Чогьям Ринпоче.

Работа, секс, деньги. Повседневная жизнь на пути внимательности



скачать книгу бесплатно

© Diana J. Mukpo, 2011

© А. Архипов. Перевод, 2016

© ООО ИД «Ганга», 2017

* * *

Предисловие редактора

Каждый день мы сталкиваемся с проблемами будничной жизни, её повседневными реалиями и переживаниями, которые можно обобщить названием этой книги: «Работа, секс, деньги». Каждый из нас надеется всегда находить в этих проявлениях жизни удовлетворение и удовольствие, и часто так и бывает. Но в то же время все мы испытываем трудности в этих областях нашей жизни и ищем практические советы в деле разрешения своих затруднений.

Эти темы освещаются тысячами книг, статей, сайтов в Интернете, радио– и телевизионных программ в духе «советы специалистов» или «помоги себе сам». Не ладятся дела на работе? Бесчисленные книги и статьи научат вас строить карьеру и расскажут о том, как одеваться на работу, как вести себя с агрессивными и властными начальниками, как просить о повышении зарплаты и как стать эффективным управленцем. На телевидении есть масса актуальных шоу, посвящённых решению проблем на рабочем месте и призванных научить вас грамотно совмещать свою профессиональную и частную жизнь, то есть как готовить, как одеваться и как украшать свою гостиную. Телевидение также подогревает интерес к жизни на работе. Вспомним реалити-шоу «Кандидат», где Дональд Трамп выбирает управляющих, сериал «Кошмары на кухне» и полюбившиеся зрителям уморительные комедии о жизни «офисного планктона».

Тема секса и связанные с ним темы семьи и семейных отношений в большинстве случаев столь захватывающи и волнительны, что никому не дают заскучать и являются источником массы неурядиц. Средства от этих треволнений вам предложат в избытке книги из серии «помоги себе сам», а наша одержимость сексом и отношениями с противоположным полом поддерживается киноиндустрией, телевидением, прессой, Интернетом вне зависимости от того, предпочитаем мы новостные программы, художественную литературу, таблоиды или реалити-шоу.

Для многих из нас, живущих в богатых и развитых странах, и для многих других, кто всеми силами стремится к достатку, материализм стал своего рода добродетелью и целью. Деньги завораживают и манят исходящим от них сиянием гламура, алчность превозносится как добродетель, а богатство считается ключом к успеху и счастью. Однако в последнее время, когда всемирный экономический кризис принял угрожающие масштабы, деньги превратились в источник всё возрастающего беспокойства для их обладателей. Как сохранить деньги, как потратить их с умом, как больше заработать, как выгадать максимально с наименьшими затратами; мы приятно возбуждаемся, когда фондовый рынок растёт, и хватаемся за голову, когда теряем работу, – с деньгами у нас масса хлопот.

Обычно, если мы вообще связываем духовность с тем, как мы справляемся с проблемами повседневной жизни, мы надеемся на некое магическое средство или, может быть, на чудодейственную мантру, которая разрешит наши затруднения и устранит тревожность.

Подобно Дороти из книги «Волшебник из страны Оз», мы хотим перенестись в некую сказочную страну, где врага можно победить, просто плеснув на него водой. Желательно, чтобы наши мирские проблемы, словно злые ведьмы, попросту таяли благодаря молитве и медитации. А после того как мы одолели этих злодеев, мы хотели бы получить возможность щёлкнуть каблуками своих красных башмачков, чтобы вернуться домой в круг любящей семьи, а ещё, хочется верить, к стабильной работе и внушительному банковскому счёту.

Каковы шансы для столь счастливого финала этой сказки? Они не так велики, как хотелось бы. Чутьё подсказывает нам, что мы запутались, что дальше так жить нельзя. На самом деле временное бегство не поможет нам справиться с тревогами и проблемами современной жизни, потому что в конце концов мы всё равно вернёмся в «реальный мир». Лучший рецепт – объединить реальность и уважение к себе и нашему миру работы, секса и денег. Познакомьтесь с Чогьямом Трунгпой через его книгу, прославляющую священность этой жизни и нашу способность справляться с её перипетиями, не теряя чувства собственного достоинства, юмора и даже радости.

Его даром читателю стало всеобъемлющее видение жизни, охватывающее как серьёзнейшие затруднения, так и мелкие ежедневные заботы. Чётких ответов на самом деле здесь немного. Однако в книге вы увидите много подлинной мудрости, а не выспреннюю и пустую болтовню или косность мысли. Напротив, автор предлагает нам инструменты для работы с самым грубым материалом в нашей жизни.

Если мы посмотрим на наиболее экстремальные ситуации – такие как тяжёлое положение людей в зоне боевых действий или ликвидация последствий стихийного бедствия, как было в Новом Орлеане после урагана Катрина или на Гаити после разрушительного землетрясения, – то для нас станет очевидно, что одними словами проблему не решить. Утешающая присказка «всё будет хорошо» не разрешит ежедневные проблемы реалий жизни людей, общество которых разрушилось. По сути, это же верно для обычной, повседневной жизни, события которой нередко можно воспринимать как бедствие, только гораздо меньших масштабов.

Инструменты, в которых люди нуждаются для гармоничного обустройства своей жизни, материальный мир не может обеспечить в силу их более высокого порядка. Мы должны обрести бесстрашие для преодоления беспокойства и тревоги. Для того чтобы здраво руководить своей жизнью, нам нужно подходить к ситуациям разумно и осознанно. Нам также нужен панорамный обзор – умение увидеть, как отдельные фрагменты вписываются в более широкую картину, – чтобы мы могли в любом хаосе найти и навести порядок. Весь этот инструментарий вы найдёте на страницах этой книги.

Здесь вы также найдёте ключ, открывающий доступ к любящей доброте, или принятию себя и состраданию к другим, что является одним из самых действенных средств, которые мы можем привнести и применить в повседневной жизни. Помимо всех этих инструментов, у людей, прежде всего, должна быть уверенность или сильное желание помогать себе и другим, готовность принять тяготы и невзгоды существования, работать с ними, приобрести способность высоко ценить эту суровую изнанку жизни и научиться видеть её красоту.

Чогьям Трунгпа не очень жаловал надежду, зато он ратовал за веру. Говоря о вере, он подразумевал убеждённость в священности момента, понимание того, что мы можем полагаться на то, что происходит в нашей жизни в этот самый миг, и доверять этому. Он противопоставлял это надежде, смыслом которой он называл установку на ожидание решения в будущем: мы надеемся на то, что со временем всё образуется, даже если сейчас ситуация кажется безнадёжной. Именно вера в наш прямой, непосредственный опыт даёт нам волю и храбрость, чтобы мы принимали самые трудные моменты и самые непредсказуемые события.

В начале книги «Работа, секс, деньги» идут несколько глав, описывающих общий план нашей дискуссии: проблемы современного мира, пронизанного материализмом на всех уровнях – физическом, психологическом и духовном, – и потребность в формальной медитации и приверженности практике медитации в действии, или применению медитативной осознанности в повседневной жизни. Затем Трунгпа Ринпоче (Ринпоче – это почётный титул тибетских лам, который дословно переводится как «драгоценный») разбирает все нюансы тем работы, секса и денег, уделив каждой из них по несколько глав. Главы о работе посвящены не только рабочему месту, нашей карьере или профессии. Автор рассматривает общие вопросы поведения и дисциплины в повседневной жизни, а также то, как даже самое малозначительное действие или повседневная активность может стать либо выражением простоты и пробуждённости, либо источником хаоса, страдания и смущения. Раздел о сексе включает в себя как широкое обсуждение вопроса о сексуальной энергии и страсти, так и обсуждение семейных отношений и того, как выстроить их наиболее разумным способом. В разделе о деньгах Ринпоче в целом смотрит на деньги как на форму энергии. Сюда включены главы об этическом подходе к деньгам и о здоровых экономических и деловых отношениях. Книга завершается двумя главами о карме и всеобъемлющей осознанности, которые связывают воедино всё обсуждение медитативного или созерцательного опыта повседневной жизни.

Чогьям Трунгпа был свидетелем самых неожиданных поворотов в судьбе человека и не раз менял собственный образ жизни. В Тибете он был официально признанным ламой-перерожденцем, или тулку, и настоятелем влиятельного монастыря в Восточном Тибете. Ринпоче был воспитан в монашеской традиции, приняв монашеское посвящение в раннем детстве. Тибетцы жили довольно скромно, поэтому на фоне своих небогатых сограждан он выглядел весьма состоятельным человеком. В 1950-е годы, по мере роста присутствия в Тибете китайских коммунистов и притеснений с их стороны, он наблюдал преследование и разрушение своей культуры, а в 1959 году был вынужден навсегда покинуть свой родовой монастырь, семью и родину. Ринпоче стал бедным беженцем, одним из тысяч тибетцев в изгнании, наводнивших в те годы Индию. Позже он учился и вёл скромный образ жизни в Англии, и в первое время после переезда в Северную Америку денег у него было очень мало. В 1970-е годы он женился и завёл семью, а в последние годы жизни в его дом наконец пришли материальный комфорт и относительный достаток. Ринпоче был художником, драматургом и поэтом. Он был президентом университета и большого объединения духовных общин, членом совета директоров многих предприятий и организаций и помог запустить ряд коммерческих и некоммерческих проектов. Во всех жизненных ситуациях, с которыми сталкивался Ринпоче, он демонстрировал гармонию непривязанности и вовлечённости. Он никогда не уклонялся от жизни, но при этом и не попадал в её ловушку. Он совершил немало ошибок, в его жизни было много разных этапов, и учился он на собственном опыте. Поэтому, когда он заговаривает в этой книге о проблемах обычного человека – на рынке труда, в любовных делах, в отношениях с близкими, в вопросах богатства и бедности и вообще денег, – в словах его слышится авторитет жизненного опыта, а не выхолощенная проповедь.

Чогьям Трунгпа оказал огромное влияние на формирование английской лексики, используемой в настоящее время в буддийском контексте, а также на практику сидячей медитации на Западе. «Медитация в действии» – одно из придуманных им словосочетаний, ставших, между прочим, названием его первой книги о буддийских учениях, опубликованной в 1969 году. Если бы это название не использовалось тогда, то оно вполне могло бы стать названием или подзаголовком для этой книги. В 1973 году Трунгпа Ринпоче ответил на письмо человека, с которым не был лично знаком, нижеследующими комментариями о своей личной жизни, объясняющими смысл медитации в действии:

«Что касается вашего вопроса о моём образе жизни, то, уверяю вас, я считаю себя обычным человеком. Я живу в своём доме и должен выплачивать за него ипотечный кредит. У меня есть жена и трое детей, которых я содержу. В то же время моя связь с учениями неотделима от всего моего бытия. Я не пытаюсь подняться над миром. Моё призвание – работать с миром… Согласно основополагающему принципу, нельзя разделять что-либо на то и это, на священное и мирское, на правильное и неправильное. Поэтому я пишу и говорю о медитации в действии. Гораздо проще притвориться святым, чем жить как здравомыслящий человек. Поэтому необходимо отделить духовность от духовного материализма. Но для этого необходимо много трудиться и быть отважным»[1]1
  Отрывок из письма Стивену Морроу от 10 мая 1973 года. Используется с разрешения.


[Закрыть]
.

Для Ринпоче жизнь была земной, неприкрашенной и отрезвляющей. И в то же время он считал её вдохновляющей, завораживающей, полной энергии и магии. Он помогал людям воспринимать жизнь так же, как делал это сам: как абсолютно реальную, изобильную и достойную празднования. После его смерти прошло больше двадцати лет, но эта книга и поныне подтверждает наш опыт непосредственно и убедительно. Я надеюсь, что она поможет многим читателям найти свой жизненный путь, в котором было бы место как для духовного, так и для мирского опыта, ради равного почитания и подлинного развития обеих этих сфер. Ибо у человека в современном мире, как у птицы с двумя крыльями, духовная жизнь должна сочетаться с жизнью повседневной.

В 1970-е годы, когда проводились беседы, которые легли в основу этой книги, буддизм и практика сидячей медитации по большей части рассматривались, особенно на Западе, как мало соотносящиеся с активностью повседневной «реальной» жизни. Предложение объединить внимательность и осознанность с обычной деятельностью звучало революционно. В настоящее время применение внимательности широко признаётся как полезный инструмент для ослабления боли, снижения стресса, лечения депрессии, устранения посттравматического стрессового расстройства и других психологических проблем, а также в сфере образования, творческого развития – практически повсеместно. В этой книге Трунгпа Ринпоче подробно говорит о том, для чего и каким образом медитация и духовность применяются в работе, сексе и отношении к деньгам. Что-то из этого сейчас может показаться вполне обыденным и очевидным, но в то время подобные речи были откровением для многих его слушателей. Сегодня люди могут считать применение внимательности к той или иной жизненной проблеме важным делом, но из этого вовсе не следует, что они желают принять и общее воззрение, предлагаемое какой-либо духовной традицией, например буддизмом. Чогьям Трунгпа никого не пытается обратить в свою веру и не навешивает ярлыки, такие как «буддийский», на соображения, о которых говорит, и тем не менее высказываемые им идеи – обширные, всеохватные идеи – преображают и трансформируют каждое мгновение нашего опыта, а также жизнь в целом.

Мир нуждается в нашей помощи. Но для того чтобы помогать другим, нам нужно освободить и задействовать духовную пробуждённость и внутренние ресурсы, которыми обладает каждый из нас. Книга «Работа, секс, деньги» может помочь нам объединить духовные и будничные стороны нашей жизни так, чтобы любое событие можно было встретить, не теряя присутствия духа, и работать с ним искусно и с удовольствием. Я лично благодарна автору за то глубокое понимание, которым он делится в этой книге, и молюсь о том, чтобы она помогла многим другим людям, которые, в свою очередь, смогут помочь нашему миру.

Кэролин Гимиан, февраль 2010 года

1. Священное общество

Обсуждение работы, секса и денег – непростая задача. Обычно люди считают эти темы очень личными. Мы же решили обсудить их публично. Однако предметом нашего разговора будут не сами работа, секс и деньги, а то, что стоит за этими вещами, – другое измерение, связанное с тем, как мы в целом взаимодействуем с жизнью.

Если мы относим себя к буддистам или занимаемся медитацией, то предполагается, что мы погружены в созерцательную традицию и духовную практику. Зачем тогда нам обсуждать работу, секс и деньги? Если вы занимаетесь своим духовным развитием, то можете подумать, что должны быть выше работы, секса и денег. Может быть, вы полагаете, что должны вести созерцательный образ жизни, к которому всё это неприменимо, поскольку весь день вы проводите в медитациях. Вы не должны иметь ничего общего с этими вещами. Вы не должны думать о работе. Никто не должен интересоваться сексом, потому что людям вообще нельзя вынашивать такие похотливые мысли, раз их жизнь проходит в созерцательной атмосфере медитации. А деньги? Вы меньше всего должны интересоваться ими! Какие деньги? Да у кого они вообще есть? Деньги – это последняя вещь, о которой мы должны думать. Вы можете решить, что духовность не имеет никакого отношения к зелёной энергии[2]2
  Чогьям Трунгпа использовал термин «зелёная энергия» для обозначения денег. В наши дни основное значение этого термина изменилось, и теперь он применяется в контексте использования возобновляемых ресурсов и энергии, не оказывающих негативного влияния на окружающую среду. – Прим. ред.


[Закрыть]
. Забудьте о деньгах, мы должны быть выше их.

Вместе с тем вы можете обнаружить, что, несмотря на ваши духовные запросы, в жизни вам всё равно не обойтись без работы, секса и денег. А раз так, значит, подобные темы всё же стоит неким образом освещать. Как бы то ни было, мы не монахи и не связаны столь строгими обетами. Людям не обойтись без средств к существованию. Им нужно как-то зарабатывать себе на хлеб. Мы работаем за деньги. Мы можем обнаружить, что наша жизнь строится вокруг секса, а в более общем плане вокруг взаимоотношений.

Тогда возникает вопрос о том, в самом ли деле мы занимаемся духовностью. Если да, значит, о чём-то мы могли просто не подумать: на самом деле духовность не является некой «духовностью» в идеализированном смысле. Вы и вправду считаете духовность чем-то абсолютно запредельным и трансцендентным? Я в этом не уверен. Возможно, как раз настоящая духовность неотделима от жизни будничной.

Если духовность действительно имеет отношение к повседневным жизненным ситуациям, то развитие духовности означает внесение какого-то вклада в жизнь социума в целом. Мы должны вращаться в обществе для того, чтобы со своей стороны что-то предлагать ему. Некоторым людям совсем не легко принять или сделать это.

Общество, как мы понимаем его на Западе, действует по большей части на основе взаимообмена. Иначе говоря, мы склонны рассуждать о своей роли в обществе с точки зрения того, что от нас требуется, или того, что мы должны отдать и, в свою очередь, получить от ситуации, в которой участвуем. Мы могли бы назвать это воззрение материализмом. Материализм может быть физическим, психологическим или духовным. Физический материализм довольно прост. Вы измеряете свою жизнь, свою ценность или свой опыт в категориях материальной выгоды или в буквальном смысле в том, сколько денег или хороших вещей вы можете получить из чего-то или сколько что-то будет вам стоить. Психологический материализм – более тонкое явление. Он основан на чувстве превосходства и соперничества. Наконец, духовный материализм использует духовный путь для того, чтобы обрести духовную эгоцентричную силу или блаженство. Все эти подходы основаны на поддержании или укреплении эго. Если мы воспринимаем общество исключительно через эти материалистические воззрения, то можем сделать вывод о том, что ему особо нечего предложить нам на духовном пути.

Однако с подлинно духовной точки зрения, в отличие от идеализированного воззрения, общество является чрезвычайно мощной батареей, заряженной высококачественной энергией. Этот практический подход к работе с энергией ситуации – единственная точка входа, которую мы можем найти. В противном случае на некоем абстрактном уровне общество может показаться самоуправляющимся механизмом, работающим без сбоев, на литом корпусе которого нет ни входов, ни выходов. Но если мы воспринимаем общество с точки зрения практичности работы, секса и денег, то можем отыскать способы взаимодействия с ним. Секс является одним из качеств, присущих обществу. Деньги также свойственны обществу, и то же самое можно сказать о работе. С этой точки зрения мы можем увидеть нечто, имеющее отношение к нам в обществе. Мы можем понять, как мы могли бы принести пользу обществу или по крайней мере сотрудничать с ним. Если мы посмотрим на ситуацию сквозь призму работы, секса и денег, то общество не покажется нам таким уж безжизненным и стерильным; оно небезынтересно для нас.

Весь вопрос сводится к тому, считаем ли мы общество священным. Общество действительно заключает в себе глубину и священность. Сакральность общества могущественна и всесильна. Я уверен, что многие обычные люди не приняли бы такую мысль. Они бы подумали, что мы пытаемся ловчить, то есть силимся украдкой изменить понятие общества, придав ему какие-то чуждые смысловые оттенки. Тем не менее кажется действительно важным увидеть духовную, непрактичную, визионерскую и почти психоделическую сторону общества[3]3
  В современном языке термин «психоделический», как правило, относится к искажённому восприятию и галлюцинациям. Однако в те дни Ринпоче использовал этот термин для обозначения подлинного, глубинного и визионерского понимания энергии ситуации.


[Закрыть]
. Мы должны видеть не только сами события, но также лежащие в их основе энергии и качества последних. Именно об этом мы сейчас говорим.

На самом деле работа, секс и деньги – это выход или излучение энергии общества, выражение его священности. Поэтому мы должны попытаться разглядеть духовный смысл общества, увидеть духовность даже в Мэдисон-авеню и Уолл-стрит. В чём состоит духовность такого места, как Уолл-стрит? Как выглядит его светлая сторона? И, если на то пошло, в чём вообще предназначение Америки? Какой смысл летать на Луну[4]4
  Первое пилотируемое прилунение (Аполлон II, июль 1969 г.) было ещё новой и актуальной темой, когда проводился этот семинар.


[Закрыть]
? Ради чего производить сверхзвуковые реактивные самолеты? Что всё это означает с точки зрения духовности?

Вам может показаться, что если мы обсуждаем духовный подход к обществу, то наша дискуссия должна носить мирный характер и быть идеально выдержанной. Вы можете решить, что мы должны подойти к нашему предмету как отстранённые моралисты, в соответствии с представлениями многих людей о восточной традиции духовности как о чём-то мирном, ненасильственном, тихом и благовоспитанном.

Должны ли мы подойти к нему с точки зрения, что, мол, кругом царит порядок, всюду любовь, тишь и благодать, и всё будет замечательно? Или мы должны принять другой подход, в котором энергия бурлит, над чем-то надо активно работать, а события разворачиваются динамично и непредсказуемо? Бывают вспышки отрицательной энергии, вспышки положительной энергии, вспышки разрушения, вспышки ненависти и любви. Все это происходит в рамках широкой картины мандалы – некой тотальности, или цельности структуры, объединяющей и содержащей все эти части. Можем ли мы подойти к нашей дискуссии с этой позиции? Можем ли мы формировать духовность и наше отношение к обществу с точки зрения активной личной вовлечённости?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6