Шармель АРГО.

Парадокс Всемогущего



скачать книгу бесплатно

– Видишь, ты уже тогда умел решать вопросы и манипулировать людьми!– съязвил Громов, ожидая сбить непринужденный разговор в более ясное русло, но Зуев как будто не понимал этих намеков.

– Знаешь, ты тоже достиг определенных успехов – ответил Зуев – И мне кажется твои достижения, более значимы для человечества в целом, особенно в свете последних событий.

– Каких событий?– Громов напрягся и подвинулся вперед.

– Тех самых, о которых тебе сегодня говорили на совете директоров! Видишь, я все знаю о тебе – Зуев опять улыбнулся, но теперь в этой улыбке сквозило еще и нечто опасное, неявно, но Громов почувствовал это.

– Раз ты все знаешь, Паша, зачем ты меня притащил сюда?

– Старичок, давай выпьем, потом договорим, а?– он разлил из штофа жидкость по рюмкам и поднял руку – За нашу прежнюю дружбу, пусть ей не мешают ни деньги, ни должности, ни связи – протянув руку, он чокнулся рюмкой с Громовым и быстро выпил содержимое.

Громов последовал его примеру. Бог с ним, с его должностью, с этой секретностью, пусть дружба победит – спиртное тепло растеклось по желудку, принося с собой ощущение свободы.

– Закусывай, закусывай старичок!– Зуев снова безмятежно улыбался. – Это вещь такая, не заметишь и ты перебрал!

Они снова сидели как старые приятели. Как будто не было всех этих лет за спиной. Их снова не разделяли взгляды на сущность мироздания, а только прежняя юность объединяла их, обволакивая воспоминаниями и опьяняя своей правотой.

Зуев оказался полковником, руководящим полусекретной лабораторией, ответственной за выявление новых материалов в органической и неорганической прикладной химии и физике. Синтез новых элементов и прочие секретные эксперименты, позволяющие менять суть привычных вещей. Понятно, что исследование северных территорий не могло остаться незамеченным для его ведомства.

– Старичок, я как только узнал про твою экспедицию, сразу понял, что мы нужны друг другу. Представляешь, сколько нас ждет открытий чудных, о просвещенья дух! – Зуев уже явно захмелел, хотя взгляд его оставался ясным. – Давай еще по рюмашке за наш совместный союз!

Громов чувствовал себя немного растерянным. Все его подозрения давно улетучились, оставив место только виноватым объяснениям с другом детства. Конечно же, он поможет Зуеву в развитии науки, как прекрасно развивать и открывать новое, чем запрещать и ограничивать. Зря он подумал о нем в таком неприглядном свете, ведь он все-таки его старинный приятель. Их юность прошла на одной волне, пусть и закончилось все той некрасивой историей..

– Старичок, я знал что ты мне не откажешь!– громогласно произнес Зуев поднимая очередную рюмку – Ты из той категории людей, которая ставит идеалы человечества, выше собственных интересов и тут мы с тобой движемся в одном направлении! Я, если хочешь знать, считаю, что во благо человека можно пожертвовать своими приземленными желаниями, да что там, самой жизнью можно рискнуть ради следующего уровня! Мы уже давно прошли это уровень.

– Паша, ты все-таки такой молодец, что вышел на меня! Мы с тобой такие горы вместе свернём! – Громов чувствовал, как внутри него разливается теплом нега от принятого спиртного – Все, решено – работаем в связке!

– Старичок, давай так – завтра приедешь ко мне, обсудим детали, а теперь выпьем за наш творческий союз, алле ап!– Зуев встал и разом опрокинул в себя сразу полстакана.

Дальнейшее Громов вспоминал с трудом.

Он смутно помнил, как диктовал в такси адрес, как выпучила глаза Ирэна, когда он завалился в двери и теряя равновесие, завалился спать.


7

На следующий день, как и договаривались, прошла их встреча в одном неприметном здании на Окружном шоссе. Сама лаборатория представляла из себя хорошо запрятанный объект, обнаружить который среди нагромождения серых однотипных коробок, было практически невозможно, а пробраться в него без ведома тем более невыполнимо. На входе в здание Громова уже ждал Зуев. Похлопав друг друга по плечу как старые приятели, они прошли через пункт охраны, миновали саму лабораторию с затемненными стеклами и поднялись в кабинет Зуева. Среди прочего, Громову бросились в глаза распечатки с человеческими телами, где некоторые органы и даже некоторые части тел, были заменены искусственными аппаратами. Особенно его поразил манекен в полный рост, у которого голова была заменена на голову крысы.

– Не удивляйся увиденному, крыса выживет при таких условиях, когда от человечества не останется даже воспоминания.– Зуев явно следил за реакцией Громова – Мы в условиях нашей лаборатории, пытаемся создать различные условия в воссоздании новых видов, симбиоза живого организма и неорганических элементов, создание материалов, неизвестных науке.

– Ты хочешь сказать, что пытаешься создать биоробота? – Громову все больше нравился этот невысокий мужчина, по деловому раскинувшийся в своем кресле. – Насколько же далеко вы зашли в своих исследованиях?

– Достаточно далеко, чтобы сказать, что это только начало.– Зуев поморщился и вытер лоб ладонью. – Знаешь старичок, когда тебе кажется что ты на пороге грандиозного открытия, оказывается ты топчешься на лысой поляне, исхоженной вдоль и поперек. У тебя так бывало? – он с интересом взглянул на Громова, оценивая его реакцию.

– Думаю нет. Точно нет. Пока все чем я занимался, развивалось именно в том русле, каком я и планировал. А теперь с этой экспедицией, мне кажется у меня крылья выросли – Громов сел в кресло напротив Зуева, разглядывая с интересом кабинет его друга.

– Да старичок, ты просто ухватил за хвост свою птицу счастья. Дерзай, но не забывай обо мне. Теперь давай ближе к делу.– Зуев подкатился ближе к столу и открыл какую то папку – На острове Штарра у тебя будет возможность взять на пробу материал земли сверхглубокого залегания. Так вот, если тебя не затруднит, отдай мне часть этого материала на исследование. Мне кажется в нем найдется что нибудь, интересующее меня. И если это так, то ты сделаешь большой подарок науке, ну и в накладе не останешься! – Зуев глянул на Громова, ожидая его реакции, но тот смотрел на карту за спиной у Зуева, где фломастером были обведены очертания северных территорий.

– Мне кажется, ты давно нацелился на эту местность, а теперь еще и я тебе подвернулся.– Громов перевел взгляд на друга.

– Пусть будет так. Ты поможешь мне? – у Зуева снова заблестел лоб и он быстро оттер его ладонью.

– Да Паша, я помогу. Думаю это не выходит за рамки корпоративной этики компании!

– Старичок, мы сами с тобой разберемся, где эта граница! – Зуев по юношески подмигнул Громову и снова развалился в кресле – Я думаю нас ждет успех, вместе мы сила! Ну и финансовый аспект естественно, но это уже потом. Когда тебе в командировку?

– На следующей неделе. Если брать в расчет дорогу, бурение начнем через месяц. Результаты бурения смогу оценить еще через месяц.

– Так, значит где то к сентябрю, я могу рассчитывать на новую порцию экспериментального материала! – Зуев потянулся в кресле – Здорово, отлично старичок!

Потом они еще какое то время обсуждали некоторые детали, попутно вспоминая свою юность. Громов все больше убеждался, что от того Зуева, который оговорил его в конце пятого курса, ничего не осталось. Все обиды, которые были в прошлом, отступали перед лицом новых открытий, новых отношений, новой дружбы. Кто старое помянет..


8

За несколько дней до отъезда в рабочую командировку, Громов решил все деловые и бытовые вопросы и теперь просто наслаждался свалившимся на него свободным временем, занимаясь ничегониделаньем. Он просмотрел практически все любимые фильмы на экране домашнего кинотеатра, развалившись на мягком диване, вокруг него валялись пустые пачки чипсов, на полу зевали огромными ртами вскрытые коробки из под пиццы, а две опустошенные бутылки из под дорогого французского вина, лишившись драгоценного содержимого, сиротливо жались друг к дружке, стараясь не попадать больше в его поле зрения.

Андрей заливисто хохотал над знакомыми комедиями, шевеля губами вслед известным фразам и хлопал руками по коленям, а потом надолго застывая немигающим взглядом, задумчиво смотрел за переживаниями героев в насыщенных психологическом драматизмом триллерах. Он знал, что времени на развлечения у него скоро не будет, поэтому сейчас раз за разом щелкал кнопками пульта, выбирая из десятков записанных на флешку фильмов те, которые нравились ему больше всего, навевая воспоминания о былых временах.

Из коридора послышалось нарастающее цоканье когтей Лаки, и через мгновенье ее холодный нос ткнулся в руки Андрея, поднырнув под раскрытые ладони, настойчиво призывая прогуляться и уделить наконец внимание и ей.

– Ну Лаки, Лаки – увертываясь от ее липкого языка, пробубнил опьяневший Андрей – Давай позже, ну Ла-аки – протянул он игриво, но собака, почувствовав слабину, теперь настойчиво запрыгнула к нему на диван, опрокинув на пол коробку с печеньем.

– Так – грубо столкнул Андрей оробевшую собаку на пол – А ну на место – он показал рукой в сторону лежанки в коридоре и собака, поняв что хозяин не в духе, понуро поплелась в темноту, роняя по дороге невидимые людям слезы обиды, а на пороге комнаты напоследок обернувшись, с надеждой взглянула на фигуру любимого хозяина, но тот уже снова исступленно дергал рукой, перепрыгивая с фильма на фильм.

– Последний фильм и спать – пробормотал сам себе Громов и нажав на треугольный зеленый значок, дождался когда на экране поплывут начальные титры, хрипло прочитал – Адвокат дьявола – скривил губы он – Ну пусть будет дьявол многоликий – он хрипло рассмеялся и подтянув к себе небольшую подушку, поудобнее улегся перед мерцающим экраном. Через некоторое время его веки, медленно подрагивая вслед развивающемуся сюжету, склеились, встретившись друг с другом и он тихо засопел, все больше скатываясь под силой притяжения широкого дивана. Голоса на экране отстраненно продолжали плести интригу закрученного сюжета, но Андрей уже не слышал их, провалившись в глубокий, вязкий сон, оказавшийся для него провидением.

В тот момент, когда он резко проснулся, словно от тычка, за окном, давно навалившаяся на город темнота, постепенно отступала, сражаясь в заведомо проигрышном бою со светом, пришедшим ей на смену. Где то за крышами домов начинало светлеть, эта зыбкая граница, где слои перемешивались от непроглядной черноты до слабых, но постепенно растущих, плавных как дымка мазков света, как в зеркале отразилась на радужной оболочке его глаз.

– Черт – ругнулся он – Светает. Я что проспал всю ночь? – он с поискал глазами табло светящихся часов и убедившись в правдивости своих слов, резко встал на ноги.

Выключив шуршащий экран телевизора, Андрей потянулся, расправляя затекшие члены и неожиданно вспомнил, что забыл погулять с собакой вечером.

– Лаки – негромко окликнул он ее – Лаки, пошли гулять – он выдал самое заветное слово, но собака лежала тихо, не реагируя на его слова, словно обидившись на непутевого хозяина, забывшего о ее существовании.

– Гулять! – призывно выдохнул Андрей, включая свет в коридоре – Гулять, гулять – теплея голосом, он встретился с глазами лабрадора и собака, в который раз простила его, радостно поднявшись ему навстречу и нетерпеливо завиляла хвостом.

Он торопливо нацепил видавший виды ежедневный ошейник, пытаясь совладать с напором бьющегося в его руках зверя и в этот миг, его кольнула странная мысль, что он желал бы поделиться с Лаки возможностью жить дольше, уготованных ей собачьим веком лет..

На улице, когда они вышли туда, хлопнув дверью подъезда, совсем рассвело. Одинокие ранние прохожие торопились по своим делам, редкие машины пролетали, окрыленные отсутствием пробок, а в окнах домов постепенно расцветали огни ламп, приходящих на помощь людям в борьбе с темнотой.

С трудом удерживая рвущегося с поводка лабрадора, Громов по цыплячьи подскакивал вслед рыскающей в разные стороны собаке, которая успевала одновременно обнюхивать все потайные собачьи метки, не забывая оставлять свои.

– Отпустить что ли – подумал вслух Андрей, решив изменить своим правилам никогда не спускать Лаки с поводка около дороги, но оглядевшись и решив, что в столь ранний час машин и собачников мало, подтянул к себе упирающегося лабрадора, не привыкшего к свободе во дворе и отстегнул поводок.

– Гуляй – негромко произнес он ей и Лаки, не веря своему счастью засеменила лапами, а потом, почувствовав свободу рванула нарезать круги от избытка чувств. Андрей с улыбкой наблюдал, как Лаки радостно скачет по газонам, распугивая тучных голубей и на ее морде светилась настоящая собачья улыбка, которую мог видеть каждый, кто искренне любит животных.

Привлеченная чьим то движением, Лаки неожиданно для Громова ринулась в сторону, перемахнув по дороге высокий парапет и не замечая опасности, понеслась в сторону широкого шоссе.

– Стой! – заорал Громов, судорожно размахивая руками – Лаки, стоять! – и в тот момент, когда он кинулся вдогонку за скрывшейся за деревьями собакой, раздался истошный визг резины и глухой удар, который он услышал, словно набат колокола, взведенный пружиной над ухом и в этот момент, как будто выскочил из оболочки, державшей в неведении его разум, в теле обычного человека.

На шоссе, приткнувшись к обочине, притулились старые жигули и молодой парень, выбравшись из за руля, растерянно закрылся руками, словно защищаясь от набегающего на него Андрея.

– Она выскочила неожиданно – тонко выкрикнул он – Я не видел ее, это случайно так вышло! – парень запнулся на полуслове, вглядевшись в помертвевшее лицо Андрея.

Отлетев несколько метров, тело собаки теперь лежало неподвижно на траве, перелетев на газон от сильного удара и застыв в неестественной позе.

– Лаки – тихонько позвал Громов собаку – Лаки – его голос душил срывающийся глухой плач – Лаки-и – он звал ее, надеясь что еще мгновенье и она подскочит, заливисто лая от удачного розыгрыша, но теперь, приблизившись в лежащей, словно заснувшей собаке, он понял, что она навсегда ушла от него, не успев в последний миг преданно взглянуть в глаза хозяина, проявляя всю свою любовь одним лишь искренним проницательным и всепрощающим взглядом.

Он смутно помнил, как подхватив податливое тело собаки, сел на заднее сиденье машины, а парень суетливо доехал до ближайшей ветклиники, не проронив по дороге ни слова.

Пожилой ветеринар, собиравшийся уже сдавать ночную смену, по одному бледному лицу Громова, понял, какая беда случилась с питомцем раннего

посетителя и осмотрев для проформы обмякшее тело собаки, удрученно покачал головой.

– К сожалению помочь ничем не могу – вглядываясь в потухшие глаза Андрея, заключил он – Я вижу вы сильно переживаете – он оценивающе оглядел сгорбленную фигуру посетителя – Можно попробовать договориться о погребении вашего питомца в хорошем месте – он убедительно замолчал, выдерживая театральную паузу – Я порекомендую вам один, работающий с животными некрополь и когда Громов чуть заметно кивнул, написал на клочке бумаги адрес собачьего колумбария.


9


На территории Миусского кладбища, куда прислал его сердобольный ветеринар, Громов сначала немного поплутал среди огромных фамильных склепов и вконец отчаявшись, набрел на комплекс администрации, где оформляли заявки на погребение животных. Кроме него в это утро никто не интересовался колумбарием, где находили свое последнее пристанище семейные любимцы, поэтому заполнение необходимых документов не заняло много времени. Необъятных размеров регистраторша, заполнившая собой все пространство небольшого кабинета, наметанным глазом оценила степень удрученности очередного посетителя и предложила максимально дорогой участок с неплохой добавленной стоимостью за счет приобретателя. Немногословный Громов, раздавленный случившимся, не глядя подписал бумаги, услужливо подсунутые ему пронырливым агентом, соглашаясь с условиями, прописанными в договоре.

– Вам крупно повезло! – обнажила в фальшиво-сочувственной улыбке мелкие, редкие зубы регистратор, когда он протянул ей оплаченную квитанцию – Вашей собачке достанется самый лучший участок в колумбарии, с видом на цветник и фонтанчик – она с удовлетворением осмотрела цифры на чеке и громко хлопнула поверх их тяжелой печатью. – Послезавтра можете осмотреть участок, всего доброго.– она небрежно скинула бумаги в выдвижной ящик и с чувством, выполненного на сегодня плана, углубилась в чтение глянцевого журнала.

Подавленный Громов, с тяжелым чувством вышел из помещения на улицу, где его встретил яркий солнечный свет, согревая его фигуру, медленно бредущую к выходу. Андрею не давало покоя ощущение предначертанности произошедшего, словно кем то заранее спланированного трагического события, забравшего у него преданное ему существо. Вспомнив проникновенные глаза Лаки, смотревшие теперь на него из мрака забвения, Андрей не смог сдержать эмоций, закрыв лицо руками, пытаясь прогнать навалившуюся тоску и апатию, чувствуя как ноги с трудом несут его, теряя опору. Набрав в легкие побольше воздуха, он огляделся и увидел невдалеке скамейку, куда поспешил уединиться, надеясь отдышаться и прийти в себя. Он просидел в одиночестве некоторое время, вдыхая прохладный утренний бриз, до его слуха долетали обрывки птичьего пения, набирающего силы дня, отогревая его замерзшее от печали сердце.

Того момента, когда рядом с ним присел на скамейку пожилой мужчина, сосредоточенно разглядывающий его сгорбленную фигуру, он не помнил. Ему показалось, что он возник из ниоткуда, в тот миг, когда солнце, перескочив ветви огромных деревьев, обрушилось ярким светом своих лучей прямо ему в лицо, отчего он зажмурился, наблюдая как скачут ослепительные искры внутри сомкнутых глаз. Разлепив веки, он почувствовал на себе пронзительный взгляд и, повернув голову, увидел нелепо и немодно одетого старика, обладавшего удивительно умным, спокойным и одновременно проницательным лицом. Пожилой человек разглядывал Громова как будто давно знакомого человека, читая его как открытую книгу, всепроникающим и всепрощающим взором умудренного жизнью и преисполненного знанием философа.

Неожиданно в потайном кармане старика завибрировал телефон. Откинув полу одежды, он достал старый, вышедший из моды мобильник и улыбнувшись, глядя на экран, нажал на отбой.

– Правнучка ищет! – сказал он хрипло вслух, обращаясь к Громову – Переживает за деда. – он снова взглянул на обескураженного Андрея – Ваша собака здесь и правда будет в хорошей компании – он хитро прищурил глаза и снова улыбнулся.

Громов не смог найти, что сказать, он продолжал, не отрываясь смотреть в бездонные глаза старика, словно завороженный.

– А вы знаете, что это кладбище было основано во времена Черной смерти? – неожиданно перейдя на серьезный тон, спросил старик – Чума выкосила тогда столицу и здесь – он обвел рукой перед собой – Здесь их всех хоронили.

Громов только пожал плечами, не в силах оторваться от казавшегося ему знакомого лица.

– Это было испытанием для всего живого. – глухим голосом продолжил старик – Мои братья и сестры, все они здесь остались – он провел ладонью по глазам и снова взглянул на Андрея – Не каждому выпадает такая доля, стать защитником всего живого и не дать смерти сделать свое черное дело! – он наклонился ближе и Андрею показалось, как в его глазах растворились зрачки – Не каждого видит Бог, но единицам ОН виден!

Громов стал догадываться, что случайно наткнулся на местного сумашедшего, решившего излить ему свои, скрытые от остальных видения и отвернулся, не желая больше продолжать общение, но старик явно не собирался останавливаться. Он вдруг быстро подвинулся к Андрею вплотную и зашептал в ухо, выдыхая смрад изо рта.

– Я тоже не собирался быть спасителем! – его свистящий шепот, проникал сквозь кожу, заставляя волосы вздыбиться от страха – Я потерял всех родных, оплакивая их и собираясь последовать за ними, но Бог выбрал меня, чтобы спасти оставшихся – он замолк и отодвинулся в сторону, словно догадываясь, что его слова имеют дьявольский смысл.

Громов решил, что ему лучше не провоцировать незнакомца на безумные действия и встретив его колючий взгляд, улыбнулся в ответ уголками губ.

– Я знал, что все так и будет. – старик выглядел немного обиженным, но его глаза лучились от совершенного, словно давно ожидаемого разговора по душам и он был рад, что это наконец произошло.

– Давно вы на пенсии? – невпопад спросил Андрей.

– Давно. – согласно кивнул старик – Когда со мной вот также заговорил старец, я был моложе вас. – он махнул рукой в сторону кладбища – А потом пришла Черная смерть!

Громов понял, что бессмысленно оставаться рядом с безумным незнакомцем и резко встал, направившись в сторону.

– Не каждому дано прикоснуться к Божьему – выкрикнул ему вдогонку старик – Не каждому он дает то, о чем другие могут только мечтать! Сберегите то, что Он даст вам! – его голос смолк, а когда через секунду Громов обернулся, то на скамейке никого не было, растаяв словно видение на ярком солнце.


10

Командировка на остров Штарра не задалась с самого начала. Уже потом, возвращаясь мыслями и анализируя все, что происходило с ним на далеком острове, Андрей понял, как сильно противилось этому его предопределенное будущее, всеми мыслимыми способами стараясь вернуть его к той тропе, с которой он пытался уйти вопреки судьбе.

Во время погрузки из за недогляда портовых грузчиков, обрушилась одна из удерживающих установку платформ, покорежив уникальное оборудование. Пока помощники Громова переругивались с персоналом, обеспечивающим погрузку, сам Андрей лихорадочно подсчитывал понесенный ущерб и возможности подмены одной конструкции бурильной установки на другую. Смирившись с невосполнимыми потерями, он в конце концов подписал все бумаги, сумев внести на последней странице договора пункт о ненадлежащем обслуживании и с надеждой на лучшее отплыл из порта в сторону северных территорий.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8