Роберт Шекли.

Чужие: Геноцид. Чужая жатва (сборник)



скачать книгу бесплатно

Но чего хотели чужие? Откуда они появились? Что они здесь делают? Куда собираются дальше? Какова их конечная цель?

Может они были такими жестокими из-за того, что их раса «встала не с той ноги» в доисторические времена?

На этот счет у Козловски была своя теория.

Самки случайно съели всех своих самцов во время очередного приступа ПМС. Теория, конечно, вовсе не научная, но она многое объясняет. Здесь собрались одни только истеричные самки чужих, которым не на кого было наорать.

В любом случае истинной целью команды Козловски было собрать это знаменитое маточное молочко в баллоны, которые катил на тележке рядовой Хендерсон. Конечно, чтобы заполучить молочко, нужно было прикончить всех членов королевской семьи, а это самая сложная задача.

Майклз поднял голову от радиолокационной установки:

– Идут! Двадцать пять метров от нас. Прибор засек пять существ. Двигаются с обычной скоростью. Идут в нашу сторону.

Козловски почувствовала некое облегчение. Эта мертвая тишина ее уже утомила.

– Хорошо, прячься обратно. Мне нужен человек, который хорошо стреляет по верхам. Адамс, ты же отлично бьешь по тарелочкам. Я уже видела раньше, как чужие прорываются и нападают сверху. Если они снова так сделают, я хочу, чтобы ни один из них не коснулся земли живым.

– Есть, мэм!

Ей не нужно было давать какие-либо указания.

Тыл и передний ряд обороны были уже в укрытии, готовые к нападению. Козловски направила луч света под ноги. Эти ублюдки могли выскочить откуда угодно. То, что они не умеют телепортироваться, – это всем известный факт, но ждать от них можно чего угодно. Главнокомандующие, которые по тем или иным причинам недооценили способности чужих, обычно заканчивали как и их солдаты – умирали один за другим.

Или того хуже.

Сенсоры показывали, что весь рой двигается в их сторону.

Пять жуков.

Нет, намного больше!

Как только они появились в поле зрения, бойцы авангарда начали обстрел. В этой кромешной темноте Козловски ощутила знакомый раздражающий страх. Страх человека, которого положили в гроб живым. Страх мамонта, прячущегося от динозавра. Это, видимо, было такое ментальное свойство жуков – вонзать свои когти прямо в самые нежные части человеческой души.

Первые попытки подстрелить чудовищ увенчались провалом. Чужие всегда были готовы к встрече с человеческим оружием и прекрасно умели сражаться с людьми.

Но люди сражались гораздо лучше. Бесконечные тренировки научили человечество предугадывать неожиданное нападение.

Одного из чужих подстрелили. Его разорвало на куски. Тягучая липкая кровь разлилась ручьями.

– Пригнитесь же, черт побери! – вскрикнула Козловски, стараясь не вляпаться в кровавое кислотное месиво, которое било фонтаном во все стороны.

Кислота чужих могла разъесть любую броню. Александра посмотрела сквозь дым. Парни все еще палили из оружия, но совсем не туда, куда надо. Они взяли слишком низко.

– В колени стреляйте! В голову! – кричала она. – Колени и голова!

Если попадаешь в голову, то чудовище погибает без особой грязи.

Попадаешь в колено, чужой падает и у тебя появляется отличный шанс прострелить ему голову.

И тут у нее возникла прекрасная возможность показать своим ребятам на личном примере, что нужно делать. В поле зрения Александры появился чужой с оторванной правой конечностью. Козловски подняла оружие и сделала два быстрых четких выстрела. В первый раз она промахнулась, но во второй раз попала в колено, раздробив сустав. Чудовище повалилось на землю.

Следующий выстрел сделал Гарсиа. Он попал прямо в вытянутый череп твари.

У парней был хороший учитель. Они успокоились и добили оставшихся чужих. А чтобы окончательно покончить с жуками, солдаты облили их жидкостью, нейтрализующей кислоту.

Козловски позволила себе улыбку:

– Хорошая работа, парни, но не расслабляйтесь, самое сложное еще впереди. Там нас ждет ад.

– Да мы и так знаем, – ответил Майклз.

– Куча этих тварей без мозгов, – сказал Гарсиа.

– Они и правда умом не отличаются, – сказала Козловски. – Хватит бездельничать. Двигаемся дальше. Мы на территории чужих, а их территория нам известна.

Солдаты знали, что ксеноморфы наверняка подготовились к атаке, но это ничего не значило. Лучше воспользоваться приливом адреналина от принятых пилюль, пока препараты еще действуют.

Они медленно шли в темноту, перешагивая через трупы.

Коридор расширился, и в свете фонарей появился зал.

В самом центре, словно гигантский цветочный бутон, возвышался «трон» – хранилище маточного молочка, а также пристанище королевы, ожидающей потомство.

Козловски уже была в таких местах раньше, но она до сих пор не могла к ним привыкнуть. Вид у этой зловонной «матки смерти» был удручающий. Странная скульптура была словно насмешкой над жизнью. Каждая клетка в организме Алекс содрогалась от увиденного. Опыт и решительность боролись в ее душе с инстинктивным желанием повернуться и убежать.

Как ни странно, зал был пуст.

– Что за чертовщина? Куда они делись? – поинтересовался Майклз.

Если бы у Гарсиа не было шлема, то он бы почесал затылок.

– Я не могу понять, где королева этих тварей? – сказал он.

– Отлучилась в Голливуд на звездную вечеринку, – сострил кто-то.

– Мне все это не нравится, – сказала Козловски. – Не подходите. Королева никогда не покидает свое потомство, если только на это нет веских причин.

Майклз покачал головой:

– Смотрите, у нас есть сосуд, полный маточного молочка. Стоит и ждет, чтоб мы его забрали. Еще немного, и это все сгорит или взорвется.

Он взял шланги и двинулся в сторону похожего на луковицу сосуда.

– Давайте перекачаем молочко, и нам дадут отличную премию. Уже будет неважно, убьем мы жуков или нет.

– Майклз! Стой! – закричала Козловски. – Я не думаю, что эта банка стоит того, чтобы рисковать. Ты никуда не пойдешь. Это приказ!

Майклз остановился и обернулся. В его горящих глазах можно было увидеть не только действие лекарств. В них была гордость и задетое мужское самолюбие. «Не поступай так со мной, Коз», – говорили они.

– Мальчик сделает себе бобо, – сказал кто-то сзади хриплым голосом, подражая голосу ребенка.

– Что у тебя на датчиках? – спросила Козловски.

– Активность есть, но не близко, – ответил один из рядовых.

– Капитан, я бы уже мог начать качать маточное молочко!

Козловски эта идея была не по душе, но она не видела причин сказать «нет». Если она не позволит, другие подумают, что у нее есть любимчик. И не ошибутся.

– Ладно, но я хочу, чтоб остальные прикрыли тебя. Дэниелс, пойдешь с ним!

– Без проблем, – ответил крепкий солдат.

«Черт возьми, Питер, зачем ты так со мной», – подумала Александра.

– Остальные, следите за другими выходами.

– Что думаешь, Гарсиа? – спросила она сержанта, в то время как Майклз шагнул к огромному сосуду.

– Не знаю, сэр. Не похоже это на ксеноморфов. Они бы не оставили молочко без присмотра.

– Сэр! – сказал один из рядовых, – я вижу еще помещения прямо под нами! Такие же огромные, как и…

Лейтенант в этот момент откручивал вентили. Дэниелс повесил свое ружье за спину, чтобы помочь ему.

Словно гром прогремел в голове капитана. Она поняла, что это был не главный зал. А если он был не главным, то…

– Майклз! Дэниелс! – закричала Козловски. – Уходите оттуда! Это ловушка!

Сосуд раскрылся как беременный живот. В чреве его находился ужасный, как сама смерть, плод.

– Господи Иисусе! – закричал Дэниелс, отпрыгнув назад и снимая с плеча свое ружье.

Монстр атаковал с такой скоростью, какую она раньше не видела, – хотя она уже много чего повидала. Чужой схватил лейтенанта за руки и потащил наверх.

Это чудовище пряталось внутри сосуда. Оно ждало момент, когда кто-то подойдет и попытается забрать маточное молочко.

Майклз закричал, оказавшись в цепких когтях. Слюнявые внутренние челюсти вонзилась в его шлем.

Майклз закричал снова.

Инстинктивно Дэниелс начал палить из винтовки.

Он попал в туловище чужого, и брызги крови разлетелись по сторонам.

Челюсти снова вонзились в шлем Майклза и продырявили броню насквозь. Монстр рухнул на землю. Козловски беспомощно смотрела, как кислота чужого сквозь дырки стекает внутрь шлема ее возлюбленного.

Прямо на лицо.

Из рации доносился душераздирающий вопль, пока кислота не разъела и ее. Рация не работала, но Козловски все еще слышала этот крик.

Кислота делала свое дело с невероятной скоростью. Александра будто наблюдала за изменяющейся с течением времени фотографией. Кожа мужчины шипела, покрываясь пузырями. Глаза закипали и исчезали.

Крик прекратился.

Показался череп. А затем кислота разъела и его, обнажив мозг.

– Не-е-е-ет! – закричала Козловски.

Она схватила винтовку и собиралась изрешетить чудовище.

Но ее остановила рука Гарсиа. Он дотронулся до плеча, и Алекс пришла в чувства.

– Не надо. Вы на службе, капитан, – сказал мужчина.

Тело чужого дергалось в предсмертных судорогах, заливая останки Майклза своей кровью.

– Проверьте его, – тихо сказала она.

«Ну зачем я позволила ему пойти. Я же знала…»

– Он мертв.

– Я сказала, проверь его! Если он жив, я не хочу, чтоб он страдал!

Гарсия кивнул и подошел к телу. Он слегка толкнул его стволом своей винтовки.

Кислота смешивалась с дымящейся кровью лейтенанта и стекала в ужасную лужу, которая прожгла пол и оставила дыру.

– Мертв.

– Поняла, – сказала Козловски и собрала всю волю в кулак. – Там есть еще один зал, куда мы и отправимся. И больше не надо героизма, кретины. И никаких нежностей. Или, клянусь Богом, если эти ублюдки вас не прикончат, то это сделаю я.

Команда молча последовала к своей цели.

Александра Козловски приняла еще одну таблетку – проглотив вместе с ней и свои слезы.

2
Три года спустя. Багдад, Ирак

Победа.

Запах ее уже витал в воздухе вместе с утихающим зловонием войны.

Победа.

Господство.

Превосходство.

Он ощущал потребность в них с каждым движением мускулов и с каждой пульсацией вен. Он чувствовал потребность в кричащей толпе на стадионе, нетерпеливо стучащей ногами и громко аплодирующей. Мощь и слава буквально наэлектризовали атмосферу вокруг.

А теперь настало время наэлектризовать и нервы, стимулировать ЦНС и нейроны.

Джек Ориендер стоял в тени тоннеля. Снаружи его товарищи, которые были одновременно и соперниками, разминались, ожидая сигнала для выхода на старт стометровки. В этом защищенном от открытого пространства месте Джек чувствовал себя в безопасности. Он немного страдал агорафобией[4]4
  Агорафобия – психическое расстройство, при котором появляется страх людных мест, страх перед открытыми пространствами.


[Закрыть]
. Во всяком случае, так говорил его отец. Джек не был уверен, что это именно агорафобия, поскольку не испытывал страха на улице, просто он предпочитал, чтобы вокруг него находились стены.

Его отец уже умер. Он был капитаном во время войны между чужими и землянами. Армия не сообщила подробности его гибели, а семья Ориендеров не стремилась их узнать – достаточно было того, что отец погиб в бою с чужими.

Джек Ориендер сделал глоток холодной воды из бумажного стакана, прополоскал рот и выплюнул. Солнце Ближнего Востока палило беспощадно. Джек хотел, чтобы у него был влажный рот, а не раздутый желудок. Он постарался выпить больше жидкости накануне, а на кожу нанес солнцезащитный лосьон. В свои двадцать лет он был на пике своей формы: ни капли жира, одни тренированные мускулы, вскормленные на лучшей кукурузе Айовы. К тому же Джек прямо-таки светился здоровьем и отличался правильными пропорциями. Он начал заниматься легкой атлетикой в команде юниоров средней школы, а сейчас был в сборной команды университета Айовы. В настоящее время спортивная жизнь страны начала потихоньку возвращаться в прежнее русло. Планета, как и Джек, потеряла много времени из-за войны и последующего восстановления. Однако когда ты молод, время не имеет такого уж большого значения. Молодым кажется, что времени у них полно как за плечами, так и впереди. И даже когда видишь человека старше себя с лысиной, брюшком и морщинами под глазами, мысль о том, что однажды и ты станешь таким же, кажется абсурдной.

«Выиграй сегодня, состарься завтра», – говорил тренер Доннел, пронизывая Джека взглядом, словно двумя лазерами. Каждый день во время тренировок этот седеющий мужчина повторял: «Мы ставим на тебя, Джек, ты должен победить».

Джек понимал его наставление неоднозначно.

Напряжение в воздухе возрастало. Нервы Ориендера натянулись словно струны скрипки. Он знал, что если и нужно немного помочь своему организму, то именно сейчас. На талии у Джека находился синтетический пояс светло-телесного цвета, на котором висела сумочка. Расстегнув липучку, он достал маленькую закрытую бутылочку. «Свежие продукты – лучшие продукты», – постоянно твердила его мать, и хотя Джек не был уверен, что это относится к данному случаю, его мнительная натура заставила открыть новый флакон, хотя предыдущий еще не опустел.

Джек вскрыл упаковку и вытряхнул одну таблетку.

«Черт, а почему бы и нет?» – подумал парень.

Он вытряхнул на ладонь вторую таблетку, затем закрыл крышку, убрал пузырек обратно в сумочку и заправил футболку в шорты.

Джек посмотрел на продолговатые таблетки. Они были темно-зеленого цвета с едва заметными серебристыми вкраплениями.

На мгновение он услышал голос своего старика: «Убери это, Джек, в тебе уже и так много лекарств. Научись пользоваться теми, которые уже принял, а не лезь за новой дозой». Но Джек, как всегда, пренебрег этим советом, прислушиваясь к голосу тренера: «Вот что я тебе скажу, Джек. Делай все, для того чтобы выиграть».

Ориендер положил в рот две таблетки. Затем он взял бумажный стакан и запил их маленьким глотком воды, так как не хотел нарушать баланс жидкости в своем организме. Баланс – визитная карточка победы. Его старик всегда был за баланс во всем. Инь и ян. А теперь отца уже нет. И если таблетки, которые проглотил Джек, немного склонили чашу весов в его пользу, то это в любом случае уже ничего не значило.

«Ксено-Зип».

Среди простых людей оно носит название «Огонь».

Производитель – «Нео-Фарм».

Мощная штука.

Джек принимал «Огонь» с тех самых пор, как этот препарат начали выпускать. Он спросил разрешение у тренера, и тот, за несколько секунд прочитав на этикетке слова «Сделано из натуральных веществ», дал добро. Для Джека самое главное – чтобы в составе не было стероидов. Сам тренер был не против стероидов – все, что могло дать лишнюю силу, он одобрял. А судейские комиссии в те дни на многое закрывали глаза.

К тому же это не хуже двух лишних чашек кофе с утра. По крайней мере, так утверждала реклама.

Джек не слишком вдавался в подробности. Приняв таблетку «Огня» в первый раз, он сразу почувствовал, что стал ловчее и увереннее в себе, и его атлетические способности моментально возросли. Концентрация, ловкость, координация – все поднялось на более высокий уровень. Но и это еще не все: Ориендер во многих отношениях стал чувствовать себя гораздо лучше. Он понял, что «Огонь» придает ему больше энергии и привлекательности.

Судя по официальным источникам, препарат выпускался на основе маточного молочка женских королевских особей чужих.

Однако ходили и сплетни, будто его делают из перемолотых тел чудовищ, убитых на войне.

Джеку было все равно. Ему нравился препарат. Он словно увеличивал его жизненные горизонты, а что еще важнее – увеличивал спортивные показатели.

Ориендер ждал, когда в организме появится тепло. Он прислушивался к звукам на стадионе, прикрывая глаза от яркого света.

Стадион впечатлял с первого взгляда – удивительный пример сочетания послевоенной реконструкции и современной архитектуры. Многие крупные компании сделали свой вклад в его сооружение, вложив в строительство крупные суммы. Стадион был причудливой смесью нового и старого. В небе весели дирижабли и небольшие аэромобили, оснащенные аппаратурой слежения и информационными сенсорными массивами. Стадион носил название «Человечество», а соревнования, в которых принимал участие Джек Ориендер, назывались «Играми Доброй Воли».

Олимпийских игр больше не существовало, как и многого, что было на Земле в прежние времена. Нужно было с чего-то начинать. С чего-то, что могло бы объединить людей и прославить новое человечество. Что-то, что отвлекло бы цивилизованные умы от жестокого прошлого планеты Земля.

Дружеское сражение между нациями.

Доброжелательное соревнование атлетов.

Джек Ориендер выглянул на солнце и ощутил знакомые ароматы цивилизации – запах попкорна, хот-догов, разлитого пива и запах радости в атмосфере. Скоро он должен стать центром этого веселья.

Джек почувствовал, как «Огонь» зажегся в его организме.

«Как же хорошо».

– Эй, Орео! Вытаскивай уже свою задницу оттуда! – крикнул Фред Стейтон.

Фред – это еще один участник команды США. Он был такой же опрятный, стройный и крепкий, как и Джек, только волосы у него были светлые, а не темные, и без «вдовьего пика»[5]5
  «Вдовий пик» – волосы, растущие треугольным выступом на лбу.


[Закрыть]
. По мере того как тепло разливалось по телу Джона, его чувства обострялись. Мужчина ощутил запах лимонного дезодоранта своего друга, а также запах талька на его руках. Он поймал нотки виноградного джема, который Фред ел за завтраком, и аромат «Гаторада»[6]6
  Напиток, используемый для восстановления жидкостного баланса в организме.


[Закрыть]
.

– Скоро пригласят на старт! – сказал Фред.

– Да, ты прав.

– Слушай, парень, с тобой все в порядке?

– Конечно. А что?

– Не знаю. У тебя глаза какие-то странные.

– Это солнце. Оно так на меня действует. Поэтому я и стою в тени как можно дольше.

– У тебя руки дрожат.

Ориендер посмотрел на свои ладони. Он представил, что видит, как по венам циркулирует огонь вместо крови.

Раньше от «Огня» руки у него никогда не тряслись.

– Я просто волнуюсь.

– Все мы волнуемся.

– Все будет в порядке. Дай мне секунду.

– Я-то дам, да вот только судьи не станут ждать. Они уже давно зарядили свои стартовые пистолеты, – ответил Фред и хлопнул Джека по плечу. – Все будет нормально. Дыши глубже. Ты всего в нескольких шагах от старта, – сказал Стейтон и щелкнул пальцами. – Быстро пробежим дистанцию и пойдем праздновать.

– Да, конечно, – усмехнувшись, ответил Джек.

Фред прав, пора идти. Ориендер видел столпившихся у старта бегунов. Многие уже приседали на линии старта, тренируясь перед стартовым рывком.

Солнце показалось Джеку не только горячим, но и невероятно ярким. «Огонь» еще никогда раньше не оказывал такого влияния на глаза. Точно не до такой степени. У Джека было ощущение, будто у него открылось телескопическое зрение. Невероятно!

Может быть, не стоило принимать сразу две таблетки.

Джек Ориендер, расправив плечи, и тем самым послав острый поток энергии по всему позвоночнику, трусцой побежал к старту, чтобы занять свое место.

Как только он встал в линию с другими участниками, Фред дал Джеку сигнал «ОК».

– Давай, Орео. Покажем им всем, на что способны американские кроссовки!

Джек улыбнулся в ответ и махнул рукой. Он поставил ноги в стартовые колодки и уперся в землю руками. Вдруг в ушах появился непонятный гул. Ориендеру пришлось сконцентрироваться, чтобы не пропустить выстрел стартового пистолета. Впереди виднелась финишная линия, олицетворяя яркую перспективу.

Славу. Достижение цели.

Победу.

Шум толпы стих.

Но резкий гул в ушах Джека превратился в настоящий рев.

«Что за…»

Не успел он подумать, как прилив крови с циркулирующими в ней химикатами, ударил Джека, словно громовой молот Тора. Расплавленная энергия разлилась по мышцам, а в мозгу будто сверкнула молния.

Раздался сигнал пистолета, и ноги помчались вперед, словно ждали этого момента всю свою жизнь. Они вытолкнули Ориендера вперед со скоростью, с которой пуля вылетает из патронника. Внезапно Джек перестал быть просто Джеком. Он чувствовал, как атомы рвутся на части в его сухожилиях, и как космическая энергия пронизывает все его тело.

Он стал богом!

Публика сходила с ума.

Через систему оповещения доносились изумленные возгласы диктора:

– Невероятно! Джек Ориендер из США бежит так быстро, что под ним почти горит дорожка!

Рот Джека был широко открыт. На его лице появилась решительность. С бровей ручьем стекал пот. У него будто выросли крылья. Он бежал, а за ним оставался мощный поток воздуха, похожий на бурную реку. Джек был полон решимости победить, и это желание разрывалось в его груди на раскаленные добела осколки.

Дистанция стремительно сокращалась.

Джек Ориендер пересек финишную черту, оставив всех своих соперников далеко позади. Его ноги мелькали, сливаясь в одно пятно, а мозг горел, словно горячая нить накаливания в мегаваттной лампочке.

Джек продолжал бежать.


Толпа людей на стадионе и миллионы телезрителей, наблюдающих за состязанием в беге, никогда не забудут атлета, которого они увидели крупным планом.

Его руки пульсировали.

Ноги погрузились в торф за пределами дорожки, словно молоты Джона Генри[7]7
  Джон Генри – мифический народный герой США, темнокожий рабочий-путеец, победивший в соревновании с паровым молотом, но погибший от истощения.


[Закрыть]
.

Глаза горели безумием.

Молодой атлет из Айовы, казалось, не удовлетворился тем, что побил мировой рекорд в стометровом забеге на целых четыре секунды. Он, словно желая поучаствовать в невидимом ни для кого, кроме него самого, соревновании, в мгновение ока прыгнул через финишную линию, которая шла от края дорожки до рекламного щита. Здравый смысл сгорел в химическом пламени, охватившем кору головного мозга.

Джек пробил насквозь гофрированный пластик стенда.

Только стальная балка, к которой был прикреплен щит, остановила его безумный бег.

Кровь…

Кровь была повсюду.

На черном рынке у медийных стервятников можно было купить видеозапись. На пленке видны оторванные от бегуна волосы, куски кожи и вен, свисающие с острых краев пластиковой стены. Видны также покореженные останки тела Джека, лежащие под ослепительным солнцем, словно принадлежащие жертве автокатастрофы.

А если вы посмотрите пленку внимательнее, вы заметите, как подбежавший врач вытащил что-то из окровавленной сумочки Ориендера и спрятал себе в карман.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9