Чарльз Эддисон.

Орден тамплиеров. История братства рыцарей Храма и лондонского Темпла



скачать книгу бесплатно

© Перевод, «Центрполиграф», 2017

© Художественное оформление, «Центрполиграф», 2017

Предисловие

История рыцарей-тамплиеров окутана романтическим ореолом, их суровая, полная опасностей и лишений жизнь, одухотворенная борьба, подвиги и злоключения волнуют многие поколения читателей и вызывают неподдельный интерес историков. Легендарный орден, рожденный во времена пылкой одержимости Крестовыми походами, восхваляли и возвеличивали до тех пор, пока могучая военная сила и религиозный фанатизм могли служить поддержкой для Восточной церкви и удерживать Святую землю. Когда Полумесяц восторжествовал над Крестом и религиозно-военный энтузиазм в христианском мире иссяк, они не удостоились благодарности за свои подвиги во имя Христа, но претерпели притеснения и скорби. Рыцарей-тамплиеров подвергали преследованиям, грабили, обрекали на лютую смерть те, кто должен был оказывать им покровительство. Память об этих святых воинах и их подвигах нетленна; они были защитниками Латинского королевства в Иерусалиме в краткий период его существования и последним христианским форпостом в Палестине. Монашеские обеты и аскезу затворнической жизни тамплиеры сочетали с дисциплиной военного лагеря и обязанностями военной жизни:

 
…Ради великой цели братства,
Под тяжестью обета и меча,
Гнуть спину на дорогах бедным братьям,
Из века в век, спасая, по земле бродить…
 
У. Вордсворт. The Excursion

Распространенное представление, что тамплиеры были столь же порочны, сколь бесстрашны и храбры, еще не полностью опровергнуто, но следует надеяться, что внимательное изучение судебного разбирательства в отношении ордена в Англии, изложенного в девятой и десятой главах этой книги, рассеет множество необоснованных предрассудков вокруг братства и вызовет не только восхищение их стойкостью и мужеством, но и сочувствие к их незаслуженно жестокой судьбе.

Матфей Парижский, писавший в монастыре Сент-Олбанс о событиях в Палестине, поведал, что соперничество между тамплиерами и госпитальерами вылилось в открытую войну, породив недовольство и осуждение всего христианского мира, и утверждает, что в кровопролитном сражении между ними были убиты все тамплиеры. Свидетельство Матфея Парижского единично – ни один из историков того времени не упоминает об этой драме, к тому же известно, что хронист Сент-Олбанса испытывал неприязнь к орденам, а потому его заявление нельзя считать достоверным. Еще одно подтверждение мнимости этого события – письмо папы римского, адресованное госпитальерам спустя год после предполагаемого сражения.

Свидетельства даже авторитетных авторов нельзя принимать на веру без тщательной проверки и сопоставления с другими источниками. Вильгельм Тирский, к примеру, сообщает, что Насреддин, сын султана Аббаса, был пленен тамплиерами и, пока пребывал в плену, принял христианство.

Историк утверждает, что Насреддин получил наставление в догматах веры и выразил желание обратиться к ней, но тамплиеры, которым посулили шестьдесят тысяч динаров, согласились передать Насреддина его врагам в Египет, где юношу ожидала верная погибель. Под их равнодушными взорами Насреддина заковали в цепи, посадили в железную клетку и повезли через пустыню в Каир.

Арабский историк[1]1
  Усама ибн Мункыз (1095–1188) – арабский военачальник, писатель, автор исторической хроники «Книга назидания». – Пер.


[Закрыть]
, очевидец этих событий в Каире, сообщает иные сведения, согласно им – Насреддин убил халифа и его братьев, бросил тела в колодец, похитил сокровища и бежали со своими приспешниками в Палестину; обнаружив потерю, сестра убитого халифа немедленно написала начальнику крепости в Газе, в которой размещался гарнизон тамплиеров, посулив награду за поимку злодеев; беглецы были схвачены, и Насреддина отправили в Каир, где женщины из окружения халифа приказали изрубить его тело на куски прямо в серале. Укоренившийся вариант истории Вильгельма Тирского о продажности и бессердечности рыцарей на протяжении веков вызывает справедливое негодование, однако стоит признать, что истинное положение дел освещает версия арабского хрониста.

Общеизвестно, что Вильгельм, архиепископ Тирский, был настроен враждебно к тамплиерам из-за того, что орден пользовался большой властью, обладал множеством привилегий и находился под личным покровительством папы, а потому не брезговал сочинять небылицы и направлять очерняющие тамплиеров письма в Высший церковный совет в Риме. Его пристрастные свидетельства о братстве тамплиеров полностью опровергает Жак де Витри[2]2
  Жак (также Жакоб, Яков или Джеймс) де Витри (1180–1240) – монах-августинец, епископ, французский историк, участник Пятого крестового похода. – Пер.


[Закрыть]
, епископ Акры, образованный и талантливый прелат, создавший свой труд о Палестине Histoire orientale («Восточная (Иерусалимская) история») на основе сочинений Вильгельма Тирского. Епископ Акры говорит о тамплиерах в самых возвышенных выражениях и утверждает, что все их любили за благочестие и смирение.

Знаменитый австрийский дипломат, историк-востоковед барон Йозеф фон Гаммер выдвигал различные нелепые, необоснованные обвинения, подрывающие авторитет тамплиеров, вслед за ним Вильгельм Вильке написал историю ордена на немецком языке, нашпигованную дискредитирующими братство небылицами. Ради популяризации собственного творения и я мог бы изобразить тамплиеров кровожадными и свирепыми злодеями, но я стремился написать справедливую и беспристрастную историю ордена, не перенимая рабски все, что находил у древних авторов, но используя лишь надежные источники и приводя лишь правдивые факты.


К великой радости всех нас, в Лондоне есть прекрасный памятник зодчества, воздвигнутый рыцарями ныне не существующего ордена, – церковь Темпла (Temple Church). Сейчас слои штукатурки и побелки скрывают ее строгую красоту, но после реставрации она предстанет пред нами во всем своем величии. Это почтенное здание было одним из главных храмов рыцарей-тамплиеров в Европе, равным по статусу иерусалимскому Храму. Во время моего паломничества в Священный град мне довелось побывать в древнем Храме тамплиеров на горе Мориа, а потому я с необычайным интересом слежу за восстановлением прекрасного лондонского храма Темпла.

Восхищает исключительное рвение и энергия, с которой реализуется это похвальное начинание. Столь необходимый ремонт поможет сгладить разрушительное действие времени и вернуть храму облик времен тамплиеров. Летом я имел удовольствие сопровождать одного из главных и самых преданных попечителей реставрации церкви – королевского советника господина Берджа. Именно с его подачи и была начата данная работа. Боюсь, что она вряд ли будет отвечать его ожиданиям, и сожалею, что столь ответственная работа не была поручена более компетентному исполнителю.


P. S. Господин Уилмент, который готовит изысканные витражи для церкви Темпла, обратил мое внимание на девятнадцатый том Memoires de la societe Royale des Antiquaires de France, опубликованный в прошлом году. Он содержит весьма любопытное описание, составленное шевалье дю Фреманвилем, церкви Брелевен (департамент Кот-дю-Нор), предположительно принадлежавшей ордену тамплиеров. Помимо необычной формы крестов, символов на окнах и надгробиях, им был обнаружен медный медальон, из тех, что носят на шее на цепочке. Его украшает следующее изображение: в небольшой круг вписаны два равносторонних треугольника, расположенные в виде шестиконечной звезды. В центре звезды второй круг, внутри которого агнец со стягом – символ ордена тамплиеров. Господин Уилмент также обратил мое внимание на четкое изображение на реверсе печати, на котором я прочитал очень интересный девиз: «Testis svm agni» («Я есть свидетель Агнца»).

Часть первая. Рыцари-тамплиеры

Глава 1

Происхождение тамплиеров. – Паломничества в Иерусалим. – Опасности, которым подвергались паломники. – Образование братства бедных рыцарей Иисуса Христа. – Дарование рыцарям резиденции. – Описание храма. – Происхождение названия тамплиеров. – Гуго де Пейн, избранный магистр ордена Храма. – Послание короля Балдуина. – Визит братьев к папе. – Созыв Высочайшего совета в Труа. – Составление устава ордена тамплиеров

 
…В суровом сумраке священных гор,
Возносится Фанес, в руинах возрожденный.
Творит молитву путник, долог путь его
От Родоса твердынь в тот край благословенный.
И ждут паломника оливковые рощи Палестины,
А на устах прикосновение к гробу Мессии.
 
Реджинальд Хебер. Палестина

История основания героического братства рыцарей-тамплиеров, этого легендарного военно-монашеского ордена, такова: в 326 году по прошествии примерно 290 лет после смерти Христа в Иерусалим с почетной миссией отправилась императрица Елена, мать Константина Великого. По воле небес, стараниями святой старицы были обретены Животворящий Крест и другие реликвии Страстей. Над священной пещерой, в которой был погребен Иисус Христос, в 335 году по указу первого христианского императора был возведен великолепный храм Воскресения Христова, известный также как храм Гроба Господня. Вскоре в Иерусалим хлынула волна паломников, желающих прикоснуться к святыням. По мере того как по Европе распространялось христианство, увеличивалось и количество паломников. В 637 году после взятия Священного града арабами халиф Умар[3]3
  Абу Хафс Умар (Омар) ибн аль-Хаттаб I (585-644) – сподвижник и друг пророка Магомета, второй праведный халиф. – Пер.


[Закрыть]
заручился, что христиан, жителей Иерусалима, и паломников не будут притеснять или преследовать. Сей документ, заверенный его печатью, был передан патриарху Софронию[4]4
  Святитель Софроний (ок. 560-638) – богослов, агиограф и песнописец; с 634 г. – патриарх Иерусалимский. – Пер.


[Закрыть]
:

«От Умара ибн аль-Хаттаба жителям Элии[5]5
  Элия, также Илайа, Илия – название, данное Иерусалиму после восстановления его римским императором Элием Адрианом. – Пер.


[Закрыть]
:

Да будут жизни и судьбы ваши под защитой и охранением, а храмы нерушимы и неприкосновенны»[6]6
  Elmacin. Hist. Saracen. Eutychius.


[Закрыть]
.

При арабском владычестве число паломников продолжало расти: старики и юноши, женщины и дети устремлялись в Иерусалим. В 1064 году Гроб Господень посетила большая группа пламенно верующих паломников, число коих превышало семь тысяч. Возглавляли их архиепископ Майнцский и епископы Утрехтский, Бамбергский и Ратисборнский[7]7
  Ингульф (1030–1109), секретарь Вильгельма Завоевателя, утверждает, что отбыл из Нормандии в сопровождении тридцати паломников, могучих и хорошо вооруженных всадников, а назад вернулось двадцать измученных бродяг, вооруженных лишь посохом и переметной сумой. – Baronius ad ann., 1064, № 43, 56.


[Закрыть]
. На следующий год Иерусалим завоевали дикие туркоманы. Три тысячи горожан были убиты, разоренный Иерусалим и прилегающие земли захватил эмир Орток, вождь дикого кочевого племени.

Под железным игом этих лютых чужаков христиане тяжко страдали: их изгоняли из церквей, богослужения прерывали и высмеивали. Патриарха Иерусалимского схватили за волосы, протащили по камням храма Воскресения, бросили в подземелье и потребовали у христиан выкупить своего пастыря. Паломников, преодолевших бесчисленные опасности на пути к Священному граду, грабили, сажали в тюрьмы и зачастую убивали. За доступ к Гробу Господню требовали aureus[8]8
  Ауреус, аурей – древнеримская золотая монета.


[Закрыть]
, тех, кто не мог заплатить столь высокую цену, вооруженные мечами туркоманы выпроваживали из храма, и изнуренные пилигримы были вынуждены пускаться в обратный путь в грусти и тоске[9]9
  Will. Tyr., lib. I, cap. 10, ed. 1564.


[Закрыть]
.

Тревожные донесения об осквернении святых мест, о притеснениях и жестокости туркоманов всколыхнули религиозное чувство рыцарей-христиан: «Сердце Европы не осталось безучастным, ибо на этот раз было задето самое трепетное чувство». Исступленное желание освободить Гроб Господень от неверных породило волну Крестовых походов, люди всех званий, даже монахи и священники, вдохновленные призывами папы Урбана II и проповедями Петра Пустынника, взялись за оружие.

Когда известия о захвате Иерусалима крестоносцами (1099) дошли до Европы, стремление совершить паломничество разгорелось с новой силой. Беспорядочные толпы пилигримов обоего пола – мужчины, старики и дети, девы и матроны – направили свои стопы в сторону Иерусалима, чтобы собственными глазами увидеть святыни[10]10
  Jac. de Vitriaco. Hist. Hierosol., cap. LXV.


[Закрыть]
. Как и ранее, паломничество было делом весьма непростым и опасным. Иноверцы действительно были изгнаны из Иерусалима, но не из Палестины. Высокие горы, окаймляющие побережье Средиземного моря, были наводнены воинственными бандами мусульманских изгнанников, которые, обосновавшись в неприступных замках и крепостях, устраивали засады на дорогах, связывающих Иерусалим с морскими портами, и грабили путешественников. Кроме того, на равнинах не прекращалась беспорядочная и нерегулярная война – из-за Иордана совершали разорительные набеги бедуинские всадники. Какой бы путь к Священному граду ни выбрали паломники – и на суше и на море им угрожала смертельная опасность.

Чтобы защитить пилигримов от опасностей и несчастий, сохранить честь благочестивых дев и матрон[11]11
  «Дабы приложиться к святыням, – говорит Вильгельм Тирский, – шли добродетельные и набожные вдовы, отринув женский страх и не убоявшись множества опасностей, подстерегавших их на пути». Lib. XVIII, cap. 5.


[Закрыть]
и защитить седины почтенных паломников, девять благородных рыцарей образовали священное братство по оружию, торжественно поклявшись освободить дороги от неверных и разбойников и сопровождать паломников через горные перевалы на пути в Священный град. Воспламененные военно-религиозным пылом и воодушевленные святостью дела, которому они посвятили свои мечи, они назвались Бедными рыцарями Иисуса Христа. Сии мужи отреклись от мира и его удовольствий и в святом храме Воскресения в присутствии патриарха Иерусалимского принесли обеты вечного целомудрия, смирения и бедности, подобно монахам[12]12
  Существовало три степени обета бедности. Первый, самый строгий (altissima), предписывал полный отказ от собственности. Второй (media) позволял пользоваться только собственностью братства. Третий, самый мягкий, позволял владеть самым необходимым, едой и одеждой, все прочее считалось общим. Тамплиеры приняли обет второй степени (media).


[Закрыть]
, объединив самые почитаемые добродетели – преданность вере и храбрость.

Защита паломников на пути ко Гробу Господню в те века почиталась высшей доблестью, слава о благородных рыцарях разлетелась по свету, они стали истинными героями своего времени. Историки сообщают, что сначала у них не было своего храма и постоянного пристанища, и только в 1118 году от Рождества Христова, спустя девятнадцать лет после завоевания Святого града крестоносцами, король Иерусалима Балдуин II за заслуги перед христианами даровал рыцарям свою резиденцию на территории первого Иерусалимского храма, или Храм Соломона (950–586 гг. до н. э.), на горе Мориа. Под сенью этого величественного сооружения, возведенного императором Юстинианом и достроенного халифом Умаром, и обосновались первые тамплиеры. Стоит отметить, что это здание монахи и священники Иерусалима выдавали за Храм Соломона с целью приумножения реликвий для поклонения доверчивых паломников, и потому Бедные рыцари Христа стали известны как рыцари Храма Соломона, тамплиеры, или храмовники[13]13
  Pantaleon, lib. III, p. 82.


[Закрыть]
.

Не лишним будет дать несколько разъяснений относительно названия «тамплиеры», или «рыцари Храма».

Мусульмане всегда относились к главному иудейскому храму на горе Мориа с особым почтением. В первый год появления Корана Магомет велел своим последователям в молитве обращать лицо в сторону Иерусалимского храма, и потому Мориа (Храмовая гора) стала постоянным местом паломничества для правоверных мусульман. После завоевания Иерусалима арабами первейшей заботой халифа Умара стало восстановление Храма Господня. В 634 году, при содействии старших военачальников, благочестивый повелитель правоверных собственными руками расчистил участок и нанес разметку для основания будущей мечети Аль-Акса, темный купол которой поныне украшает Храмовую гору[14]14
  D’Herbelot. Bib. Orient., p. 270, 687, ed. 1697. Из хроники Вильгельма Тирского, прибывшего в Иерусалим после завоевания города крестоносцами, известно, что халиф Умар попросил патриарха Иерусалимского Софрония указать ему место расположения храма, разрушенного Титом, обещав взамен оставить в неприкосновенности храм Гроба Господня, и сразу же начал строить на этом месте новую мечеть. Will. Tyr., lib. I, cap. 2.


[Закрыть]
. Масджид Аль-Акса, или Дальняя мечеть, – совершенный образец сарацинской архитектуры и самое святое для мусульман после Мекки место в мире, однако доминантой Храмовой горы является другое величественное сооружение, Масджид Куббат ас-Сахра[15]15
  Здание воздвигнуто в 687–691 гг. по повелению халифа Абд аль-Малика, дабы затмить христианский храм Гроба Господня, чтобы тот «не ослеплял умы мусульман его великолепием и огромностью». Высота сооружения ок. 56 м, диаметр купола – 20 м. Во времена крестоносцев Купол Скалы был передан в распоряжение монахов-августинцев и обращен в Храм Господень. В настоящее время действует как мечеть. – Пер.


[Закрыть]
 – мечеть Купол Скалы, или Купол над Скалой, – исламское святилище над Камнем Основания[16]16
  Этот священный для мусульман и иудеев камень, с которого пророк Магомет совершил Мирадж (вознесение) и на котором стоял Ковчег Завета во времена Первого Храма, представляет собой плоскую скалу длиной 17,7 м и шириной 13,5 м, возвышающуюся над поверхностью на 1,25–2 метра. Камень Основания находится под сенью Купола Скалы на Храмовой горе. – Пер.


[Закрыть]
, с которого «…начал Соломон строить дом Господень в Иерусалиме на горе Мориа, которая указана была Давиду, отцу его, на месте, которое приготовил Давид, на гумне Орны Иевусеянина» [2 Пар., 3: 1].

Архиепископ Вильгельм Тирский, канцлер Иерусалимского королевства во времена латинского владычества, описал его как величественное здание восьмиугольной формы под огромным полусферическим куполом. Историк сообщает о великолепных мозаиках, на которых арабской вязью выведены имя основателя, дата постройки, имя зодчего и сумма, израсходованная на строительство дома молитвы, а также сведения о сакральной скале в центре сооружения, о которой по сей день говорят, что именно на ней стоял «ангел разрушения с мечом в руке»[17]17
  Jac. de Vitr., Hist. Hierosol., cap. LXII, p. 1080.


[Закрыть]
.

После завоевания Иерусалима крестоносцами скала оставалась открытой еще пятнадцать лет, а затем над ней возвели красивый алтарь из белого мрамора, на котором священники ежедневно служили литургию. В мечеть ведут просторные врата, число коих четыре – на каждую сторону света: Баб-аль-Джанна, или Врата Рая, на севере; Баб-аль-Кибла, или Врата Молитвы, на юге; Баб-ибн-аль-Дауд, или Врата Давида, на востоке; и Баб-аль-Гарб, Западные врата. Во времена крестоносцев с купола мечети был сброшен полумесяц и заменен огромным золотым крестом, а храм освящен как христианская церковь[18]18
  Игумен Даниил, один из первых русских паломников, посетивших Святую землю в 1104–1107 гг., описал Храм так: «Церковь дивно и хитро создана, мозаика внутри, и красота ее несказанна. Церковь круглая, внутри расписана хитро и несказанно, стены ее облицованы плитами различного мрамора, пол выложен красным мрамором. Круг лых столпов под верхом, кругом стоящих, – двенадцать, а четверо угольных столпов восемь; дверей четверо, покованных медью и по золоченных. Верх внутри исписан мозаикой хитро и несказанно, а снаружи верх обит медью позолоченной». Цит. по материалам сайта http://www.textfighter.org. – Пер.


[Закрыть]
, сохранилось лишь прежнее название – Templum Domini (Храм Господень)[19]19
  Will. Tyr., lib. I, cap. 2, lib. VIII, cap. 3.


[Закрыть]
.

Арабские географы называют Иерусалим – Бейт-Аллах (Дом Божий). Во времена халифа Умара Иерусалим получил арабское имя – Бейт-аль-Мукаддас (Священный Дом), с 798 года его стали называть Аль-Кудс (Священный), а также Аль-Харам аш-Шариф (Высокочтимый, Благородное святилище) и Аль-Мубарак (Благословенный). Арабских правителей города величали не иначе как хами (хранители).

Аль-Акса («Храм Соломона»)

На крутом склоне горы Мориа, у стен современного Иерусалима, возвышалась знаменитая христианская церковь Пресвятой Богородицы, воздвигнутая императором Юстинианом в 634–644 гг. Колоссальный фундамент Храма, сложенный из цельных каменных блоков и поддерживаемый в месте крутого склона холма арками и колоннами, сохранился до наших дней, подтверждая подробнейшее описание Прокопия Кесарийского. Историк сообщает о необычайных трудностях, возникших при возведении Храма: о том, что пришлось возводить каменные опоры в восточной и южной части холма, чтобы выровнять площадку под основание, а блоки, из которых сложен фундамент, были столь огромны, что каждый из них перевозили на повозке, которую тянули сорок императорских быков, ради чего пришлось расширить дороги, ведущие в Иерусалим. На кровельный брус пошли отборные кедры лесов Ливана, а из разноцветного мрамора, месторождение которого своевременно обнаружили в приграничных горах, возвели величественные мраморные колонны[20]20
  Procopius de aedificiis Justiniani, lib. 5.


[Закрыть]
.

Внутреннее убранство Храма остается в неизменном состоянии уже более тринадцати столетий: шесть рядов колонн, соединенные арками, поддерживают кедровые балки, на которых зиждется круглое основание купола, украшенного изнутри мозаикой, а снаружи обложенного свинцовыми пластинами. Каменная кладка фундамента времен императора Юстиниана и подземная колоннада, выстроенная для поддержания юго-восточного угла площадки, на которой воздвигнут Храм, поражают воображение мощью конструкции и мастерством исполнения. Устройство основания можно рассмотреть подробнее, если войти в небольшую дверь и спуститься по лестнице в юго-восточный угол сооружения. Отсюда можно было попасть в соседнее здание, возведенное по приказу императора для устройства приюта и больницы для паломников, больных и нищих странников. Фундамент этого здания римской кладки до сих пор просматривается с двух сторон южного торца Храма.

После завоевания Иерусалима мусульманами Храм был превращен в мечеть Джаме Аль-Акса и вместе с великим мусульманским святилищем Купол Скалы был обнесен высокой каменной стеной, которая проходит по краю вершины горы Мориа и защищает от глаз непосвященных и иноверцев священную землю, на которой когда-то стояло великолепное творение мудрейшего из царей – Храм Соломона[21]21
  Иоанн Фока Критский уверяет, что вся территория Храмовой горы была частью древнего Храма Соломона. – Phocae descript. Terr. Sanc., cap. XIV., Colon. 1653 («Сказание вкратце о городах и странах от Антиохии до Иерусалима, также Сирии, Финикии и о Святых местах Палестины»).


[Закрыть]
.

После того как Град Священный был взят крестоносцами, мечеть Джаме Аль-Акса с окружающими ее постройками стала собственностью королей Иерусалима. Вильгельм Тирский называет ее «дворцом», или «королевским домом к югу от Храма Господня, ошибочно именуемым Храмом Соломона». Этот храмовый комплекс на горе Мориа стал первой резиденцией тамплиеров – Бедных рыцарей Иисуса Христа, не имевших до того времени крова и пристанища[22]22
  Will. Tyr., lib. XII, cap. 7.


[Закрыть]
.

Гуго де Пейн (1119–1136[23]23
  Годы магистерства. (Примеч. пер.)


[Закрыть]
)

Жак (Яков) де Витри, епископ Акры, дает интересное описание святых мест, в числе которых и Храм тамплиеров: «В Иерусалиме помимо прочего имеется и другой храм огромной величины и вместительности, именно в его честь и получило имя братство рыцарей Храма – тамплиеров, которые почитают свой храм за Храм Соломона, вероятно, чтобы отличить его от описанного выше Храма Господня»[24]24
  Jac. de Vitr., cap. 62.


[Закрыть]
. В своей «Восточной (Иерусалимской) истории» историк уточняет, что «в Храме Господнем имеется настоятель и постоянный клир; и да будет известно, что, первый – это Храм Господень, а второй – Храм рыцарского ордена. В первом – священнослужители, во втором – рыцари»[25]25
  Jac. de Vitr., cap. 7.


[Закрыть]
.

Служители Templum Domini (Храма Господня) отдали в распоряжение бедных рыцарей Иисуса Христа большой двор между храмами; король, патриарх и прелаты Иерусалима, а также бароны Латинского королевства пожаловали им различные дары и земельные наделы для поддержания финансовой независимости братства[26]26
  Jac. de Vitr. Hist. Orient. apud Thesaur. nov. anecd. Martene, tom. III, col. 277.


[Закрыть]
.

После того как орден обзавелся постоянным пристанищем, рыцари пожелали расширить сферу своей деятельности. Отныне решено было не только сопровождать паломников от морского побережья до Иерусалима[27]27
  Gibbon.


[Закрыть]
, но и бороться с агрессивными иноверцами, осаждавшими Латинское королевство. Со времен успешной кампании крестоносцев против враждебных племен прошло немало времени, иноверцы восстановили былую мощь и стали нападать на Святую землю с новой силой. Благочестивые воины Храма приняли решение в дополнение к защите паломников взять на себя защиту христиан Иерусалимского королевства, Восточной церкви и всех святых мест. Защита Святой земли отныне стала их профессией.

Самыми уважаемыми членами братства были Гуго де Пейн, граф Шампани, и Годфруа де Сент-Омер (Сент-Адемар) – доблестные воины Креста, с честью и славой воевавшие при осаде Иерусалима. Рыцари нового религиозно-военного братства избрали Гуго де Пейна магистром Храма, именно поэтому его принято считать основателем ордена.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8