– Эй, – окликнул Фитц, наклоняясь ближе. – Ты же мне доверяешь, да?

Сердце Софи предательски затрепетало, несмотря на раздражение. Она действительно доверяла ему. Пожалуй, больше, чем кому-либо. Но ее все равно злило, что он что-то от нее скрывает. Хотелось воспользоваться своей телепатией и изъять информацию прямо из его головы. Но она уже много раз нарушала это правило и знала: последствия того не стоят.

– Да что такое с этой одеждой? – перебила Биана, появляясь из ниоткуда.

Она была эмфанистом, как и ее мать, но пока только училась управлять своими силами. Из двух ног появилась только одна, и ей пришлось прыгать, чтобы показалась вторая. На ней были надеты толстовка на три размера больше и мешковатые потертые джинсы.

– Ну, у меня хотя бы обувь своя, – сказала она, подворачивая штаны и показывая фиолетовые балетки с бриллиантами. – Но почему у нас только мальчишеская одежда?

– Потому что я мальчик, – напомнил ей Фитц. – Да и у нас тут не конкурс красоты.

– А если и был бы, то я бы победил. Согласись, Фостер? – хмыкнул Киф.

На самом деле Софи отдала бы приз Фитцу – его синий шарф идеально подходил к темным волосам и бирюзовым глазам. А благодаря прекрасно сидящему серому пальто он казался более высоким и широкоплечим, и…

– Я тебя умоляю. – Киф протиснулся между ними. – Человеческая одежда Фитца – полная скукотища. Смотри, что мы с Дексом нашли в шкафу Алвара!

Они расстегнули толстовки и продемонстрировали футболки с логотипами.

– Понятия не имею, что это, но ведь круто, да? – спросил Киф, указывая на черно-желтый овал на своей футболке.

– Это из Бэтмена, – пояснила Софи, но тут же об этом пожалела. Разумеется, Киф моментально потребовал рассказать, насколько Темный Рыцарь крутой.

– Ребят, я эту футболку никогда не сниму, – решил он. – А еще хочу Бэтмобиль! Декс, устроишь?

Софи не удивилась бы, если бы Декс и правда его сконструировал. Он, как технопат, творил чудеса с техникой. Он много чего классного сделал для Софи – включая ее неровное кольцо, специальную тревожную кнопку, которая спасла ей жизнь в схватке с одним из ее похитителей.

– А моя футболка откуда? – спросил Декс, указывая на две пересекающиеся желтые W.

Софи не решилась рассказать, что это символ Чудо-женщины.

– Откуда у Алвара человеческая одежда? – спросила она. – Я думала, он работал с ограми.

– Работал, – кивнул Фитц. – По крайней мере, пока ты едва не развязала войну.

Фитц говорил легко, насмешливо, но правда его слов тяжело легла на плечи Софи. У них было бы куда меньше проблем, если бы она не нарушила законы телепатии, попытавшись прочитать разум короля огров. Она знала, что рискует, но отчаянно желала выяснить, зачем огры пробрались в Убежище и спрятали в хвосте Силвени устройство слежения. Самка аликорна была не только необходима для выживания их редкого вида – она также была близкой подругой Софи. Если бы только Софи знала, что огры способны засекать телепатов – даже генетически усиленных телепатов вроде нее. Она не нашла ничего полезного, зато едва не разорвала мирный договор огров и эльфов и чуть не развязала войну.

– Это все равно не объясняет, откуда у Алвара человеческие вещи, – напомнила Софи Фитцу. – Огры ненавидят людей даже сильнее, чем эльфы.

– Ненавидят, – кивнул Фитц. – Но этим вещам много лет: Алвар носил их, пока искал тебя.

– Искал меня? – удивилась Софи. – Я думала, это была твоя обязанность.

Год назад именно Фитц нашел ее на экскурсии, где она была с классом, и привел в Забытые города.

Это было лучшее событие в ее жизни.

И вместе с тем – самое тяжелое.

Фитц грустно улыбнулся – видимо, вспомнил то же, что и Софи: момент, когда ей пришлось прощаться с человеческой семьей. Только он понимал, чего она лишилась в тот день, и без него она бы не справилась.

– Я начал искать тебя в шесть лет, – напомнил он, – когда Алвар поступил на курсы элиты и уже не мог сбегать из Фоксфайра. Но папа искал тебя двенадцать лет, не забыла? Я не мог ходить на секретные задания в младенчестве.

– Да ты просто лодырь, – перебил Киф. – Я бы точно смог. Но я-то Бэтмен, так что, – он приобнял Софи за плечи, – только попроси, и стану твоим героем.

Декс сделал вид, что его тошнит, а Биана посмотрела на руку Кифа, лежащую у Софи на плечах.

– Мы же собирались идти, нет? – спросили они одновременно.

Софи отстранилась от Кифа, и тут же с лестницы донесся голос Алдена:

– Погодите! – Он поспешил к ним, и полы его длинного плаща со свистом рассекли воздух. – Сначала нужно снять регистрационные медальоны.

Софи схватилась за свое ожерелье, не в силах поверить, что забыла о нем. Медальоны были устройствами слежения Совета. А вдруг она еще что-нибудь упустила?..

Достав острые черные кусачки, Алден произнес:

– Начнем с Фитца. – Он говорил с таким же четким выговором, как и его дети, но голос его дрожал.

Фитц поморщился, когда Алден перерезал толстый шнур и медальон, звякнув, упал на пол.

– Ух. Теперь все взаправду, – прошептал Киф.

– Да уж. – Фитц скользнул пальцами по голой шее.

– Ты как? – спросил Алден у Бианы, которая стискивала медальон побелевшими пальцами.

– Нормально, – прошептала та, приподнимая свои длинные черные волосы и открывая ожерелье.

Помедлив, Алден перерезал серебряный шнур. Ее медальон приземлился рядом с медальоном Фитца, а за ними последовала очередь Кифа.

– С вашими придется повозиться, – напомнил Алден Дексу и Софи.

Совет ввел дополнительные меры безопасности после того, как с помощью медальонов «Незримые» убедили всех, что Софи с Дексом утонули, а не были похищены. У них даже были деревья в лесу Вандерлингов – эльфийском аналоге кладбища, где родители устроили им похороны.

К тому времени, как металлические шнуры лопнули, на лбу Алдена выступил пот.

– Ваши нексусы мне тоже придется забрать, – сказал он, доставая диск размером с монетку.

Софи вздохнула.

Очередная важная деталь, которую она упустила.

Нексусы нужны были для того, чтобы удерживать тело в целостности во время световых прыжков, но создаваемое ими силовое поле можно было отследить.

– Кажется, я не очень хорошо подготовилась к побегу, да? – пробормотала она.

– К такому не подготовишься, – успокоил Алден. – И тебе не нужно продумывать все. Теперь ты часть команды. Вам нужно работать сообща и помогать друг другу.

Было бы легче, если бы ее «команда» не забыла об одних и тех же важных вещах – хотя Фитц, Киф и Биана уже избавились от своих нексусов. Их концентрация дошла до нужного уровня. Декс тоже близился к желанной отметке. Шкала на его широком синем браслете была заполнена больше, чем на три четверти.

Когда Алден прикоснулся к ней диском, рисочка на шкале устремилась ввысь.

– Давно хотел это сделать, – признался Декс, снимая нексус с запястья. – Но решил не жульничать.

– Мудрый выбор, – согласился Алден. – Если ты можешь что-то сделать, это не значит, что так и нужно поступить. А еще это не дает права нарушать закон.

– Дает, если закон дурацкий, – возразил Киф.

– Я бы поспорил, но не могу, к сожалению. Сами понимаете, почему. – Алден подобрал упавшие медальоны и спрятал их в карманы плаща вместе с нексусом Декса. – Когда-то я верил в непогрешимость нашего мира. Но сейчас… придется опираться на собственные принципы. Глубоко внутри, – он приложил руку к сердцу, – мы знаем, в чем правда и что нужно сделать. Не забывайте об этом на своем пути. Но я отвлекся. Софи, давай разберемся с твоими нексусами.

Благодаря Элвину, ее чересчур заботливому врачу, Софи приходилось носить по нексусу на каждом запястье. Более того, их нельзя было снять, несмотря на полную шкалу. Она несколько раз исчезала после световых прыжков – а один раз едва не умерла. Но это было еще до того, как «Черный лебедь» усилил ее концентрацию и излечил способности.

И все же Софи сжала в руке «Подпитку от исчезновения», зелье, которое висело у нее на шее на крайний случай. Рядом с ним, тоже спрятанный под футболкой, находился флакон с лекарством от аллергии. Софи еще ни разу не воспользовалась этими эликсирами, но с ними ей было спокойнее. Особенно когда Алден достал изогнутый серебряный ключ и снял с нее нексусы.

Когда он поглядел на ее черный наруч, Софи его остановила:

– Это изобретение Декса.

– Я зову его «Ударом исподтишка», – гордо произнес Декс. – Он выпускает порыв воздуха при замахе и позволяет бить куда сильнее обычного.

– Очень умно, – заметил ему Алден. – Он может вам пригодиться. И все же, Декс, надеюсь, ты понял, как опасно разрабатывать оружие.

Декс опустил голову и заверил, что понял. Именно он создал ограничитель способностей, который Совет силой надел на Софи в качестве наказания за инцидент с королем огров.

Та ткнула Декса локтем и улыбнулась, давая понять, что простила его. Но он не поднял взгляда.

– Думаю, теперь вы готовы, – сказал Алден. – Но не забывайте приглядывать друг за другом. Фитц и Биана, во время прыжков помогайте Дексу с концентрацией. Киф, а ты помогай Софи.

– О, обязательно помогу, – подмигнув, пообещал Киф.

– Мы все поможем, – поправил Фитц.

– Эй, я и самостоятельно справлюсь, – возмутилась Софи. – Это я перенесу нас во Флоренцию, не забывайте.

Синие кристаллы для прыжков вели в конкретное место каждого Запретного города, и за ними было легко проследить. Поэтому они собирались телепортироваться в Италию – этой способностью обладала лишь Софи – спасибо неожиданному побочному эффекту изменения ее ДНК.

– Вы все справитесь самостоятельно, – успокоил их Алден, – но вместе вы сильнее. А еще вам нужен лидер, который будет следить за командой, так что, Фитц, раз ты самый старший, во главе встанешь ты.

– Эй, погодите-ка, – начал Киф, – он старше всего на несколько месяцев.

– Ага, а «несколько» – это одиннадцать, – поправил Фитц.

Декс фыркнул:

– Ребят, да вы старики.

Он самодовольно глянул на Софи, и та покраснела, потому что подумала о том же. Ну… она не считала Фитца с Кифом стариками, но они явно были старше нее.

Она полагала, что Кифу четырнадцать, а Фитцу, соответственно, не меньше пятнадцати, но они могли оказаться еще взрослее…

В Забытых городах за возрастом следить почти не получалось. Благодаря бесконечной продолжительности жизни эльфы почти не обращали на него внимания. На самом деле Софи не знала, сколько лет ее друзьям. Никто никогда не говорил о своих днях рождения. Возможно, и Софи тоже не стоило волноваться о возрасте – но ее все равно беспокоило, что ей всего тринадцать с половиной, и разница между ее возрастом и возрастом парней казалась огромной.

– Эй, я один знаю, куда нам идти, – сказал Фитц. – Значит, я за главного, и… нам, наверное, пора. Нет, стойте – а как же мама? Может, надо с ней попрощаться?

Алден глянул на Биану.

– Ваша мама сейчас занята. Но она просила передать, что скоро с вами увидится.

Фитцу его ответ не понравился. Но спорить он не стал.

Алден обернулся к Софи, не поднимая на нее взгляда:

– Я… предложил Грейди с Эдалин выпить снотворное, и они согласились. Мы боялись того, что может случиться, если они будут тебя провожать. Поэтому они просили передать, что любят тебя и что оставили тебе записку в рюкзаке.

Из-за кома в горле кивать было больно, но Софи пересилила себя. Грейди с Эдалин были ее приемными родителями, и она не хотела уходить, не попрощавшись. Но она сомневалась, что им хватит сил пережить еще одно расставание, учитывая их прошлое.

Они жили в глубокой депрессии семнадцать лет – с того самого дня, как в пожаре погибла их единственная дочь Джоли. А теперь Софи выяснила, что за погубившим ее пожаром стоял Брант, бывший жених Джоли, о котором Грейди с Эдалин заботились, как о собственном сыне. Брант скрывал, что владеет пирокинетикой – единственным запрещенным талантом, и вступил в «Незримые» из-за ненавистной ему жизни бесталанного эльфа. Но когда Джоли узнала о его предательстве и попыталась переубедить, он взбесился и разжег огонь, который унес ее жизнь.

Вина и скорбь сделали Бранта опасно нестабильным. Он даже пытался убить Грейди и Софи, которые выступили против него. Грейди был в такой ярости, что своими способностями мезмера заставил Бранта отжечь собственную руку. Софи едва успела остановить Грейди, не дав ему зайти слишком далеко и разрушить себе психику. И ей пришлось отпустить Бранта, чтобы тот выдал информацию, благодаря которой она смогла спасти друзей.

– Ладно, вы и так задержались, – произнес Алден, обнимая по очереди всех пятерых. – Помните: мы прощаемся не навсегда. Лишь на время.

– Связаться с тобой, как будем на месте? – спросил Фитц, и по щеке Софи скользнула слеза.

– Нет, мне нельзя знать о ваших действиях. Никому нельзя.

– Думаешь, Совет прикажет взломать вам память? – прошептала Софи.

– Нет, до такого уровня они не опустятся. К тому же они понимают, что мы слишком важны и могущественны. Это лишь предосторожность. Поверьте, волноваться не о чем.

Софи вздохнула.

«Волноваться не о чем» было любимой фразой Алдена. И она понимала, что верить ей нельзя.

– Пойдемте, – произнесла Биана, открывая мерцающие двери Эверглена.

Они молча двинулись по тенистой дороге.

– Никогда не думал, что скажу это, – пробормотал Киф, – но я очень скучаю по таскающемуся за нами Гигантору.

Софи кивнула, жалея, что ее двухметровый гоблин-телохранитель ранен и не может пойти с ними. Во время битвы на Эвересте Сандора сбросили со скалы, и он переломал практически все кости. Элвин заверил, что с ним все будет в порядке, но Сандора ждал длинный путь к восстановлению.

«Не такой длинный, как наш», – подумала Софи, разглядев в мрачной ночи огромные ворота Эверглена. Сияющие золотом решетки поглощали весь свет, не давая никому прыгнуть внутрь.

– Пора бежать, – прошептал Алден.

Телепортация работала лишь в свободном падении, и скалы, с которых им предстояло спрыгнуть, располагались вне Эверглена.

Фитц вытер глаза.

– Передай маме, что мы ее любим, хорошо?

– Тебя мы тоже любим, пап, – добавила Биана.

– И не подпускайте старейшин к моей семье, – попросил Декс.

– Даю слово, – пообещал Алден. – К Грейди с Эдалин я их тоже не подпущу.

Софи кивнула; в ее голове метался миллион невысказанных фраз. Но важным было лишь одно:

– Если Грейди пойдет за Брантом – не пускайте его.

Алден взял ее за руку.

– Не пущу.

Все поглядели на Кифа.

– Передайте отцу… что я спрятал его любимый плащ в шкафу на двадцать девятом этаже. Но не говорите, что дверь заряжена газом гулона. Пусть выяснит это на собственной шкуре.

– Ты точно не хочешь ничего добавить, Киф? – спросил Алден.

Тот пожал плечами.

– А что еще?

Алден обнял Кифа и прошептал что-то ему на ухо. Что бы он ни сказал, на глазах Кифа выступили слезы.

Когда Алден открыл ворота, они навернулись и у Софи.

Пятеро друзей поглядели на возвышающийся впереди лес и взялись за руки.

Вместе они медленно шагнули в темноту. Едва они ступили за порог, как из тени выступила эльфийка в плаще – но не в черном плаще «Незримых».

В серебристом плаще с бриллиантами.

Такие плащи носили старейшины.

Глава 2

– Все в порядке, – проговорил хрупкий усталый голос, и эльфийка откинула свой блестящий капюшон. Светлые локоны обрамляли знакомое красивое лицо старейшины Орели. – Я пришла сюда по своей воле, – сказала она, и на голове ее действительно не было обруча с розовыми драгоценными камнями.

Алден опустил руку с мелдером – небольшим серебряным оружием, вызывавшим мгновенный болезненный паралич.

– Скоро прибудут остальные?

– Скоро. Бронте с Териком все еще отстаивают вас, но они ничего не добьются. Все слишком поглощены страхом и гневом. – Орели провела изящными пальцами по собственной руке и вздрогнула в лунном свете. Она была эмпатом, как Киф с отцом, и Софи еще никогда не видела в ее глазах столько боли.

– Как их накажут? – спросил Алден.

Орели опустила взгляд.

– Декса с Кифом отстранят от занятий до конца семестра и приставят к ним надзирателей. Фитца с Бианой отстранят на неделю и заставят месяц работать в Убежище…

– Погодите, – перебил Декс. – А чего это нас наказывают строже?

– Наследие Вакеров в нашем мире колоссально, – напомнила Орели.

Вакеры были практически королевскими особами. Среди них было больше дворян, чем в других семьях. Между тем у отца Декса так и не проявился талант, а в Забытых городах был важен лишь он, а не богатство, цвет кожи или возраст. Эльфы считали, что делить народ на основе способностей справедливо. Софи сомневалась, что можно «справедливо» кого-то делить. Бесталанные эльфы не могли стать аристократами, а если играли свадьбу с кем-нибудь, обладающим талантом, то их считали «дурной партией». Мама Декса все равно вышла за его отца, но из-за этого Декса презирали всю жизнь.

– Вот как, значит? – возмутился Киф. – Только выяснилась правда о моей матери, и моя семья стала отбросами?

– Не отбросами, – поправила Орели. – Но твоего отца сняли с должности Эмиссара. Совет не верит, что эмпат даже не подозревал о предательстве жены.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9