Шарлотта Лукас.

Почерк судьбы



скачать книгу бесплатно

Ханна поехала вместе с Симоном, Лиза примчалась в неотложку спустя полчаса после того, как успокоила всех клиентов и распрощалась с ними.

К тому времени санитары уже куда-то утащили стонущего Симона. С тех пор подруги сидели здесь вдвоем и с нетерпением ожидали каких-нибудь известий.

Ханна услышала, что Лиза хихикает.

– Что такое? – поинтересовалась она, взглянув на подругу.

Та лишь махнула рукой:

– Да так, ничего.

– Ну, говори уже!

– Вспомнила сцену с прибытием «скорой помощи».

– Я тоже, – усмехнулась Ханна.

– Для нашего первого дня это было весьма неплохое шоу.

– Об этом еще долго будут вспоминать!

– Как бы то ни было, сегодня мы одним махом прославились на весь район. Не каждый день выносят на улицу потерявшего сознание клоуна, да еще в окружении взволнованной толпы.

– Думаешь, это повредит нашему имиджу?

– Если клоун умрет, то да.

– Лиза!

– Прости, – быстро ответила подруга. – В данный момент это была глупая шутка.

Чтобы успокоить Ханну, она положила руку на руку подруги.

– Все хорошо. Я сказала всем родителям, что твой парень как раз был на новой диете и, наверное, из-за этого потерял сознание.

– На новой диете? Симон же и так тощий!

– Ничего другого мне в спешке не пришло в голову. Или мне стоило сказать, что моя подруга задействовала парня, несмотря на то что у него жар и озноб?

– Ха-ха!

– Именно так. Во всяком случае, тебе не стоит переживать, завтра в 14 часов у нас снова будет аншлаг.

– Надеюсь, что Симон к тому времени встанет на ноги.

– Ты же не хочешь снова привлечь его?

Лиза недоверчиво посмотрела на подругу.

– Ну конечно хочу! – ответила та как можно серьезнее. – Он должен прыгать, пока сможет стоять на ногах.

– Тогда я надеюсь, что он еще не скоро поправится, иначе ты его угробишь!

Они обе рассмеялись, да так громко, что все находившиеся в комнате ожидания удивленно на них посмотрели. Но Ханне было все равно, просто очень хотелось расслабиться хоть на миг.

К ним незаметно подошел молодой мужчина лет тридцати в белом халате и взглянул на девушек сквозь очки без оправы.

– Госпожа Маркс?

Ханна пронзительно пискнула, пытаясь подавить смех.

– Хм, да? – с трудом выдавила она из себя.

– Меня зовут доктор Роберт Фукс. А вы, – он раскрыл тонкую папку, которую держал до этого под мышкой, и быстро просмотрел документы, – жена господина Кламма?

Ханна кивнула, заметив, что Лиза покосилась на нее с удивлением. Во время регистрации она недолго думая назвалась супругой Симона. Девушка волновалась, что из-за тяжелого состояния больного ее могут к нему не пустить. Это всем известно по сериалам «Скорая помощь» и «Анатомия страсти». Там все несчастные девушки были вынуждены ждать в коридоре, пока возлюбленному делали опаснейшую операцию на мозге. Они проклинали неизвестность, изматывающую нервы, не имея права осведомиться о результатах.

Хорошо, что подобные опасения Ханны в отношении Университетской клиники были несколько преувеличены, но зачем было рисковать?

– Вы можете пройти к нему сейчас. Хотите его повидать?

Ханна вскочила:

– Конечно!

Лиза тоже поднялась, и, прежде чем врач успел что-либо сказать, Ханна пояснила:

– Это сестра господина Кламма.

– Я считаю, ты это здорово придумала, – шепнула ей Лиза, когда они торопливо шли вслед за доктором Фуксом.

– Что ты сестра Симона? – прошипела в ответ Ханна.

– Нет. Что ты решила оставить девичью фамилию. Мне очень жаль, но Ханна Кламм совершенно не звучит!

Ханна подавила смех и незаметно ткнула Лизу в бок. Не очень-то ей хотелось озадачить доктора Фукса истерическим смехом озабоченной супруги.

Они следовали за доктором по бесконечным белым коридорам, мимо ожидающих и пациентов. Больница казалась переполненной. Даже в коридоре вдоль стен стояли кровати со спящими или бодрствующими несчастными людьми, созерцающими все вокруг.

Ханна почувствовала, как на нее накатило угнетенное состояние. Она точно не рассчитывала на подобный конец дня. Она не любила больницы и старалась в них не задерживаться, но тут вдруг вспомнила, что четыре года назад они вместе с Симоном почти каждый день бывали в Университетской клинике.

Тогда после многих месяцев безуспешной борьбы с раком здесь при смерти лежала его мать Хильда. Операция, химиотерапия, облучение – ничего не помогло, ее скосила злокачественная опухоль легкого, от которой в конце концов – по-другому сказать нельзя – она просто окочурилась. Ее смерть растянулась на несколько недель. Хильда постоянно жаловалась, что больше так не выдержит, – она жаждала избавления от страданий.

Тогда Ханна и Симон были знакомы всего шесть месяцев. Вскоре после их пикника у Эльбы врачи сообщили Хильде, что больше не могут ничего для нее сделать. Ханна часто ездила вместе с Симоном в больницу, пыталась поддержать его в тяжелый период. После смерти матери у него не осталось близких родственников: его отец умер десять лет назад от этой же ужасной болезни.

Всегда говорят, что мальчики особенно страдают, когда теряют мать. Когда умерла Хильда, Симон был уже взрослым мужчиной в возрасте тридцати одного года, и все же на похоронах он плакал, как маленький ребенок. И даже месяцы спустя после ее смерти он мог неожиданно расплакаться, так что Ханна ощущала себя беспомощной, не зная, как его утешить.

Она не хотела прятаться за банальностями вроде «время лечит» или «все мы когда-нибудь умрем». Но какие-то более правильные слова не приходили ей в голову. Поэтому она ограничивалась тем, что обнимала Симона и гладила его по голове, пока тот не переставал плакать. Она даже думала иногда, что было бы неплохо, если бы у Симона были еще братья или сестры, с кем он мог бы разделить печаль. Но Симон, как и она сама, был единственным ребенком в семье.

Когда Ханна, торопясь за доктором Фуксом, вспомнила о том времени, она твердо решила в будущем не быть такой жестокой по отношению к своему парню. Ведь Симон пережил уже несколько тяжелых, критических ситуаций. Несправедливо, что Ханна не уделяла ему должного внимания, а лишь холодно твердила: «Опять ты за свое!»

Легко ей так говорить: ее родители все еще были живы, и у них отменное здоровье, позволяющее им наслаждаться жизнью. Даже ее дед и бабка по материнской линии – Марианна и Рольф – восьмидесяти пяти и восьмидесяти семи лет, соответственно, похоже, не собирались покидать нашу прекрасную планету еще не одно десятилетие. И бабка Ханны со стороны отца, Элизабет, в свои девяносто лет служила образцом жизненной силы и бодрости.

– Кажется, пришли, – сказал врач, отвлекая Ханну от мыслей, и остановился перед белой дверью в палату.

Он нажал на ручку и вошел, а вслед за ним и Ханна с Лизой.

Глава 13

Йонатан

2 января, вторник, 18 часов 56 минут

Это не имело никакого значения, ни малейшего. Йонатан мог бы просто позвонить в дверь, явившись по указанному адресу, вежливо представиться и изложить суть дела – и спустя несколько минут вопрос был бы решен. Кто бы ни назначил эту встречу в 19: 00 на Доротеенштрассе, 20, он или она обрадовался бы возвращенному ежедневнику. А Йонатан убедился бы в том, что этот ежедневник точно не принадлежит его матери. Это было так просто. Чепуховое дело.

И все же Йонатан заметил, что его ладони вспотели, когда он прохаживался перед белым многоквартирным домом, построенным в начале века, чтобы ровно в семь нажать на вторую снизу кнопку звонка. Неприятно. И совершенно некстати. Ведь не было абсолютно никакого повода так нервничать. И Йонатан все время твердил это себе, словно мантру, покачивая сумку с ежедневником на уровне правого колена. Но ему так и не удалось убедить в этом ни поры своего тела, ни сердце. Нечто подобное он в последний раз испытывал перед устным выпускным экзаменом по специальности «Философия и литературоведение».

Но и тогда не было причин для волнений: он хорошо подготовился и без труда сдал все экзамены на отлично.

Когда стрелки наручных часов показывали без одной минуты семь, Йонатан Н. Гриф поднялся на три ступеньки и отыскал нужную кнопку. Вот, вторая снизу: «Шульц».

Он нажал на кнопку. Прежде чем он успел подумать о чем-либо, буквально через три секунды раздался сигнал, сопровождающий открытие двери.

Ни тебе «Да?», ни «Кто там?». Очевидно, кто-то действительно ожидал гостя в 19: 00. Или же обитатель или обитательница этой квартиры был человеком чересчур доверчивым. Ведь перед дверью мог оказаться кто угодно. Например, именно в это время часто ходили мужчины из службы по вывозу отходов, собирая взносы. Против этого ничего нельзя было возразить. Если они весь год предоставляли качественные услуги, почему бы и нет?

Йонатан невольно вспомнил о своем письме в городскую службу вывоза бытовых отходов. Пока он от них не получил никакого ответа и спрашивал себя, отреагирует ли вообще эта служба хоть как-то. Мусор из переполненных баков перед его домом все еще не вывезли. Но Йонатан не хотел показаться нетерпеливым и по крайней мере хоть сейчас мог бы не думать о вывозе макулатуры!

Йонатан поднимался на третий этаж не спеша, размеренным шагом, к квартире, где его, как он полагал, ожидает некая или некий «Шульц». Он не торопился. Йонатан не хотел оказаться у двери квартиры запыхавшимся, ведь он и так уже вспотел.

Лестничные пролеты были великолепными: светлые и приветливые, на стенах сохранилась оригинальная плитка в стиле модерн, отделанная по верхнему краю кантом.

Очень ухоженный дом, по-другому и не скажешь. Такой понравился бы его матери: насколько он помнил, она обладала хорошим вкусом, как и все итальянцы.

Старый дом к тому же находился в центральной части Гамбурга – Винтерхуде. Рядом – многочисленные кафе и магазины. София всегда скучала в родовом гнезде, в стороне от суеты, у берега Эльбы. Она часто мечтала о пульсирующих улицах Флоренции и о рыночной площади городка Фьезоле, откуда она была родом.

Йонатан смутно припоминал, как во время ее приступов ностальгии отец всегда говорил о катастрофическом положении с парковочными местами в городе. И теперь Йонатан крутился на «саабе» в поисках свободной площадки, пока не нашел подходящую. Но ему удалось поставить машину лишь благодаря высокому искусству параллельной парковки, ведь прямо перед ним стоял «Гольф», водитель которого, очевидно, считал вполне нормальным парковаться в пятидесяти сантиметрах от дерева.

После напряженного вращения баранки Йонатану наконец удалось занять место позади «Гольфа», и он оставил дорожному хаму под задним дворником записку, вырвав листок из блокнота, который всегда носил с собой:

Дорогой участник дорожного движения,

Вы припарковались весьма бесцеремонно, Ваш автомобиль блокирует сразу два места для стоянки! Я с трудом припарковался позади Вас, если бы Вы немного проехали вперед, то очень облегчили бы жизнь согражданам.

С наилучшими пожеланиями,

Йонатан Н. Гриф

Словно всего этого было недостаточно, из автомата на парковке появился чек с такой суммой, что Йонатана возмутили уже какие-то ростовщические расценки. Четыре евро за час! Словно он не арендует парковочный карман, а покупает его! Еще одна тема для «Гамбургер нахрихтен». Может, стоит указать редакции в очередном письме на новые методы рыцарей-разбойников? Йонатан мысленно уже составлял текст.

Дорогая редакционная команда,

Как житель нашего прекрасного ганзейского города и владелец авто, обращаюсь сегодня в вашу газету с просьбой затронуть тему «Грабительские парковочные сборы»

Ну да ладно, Йонатан не хотел больше волноваться. И более того, он должен был целиком и полностью сконцентрироваться на деле, по которому он, собственно, сюда и пожаловал.

Когда он добрался до площадки третьего этажа, в дверях квартиры его уже, улыбаясь, ждала какая-то женщина. Она напомнила Йонатану певицу Шер, потому что была такой же красивой, но, к счастью, не пострадала от скальпеля хирурга. Ему показалось, что ей около пятидесяти пяти, хоть она могла быть и моложе лет на десять. Или старше – трудно было определить.

Блестящие длинные черные волосы спадали на плечи, в ее запоминающемся лице было что-то от индианки. На ней был облегающий брючный костюм антрацитового цвета, который удивительно шел к ее темно-серым глазам. Все вместе слилось в единый восхитительный образ. «Вневременная элегантность» – так сформулировал бы писатель.

Йонатан вздохнул, ступив ей навстречу, и протянул руку:

– Добрый день, госпожа Шульц. Меня зовут…

– Тс-с-с! – перебила его женщина. Она приложила палец к губам и, все еще улыбаясь, теперь тихо, как-то по-заговорщицки, добавила низким прокуренным голосом: – Никаких имен!

Если бы Йонатану пришлось подбирать голос для озвучивания госпожи Шульц, он выбрал бы именно тот, который и был у нее. Вот только фамилия Шульц совершенно ей не подходила.

Она распахнула дверь в квартиру и отступила в сторону:

– Проходите.

– Э-э-э, да, – выдавил из себя, запинаясь, Йонатан, вытер туфли о коврик и воспользовался приглашением. – В общем, госпожа Шульц…

– Сарасвати, – снова перебила она его.

– Сарас – что?

– Меня зовут Сарасвати.

– Ах, вот оно что! Сарасвати Шульц?

Она громко рассмеялась, звонко и весело.

– Что-то вроде того. Сарасвати – мое духовное имя. Имя моей души.

– Духовное, да, понимаю.

Йонатан боролся с желанием немедленно распрощаться и уйти. Женщина оказалась не только очень красивой, но и весьма своеобразной.

Он тут же подумал о Гарри Поттере с Альстера, который тоже что-то плел про душу. Может, в Гамбурге с питьевой водой что-то неладно? Что тут происходит?

Разумеется, Йонатан не ушел. Слишком уж велико было его любопытство. И чувство, что вот-вот произойдет нечто необыкновенное.

– Сарасвати – индийская богиня мудрости и знаний, – объяснила госпожа Шульц, провожая Йонатана в комнату, которая была обставлена со вкусом – соединение светлой современной мебели и изысканных предметов старины из темного дерева.

В глаза прежде всего бросились напольные часы с филигранной резьбой. На трех больших окнах висели абсолютно белые шторы, ворсистый ковер с африканскими узорами в сочетании с марокканской люстрой добавляли комнате экзотичности и в то же время делали ее уютной.

Госпожа Шульц, она же Сарасвати, указала на стулья у обеденного стола из тикового дерева, на котором возвышался шестисвечник. Рядом стоял хрустальный графин с водой и два пустых стакана; в центре стола лежала колода карт.

– Пожалуйста, присаживайтесь!

– Это, наверное, какое-то недоразумение, – произнес Йонатан, не торопясь сесть на предложенное место. – Я не к вам хотел зайти.

– Вы не хотели? – Сарасвати удивленно подняла идеально выщипанную бровь.

– Хотел, да, конечно. Но мне нужно было вам кое-что отдать.

– Сейчас? – Она требовательно протянула руку. – Так отдайте же это мне!

Йонатан невольно прижал ежедневник к себе, обхватив его обеими руками:

– Нет, нет, это не для вас!

– Не для меня? – Удивленно взлетела и вторая бровь. – Тогда я не понимаю, зачем вы сюда пришли. Вы кажетесь мне немного растерянным, молодой человек.

– Позвольте, я вам все объясню.

Ему не понравилось обращение «молодой человек», ведь всем известно, что в этом есть что-то снисходительное. Но он намеренно пропустил это мимо ушей и рассказал Сарасвати о пробежке вдоль Альстера и находке, которая и привела его в эту квартиру.

– Понимаю, – сказала женщина, дослушав рассказ, и весело посмотрела на гостя. – Но тогда вы можете с чистой совестью оставить этот ежедневник у меня. Я передам его моему клиенту, как только тот придет.

– Вашему клиенту? – Йонатан Н. Гриф снова осмотрел комнату и попытался разобраться, какие мысли роятся при этом в его голове.

Но напрасно. Сарасвати снова рассмеялась:

– Это не то, о чем вы подумали! – Она указала на стол: – Я раскладываю карты.

– Карты?

Она кивнула.

– Так вы предсказательница?

– Я предпочитаю называть себя «консультант по жизненным вопросам».

– Ага.

Мысли в голове Йонатана заметались, на ум пришли такие слова, как «шарлатанство» и «мошенничество».

– Вы ведь ничего против не имеете, не так ли?

Все же некими способностями провидицы эта дама, похоже, обладала.

– Ну да, – смягчившись, ответил Йонатан. – Я ни с чем подобным еще никогда не сталкивался.

– Вы непременно должны испытать это на себе, это так увлекательно!

– Хм, да… – Он решил все же проигнорировать ее предложение. – Возвращаясь к делу: я хотел бы удостовериться, что ежедневник вновь окажется в тех руках, в чьих и должен оказаться.

– А мои руки вас не устраивают?

– Как вам могло прийти такое в голову?

Гадалка пожала плечами:

– Вы не хотите оставить мне ежедневник, хотя я заверила вас, что передам его владельцу.

– Не обижайтесь на меня, – сказал Йонатан, – но я вас совершенно не знаю.

Он вспомнил о пятистах евро под обложкой и мысленно признался себе, что гадалки у него не на самом хорошем счету. Пусть это и предрассудок.

– Вы на меня тоже не обижайтесь, но и я вас не знаю, – ответила Сарасвати. – И все же вы стоите посреди моей комнаты.

– Вы меня впустили!

– Так как думала, что вы один из моих клиентов.

– Вот видите! – воскликнул он, не в силах скрыть улыбку. – Именно поэтому нужно всегда действовать наверняка!

Она покачала головой:

– Может, вы все же сознаетесь?

– В чем?

– Забудьте! – Она махнула рукой и снова указала на стул. – Тогда мы просто сделаем так: вы сядете и подождете, пока не появится таинственный владелец ежедневника.

– Я вам не помешаю?

– Нет, нисколько. В последующие три часа я никому не назначала встречу, и мы можем вместе провести время, пока не появится клиент.

– Три часа? – удивился Йонатан, сел за стол и пристроил рядом сумку с ежедневником. – Сеанс длится так долго?

– В первый раз да, – ответила Сарасвати и села напротив него. – Иногда это может занять и пять часов.

– Пять? – растерянно воскликнул Йонатан. – Простите, но что можно обсуждать пять часов?

– Жизнь, – лаконично ответила она. – И можете мне поверить, многие клиенты приходят снова и снова, потому что наше бытие – сложная штука. Одной консультации обычно не хватает.

– И сколько вы этим зарабатываете? – вырвалось у него. Его любопытство просто перехлестывало через край.

– А сколько зарабатывает человек вашей профессии? – задала она встречный вопрос. – Чем вы вообще занимаетесь?

– Прошу прощения. – Йонатан почувствовал, что покраснел. – О таком не спрашивают. – Но его прямо распирало от любопытства. – Впрочем, если вы предсказательница, то должны бы знать, чем я занимаюсь.

– Консультант по жизненным вопросам, – поправила она его.

– Ну, как пожелаете. Я не хотел вас оскорбить, просто мне интересно, сколько вы зарабатываете этим… занятием. – Ему не хотелось произносить слово «промысел».

– Зависит от многого, – охотно ответила Сарасвати.

– От чего же?

– От людей, которые ищут моего совета.

– Так вы назначаете цену, исходя из симпатии к человеку?

– И так бывает, – подтвердила женщина. – И из того, сколько себе может позволить клиент.

– Значит, у вас есть и нечто вроде социального предложения?

– Можно это и так назвать, – согласилась она. – Ну, и все еще зависит от сложности проблемы. – Сарасвати ему подмигнула. – Ваши проблемы наверняка обошлись бы недешево!

– Вы же совершенно ничего обо мне не знаете! – возмутился Йонатан.

– Я знаю уже достаточно, – смеясь, ответила женщина. – Для этого мне нужно было лишь взглянуть на вас.

– Вот как? – Йонатан скрестил руки на груди. Удивительно, но это его нисколько не задело. Он был скорее… увлечен. Хотя, конечно, все это – полная ерунда, но в Сарасвати было нечто притягательное.

– Тогда откройте мне тайну, что вы видите? И как это работает?

– Тут нечего открывать, – ответила женщина. – Я просто это знаю. Это дар, который либо есть, либо его нет.

– А зачем же тогда вам вообще нужны карты? – Он указал на колоду в центре стола.

– Это мой инструмент, как молоток у плотника или кисть у художника.

– Молоток или кисть?

– Они помогают в моей работе. По ним я вижу, как будут развиваться события.

Йонатан склонился над столом.

– Очень жаль, но мне невероятно трудно в это поверить.

– И вам это не возбраняется.

– Я хочу сказать, это ведь обычные карты, правда? – Теперь он не хотел упускать нить разговора, все это чрезвычайно заинтересовало его.

– Да, это карты Таро.

– Вы их тасуете, раскладываете, а потом – вжик! – и знаете, что произойдет в будущем?

Снова раздался ее звонкий смех.

– Да, если вам так будет угодно. Собственно, не я тасую карты, а мои клиенты. И потом, я вижу не будущее, а возможности.

– Ага.

Йонатан ведь знал это! Возможности! Да, всегда возможно многое. Может ведь так случиться, что завтра он выйдет на улицу и его переедет грузовик. Все может когда-нибудь произойти.

– Позвольте мне объяснить вам более детально, – продолжала Сарасвати. Она взяла колоду карт в руки и начала раскладывать их перед Йонатаном. – Что касается карт Таро, здесь речь идет о «законе соответствия».

Карты ложились на стол одна за другой с тихим щелчком.

– Все наши чувства, все наши мысли, все, на что мы надеемся, о чем подозреваем и чего боимся, может отразиться в картинке.

– Хорошо, – произнес Йонатан. – Пока все ясно.

– Отлично.

– Но чего я еще не понимаю, как карты могут знать, на что я надеюсь, о чем подозреваю и чего боюсь.

– Это не карты знают. Это вы сами! Ваше подсознательное реагирует на символы картинок, как при толковании снов.

Йонатан скептически покачал головой, это его не убедило.

– Ну, предположим, тасую я карты и вытаскиваю какую-нибудь, и что же, это событие – всего лишь случайность, никак не связанная с моим знанием или подсознательным? В жизни ничего не происходит случайно, – продолжала поучать его Сарасвати. – Все со всем связано, внутреннее всегда соотносится с внешним.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8