Шей Митчелл.

Счастье



скачать книгу бесплатно

Эта книга посвящается всем., кто ищет свое счастье.

Мечтайте о грандиозном и никогда не сдавайтесь…

Живите той жизнью, какая вам нравится


Shay Mitchell & Michaela Blaney BLISS

Печатается с разрешения St. Martin's Press и Nova Littera SIA.


Дизайн обложки Екатерины Климовой


Перевод с английского Вероники Максимовой


Copyright © 2015 by Shay Mitchell and Michaela Blaney.


© В. Максимова, перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Благодарности

Мы хотим поблагодарить тех людей, чьи жизни теснее всего переплетаются с нашими; конечно, мы бы с радостью назвали каждого из вас, но ведь для этого нам потребовалась бы отдельная глава! Спасибо нашим семьям – за то, что терпите нас и всегда поддерживаете! Мы любим вас.

Всем нашим друзьям и родственникам мы хотим сказать: «Вы знаете, что вы для нас значите». Ваша неизменная поддержка не остается незамеченной, мы благодарны за то, что вы есть в нашей жизни. Отдельное спасибо всем, кто помогал нам превратить эту книгу в то, чем она стала, – ДД, СК, Марку, Банни и нашему соавтору Вэл, спасибо! Взять столько разных идей и историй, выплеснуть их на страницы книги, да еще суметь придать этому какой-то смысл – что и говорить, задача не для слабонервных, и мы очень признательны за ваши советы!

Это книга о нашем поиске счастья, поэтому будет справедливо, если мы поблагодарим всех, кто когда-либо встретился на нашем пути и оставил след в нашей жизни – как большой, так и малый, как позитивный, так и негативный. Неудачи закаляли нас. Общие радости в разгар кризиса учили нас смирению. А бесконечная поддержка, приходившая в момент, когда мы сильнее всего в ней нуждались, научила нас любви и доверию. Вы сделали нас теми, кто мы есть, и спасибо вам за это. Влияние на чужую жизнь обычно умалчивается и остается незамеченным, так что пусть это будет наша благодарность всем вам – СПАСИБО!

Как говорит отец Шэй: «Все в ваших руках».

Пролог. Давай заблудимся

Вот такая была у них цель на ночь. Деми только что получила водительские права, поэтому они решили просто колесить по Ванкуверу на «Мерседесе» ее отца. Стекла опущены, ветер в волосах, музыка ревет – свобода. В этом и был весь смысл. Потеряться в своем собственном мире, в своем родном городе, по-настоящему узнать который можно только после того, как безнадежно заблудишься в нем.

Почти летняя ночь была ясной, звездной и достаточно теплой для того, чтобы ехать с опущенными стеклами. Они все тогда курили – это же реально круто, скажите? – и хохотали над тем, как это выглядит со стороны – по дорогам Ванкувера катит огромная машина, из окон которой торчат три руки.

Они направлялись в центр города. Девушки были слишком юны, чтобы попасть в крутые бары или клубы, но их все равно туда тянуло.

Три подруги глазели на студентов и красивых людей, выстроившихся в очередь перед дверьми. Семнадцать лет – ужасно досадный возраст. Настоящая жизнь совсем близко, но все никак не начнется.

Деми направилась на юг, по мосту Лайонс-Гейт[1]1
  Одна из самых узнаваемых достопримечательностей Ванкувера – автомобильный висячий мост. – Здесь и далее примеч. перев.


[Закрыть]
, через Стэнли-парк, потом поехала в объезд – вдоль Английского залива, где туристы и местные хипстеры, сидя на бревнах, курили травку или сигареты. Девушки, сев на камни, слушали плеск волн и курили, не тревожась о запахе. Вдалеке они могли разглядеть огни яхт и услышать звуки нового танцевального хита – песни «World, Hold On» Боба Синклера [2]2
  Боб Синклер (настоящее имя Кристов Ле Фриан) – французский продюсер и диджей, песни которого на протяжении многих лет занимали верхние строчки европейских хит-парадов. Одним из таких хитов стала песня «World, Hold On».


[Закрыть]
.

– Вечеринка на яхте, – сказала Деми. – Музыка – хаус. Шикарные парни. Литры выпивки. Три часа веселья.

Деми была самой миниатюрной из нас троих и очень обижалась, когда София или Леандра называли ее миленькой – кареглазая, с крошечным носиком, розовыми губами и мягкими каштановыми волосами, которые она чаще всего собирала в хвост. Она выглядела нежной и невинной – ровно до тех пор, пока не открывала рот.

– Мы непременно должны там побывать! – заявила Леандра, считавшая себя самой сексуальной из этой троицы. Роскошные длинные ноги, высокая, большая и крепкая грудь, пышные белокурые локоны (мы решили, что в этот раз они получились слишком светлыми) и зеленые кошачьи глаза с чуть приподнятыми уголками. Один ее взгляд превращал сильных мужчин в слабаков, а умных мальчиков – в болванов.

– Можно я возьму с собой Джесси? – поинтересовалась София, ослепительная и экзотичная красотка (благодаря смешению ирландской и филлипинской кровей) – высокая, с густыми иссиня-черными волосами, убийственной улыбкой, бездонными темными глазами, нежной оливковой кожей и врожденной грацией движений. София могла гулять, сидеть или просто стоять в уголке – все взгляды были прикованы к ней. Джесси – ее бойфренд. Даже когда они не были вместе – что случалось редко, – София постоянно думала о нем. А Деми и Леандра, будучи на данный момент одинокими, столько времени проводили вместе, что сами напоминали парочку.

– Если бы только мы могли запрыгнуть на какую-нибудь яхту и убраться отсюда, – сказала Деми. Они все с нетерпением ждали окончания школы и начала настоящей жизни.

– И куда мы отправимся? – спросила Леандра. – Вот скажи, есть ли на земле место круче Ванкувера?

И все трое чуть не лопнули от смеха.

– Не важно куда, главное – вместе, – сказала Деми, обнимая Леандру.

– Путешествия определенно значатся в списке моих приоритетов, – сказала София. – И Джесси. Но вы все знаете, что у меня стоит на первом месте.

Остальные кивнули. София с детства мечтала стать актрисой. Ее родители относились к мечте дочери скептически. Они занимались бизнесом и считали актерскую профессию слишком ненадежной.

– Впрочем, успех и путешествия тесно связаны, – продолжала София. – Например, если я буду играть девушку Бонда, то мне волей-неволей придется сниматься в Токио, Милане и Дубае.

– Конечно, – согласилась Деми. – А я встречу тебя в любом из этих городов и буду твоей «обычной подругой». Всем знаменитостям нужны такие подруги!

– А на старости лет я осяду в Тоскане. Но на время вручения премий «Оскар» и «Эмми» мы будем жить в Голливуде, чтобы я могла кататься на своем белом «Рендж Ровере» на ланч в «Иль Пастасио» в Беверли-Хиллз. – София была подписана на кучу травелогов в инстаграме. Она знала назубок все модные заведения Лос-Анджелеса. – Вы, наверное, тоже сможете со мной поехать. Только если пообещаете не ворчать из-за того, что я буду постоянно фотографировать! Сами понимаете, это не прихоть. Это необходимость!

– Это зависимость, – вставила Деми.

– Она самая, – ответила София и, выхватив телефон, начала щелкать.

– Все! Хватит!

– Еще один кадр!

Они громко засмеялись и упали на песок. София, встав над Деми и Леандрой, фотографировала без остановки.

– Прекрати! – Деми так хохотала, что не могла выдавить ни слова.

– Я буду скучать по всему этому, когда переберусь в Нью-Йорк, – сказала Леандра. – Или в Вашингтон, округ Колумбия. Честное слово, я просто разрываюсь. Сама не знаю, чего хочу, – то ли найти мужа с Уолл-стрит[3]3
  Уолл-стрит – небольшая улица в Нью-Йорке, в нижней части Манхэттена, где расположена Нью-Йоркская фондовая биржа. В переносном смысле так называют и саму биржу, и весь финансовый район.


[Закрыть]
и поселиться с ним в пентхаусе на Парк-авеню[4]4
  Парк-авеню – одна из главных улиц Манхэттена, средоточие штаб-квартир многих корпораций и самой дорогой жилой недвижимости в мире.


[Закрыть]
, то ли выйти за сенатора и жить с ним в очаровательном таунхаусе на Дюпон-серкл[5]5
  Дюпон-серкл – парк, круговой перекресток и престижный исторический район в Вашингтоне, где среди старинных особняков размещается ряд посольств, а также музеев, галерей и кинотеатров.


[Закрыть]
. Все варианты заманчивы!

– Это и есть твоя мечта? Выйти за какого-нибудь поганца, который лет через десять бросит тебя ради молоденькой модели, оставив одну с выводком малюток? – с усмешкой спросила Деми.

– За богатого и влиятельного поганца. И не волнуйся, в случае развода я получу неплохую компенсацию.

– Само собой.

– А ты, Деми? – спросила София. – Каков твой пятилетний план?

– Это что, собеседование в универе?

– Прекрати уходить от ответа!

– Ну что ж, я определенно хочу добиться успеха, только не знаю, где и как. Так что пока не определюсь, чем хочу заниматься, поживу в особняке у Леандры на средства ее богатенького мужа.

– Что ж, мы с радостью приютим тебя где-нибудь в кладовке.

– Я, конечно, могу пожить и за счет Софии с Джесси – устроиться домоправительницей на их очаровательную тосканскую виллу.

– Ну что ж, я рада, что мы все решили, – улыбнулась Леандра.

Девушки дружно засмеялись, однако этот разговор почему-то обеспокоил их. Мечты о начале настоящей жизни не избавляют от страха перед неведомым будущим.

– Вы понимаете, что мы можем получить все, что пожелаем? – спросила София. – Всего-то нужно не унывать и никогда не сдаваться!

Деми усмехнулась:

– Ну да, конечно!

– Нет, так оно и есть, – хмыкнула Леандра. – Разве ты не читаешь цитаты в инстаграме? – Типа «Вдохни в себя мир», – насмешливо протянула она, делая глубокую затяжку. – «А на выдохе полюби его»? – Дым струйкой поплыл в воздухе.

– Нет, скорее «Следуй за своим счастьем, и мироздание откроет тебе двери там, где были только стены».

– Кто это сказал? – поинтересовалась Деми. – Не та женщина, которая написала книгу «Брехня», то есть, прости, «Тайна»[6]6
  Деми имеет в виду Ронду Берн, автора бестселлеров «Тайна», «Сила» и проч., автора сценария паранаучного фильма «Тайна». В книге «Тайна» рассказывается об эффективности позитивного мышления, материальности мысли и искусстве добиваться счастья и благополучия во всех областях жизни.


[Закрыть]
?

– А какая альтернатива? Упустить свое счастье, прожить никчемную жизнь и превратиться в злющую старую каргу, одиноко проживающую с восемью кошками?

– То есть выбор стоит между «следовать за счастьем» или «умереть в одиночестве, с кошачьей слюной на подбородке»? – уточнила Деми.

– Да, – отрезала София. – Так почему бы не взяться за дело?

Почему бы нет?

Они решили, что «Почему бы нет?» станет их девизом на всю жизнь.

– Давайте заключим сделку, – предложила Леандра. – Пообещаем не терять друг друга из виду, следовать за своим счастьем, а еще любить, ценить и беречь нашу дружбу с сегодняшнего дня и навсегда!

– Это сделка или клятва? – спросила София.

– И то и другое.

– За счастье, – провозгласила Деми. – За то, чтобы целоваться с мужчинами, напиваться и веселиться от души!


ЧЕТЫРЕ ГОДА СПУСТЯ

1. Новый способ отбить мясо

Придя домой, Деми заметила у двери чемодан Джеймса. Вообще-то, он должен был вернуться из Нью-Йорка с банковской конференции только поздно ночью. Деми полезла за телефоном, чтобы посмотреть, не было ли сообщения, и с ужасом обнаружила пропажу сотового. Затем она вспомнила, что забыла его в офисе. (Обычная история. Деми каждый час теряла и находила свой телефон.) Наверное, Джеймс успел на ранний рейс, чтобы сделать ей сюрприз. Самое смешное, что Деми пораньше сбежала с работы, чтобы поразить его особенным ужином в честь трехлетней годовщины их отношений. Которая, впрочем, была два дня назад. Сам Джеймс никогда не помнил о такой ерунде, но Деми это не волновало. София постоянно твердила, что это никакие не пустяки, что мысли материальны и что Джеймс якобы воспринимает ее как данность, а Деми делает вид, будто ничего не замечает. Какая ерунда! Деми смотрела на жизнь гораздо прагматичнее. Зачем придираться к мелочам, если в остальном все замечательно?

– Джеймс! – окликнула она.

Тишина. Наверное, он забросил домой чемодан и снова уехал, скорее всего в офис. Джеймс работает, как проклятый.

Деми внесла на кухню пакеты из супермаркета и стала разбирать ингредиенты для оссобуко[7]7
  Традиционное итальянское блюдо, в основе которого – тушеная телячья голяшка или любой мясной полуфабрикат.


[Закрыть]
с грибным ризотто. Она никогда прежде не готовила ничего подобного. Вдруг Деми испортит блюдо, и по вкусу оно будет напоминать мусор, оставленный на улице в жаркий денек?

– Заткнись! Все получится, – сказала себе Деми.

Мясо будет тушиться несколько часов, так что хорошо бы Джеймс задержался подольше. Деми улыбнулась, представив, как он входит в дверь, говорит: «Пахнет чем-то вкусным!» и бежит на кухню, чтобы обнять ее, слизнуть с носа остатки муки и поцеловать так, словно они не виделись целый год. Такие возвращения помогали ей пережить расставания.

Деми положила овощи в почти пустой холодильник. Когда Джеймс находился в отъезде, она практически не готовила для себя. Для Деми вся радость готовки заключалась в том, чтобы смотреть, как люди – в первую очередь Джеймс – наслаждаются ее стряпней. Откусив первый кусочек, он обычно награждал ее высшей похвалой: «Боже, это лучшее, что я когда-либо пробовал!» С каждым новым блюдом Деми старалась превзойти себя и за последние годы научилась отлично готовить. Впрочем, они с Джеймсом все равно ходили в рестораны, ведь район Йельтаун, где они жили, был центром кулинарной культуры Ванкувера. Однако Джеймс неизменно предпочитал стряпню Деми всем модным кухням – как фьюжн, так и традиционным. Не говоря уже о том, что, когда они выходили в город, он постоянно сталкивался с большим количеством людей, и ужин грозил затянуться до утра.

– Ты могла бы зарабатывать этим, – сказал он как-то, смакуя запеченного весеннего лосося. – Я люблю тебя за то, как ты готовишь и заботишься обо мне.

– А я думала, ты любишь меня за мои достоинства, – пошутила Деми, указывая себе между ног.

– И за это тоже. Иначе с чего бы я был с тобой?

Деми пересказала эту историю Софии по Скайпу.

– Ну-ну, он любит тебя за твою вагину, – подытожила София. – Как мило.

Это не был комплимент. София, как и большинство друзей Деми, не входила в группу поклонников Джеймса. Пару лет назад, когда София прилетела в Ванкувер на каникулы, они вместе отправились на Рождество в Нью-Йорк. Там произошло обычное недоразумение. Джеймс хотел схватить под столом за ногу Деми, но случайно ущипнул Софию. Они все тогда сильно напились, и Джеймс не хотел ничего дурного, он просто обознался. А София все неправильно поняла.

Деми отогнала это неприятное воспоминание, чтобы сосредоточиться на одной задаче. Она выложила на столешницу сверток из мясной лавки и развернула оберточную вощеную бумагу, чтобы полюбоваться двумя красными кусками телятины – голяшками, в центре которых виднелись кружочки белого костного мозга, плотно прилегающего к бедренной косточке. Каждый кусок стоил по 99 долларов. Деньги у Джеймса водились, поэтому Деми могла не переживать о стоимости продуктов. Джеймс платил и за все остальное: баловал ее поездками на выходные, засыпал вещами и сумками. Если Деми хотела что-то очень дорогое – туфли или драгоценности, – она просто вешала фотографию желаемого на холодильник. Когда Джеймс напивался, он покупал ей это. Ее друзья частенько смеялись над тем, что она ухаживает за Джеймсом, как какая-нибудь старомодная степфордская жена, но что они понимали! Джеймс жил, чтобы радовать её. Если бы друзья могли взглянуть на их отношения изнутри, вместо того, чтобы насмехаться «снаружи», они бы сами все увидели. Кто бы мог подумать, что она, Деми, выберет для себя именно такую жизнь, за мечты о которой она когда-то осуждала Леандру (с одним исключением: Джеймс не был поганцем)! Если бы они с Леандрой не разругались вдрызг, то непременно посмеялись бы над этим.

Итак, первый пункт рецепта: обвалять мясо в муке. Банка с мукой стояла в буфете над стойкой, разделявшей кухню и гостиную. Потянувшись за ней, Деми заметила какое-то движение в комнате.

Джеймс появился, словно призрак. Он стоял спиной к Деми возле крутящегося мини-бара перед телевизором. Деми хотела открыть рот, чтобы что-то сказать, но потом отошла в сторону и прижалась к холодильнику, чтобы Джеймс ее не заметил. Наверное, он только что вышел из спальни и прямиком направился к бару. Деми снова заглянула в комнату.

Джеймс был голый.

Она смотрела, как он наливает себе виски. Джеймс залпом осушил стакан, налил второй, пошатнулся, врезался в телевизор и, качаясь, поплелся по коридору в спальню. Неудивительно, что он не услышал, как она вошла! Джеймс был в стельку пьян, почти в отключке. В три часа дня. Деми слишком хорошо знала его привычки. Он не раз занимался самолечением, но это начинало превращаться в их общую проблему. Пьянство Джеймса шло вторым пунктом в списке претензий, которые предъявляли к нему родители Деми (первую строчку занимала двенадцатилетняя разница в возрасте – ему было тридцать три, а Деми двадцать один). Оба раза, когда Деми приводила Джеймса на семейный обед, ее отец бросал на него такие испепеляющие взгляды, что на месте Джеймса любой бы напился.

И что теперь делать? Готовить ужин, который Джеймс все равно проспит? Или… Деми ухмыльнулась. Нет, она сумеет превратить его нетрезвый сон в достойный праздник – возвращение домой! Деми тихонько разделась. За окнами стоял теплый ванкуверский июнь, поэтому ей потребовалось несколько секунд, чтобы избавиться от немногочисленной одежды. Долой все! За новенькими туфельками «Валентино» на плоской подошве последовало тонкое шерстяное платье без рукавов от «Винс» и свободный шаль-жакет от «БиСиБиДжи». Деми предпочитала одеваться стильно и неброско – ничего кричащего и вызывающего. Распущенные прямые каштановые волосы приятно щекотали ее обнаженную спину. Бюстгальтер и трусики Деми решила оставить. Это был совсем новый шелковый комплект – зеленый, под цвет ее глаз. Чашечки лифа приподнимали ее груди к ключицам. Грудь относилась к тем частям тела, которые Деми особенно любила в себе и не стеснялась показывать. Трусы в виде коротких шортиков с кружевной отделкой – миленькие, конечно, но могли бы быть и получше. Деми уже позаботилась об этом, прикрепив к холодильнику несколько фотографий нижнего белья. Ее тело было заранее отшлифовано, эпилировано и увлажнено для сегодняшнего вечера. Каждый сантиметр ее кожи был гладким, без единого волоска. Днем Деми посетила своего мастера по эпиляции, россиянку, называвшую ее вагину «булочкой». Как-то раз Деми послала Софии во время бразильской эпиляции фотографию своей «булочки» с подписью: «Исчезающий вид бобра». Они с Софией постоянно обменивались такими сумасшедшими фотографиями. Эта была их «фишка».

С колотящимся от волнения сердцем Деми отшвырнула ногой кучу одежды, вышла из кухни и направилась в спальню по устланному ковром коридору. Заглянув внутрь, она убедилась, что Джеймс в постели, до пояса укрытый простыней, которая в одном месте приподнималась, как палатка. У него уже стоит! Деми подавила смешок. Мускулистая грудь Джеймса сияла во всей своей красе. Была видна даже одна из татуировок, оставшихся со времен его университетского хоккейного прошлого. Хоккеисты всегда были слабостью Деми.

– Что ты там копаешься? – пробормотал Джеймс. – Давай, прыгай сюда.

Все пропало. Он ее услышал. Тем не менее она все еще могла рассчитывать на эффект неожиданности. Широко распахнув дверь спальни, Деми переступила порог и сказала:

– Добро пожаловать домой!

Как она и рассчитывала, Джеймс от удивления раскрыл рот, но почему-то при этом у него забегали глаза. Казалось, он испугался – или просто напился в хлам? Какое-то движение заставило Деми взглянуть на дверь ванной. Ей кажется, или оттуда, в самом деле, кто-то выходит? Но кто, черт возьми, это может быть? И тут, к недоумению Деми, на пороге появилась девушка.

– Это не то, что ты думаешь, – пролепетал Джеймс.

– Вот засада, – сказала девушка.

Деми переводила взгляд с Джеймса на девушку и обратно. Джеймс наклонил голову набок, он был слишком пьян, чтобы изобразить виноватое выражение лица. Девушка невозмутимо стояла, будто подобное случается ежедневно, и от этого у Деми кровь застыла в жилах. Сама девушка выглядела как юная копия Деми, только с ногами подлиннее и сиськами побольше. На ней был черный бюстгальтер из дешевого искусственного кружева, а украшение в виде сердечка, сделанное из стразов, едва прикрывал соски. На черных трусах из тех же стразов была видна стрелка, которая указывала на промежность и призывала «ФЛИРТУЙ!».

– Вообще-то, мы не договаривались о тройничке, – сказала девушка.

Деми сказала бы то же самое, если бы могла говорить.

– Ты его подружка? Джеймс мне в самолете рассказывал о тебе. – У нее был отчетливый славянский акцент. – А я Светлана. Приятно познакомиться.

– Вы познакомились в самолете? – выдавила Деми.

Мысленно Деми визжала и лупила Джеймса что было сил, но ее тело будто окаменело. Что вообще произошло? Он сел в самолет, склеил там какую-то дешевую модельку и притащил ее домой, пока Деми была на работе? То есть эта смазливая дешевка должна была подарить Джеймсу быстрый дневной перепихон, о котором Деми никогда бы не узнала?

Сколько других девок здесь уже перебывало?

Неужели он нисколько не боялся попасться с поличным?

Джеймс покосился на лежащий на тумбочке телефон, как будто ждал от него объяснений. Телефон? Но какое отношение имеет телефон к Деми… Ооох. Мозг наконец-то начал работать. Джеймс отслеживал ее телефон по GPS-навигации! Деми оставила телефон на работе. Джеймс решил, что она сейчас в двадцати минутах езды от дома, а значит, у него будет в запасе куча времени, чтобы избавиться от «ФЛИРТУЙ!», как только точка GPS придет в движение. Каков поганец!

Светлана ушла в ванную и вернулась оттуда в платье а-ля «Версаче» и с поддельной сумкой «Шанель», небрежно висевшей на плече. Подделка на подделке! В каком-то смысле Деми была глубоко разочарована в Джеймсе. Мог бы выбрать кого-нибудь получше.

Девушка выбежала из спальни, по пути задев Деми плечом. Это прикосновение вдруг заставило Деми почувствовать себя унизительно голой. Она схватила со стула свой халат и накинула его на плечи.

– Как долго это продолжается? – спросила она у Джеймса. – И, что гораздо важнее, как часто?

– Не могу поверить, что ты такая мнительная и неуверенная в себе.

– Пошел ты! Не смей меня поучать! Я поймала тебя с поличным!

– Если ты дашь мне пять секунд на объяснения… – Джеймс потер лоб, и Деми втайне пожелала ему приступ самой мучительной мигрени. – Я очень нервничал перед полетом, поэтому принял две таблетки «Эмбиен»[8]8
  Седативный, снотворный препарат, который применяется для лечения проблем со сном, вызывает привыкание.


[Закрыть]
и еще пропустил парочку рюмок. Наверное, я отрубился. Дорогу сюда помню как в тумане, но Светлана рассказала, что практически вытащила меня из самолета и погрузила в такси. Она попросила разрешения принять душ после перелета, и, знаешь, после всего, что она для меня сделала, я не смог ей отказать. Если бы не она, страшно подумать, что бы со мной было. Она привезла меня домой, целого и невредимого. Ничего не было! Кроме того, как ты видишь, я категорически не в той форме, чтобы трахать кого бы то ни было, включая тебя. Хотя мне бы очень этого хотелось. Ты выглядишь сногсшибательно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7