Шейла Нортон.

Оливер. Кот, который спас праздник



скачать книгу бесплатно

Памяти Мисти, Оскара и Чарли.

Я была их человеком и преданным слугой.


OLIVER

The Cat Who Saved Christmas!

First published by Ebury Press in 2015.

Ebury Press is part of the Penguin Random House Group of companies.

© Sheila Norton, 2015

© Ю. Змеева, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Глава 1

Худший за мои девять жизней вечер начался с рыбных объедков. Тебе, мой маленький котенок, это, вероятно, покажется несколько странным. Ведь мы, кошки, любим рыбу, и я привык ужинать объедками, поскольку жил в пабе, где для приходящих к нам людей готовили так называемые «комплексные обеды». Впрочем, проблема крылась не в самой рыбе, а в том, что случилось потом, когда я вернулся в свое любимое кресло у камина и уснул.

Эй, а ну хватит скакать, и оставь, наконец, в покое эту муху! Конечно, такому малышу, как ты, моя история может показаться слишком длинной и местами страшной, но если сядешь и будешь слушать внимательно, вдруг чему и научишься. Вот-вот, так-то лучше.

На чем я остановился? Ах да. Итак, я спал в кресле. А потом вдруг проснулся; на улице было темно, и в доме жутко чем-то воняло. От противного запаха у меня запершило в горле. Я сразу понял, что это дым: иногда мой человек, Джордж, зажигал камин в баре, чтобы в холодные вечера становилось тепло и уютно, и запах был тот же самый. Вот только когда он это делал, дым уходил в трубу, а не заполнял комнату, как сейчас. Я поморгал немного, пытаясь разобраться, что происходит. Обычно я прекрасно вижу в темноте, но от дыма щипало глаза. Через несколько минут я начал кашлять и задыхаться, поскольку имел глупость потянуться и зевнуть, как мы, коты, всегда делаем, проснувшись. А потом я увидел оранжевые языки пламени, карабкающиеся вверх по шторам, и искры, летящие в сторону кресел.

Я испуганно завыл. То есть попытался завыть, но из горла вырвался лишь жалкий писк, за которым последовал очередной приступ кашля. Я спрыгнул с кресла и побежал к лестнице, ведущей на второй этаж. Там, в комнате с видом на сад, спал Джордж. К счастью, он всегда оставлял дверь открытой на случай, если я проснусь среди ночи и решу, что в кровати ему необходима моя компания. Не помня себя от страха, я вбежал в спальню, прыгнул на хозяина и стал бить его лапой по лицу. Одновременно я пытался как можно громче мяукать ему в ухо, хотя от дыма уже и дышал-то с трудом. Джордж сел на кровати и удивленно раскрыл рот.

– Оливер! – с некоторым раздражением воскликнул он (Джордж пользовался моим полным именем, лишь когда мне случалось что-нибудь натворить). – Какого…?

Тут он, должно быть, почувствовал запах дыма, потому что вскочил с кровати и закричал:

– О боже! Пожар! Пожар!

Поскольку в доме нас было только двое, я не понял, кому предназначался этот крик, но очень обрадовался, что Джордж проснулся.

Он схватил с прикроватной тумбочки свой мобильник, сдернул с крючка за дверью халат и выбежал на лестничную площадку, а потом бросился вниз по лестнице. Я сиганул за ним и увидел, что пламя охватило весь первый этаж и теперь взбиралось по деревянным перилам, разбрасывая искры и испуская клубы черного дыма. До смерти перепуганный, я помчался по ступеням так стремительно, будто за мной гнались два добермана.

– На улицу, Олли, скорей! – крикнул Джордж, тоже закашлявшись.

Он открыл парадную дверь, холодный воздух ворвался внутрь и комната позади нас словно взорвалась. Со страшным треском обрушилась деревянная лестница. Я выскочил на улицу и рванул, не останавливаясь, через парковку, где забился под куст у самой дороги. Джордж выбежал из бара в полосатой пижаме, халат он все еще держал в руке. Бросив его на землю, он потыкал пальцем в экран телефона и начал кричать:

– Пожар в «Гербе лесничего»! Мой паб горит!

Все это время я сидел под кустом, дрожа от страха и глядя, как пламя взбирается под крышу паба. Огонь со свистом взвился вверх – это вспыхнул дровяной склад, расположенный по соседству с кухней. Пламя перекинулось на ограду и какие-то большие бочки, выставленные в ряд у здания деревенского клуба по соседству. А потом вдруг раздался грохот, от которого сердце у меня ушло в пятки, и огонь превратился в громадный оранжевый шар, осветивший все небо.

На миг я просто окаменел от страха и подумал, что вот-вот потеряю одну из своих девяти жизней. Из домов выбегали люди; они кричали, искали Джорджа, надевали на него халат и закутывали в одеяла, как будто на пожаре ему было холодно. И вдобавок ко всему этому кошмару две огромные пожарные машины с ревущими сиренами ворвались на нашу улицу и остановились на парковке, где я прятался. И я, конечно, понимал, что надо бы остаться и убедиться, что с Джорджем все в порядке… но кошачий инстинкт велел делать ноги как можно скорее. Мне стыдно, ведь я бросил своего человека и свой дом. Но увы, это так. Я удрал.


Наконец остановившись, я понял, что очутился в лесу, который раскинулся через дорогу от нашего дома. Я оглянулся: ни паба, ни зарева пожара. Со всех сторон меня обступали высокие деревья; так глубоко в лес я прежде никогда не забирался. От паники и быстрого бега сердце по-прежнему колотилось как бешеное. Я склонил голову набок и внимательно прислушался, но различил лишь шум ветра в ветвях и уханье совы вдали. Было очень холодно, и мне стало себя жалко: ведь я был совсем один в лесной чаще. Мне хотелось только одного: вернуться домой в свое кресло и лежать, свернувшись калачиком, на удобной подушке. Спать и видеть любимый сон о том, как я гоняюсь за мышами. Но возвращаться было страшно. Вдруг со стороны паба раздался второй мощный взрыв. Спавшие на деревьях птицы взметнулись в воздух и испуганно закричали, а мой кошачий инстинкт снова взял свое. Я бросился к ближайшему дереву, залез на самую верхнюю ветку и крепко вцепился в нее. Ветер раскачивал меня туда-сюда.

Когда ты вырастешь и станешь большим котом, то поймешь, что лучший способ справиться со стрессовой ситуацией – как можно скорее удрать от опасности, а потом уснуть. Люди в пабе иногда жаловались на то, что им не спится. Говорят, так бывает, если сильно волнуешься. К счастью, нам, кошкам, эта проблема незнакома. От ужасного шока, который мне пришлось испытать, на меня накатила дикая усталость, и, очутившись в безопасности на уютной ветке, я понял, что с трудом разлепляю глаза. Ничего больше не взрывалось, и хотя там, где стоял наш бедный паб, небо еще зловеще пламенело, постепенно оно вернулось к своему нормальному цвету. Ветер стих, а с ним успокоилась и ветка. Теперь она раскачивалась, как старое кресло-качалка в подсобке, где я иногда засыпал. Я закрыл глаза, и мне приснилось, что Джордж нашел меня и унес домой.

А когда я проснулся, уже рассвело и пели птицы. Я встал, хорошенько потянулся, совершенно позабыв о том, где нахожусь, и чуть не упал с дерева. К счастью, когти выпустились сами по себе; какое-то время я болтался, зацепившись за ветку, но быстро забрался обратно. Я слегка встряхнулся и тут же начал умываться, чтобы показать всем птицам, которые, возможно, в тот момент наблюдали за мной и насмехались над моим незавидным положением, что меня ничуть не смущает и не заботит мой нелепый вид. А потом, посреди умывания, глянул вниз и увидел под деревом… лису.

Мой маленький котенок, в силу своего возраста ты едва ли встречался с лисами, поэтому позволь объяснить тебе, что это за звери. Если тебе кажется, что собаки страшные, считай, ты ничего еще в жизни не видел. В отличие от собак, у лис даже нет людей, которые за ними присматривают. Это наши злейшие враги, почти такие же опасные, как автомобили. Последние-то всегда бывают на дорогах, поэтому мы знаем, как избежать их нападения. Но лисы… эти подкрадываются незаметно. Забираются в сады и даже гуляют по улицам, как мы, а увидев тебя, пускаются вдогонку с этой своей жуткой усмешкой, оскалив страшенные острые зубы. Есть лишь один способ скрыться от них – вскарабкаться на ближайшее дерево. Поэтому, хоть при виде злобной твари шерсть у меня и встала дыбом, я вскоре опомнился: здесь, на ветке, лисе меня не достать. Я так обрадовался, что даже немножко поддразнил ее – выгнул спину, зашипел и стал плеваться. Но чуть не потерял равновесие и понял: хвастовство не стоит того, чтобы свалиться прямо на лису!

Устроившись поудобнее, я вытянул лапы, свесил голову и принялся наблюдать. Лиса очень злилась из-за того, что не может меня достать. Хищница металась из стороны в сторону, потом несколько раз обошла вокруг дерева. И все это время неотрывно следила за мной, а выражение на ее противной морде было точно как у меня при виде миски с вкусной едой. Содрогнувшись, я понял, что если лапы подведут, быть мне лисьим ужином. Но, к моему облегчению, спустя несколько часов глупой лисе это надоело. Она улеглась, свернулась калачиком, как щенок, и уснула. Опасность ненадолго отступила, и лучшим планом действий в данной ситуации было тоже поспать.

Лишь проснувшись и увидев, что лиса по-прежнему внизу, я понял три вещи, причем все три одновременно. Во-первых, я не завтракал и очень сильно проголодался. Во-вторых, я уже не чувствовал, в какой стороне дом. Запах пропал, а дыма или красного зарева, указывавшего направление, в небе не было. И, в-третьих, я осознал, что пока лиса меня караулит, я застрял на этом дереве. Попытайся я перепрыгнуть на соседнее, она просто последует за мной. На землю спускаться, разумеется, нельзя. А уходить лиса, похоже, не собиралась.

Я представил Джорджа, свое кресло, наш теплый паб, миску, в которую накладывают вкусную курочку или рыбку… и не выдержал, мой милый котенок. Даже большие коты иногда плачут. Я сидел на ветке и жалобно мяукал, лиса под деревом облизывалась и пускала отвратительные слюни. Признаться, я уже сомневался, что когда-нибудь увижу Джорджа и родной дом.

Глава 2

Похолодало, в небе сгустились сумерки, и тут я услышал какой-то новый звук, приближавшийся ко мне. Я замер и навострил уши. Звук напоминал музыку, но все же отличался. Лиса тоже села и стала нервно оглядываться, а потом вдруг затрусила прочь, на прощание бросив на меня сердитый взгляд. Звук становился все громче. Я ждал, склонив голову набок и пытаясь сообразить, где же раньше его слышал. А потом вспомнил. Это был свист! Так люди его называли. Они издавали этот звук, смешно сложив губы трубочкой и выдыхая через нее. Получалась мелодия, не всегда ладная. Наконец я услышал шаги насвистывающего человека – тот ступал по засохшей листве – и увидел его: нас разделяла всего пара деревьев, и он шел очень быстро. Я должен был окликнуть его прямо сейчас, иначе он прошел бы мимо (у людей не очень хороший слух, знаешь ли). Но можно ли ему доверять? Вообще-то, я настороженно относился к людям, особенно к незнакомым мужчинам. Но это уже другая история. В тот раз выбор у меня был невелик, и я быстро принял решение. Раз человек насвистывает, подумал я, значит, он в хорошем настроении. Я давно заметил, что люди делают это, когда им весело. Поэтому я приподнялся на ветке и замяукал во всю мощь своих крошечных легких.

Человек замолк, остановился совсем рядом с деревом, на котором сидел я, и начал озираться по сторонам. Чуть поодаль лиса тоже замерла и оглянулась, но я надеялся, что она все же не станет рисковать и не вернется, пока человек не уйдет. Кажется, лисы недолюбливают людей. У нас, котов, поговаривают, что давным-давно люди ездили на лошадях, трубили в рога и при помощи собак охотились на лис. Не знаю, так это или нет; не исключено, что кошки все выдумали. Звучит, по крайней мере, не слишком правдоподобно, но от людей чего угодно можно ожидать. Короче, я мяукал и вопил, пытаясь привлечь внимание человека, а он стоял и с озадаченным видом смотрел вверх, вниз и вокруг себя. Как я уже говорил, со слухом у людей беда. К счастью, в конце концов он меня все-таки заметил и сказал:

– Ой, кто это там у нас? Привет.

По тону, которым он это произнес, я понял, что ему, пожалуй, можно довериться, и немного успокоился.

А человек подошел ближе, продолжая беседовать со мной. Он улыбался и называл меня «миленьким котиком», а еще спрашивал, как я умудрился застрять на дереве. И хотя я обрадовался, что он оказался дружелюбным, мне немножко не понравилось его снисходительное отношение. Застрял на дереве, понимаешь ли! Можно подумать, я неопытный маленький котенок вроде тебя. Мне хотелось объяснить, что если бы он посмотрел повнимательнее, то увидел бы свирепо скалящуюся лису, которая пряталась в кустах и наблюдала за нами с безопасного расстояния. Если бы не она, я прекрасно бы справился в одиночку и спустился с дерева сам!

Но должен признать, что человек тоже неплохо лазал по деревьям. Он был довольно молод и ловко орудовал передними лапами, подтягиваясь на ветках. И при этом все время приговаривал:

– Отлично, котик, главное, без паники.

Подобравшись поближе, он протянул руку и схватил меня так резко, что от испуга я чуть не свалился с ветки. Пока мы спускались вниз, я разрешил ему держать себя, хотя нам обоим было неудобно. Но мне хотелось, чтобы лиса – если она еще не сбежала – увидела, что у меня есть защитник. Когда мы были уже почти на земле, я спрыгнул и принялся тереться о ноги человека, мурлыканьем демонстрируя благодарность. Он удивленно поглядел на меня.

– Теперь можешь бежать домой, котик!

Я продолжал тереться и мурлыкать. Человек озадаченно пробормотал:

– Ну что с тобой такое? Заблудился?

Ура! Наконец до него дошло. Я замурлыкал громче. Человек взял меня на руки и рассмотрел маленький кружок, висевший на моем ошейнике.

– Оливер, – прочел он. – Адреса нет – только телефон. – Человек вынул из кармана одну из этих штук, которые люди называют мобильниками, постучал по экрану и вздохнул. – Нет сигнала. Что ж, Оливер, может, тогда лучше взять тебя домой? Дадим тебе молока или еще чего-нибудь, а там уж подумаем…

При упоминании о молоке я тут же вспомнил, как сильно проголодался, и когда человек наклонился, чтобы снова поднять меня, чуть не бросился к нему в объятия. Я решил, что он мне нравится. Наверное, он хороший человек, как Джордж, подумал я. Но тут, к моему ужасу, он поднял сумку, которую поставил у дерева, и довольно бесцеремонно запихнул меня туда головой вниз, да так, что хвост мне чуть не прищемило молнией, когда он ее застегивал!

Я протестующе замяукал. Вот и доверяй людям! Но поднимая сумку, он заговорил со мной через окошечко.

– Прости, Оливер. Будет лучше, если ты посидишь в рюкзаке. Иначе, боюсь, ты вырвешься у меня из рук и бросишься наутек, когда мы выйдем на дорогу. А там машины, это опасно. Потерпи чуть-чуть, – примирительно проговорил человек. Но и вы меня поймите, нет, ну правда! Это было настоящее унижение, не говоря уж о том, что пребывание в сумке вызвало в памяти кое-какие ужасные воспоминания. – Тут недалеко. Просто посиди спокойно, побудь хорошим котиком.

Пока человек шагал, насвистывая, я угрюмо трясся в тесном рюкзаке. Там плохо пахло, на дне лежали какие-то ветки, и путь занял целую вечность. Наконец по шуму проносящихся машин я понял, что мы вышли из леса, а вскоре услышал, как человек отпер дверь, закрыл ее за мной и, аккуратно поставив рюкзак на пол, позвал:

– Эй, Ники, ты дома?

В ответ раздался другой человеческий голос – насколько я мог судить, он принадлежал молодой женщине.

– О! А ты быстро! Я сама только что из магазина пришла. Собрал дров?

– Нет. Прости. – Я почувствовал, как меня снова поднимают. – Зато смотри, что я нашел. – Он начал расстегивать молнию, а я приготовился выскочить, чтобы скорее забиться в угол и сидеть там, пока не удостоверюсь, что здесь я в безопасности, где бы ни было это «здесь». Но человек замер и спросил:

– Двери и окна закрыты?

– Конечно! На улице же холодрыга! Да что там у тебя?

Рюкзак открылся, я выскользнул в образовавшееся отверстие и тут же вскарабкался на штору, висевшую на ближайшем окне.

– Кот! – воскликнула женщина. – Где ты его нашел, Дэниел? И зачем притащил?

– Он на дереве застрял. Я его снял, а он за мной увязался. Потерялся, наверное. У него ошейник с именем и телефоном, но в лесу не было сигнала. Вот я и решил сначала принести его домой.

– Бедненький! – Женщина оправилась от потрясения, вызванного моим стремительным броском, и теперь разглядывала меня. – Перепугался, наверное. Иди сюда, котик… Дэн, как его зовут?

– Оливер. На самом деле он очень дружелюбный. Спускайся же, Оливер, – добавил он добрым голосом, который мне так понравился в лесу. – Я принесу молока.

Супер! Пить хотелось до невозможности. Я спрыгнул и пошел за Дэном на небольшую кухню, где он налил мне молока в блюдечко. Я мигом вылакал его и дочиста облизал тарелку.

– Кажется, он очень голодный, – заметил Дэн. – Бог знает, сколько он просидел на том дереве? Чем бы его накормить, Ники?

Девушка стала разбирать пакет с банками.

– Есть сардины, – неуверенно произнесла она. Сардины! Вот это да! Я тут же начал тереться о ее ноги и мурлыкать еще старательнее, чем недавно в лесу. – Но это наш обед, вообще-то, – тихо добавила она.

– Приготовим что-нибудь другое. Вон у тебя фасоль. Пусть поест, а потом я позвоню хозяину. Мы-то не сможем его прокормить.

Они встревоженно переглянулись. Что их так беспокоит, подумал я? Хотя сардины в тот момент волновали меня куда больше, чем человеческие проблемы.

– Ладно, – ответила девушка, которую, как я уже понял, звали Ники. Она открыла банку. От запаха я чуть не упал в голодный обморок. – Вот, Оливер, угощайся. – Она поставила тарелку на пол, и я набросился на еду. – О господи, Дэн, да он совсем оголодал! – со смехом добавила она. – Кажется, ему сардины действительно нужнее.

Заглатывая рыбу, я краем глаза заметил, как человек обнял ее и поцеловал. Хорошо. В пабе я не раз видел людей, которые сидели за столиками и делали так. Это означало, что они счастливы.

– Прости, что не набрал дров, – сказал Дэн. – Потом еще раз схожу.

– Не надо. Уже пять часов, стемнело. Сходишь завтра, и я пойду с тобой. Вместе больше принесем. Отопление мы просто не потянем.

– Знаю. А сколько потратила на еду?

– Не так много, как на прошлой неделе. У мясника был дешевый фарш, а чай и масло нашла со скидкой.

– Хорошо. – Дэн снова поцеловал Ники. – Как-нибудь справимся. Главное, зиму пережить, а там уж полегчает.


Так они и стояли, обнявшись, и смотрели, как я ем. У меня возникло впечатление, что я им симпатичен, но при этом они хотят, чтобы я поскорее отправился домой. И точно, стоило мне проглотить последний кусочек, как Дэниел подхватил меня на руки и зачитал номер, указанный на моем жетоне. Ники набирала цифры.

– Никто не отвечает, – через некоторое время произнесла она.

– Что ж. Наверное, его хозяин просто отошел куда-нибудь. Отправился на поиски кота, например! – добавил Дэниел, но Ники не рассмеялась.

– Дэн, мы не можем его оставить, – сказала она.

– Понимаю. Конечно же, я понимаю. – Он погладил меня, а я в ответ замурлыкал. С одной стороны, мне, ясное дело, хотелось вернуться к Джорджу, с другой – я был сыт, находился в тепле и безопасности и вполне мог заснуть прямо там, у Дэниела на руках. Мне столько пришлось пережить – и лиса эта, и пожар…

Пожар! Я замяукал, а хвост мой нервно дернулся от нахлынувших воспоминаний. Бедняга Джордж! Мой бедный паб. А есть ли у меня теперь дом, куда можно вернуться? Мне хотелось объяснить милым Дэниелу и Ники, что телефон, номер которого указан на жетоне, возможно, сейчас лежит под обломками сгоревшего дома, где больше никто не живет.

– Кажется, его что-то беспокоит, – заметила Ники и погладила меня по голове. – Может, ты прав, и он уже давно потерялся. Хотя и не выглядит изможденным.

Я принял это за комплимент.

– Давай чуть позже еще позвоним, – сказал Дэниел. – Уверен, кто-то наверняка будет его искать. Такой красивый кот и выглядит ухоженным.

В тот момент я окончательно убедился, что этому человеку можно доверять. У него был хороший вкус в том, что касается кошек. Он перенес довольно мурлыкающего меня на диван, и я уснул крепким спокойным сном.

Глава 3

Разбудил меня голос, принадлежавший незнакомому мужчине. Я тут же пришел в боевую готовность, поднял уши, подобрался и приготовился бежать. Голос хоть и звучал дружелюбно, но мало ли.

– А я тебя знаю! – Обладателем голоса оказался здоровяк с щетинистым лицом. Мне его вид не понравился. Когда он приблизился, я предупреждающе зарычал, но здоровяк лишь рассмеялся. – Это же Олли, кот из паба «Герб лесничего». Вы что, не знаете Олли? В нашем городке его все знают!

Дэниел и Ники печально переглянулись.

– Мы не ходим в паб, – пояснил Дэниел.

– А. Вы, наверное, недавно переехали? Так вот, это кот Джорджа, хозяина паба. Черт, а ведь теперь ему негде жить! Небось видели, что с пабом случилось?

– Конечно! – ахнула Ники. – Пожар!

– Здание сильно пострадало, – заметил Дэниел. – Да и деревенскому клубу досталось.

– Да, клуб, конечно, не сгорел дотла, пожарная бригада подоспела вовремя, но ты прав – бог знает, когда клуб и паб снова заработают. – Здоровяк потер щетинистый подбородок, серьезно глядя на меня. – А что же старина Джордж не взял кота с собой, когда уехал?

Уехал? Уехал? Я выпрямился, не в силах поверить в услышанное. Джордж никогда бы меня не бросил!

– А куда он уехал? – поинтересовался Дэниел.

– К сестре, в Лондон. У бедняги больше никого не осталось. А сестра предложила пожить у нее, пока идет ремонт. Это, я думаю, до конца года растянется. Страховку выплатят, конечно, но бог знает, когда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное