Шейла Нортон.

Оливер. Кот, который спас праздник



скачать книгу бесплатно

Глава 5

Сара долго не возвращалась. Я вышел в сад и огляделся. На лужайке сидели два жирных вяхиря – эти тупые неповоротливые птицы отлично подходят для игр в догонялки. Я немного поразвлекся с ними, но мне быстро наскучило. Потом я забрался на забор со стороны соседей: оттуда открывался прекрасный вид на небольшой кусочек тротуара у дома Ники и Дэниела. Отсюда их жилище казалось еще меньше и напоминало кукольный домик, который я видел у девочек в комнате: всего одно окошко на первом этаже и одно на втором. Наклонная крыша поросла мхом, да и весь домишко выглядел каким-то шатким. Он походил на старого бродячего кота, с трудом волочащего ноги. Вот дом Мартина и Сары хоть и был меньше паба, напоминал ухоженного, откормленного котяру с блестящей шерстью. Котяру вроде меня. Нечего смеяться, мой котенок. Может, я уже не юн, но еще в самом расцвете сил, хочешь верь, хочешь нет. Да я таким котятам, как ты, сто очков вперед дам!

Кстати, тебе имя еще не придумали? Не могу же я век звать тебя котенком. Что говоришь? Тебя называют Кисенышем? Ну и имечко для парня! Кто до такого додумался? Ах, ясно – это до тех пор, пока тебе не подберут нормальную кличку. Что ж, пусть поспешат. Не стану же я называть тебя Кисенышем перед другими кошками. Засмеют ведь.

Так вот, я спрыгнул во дворик к Ники и Дэниелу и хорошенько все обнюхал. Но ничего интересного там не оказалось, и кошачьей дверцы тоже не было, поэтому в дом я проникнуть не смог. Я вспомнил, они говорили, что весь день работают – значит, придется заглянуть к ним позже. День стоял холодный; я с радостью вернулся на теплую уютную кухню и вздремнул в старой корзинке Уголька.

Через какое-то время в гостиной послышались голоса. Они принадлежали Саре и незнакомой женщине. Они с гостьей издавали какие-то странные звуки. У меня даже шерсть встала дыбом от испуга.

– Ути-пути-пу! – ворковала Сара. – Ути-путетьки-пупу!

Зачем она подражает голубю? Я сел в корзинке и склонил голову, обдумывая, безопасно ли выйти в гостиную посмотреть, что там происходит.

– Ах, какие щечки! – продолжала она. – Хочешь свою пустышечку, мой пути-пути-пу?

Пути-пути-пу? Может, это иностранный язык, с которым мне раньше не приходилось сталкиваться? Один из наших завсегдатаев в пабе говорил на языке, который люди называли «испанским», а еще один – вроде как на обычном английском, но со странным акцентом. Этот язык был мне совершенно незнаком.

– Он, наверное, проголодался, – произнесла незнакомая женщина нормальным, немного усталым тоном. – Правда, малыш? Хочешь нямнямки?

Нямнямки? Это что еще за зверь? Я тихонько, по стеночке, пробрался к двери в гостиную и заглянул туда. На диване сидела Сара, а рядом с ней – женщина, на коленях у которой лежал маленький, совсем крошечный человеческий котенок.

Да он был меньше меня! Я, конечно, знал о том, что у людей тоже бывают котята, но никогда не думал, что они рождаются такими крохами. А теперь он еще и замяукал, совсем как наши, кошачьи котята! Это сбило меня с толку.

Тут незнакомая женщина подняла его, расстегнула блузку и начала кормить грудью. Вот это было уже более привычно. Я вспомнил, как мама-кошка кормила меня, моих братьев и сестер до того… до того, как начался этот кошмар, случившийся много лет назад. От теплых и горестных воспоминаний я печально замяукал, и обе женщины посмотрели в мою сторону.

– А вот и он! – воскликнула Сара. – Оливер гостит у нас. Но ты его, наверное, знаешь.

Знает?

– Ах да. – Женщина улыбнулась. Она казалась милой, чуть моложе Сары, но темные волосы были стянуты в небрежный хвост, как будто у нее не нашлось времени толком причесаться, а уставшие глаза свидетельствовали о том, что ей не мешало бы хорошенько выспаться. – Наш маленький герой!

Герой? О чем это она? Верно, перепутала меня с каким-то другим импозантным рыже-белым котом.

– Я видела его в пабе, – продолжала женщина. – Мы каждую пятницу туда заглядывали на кружечку с пирогом…

Тут ее лицо приняло какое-то странное выражение, словно она силилась не заплакать.

– Когда я еще работала, – поспешно добавила она. – До рождения малыша.

– Ты скоро снова сможешь куда-нибудь выходить, Хейли. Джеку всего два месяца – увидишь, станет легче. А когда он откажется от ночных кормлений, сможешь нанять няню.

– Правда? – Хейли, кажется, с трудом в это верила. – Том забронировал нам столик на Рождество – особый вечер для нас двоих. Сказал, что к тому времени малыш немного подрастет, а я могла бы попросить мамочку из нашей детской группы порекомендовать няню… Но теперь паб сгорел.

– А вы куда-нибудь еще пойдите! Если найдете няню на вечер. Могли бы съездить в город, в итальянский ресторан – у Тома же есть машина. Или в городской паб. Там вкусно кормят и недорого.

– Но ведь мамам с малышами теперь тоже негде встречаться! Я очень расстроена! Только сходила на несколько встреч, и мне так хотелось познакомиться с другими мамами, у которых маленькие дети. Ведь у нас в группе были не только девочки из Литтл-Брумфорда. Из Грейт-Брумфорда приезжали мамы, и из других деревень. Где еще общаться с людьми, если мы живем в таком захолустье? – Голос Хейли стал похож на горестное мяуканье. Может, стоило подойти к ней и потереться о ее задние лапы? – А как мне не хватает общения с коллегами! Привыкла видеть много людей вокруг. Я даже по чертовой электричке скучаю!

– Конечно, дорогая, – успокоила ее Сара. – Твоя жизнь так резко изменилась – сидишь дома с маленьким ребенком, а раньше целыми днями крутилась на работе. Но скоро привыкнешь, обещаю. А если вы с Томом все-таки решите пойти куда-нибудь на Рождество, я могу присмотреть за малышом.

– О! Сара, да ты что… У тебя самой дел по горло, собственные дети! Надеюсь, ты не думаешь, что я напросилась. – Она покраснела и закрыла лапой рот.

– Нет, конечно! – улыбнулась Сара. – Я-то помню, каково это, мои девчонки тоже когда-то были малышками. Каждой маме нужен свет в конце тоннеля.

– В том-то и дело! Я так ждала Рождества в этом году. Первое Рождество Джека! Думала, будет здорово. Но теперь я постоянно чувствую себя усталой и, если честно, мне все равно. И как же хочется избавиться от одиночества! Не пойми меня неправильно, мне с тобой очень приятно общаться… Спасибо, что пригласила.

– А тебе спасибо, что спросила, все ли у нас в порядке, – отвечала Сара. – Я ведь даже не заметила тебя в парке, пока не пошла обратно от остановки. Ты все видела?

– Да. Надо же, какой храбрый кот этот Оливер – не испугался дать отпор Майклу Поттсу, совсем как маленький тигренок! Тот прямо струхнул, а?

Маленький тигренок! От гордости я громко замурлыкал. Сара и Хейли рассмеялись и ласково улыбнулись мне. От радости я обошел кофейный столик, затем потерся о задние лапы Сары и вместо поцелуя моргнул. Теперь она тоже была моим человеком, и я хотел, чтобы она знала, что нравится мне.


Когда девочки вернулись из школы, я, к удовольствию своему, отметил, что Роуз повеселела.

– Все друзья сочувствовали ей из-за Уголька, – объяснила Грейс. – И даже расписались на ее гипсе – смотри!

Сара улыбнулась.

– Какие молодцы, – сказала она, посмотрев на гипс. – Все написали, что ты очень храбрая, Роуз.

– А Оливер-то каким храбрым оказался утром, да, мам? – Грейс подбежала ко мне и заключила в объятия. Я довольно замурлыкал. Никогда меня еще не называли смельчаком и не сравнивали с тигром! Впрочем, наверное, до сегодняшнего дня я этого и не заслуживал.

А потом ко мне подошла Роуз. Она улыбнулась, погладила меня здоровой лапкой и тихо произнесла:

– Я люблю тебя, Оливер.

Грейс с Сарой рассмеялись – кажется, они были очень счастливы и взволнованы. Я и сам был доволен до невозможности.


Поужинав, я решил заглянуть к Дэниелу и Ники и проверить, вернулись ли они домой. Так как у них не было кошачьей дверцы, мне пришлось потоптаться у входной двери, издавая как можно больше шума. И совсем скоро Ники меня впустила. Кажется, она была очень рада.

– Смотри, кто пришел, – крикнула она Дэниелу. – Рада снова видеть тебя, Оливер. Как прошел день?

Мне очень хотелось рассказать ей о том, что сегодня я был храбрым тигром и поднял Роуз настроение, но пришлось ограничиться мурлыканьем.

– Я ему молока налью. Это не пробьет брешь в кошельке, – проговорила она и пошла к холодильнику.

– У меня зарплата на этой неделе, – заметил Дэниел. – Давай немного поможем Мартину и Саре с кормлением кота?

В тот момент зазвонил телефон, и Дэниел ответил. Я принялся лакать вкусное молоко.

– Да, это я, Дэниел, – произнес он. – А, привет, Джордж! Знаю, я же был здесь, когда Мартин тебе звонил. Да нет же, конечно, нет! Такой шок, столько всего навалилось – конечно, я понимаю, что ты плохо соображал. Наверное, ты обрадовался, узнав, что с Оливером все в порядке? А он здесь, с нами, на кухне, пьет молоко! Да, у него все отлично, не волнуйся. – Последовала долгая пауза, а потом Дэниел сказал: – Да нет, Джордж, – нет, вообще-то… послушай, нам ты ничего не должен. Мы его не кормим – он живет у Мартина и Сары. Мы вроде как вместе за ним присматриваем, ведь мы с Ники целыми днями на работе. С девочками и Сарой ему веселее. И они совсем не против. Ты лучше у них спроси, но нам ты ничего не должен, правда! Ведь мы нисколько на него не потратили. Подумаешь, капелька молока! Нет, правда – это Сара его подкармливает. Так что обсуди все лучше с ними. Рад тебя слышать. Надеюсь, ты хорошо устроился у сестры. Ну, пока.

– Неужели Джордж предлагал заплатить за передержку Оливера? – спросила Ники, встав в дверях кухни.

Я усердно умывался после еды. Услышав имя Джорджа, я замяукал. Наверное, он думает обо мне и скучает, раз звонит справиться о том, как у меня дела.

– Да, говорит, ему жутко неудобно, что сразу не предложил. Просто вчера он так обрадовался, что Оливер нашелся… А теперь хочет отправить нам чек! Даже после того, как я объяснил, что не мы кормим Оливера, он попытался спорить со мной и сказал, что и капля молока стоит денег.

– Какой молодец, что предложил. Хорошо бы он соседям что-нибудь отправил на расходы.

– Точно. Теперь я уже не чувствую себя таким виноватым. А то вчера мне было стыдно признаться, что нам даже на кошачью еду не хватает, так у нас плохо с деньгами.

– А что, если мои родители все же были правы, Дэн? – погрустнела Ники. – Может, нам стоило подождать? Начинать совместную жизнь, не имея достаточно средств, было глупо. Нам едва на аренду хватает.

– Но жить с твоими родителями – тоже не выход! Прости, Ники, конечно, хорошо, что они нас приютили, но ясно же было, что ничего путного из этого не выйдет. Я им не нравлюсь, и от этого чуть было не пострадали и наши отношения. – Он вздохнул. – Возможно, они правы и тебе следовало найти кого-то получше меня. Кого-то с деньгами, кто мог бы тебя содержать.

– Не говори так! Ты же знаешь – мне больше никто не нужен. – Ники обняла Дэна, и мне стало так жалко их обоих, что я тоже подошел, принялся ходить кругами и тереться головой об их задние лапы, пока они не засмеялись.

– Вот Оливеру все равно, богатые мы или бедные, – заметил Дэниел.

– И мне все равно. Как-нибудь протянем, Дэниел. А мои родители передумают, когда увидят, что мы справились. Я точно знаю. Они же разумные люди, и это неправда, что ты им не нравишься. Они просто беспокоятся за меня.

Дэниел кивнул и снова обнял ее, а потом пошел в гостиную и сел читать газету. Ники же задержалась со мной на кухне и стала смотреть, как я заканчиваю умываться.

– Есть только одна проблема, Олли, – сказала она тихо, чтобы в другой комнате не было слышно. – Дэн не знает, что мои родители собираются наведаться к нам на Рождество. Они планировали переночевать в пабе. Впервые с тех пор, как мы стали жить отдельно, они решили приехать к нам. Мои братья тоже приедут. Но не можем же мы поселить их здесь? У нас всего одна спальня, да и та крошечная. И вряд ли они обрадуются, если я скажу, что все отменяется.

О боже. Честно говоря, я не совсем понимал, чем родители Ники так расстроили их с Дэниелом. Но одно было очевидно – в пабе теперь переночевать не получится. Я начал понимать, что из-за пожара проблемы возникли не только у нас с Джорджем, но и у моих новых человеческих друзей. Если бы я только знал, как им помочь!

Глава 6

На следующий день, вернувшись из школы, Грейс и Роуз привели с собой двух других девочек.

– Покажи скорее! – прямо с порога воскликнула одна из них. – Какая порода? Он добрый?

Я лежал в гостиной в своем любимом кресле и дремал. А увидев их в дверях, открыл один глаз и стал наблюдать.

– Добрый, когда познакомится с тобой поближе, – отвечала Грейс. – Но поначалу будет немного бояться – не приставайте к нему, пожалуйста.

Она, кажется, очень гордилась тем, что показывает меня подругам.

– Пусть Роуз его возьмет. Он ее больше всех любит.

Я подумал, что это очень мило с ее стороны – сказать так, да и Роуз понравились ее слова: она улыбнулась и подошла ко мне.

– Оливер, привет, – прошептала она. – Мы привели подружек с тобой познакомиться. Не бойся, они хорошие.

Впервые я слышал, чтобы Роуз так много говорила! Я разрешил ей поднять себя, и она отнесла меня на диван, усадила на колени и подозвала девочек.

– Какой хорошенький! – заверещала одна. – Можно его погладить?

– Да, только тихонько, – велела Грейс. – Он все еще привыкает к нам. Папа говорит, что он всегда побаивался незнакомцев, еще когда жил в пабе, и не любил, чтобы его трогали.

Две новые девочки аккуратно опустили свои лапки мне на голову и очень осторожно погладили меня. Мне понравилось. Пусть гладят. Я знал, что человеческие котята обычно добрые – не считая того противного верзилу, что пристал к нам вчера утром.

– Он мурлычет, – восторженно проговорила одна из девочек. – Мы ему нравимся!

– Он совсем не похож на вашего предыдущего кота, – сказала другая девочка и тут же закрыла лапой рот и добавила: – О! Прости, Роуз. Нечаянно вырвалось.

– Ничего, – тихо ответила Роуз.

– Просто он правда не похож, да? Уголек был большой, черный и уже старый, а у Оливера такой красивый рыжий мех, и, кажется, он еще совсем маленький.

Какая милая девочка. В благодарность за ее слова я вытянул шею и придвинулся к ней поближе. Передо мной явно была ценительница кошачьей красоты.

– Ага. – Роуз робко улыбнулась. – И хорошо, что не похож. А то бы я смотрела на него и все время плакала.

Было очень непривычно слышать, что молчунья Роуз так много говорит. В комнату вошла Сара: она стояла и с улыбкой наблюдала за детьми.

– Девочки, хотите молока с печеньем? – предложила она, и девчонки ринулись на кухню.

– А можно потом поиграть с Оливером?

– А ему можно дать молока?

– А у вас есть для него игрушки?

Оживленно болтая, они вышли из комнаты.

– А он теперь ваш навсегда? – спросила одна из девочек, когда они уже скрылись из виду.

– Нет. – Голос у Грейс звучал разочарованно. – Мама говорит, мы присматриваем за ним по очереди с соседями, но только пока его хозяин из Лондона не вернется. Правда, это может случиться нескоро.

– Может, ваши мама с папой подарят вам другого котенка, после того, как этот уедет?

В ответ раздался тихий голосок Роуз:

– Очень надеюсь. Только я хочу такого же, как Оливер.


Чуть позже, когда мы ужасно утомились от игр – одна заключалась в том, чтобы выпрыгивать из-за дивана и пугать друг друга, а вторая – в катании клубка шерсти по полу и попытках его поймать – подружки Грейс и Роуз надели куртки в ожидании родителей, которые вот-вот должны были прийти и отвести их домой. За окнами уже стемнело, шел дождь, и я пытался прикинуть, сколько еще протяну без возможности сходить на улицу по-маленькому. Я всегда отличался большой чистоплотностью и даже помыслить не мог о том, чтобы случайно наделать лужу в доме. Особенно если учесть, что здесь я был всего лишь гостем. Но звуки ветра и дождя отбивали всякое желание высовываться наружу. Я сел, прислонился носом к кошачьей дверце и погрузился в раздумья; дети смотрели на меня и хихикали.

– Оливер мог бы стать нашим подшефным для значка «Друг животных» в скаутской группе, – вдруг предложила одна из девочек.

– Идея хорошая, – одобрила Грейс. – Вся наша шестерка могла бы взять над ним шефство! – Она была очень взволнована. – Поскольку я командир Лисиц, думаю, мне нужно подойти к Бурой Сове и рассказать ей о наших планах.

Командир Лисиц? Я обернулся и в ужасе уставился на них. Какие еще лисицы?

– Но ведь занятия девочек-скаутов отменили, – расстроенно заметила подружка Грейс. – Из-за пожара в деревенском клубе.

– Ну и что, – ответила Грейс. – Я спрошу у мамы, можно ли будет Лисицам раз в неделю встречаться у нас.

Это было уже слишком. Я протиснулся в кошачью дверцу и выпрыгнул в сад. Пусть там сыро и холодно, но если в этом доме будут собираться лисы, лучше не попадаться им на глаза.


Признаюсь честно: услышав про лис, я струсил. И да, мне всю жизнь не нравилось, когда меня трогали незнакомые люди. Но с того самого дня, как вредный мальчишка обидел Роуз, и особенно после того, как меня назвали храбрым малым и тигром, я почувствовал, что становлюсь смелее и во мне просыпается тяга к приключениям. Меня все еще мучили страшные сны о той ночи, когда загорелся паб, а я заблудился в лесу. И когда вернулся другой кошмар – тот самый, что не давал мне покоя с тех пор, как я был маленьким, – я снова проснулся, дрожа всем телом и с бьющимся сердцем. Но вместе с тем я начал понимать, что большинство людей все-таки хорошие. И хотя Джордж по-прежнему был моим любимчиком, не он один умел быть добрым и ласковым.

Когда я жил в пабе, то выходил в деревню лишь за компанию с Джорджем, если не хотел сидеть дома и скучать в одиночестве. По соседству с нами жили другие кошки, и, бывало, мы встречались у черного входа в лавку – там, где стоят мусорные баки. И вот, через день или два, когда Сара ушла, оставив меня одного, я решил, что уже оправился от потрясения, вызванного пожаром, и вполне способен прогуляться по деревне без сопровождения.

Я направился прямиком к магазину и заглянул за угол, но, увы, никого из моих кошачьих друзей там не оказалось. Мне не терпелось поведать им о том, как я героически спас своего хозяина, не говоря уж о побеге от лиса и моем нападении на злого мальчишку. Пусть кто-нибудь попробует после этого назвать меня трусом! Скоро они все изменят свое мнение обо мне! Но, видимо, придется рассказать им об этом в другой раз.

Я вернулся на улицу и заметил около лавки двух женщин. Они везли эти штуки на колесиках (люди называют их колясками) и пытались вести разговор, но им все время мешали вопли и мяуканье, которые раздавались из этих штук.

– О, смотри, – сказала одна из женщин. – Это же Оливер, кот Джорджа из паба. А мы-то думали, что с ним стряслось. Надеюсь, он не на улице теперь живет?

– По нему не скажешь, – ответила ее подруга.

– Точно. Хорошо, если кто-то взял его к себе. За тобой кто-то присматривает, Оливер?

– Да, – ответил я. – У меня целых две пары приемных хозяев, спасибо за беспокойство.

Но, разумеется, они не понимали по-кошачьи и поэтому, взглянув на меня, продолжили свой разговор. А говорили они о том, как жаль, что собрания молодых мам больше не проводятся.

Я пошел к парку, надеясь встретить там своего приятеля Полосатого и других котов. Но вместо них увидел еще одну женщину с коляской. Это была Хейли, та самая, что приходила к Саре в гости со своим младенцем Джеком в день моего героического сражения с Майклом Поттсом. Она сидела на скамейке, держала коляску за ручку и смотрела на землю. А когда я подошел, подняла голову и произнесла:

– О, привет, Оливер. – Но голос у нее был не слишком-то радостный.

Я запрыгнул на скамейку с другой стороны и промяукал «привет», но Хейли лишь вздохнула:

– Тоже гуляешь один?

Странно, подумал я, ведь она-то была не одна, а с Джеком. Но, видимо, ей просто хотелось поговорить со мной, хотя я был всего лишь котом. Она продолжала:

– Как бы я хотела видеться со своими друзьями с работы, Оливер! Не надо было увольняться… но как бы я тогда справилась? Как бы ездила в город, работала и ухаживала за ребенком, откуда бы взяла деньги на няню? Ох… Не думала я, что будет так тяжело. Я постоянно чувствую себя усталой, и, наверное, мне просто одиноко… Жаль, что здесь, в деревне, у меня нет друзей. Других мам, например, с которыми можно было бы поговорить. Мне бы сразу полегчало! Но теперь даже собрания молодых мам отменили.

Я навострил уши. Странно, а ведь две другие женщины тоже на это жаловались! Я спрыгнул со скамейки, громко замяукал, обращаясь к Хейли, и стал расхаживать взад и вперед, красноречиво виляя хвостом. Если пойти прямо сейчас, мы их еще нагоним!

– Олли, в чем дело? – Она с любопытством смотрела на меня, но не двигалась с места.

О господи! Я в нетерпении замяукал, и, кажется, до нее наконец дошло.

– Хочешь, чтобы я пошла с тобой? К Саре? Какой умный котик – наверное, понял все, что я сказала. И я бы рада повидаться с Сарой, но не могу же я ей надоедать… У нее свои дела, и дети уже подросли. Мне бы…

Не обращая внимания на ее слова, я бежал вперед по улице, даже не оглядываясь посмотреть, успевает ли она за мной. Ура! Завернув за угол, я увидел, что две женщины с колясками все еще стоят у входа в магазин и по-прежнему болтают, как твои тявкающие собачки. Тогда я обошел их три раза по часовой стрелке и два раза против. Они рассмеялись и вслух поинтересовались, что за игру я затеял. Наконец на горизонте появилась Хейли с коляской. Три женщины переглянулись и стали смеяться, как старые подруги.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16