Шейла Нортон.

Оливер. Кот, который спас праздник



скачать книгу бесплатно

– Можно подумать, Оливер специально привел меня к вам! – воскликнула Хейли. Мамы быстро познакомились и принялись заглядывать друг другу в коляски, чтобы поворковать над малышами. – Странно, конечно… не может же кот быть настолько умен.

Серьезно? Вот так всегда: никто не ценит наш кошачий интеллект. Я оставил мам за разговором и вернулся в дом Сары и Мартина, чувствуя себя уставшим и готовым вздремнуть. Тяжелый выдался день: только и делал, что помогал людям. Но я решил – раз уж восьми– и девятилетние девочки догадались, что можно встречаться у кого-то дома, то три взрослые женщины как-нибудь тоже додумаются.

Глава 7

На следующий день Сара отправилась за покупками и вернулась в компании подруги. Женщины зашли на кухню сделать кофе, и, прислушавшись к их разговору, я понял, что они опять переживают из-за закрытия паба и деревенского клуба.

– Все равно хорошо, что я тебя сегодня встретила, Энн, – сказала Сара, когда они зашли в гостиную. Я лежал на прогретом солнцем подоконнике и наблюдал за птицами. – Хотела обсудить встречи девочек-скаутов.

– А, вот и еще одна проблема, – отвечала ее подруга. На вид она была постарше Сары; ее круглое лицо излучало жизнерадостность, и она говорила очень громко. – Я все каналы пробила, чтобы найти временное пристанище для наших встреч… но безуспешно. Актовый зал в школе Грейт-Брумфорда по вечерам занят взрослыми курсами, народными танцами и бог знает чем еще. В культурном центре та же ситуация – у них даже лист ожидания! В церкви святого Луки до пожара была пара свободных вечеров, но, кажется, бойскауты и молодежный клуб нас опередили.

– Ох. Ну, хоть этим будет где собираться. И проще ездить, даже если у родителей нет машин: там дети постарше, и почти у всех есть велосипеды.

– Это верно. Но, увы, Сара, нужно будет написать родителям девочек-скаутов, что, если в ближайшее время никто ничего не придумает, придется приостановить собрания на неопределенный срок. А жаль. Некоторые девочки успеют вырасти из младшей скаутской группы к тому моменту, как мы сможем возобновить занятия.

– По правде говоря, у меня есть предложение, – сказала Сара. – Вообще-то, эту идею мне Оливер подкинул.

До сих пор они не обращали на меня внимания, но когда Сара кивнула в мою сторону, Энн удивленно рассмеялась.

– Кот из паба? А я и не знала, что он теперь у тебя живет.

Тут Сара поведала ей мою историю – как я сбежал из горящего здания и Дэниел снял меня с верхушки дерева. Потом она объяснила, что ее дочери и их подруги решили сделать меня своим подшефным, чтобы получить значок «Друг животных», и договорились собираться дома у Сары и Мартина раз в неделю. Я слушал внимательно, чтобы не пропустить упоминание о лисах.

– Идея хорошая, – заметила Энн.

– Получается, их шестерка будет собираться регулярно. Я узнаю, что нужно для получения значка, и помогу им немного. А когда они подготовятся, как думаешь, сможешь прийти и провести экзамен на значок?

– Конечно.

Вообще говоря, как Бурой Сове, мне полагается проверять их где-то раз в две недели. Буду рада хоть с Лисицами пообщаться, даже если с другими девочками не получится.

Ага. Значит, лисицы придут к нам домой! Я встревоженно мяукнул, но Сара и ее подруга были слишком увлечены беседой.

– Я вот к чему клоню, Энн, – взволнованно продолжала Сара. – Я, конечно, не могу принять всех скаутов у себя – у нас просто места не хватит. Но если Лисицы будут встречаться здесь, почему бы родителям девочек из других групп не приютить их у себя дома? Это лучше, чем ничего, и занятия прерывать не придется.

– Отличная мысль! – Энн вскочила на ноги и выглядела так, будто вот-вот запрыгает от радости. – Мама Джессики наверняка с радостью примет Барсуков, а насчет Белок поговорю с родителями Молли. Предоставь это мне. Здорово придумано, Сара! А ты не думала стать вожатой скаутов?

Сара рассмеялась.

– Поразмыслю об этом как-нибудь на досуге! Но сейчас нужно сказать спасибо Оливеру.

Мне было очень приятно это слышать, хотя меня по-прежнему тревожила перспектива столкнуться с лисами. Если в других домах собираются встречаться барсуки и белки, и даже совы в этом участвуют, то почему именно нам достались лисы? Если честно, я бы не пустил в дом ни барсука, ни белку, ни лису, но клянусь, если последняя появится здесь, девочкам придется ее изучать вместо меня. А я пойду спрячусь к соседям.


Я решил время от времени заглядывать в маленький домик Ники и Дэниела и стал навещать их почти каждый вечер. Они, кажется, радовались моему приходу, но я переживал, что ничем не могу помочь с их проблемами. Они то жаловались, как мало денег у них осталось до конца месяца, то переживали из-за Рождества. Видимо, Ники все-таки сообщила Дэниелу о предстоящем приезде родителей.

– Надо просто объяснить им, что «Герб лесничего» сгорел, – рассуждал Дэниел в тот вечер, когда я зашел на огонек. – Они могли бы остановиться в гостинице в Грейт-Брумфорде. Или в одном из пабов.

– На Рождество уже все забронировано, хотя еще только начало ноября. Я все места обзвонила! Наверное, придется им просто отказать, Дэн. Но тогда отношения с ними совсем разладятся. Вряд ли они поймут… от них понимания не жди.

– Если честно, так даже меньше проблем… не надо будет тратиться на большую индейку и подарки для всех.

– Ну что это за мысли? – ответила Ники, и я с удивлением отметил, что голос у нее был раздраженный. – Это же наша первая возможность доказать им, что они были неправы, когда говорили, что нам не стоит жить вместе.

– И что ты предлагаешь? Пригласить их на рождественский ужин, накормить хлебом с бобами, подарить подарки из магазина «Все за фунт» и уложить спать на полу в гостиной? Смирись, Ники, – ты зря тратишь время, пытаясь убедить их в том, что мы все сделали правильно. Даже если бы они остановились в пабе, нам это бы не помогло. Все равно твоя семья увидела бы, как мы живем. Нам даже отопление не по карману. Не понимаю, зачем ты вообще согласилась жить со мной.

Ники начала всхлипывать и тереть глаза. Я прыгнул к ней на колени, чтобы ее успокоить, и мне на голову закапали слезы.

– Прости, дорогая, – произнес Дэниел через пару минут. – Я не хотел тебя обидеть. Просто меня так злит эта ситуация. Я понимаю, что сам виноват. Нужно найти работу получше.

– Может, мне поискать подработку? Например, официанткой по вечерам. Если бы не пожар в пабе, можно было бы у Джорджа спросить. Но могу разузнать в Грейт-Брумфорде.

– Нет. Это я должен искать работу. Что-нибудь обязательно подвернется, – проговорил Дэниел, но как-то неубедительно. Мне показалось, он устал и сыт по горло всеми сложностями.


Большинство людей, которых я встречал во время своих прогулок по деревне, уже были в курсе, что после пожара меня приютили две приемные семьи. Гуляя по улице, я узнавал завсегдатаев паба, и некоторые здоровались со мной и пытались погладить.

– Ах, старина Оливер, – со смехом сказал своему другу один из игроков в домино. Стоило ему наклониться ко мне, и я бросился наутек. – Дружелюбный котяра, но трусливый, как мышь.

Трусливый? Как мышь? Я задрожал от возмущения. Да меня, между прочим, кое-где величают тигром! В раздражении я свернул в тихий переулок и уселся на заборе маленького коттеджа, похожего на дом Дэниела и Ники. Скворцы дрались за разбросанные в саду хлебные крошки. Один из них повернулся ко мне спиной, и я подумал: вот весело было бы подкрасться к нему сзади и прыгнуть! Может, я бы даже поймал его и отнес домой Саре в благодарность за то, что присматривает за мной.

И вот я незаметно спустился с забора и залег в тени, опустив голову и подняв зад, как делали мы, кошки, испокон веку. Я выжидал подходящий момент. Глупые птицы не смотрели в мою сторону, и я уже готов был на них наброситься, как вдруг распахнулась парадная дверь и стая скворцов, испугавшись, взлетела вверх, на деревья. На пороге возникла древняя старуха, размахивающая деревянной ложкой. Она кричала:

– Вон! Вон, мерзкий котяра, оставь птичек в покое! Я эти крошки для них насыпала! Если бы не я, они бы зимой голодали. Иди своей дорогой, старый ободранный кошак! Еще загадишь мне весь сад!

Вот это да! Никогда за все мои девять жизней меня никто еще так не оскорблял. Ободранный кошак? Я даже огляделся по сторонам – подумал, что она имеет в виду кого-то еще. Могу лишь предположить, что у бедной старушки были нелады со зрением. Иначе почему она приняла красивого, импозантного, ухоженного и безукоризненно воспитанного кота в самом расцвете сил за старого ободранного кошака? И смех, и грех! Я решил, что старушенция достойна сочувствия, и вместо того, чтобы обижаться и уходить, остался на месте. Притворившись, что даже не слышал ее невнятную тираду, я начал усиленно умываться, желая показать глупым скворцам, чирикавшим на дереве над моей головой, что вовсе не собирался их ловить. Меня ни капли не волновало, что делает старуха, хотя она раскричалась пуще прежнего – я смекнул, что она слишком дряхлая, чтобы меня поймать, не говоря уж о том, чтобы причинить мне вред.

О мой котенок, никогда не повторяй мою ошибку: опасно недооценивать пожилых людей! Понятия не имею, откуда в старушке взялось столько прыти. Только что она стояла на пороге, а через мгновение уже нависла надо мной, собираясь задать хорошую трепку! Осталось лишь прижаться к забору и шипеть на нее, ведь она отрезала мне все пути к отступлению. Неужели я избежал гибели в огне, спасся от лисы и пережил тот кошмар в своем котячестве лишь для того, чтобы меня забила насмерть старушенция с деревянной ложкой? Я громко замяукал, призывая на помощь. Ну вот где мои друзья-коты, когда они так нужны?

И тут, когда я уже решил, что мне конец, она вдруг замолчала и произнесла:

– Постой-ка… Что у нас здесь? Ошейник?

– А что же еще, конечно, ошейник, ты, старая безмозглая женщина! – возмущенно промяукал я. – Я приличный чистоплотный питомец, а никакой не бездомный ободранный кошак!

Не то чтобы я был против бездомных кошек, не пойми меня неправильно. Судьба у них непростая, и они заслуживают помощи. Я отдавал себе отчет в том, что уже не раз за свою жизнь мог очутиться на улице.

– Дай-ка погляжу, – сказала старуха и, не успел я дернуться, схватила меня в охапку, что было совершенно унизительно. Не обращая внимания на мой протестующий писк, она поднесла к глазам адресник на ошейнике. – Оливер? – спросила она. – Что ж, Оливер, не знаю, откуда ты взялся, но предлагаю тебе свалить туда прямо сейчас и больше не возвращаться! Я не для того крошки птицам насыпаю, чтобы прожорливые избалованные кошаки вроде тебя лазали тут и разнюхивали.

Значит, сначала я был старым ободранным кошаком, а теперь стал прожорливым и избалованным? Я пришел в такую ярость, что даже не чувствовал страха от того, как она со мной обращалась. Я хотел уже было повернуть голову и цапнуть ее как следует, чтобы она меня выпустила, как из дома напротив послышался крик.

– Эй, Барбара! Ты что там творишь с котом из паба?

Другой пожилой человек – на этот раз самец. Час от часу не легче. Но этот хоть узнал меня, и на том спасибо.

– Отвали и не лезь не в свое дело, Стэн Миддлтон! Эта проклятая зверюга рыскала в моем саду и охотилась на птиц. Или на хлебные крошки, обжора такая.

Да кому нужен ее отвратительный черствый хлеб, когда дома меня ждут лакомые мясные кусочки и тунец?

– Отпусти его, старуха, пока шею бедняге не сломала. Это же Оливер, кот Джорджа из «Герба лесничего». Он мухи не обидит. Наверное, ему просто одиноко.

– Ха-ха, – усмехнулась старуха, которую, оказывается, звали Барбара. – Одиноко? Да он даже не понимает, что это значит. И ты, Стэн, тоже. Думаешь, я не знаю, что ты каждый день просиживаешь в пабе со своими дружками?

– Не говори глупости, женщина. Паб-то сгорел. И я, как и ты, теперь торчу дома целыми днями. Если бы деревенский клуб не закрылся, пришлось бы мне, чего доброго, вступить в вашу дурацкую пенсионерскую группу. Сидел бы с тобой и другими старухами и слушал про ваше вязание и сериалы.

– Сериалы?! – прокричала она. Мне наконец удалось высвободиться из ее тисков, и я сиганул прочь, туда, где она не смогла бы до меня добраться. – Да их разве теперь посмотришь! Телек сломался, а зять слишком занят, чтобы прийти и починить. Тоже мне, деловой выискался. Эгоист, вот он кто! Надо бы отослать его рождественский подарок обратно в магазин. Хорошо, что я за него еще не полностью расплатилась.

– Ага, внучка моя такая же эгоистка. Нет у них времени на нас, стариков, вот в чем дело. – Я тихонько пятился прочь, прислушиваясь к их разговору. Кажется, они про меня уже забыли. – А если бы ты не была такой упрямой, я бы, может, и зашел к тебе на огонек и взглянул на твой телевизор. Но ты, небось, меня даже на порог не пустишь. Все еще дуешься по поводу того куста, который я слишком коротко подрезал, да? Думал, тебе будет приятно. Но кое-кому в жизни не угодишь.

Отойдя на безопасное расстояние, я принялся наблюдать за ними. Стэн перешел дорогу, и они переговаривались через калитку.

– А ты у нас, значит, телевизионный мастер? Что-то сомневаюсь, – проворчала Барбара. – Но все равно заходи и попробуй, а то я же знаю, ты не успокоишься. И в благодарность наверняка захочешь кусочек моего фруктового пирога, да? Только не думай, что получишь его на моем лучшем блюде! Ботинки сними, прежде чем ступать на ковер, – откуда мне знать, где ты в них лазал?

Мне стало жаль беднягу Стэна, но знаешь что? Даже издалека было видно, что, заходя в дом, он улыбался. Иногда, мой котенок, даже такому бывалому коту, как мне, бывает трудно разобраться в тонкостях человеческого поведения. Я поспешил домой к Саре, потом старательно вылизал лапы, болевшие в тех местах, где старуха в меня вцепилась, и вознаградил себя долгим и крепким сном в надежде стереть из памяти это ужасное происшествие.

Глава 8

На следующий день была суббота. Вот вырастешь и научишься различать человеческие дни, мой котенок. По субботам и воскресеньям дети не ходят в школу, а большинство взрослых не работают. Их не следует путать с праздниками и особыми случаями вроде Рождества и Пасхи. Согласен, все очень запутанно, но люди просто не могут жить, как мы, и каждый день проводить, как им вздумается. Короче говоря, в ту субботу я сидел у Сары на подоконнике, и тут увидел на улице то, что заставило меня вскочить и замяукать от радости. Поначалу я даже решил, что мне показалось, но когда машина подъехала ближе и остановилась у дома, я понял, что не ошибся. Этот старенький голубой автомобиль был мне хорошо знаком с самого детства! Дверца открылась, и из авто вышел мой хозяин Джордж.

Я соскочил с подоконника, бросился к двери, начал ходить кругами и мяукать во весь голос. Из кухни показалась Сара; она вытирала руки о полотенце. Девочки, игравшие в своей комнате, сбежали вниз по лестнице.

– Что за переполох, Олли? – воскликнула Сара. Завидев мое волнение, девочки рассмеялись. – Хочешь на улицу? А почему не выйдешь?..

Тут в дверь позвонили, и я чуть на нее не вскарабкался. Меня переполняли чувства.

– Кто это может быть? – спросила Сара и пошла открывать. – О! Привет!

Сейчас мне немного неловко об этом вспоминать, но в тот момент я слегка ошалел от радости. Когда Джордж наклонился, чтобы меня погладить, от радости я совсем потерял голову и бросился к нему в объятия, чуть не сбив его с ног. Я обвился вокруг шеи хозяина, стал облизывать ему лицо и урчать, как заведенный мотор. Я просто не мог сдержаться. Все смеялись, включая самого Джорджа.

– Вот это я называю теплый прием! – выпалил он. – Эй, малыш, успокойся! Ты же меня опрокинешь.

Мартин, который с утра ушел в сарай лодыря гонять (это не мои слова, это Сара так сказала, я даже не знаю, кто этот лодырь и за что его гоняют), услышал шум и зашел в дом.

– Джордж! – Они попытались обменяться рукопожатиями, но это оказалось не так уж просто: я прилип к Джорджу как банный лист. – Рад видеть тебя, приятель. Ты уже вернулся?

– Нет, увы. Просто приехал вас проведать.

– Что ж, хоть Олли порадуется. Оставайся на обед, если время есть.

– Спасибо, с удовольствием, если вы, конечно, не против.

И мы пошли на кухню. Джордж сел за стол, усадив меня на колени, а я, довольно мурлыкая, прижался к нему.

– Ну и как у него дела? – спросил Джордж, кивая на меня.

– Отлично, – тут же ответила Сара. – Мы в восторге от Олли. Правда, девочки?

– Да! – хором пропели они, а Роуз тихо добавила: – Хочу, чтобы он остался с нами навсегда.

– Роуз, ты помнишь, что я тебе говорил? – мягко произнес Мартин. – Оливер – кот Джорджа, у нас он живет временно, до тех пор, пока Джордж не вернется в деревню и не сможет снова взять его к себе.

– Но это еще нескоро. И даже когда Олли вернется ко мне, он наверняка будет приходить к вам в гости и играть с вами.

– Обязательно, – промяукал я, но меня, естественно, никто не понял. На самом деле, то, что люди не желают учить кошачий, очень досадно. Раз они считают себя умнее нас, почему бы не попробовать выучить пару фраз?

Итак, все сели за стол пить чай с тостами. Саре наконец удалось выманить меня с колен Джорджа парой кусочков сыра. Потом дети ушли играть, но я остался со взрослыми. Не хотелось упускать ни минутки рядом с Джорджем, пока он здесь.

– Большое спасибо, что заботитесь об Оливере, – сказал он Саре и Мартину. – Я не могу его взять к сестре, да ему и лучше оставаться здесь, в деревне, где он все и всех знает.

– Это точно. И с ним никаких проблем. Но он не все время проводит с нами, – заметила Сара. – Бывает, заглядывает к Ники и Дэниелу, нашим соседям.

– Так скажите, кому выписывать чек? – Джордж достал из кармана бумажник. – Собирался отправить по почте, но не знал, как вы между собой договорились. Дэниел на днях сказал, что кошачий корм покупаете вы.

– Я бы сказал, мы делим расходы пополам, – ответил Мартин, быстро переглянувшись с Сарой. – О нас вообще не беспокойся, а вот Ники и Дэниел – их Олли объедает! Сам знаешь этих кошек.

Меня озадачил его ответ, ведь я прекрасно знал, кто меня кормит, и Мартин тоже. Они же договорились, что именно на них с Сарой лягут все расходы. И хотя Ники, бывало, наливала мне блюдечко молока и подкидывала небольшие кусочки, я подозревал, что Мартин просто хочет проявить участие.

– Сделаем так: я выпишу чек на твое имя, Мартин, а вы уж поделите деньги, как хотите. И… спрыгни на минутку, Олли? Надо принести кое-что из машины.

– Это слишком много, – запротестовал Мартин, взглянув на чек.

– Вовсе нет. Это же за целый месяц. Постараюсь приезжать хотя бы раз в месяц и оставлять деньги или, если так будет проще, могу купить запас кошачьей еды и привезти с собой.

– Послушай, нет никакой необходимости…

– …но я все-таки думаю, что чек будет лучше. Поэтому если не смогу приехать, отправлю по почте.

– Джордж, не хочу, конечно, лезть не в свое дело, а у тебя самого-то с деньгами как? Ведь паб не работает.

– Спасибо, приятель, все в порядке. Обо мне не беспокойся. Мне на пивоварне помогают. Я же всего лишь арендатор. Сразу после пожара я сообщил на пивоварню, что придется переехать в Лондон, пока паб будут отстраивать. Они подыскали мне временную работу в баре неподалеку, который только что открылся после ремонта. Я пока тружусь там посменно, но, к счастью, от клиентов отбоя нет, ведь Рождество скоро. Придется на полный день перейти. Нашему повару из «Герба лесничего» они тоже место подыскали – в Грейт-Брумфорде. Вот девочкам-официанткам, увы, я ничем помочь не смог – те работали у нас непостоянно. Но слышал, что им обеим удалось найти какую-то подработку в городе.

– Так значит, в каком-то смысле и хорошо, что сейчас сезон праздников, – заметила Сара.

– Да. – Джордж нахмурился и вздохнул. – Вот только тем, кто забронировал столики или весь паб на Рождество, не повезло. К кому-то родные должны были приехать и остановиться у нас в номерах.

– Знаю. – Вид у Сары был расстроенный. – Но ты не виноват, Джордж. Просто людям придется пойти в другое место, если найдется куда. Это не конец света, главное, что ты не пострадал при пожаре.

– А все благодаря Олли, – заметил Джордж и погладил меня, хоть и согнал с колен. – Если бы он не разбудил меня в ту ночь, страшно подумать, что могло бы случиться.

Все притихли, даже я, не желая об этом думать. Чуть раньше речь зашла о том, что вызвало пожар. «Следователи» (понятия не имею, кто это) полагали, что причиной послужила неисправная электропроводка. Правда, что это за зверь, я тоже не знал, но порадовался, что никто не подумал, будто Джордж во всем виноват. Или я.

Джордж пошел к своей машине и вернулся с двумя большими пакетами.

– Небольшой подарок в знак благодарности. – Он поставил пакеты на стол.

– Но ты же уже дал нам денег, Джордж, – ахнула Сара, глядя на пакеты с раскрытым ртом.

– Тут кое-что для Олли и для девочек, так что не отказывайтесь, – с улыбкой проговорил он. – Ну, ребята, был рад повидаться и спасибо за обед. А теперь мне пора возвращаться. У меня сегодня смена.

– И я был рад тебя видеть, дружище, – они с Мартином обменялись рукопожатиями. – Спасибо за чек и за подарки, хоть это было и необязательно.

– Я скучаю по своему Олли, – вместо ответа сказал Джордж. Он взял меня на руки и потискал, а я замурлыкал ему в ухо. Как же мне хотелось, чтобы он остался! – Скоро увидимся, Олли. Веди себя хорошо. В следующий раз смогу приехать, наверное, ближе к Рождеству, – добавил он и зашагал к машине.

После его отъезда я еще долго горестно мяукал. Но потом Сара принялась разбирать пакеты, и я увидел, что Джордж привез мне кучу всего интересного. Это отвлекло меня от душевных страданий. В пакете лежало новое одеяло – мягкое, пушистое, с отпечатками лап, и игрушечная мышь с начинкой из кошачьей мяты, как раз подходящего размера для того, чтобы подбрасывать ее и ловить. А еще там обнаружились блестящие маленькие шарики, упаковка моих любимых лакомств и главное – маленький гамачок из меха, который цеплялся к батарее, чтобы я лежал в нем и грелся. Сара со смехом наблюдала, как Мартин вешает его на батарею в гостиной.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное