Роман Злотников.

Ронин

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

Андрей набрал в рот чая, сглотнул и мрачно сплюнул попавшую в рот заварочную массу в заоконную тьму.

– Лично мне это не нравится. Ты действительно первый за всю девятивековую историю Ордена. Никогда непосвященным не открывали технологию Коридора.

– Тогда почему?

Андрей отставил недопитый чай.

– Прямой приказ Великого Магистра. Ты чем-то важен для расы. Меня, увы, не посвящали в детали. Видящие, те, которые смотрят, почему-то указали на тебя. Больше я не знаю ничего. Все, спи!

Ник попытался возразить, но веки его сомкнулись и он, едва успев удивиться, погрузился в глубокий сон…

В постели он провалялся почти неделю. Подстегнутые регенератом кости срослись за три дня, но врач велел находиться в покое до полного восстановления. На седьмой день он впервые за эти дни встал на ноги и отправился в тренировочный зал. Чувствовал он себя прекрасно, но Андрей был непреклонен – никаких нагрузок еще как минимум неделю. Гормональная встряска после первого прохождения Коридора, как оказалось, вполне могла его убить. Наконец ему разрешили ходить, и Ник первым делом наведался в додзе. Занятия уже закончились, группа учеников играла в баскетбол, а Андрей сидел в дальнем углу зала в позе для медитации, занятый какими-то своими мыслями. Впрочем, подошедшему Нику он кивнул, не открывая глаз. За все время знакомства Нику так ни разу и не удалось застать его врасплох.

– Добрый вечер, Николас, как ты себя чувствуешь?

Ник встал рядом, повернувшись спиной к играющим.

– Почти нормально, учитель. Слегка болит голова, но думаю, вскоре я смогу с этим справиться.

Андрей наконец-то открыл глаза и улыбнулся.

– Нервная система обычного человека не очень-то приспособлена для такой скорости, Николас. А ты, несмотря на свою подготовку, все же остаешься обычным.

– Андрей, а в чем твои модификации?

– Укреплены кости, связки, изменены кое-какие органы, в частности печень. Ей ведь приходится работать в диком темпе, чтобы восполнить затраты энергии в мышцах. Ну, еще сердце. Я могу находиться там около двух минут реального времени. Ты, если не хочешь умереть, – не более пятнадцати, ну, может, двадцати секунд. И не делай там резких движений, твои мышцы не выдержат такой скорости.

– Ты говорил, что научился сам. Учитель, расскажи о вашем Ордене.

Андрей скривил лицо в усмешке.

– История Ордена… ты любознателен, не находишь?

Ник промолчал. Андрей усмехнулся еще раз.

– Интересно, а сейчас в школах рассказывают о Тьме?

– Конечно!

– И что же вам говорили?

Ник порылся в памяти: школьные годы такие далекие.

– Восемьсот лет назад на Землю напали Тедиане, чьи общие с Тедау предки когда-то жили у звезды, ныне являющейся сверхновой. Прародители, зная о грядущей катастрофе, разбросали во все стороны огромные Корабли поколений. Один из таких кораблей и вышел к Солнечной системе. Полсотни лет подготовки в поясе астероидов, и огромный флот стер с лица Земли все крупнейшие города.

Потом три века Тьмы, завершившейся победой людей. Э-э-э, насколько я помню, основной причиной победы стали малочисленность агрессоров и их теплолюбивость. Закрепиться в Австралии им толком не дали, нанеся по материку ядерный удар с уцелевших подводных лодок… Прости, учитель, я слишком давно окончил школу.

Андрей сокрушенно вздохнул.

– Значит, теперь учат так?.. Куда катится человечество? Величайшую войну в истории Вселенной изучают мимоходом, словно мелкий экономический кризис за столетие до того. Во время Тьмы погибло пять миллиардов человек! Судьба всей расы висела на волоске! Малочисленность! Теплолюбивость…

Впервые Ник видел своего учителя таким взволнованным. Андрей тем временем продолжал, распаляясь все больше.

– Четыре из них погибли в первый же день! Да, Тедиан было мало, от силы пятьдесят миллионов. Но они почти не воевали сами. Киберы! Железные убийцы, не знающие жалости. Они добивали уцелевших после бомбежки горожан, рыскали по окрестностям, уничтожая деревни. А сверху висел их флот, добивая орбитальными ударами остатки войск. Люди начали это забывать! Три войны с Тедау ничему не научили человечество. Мир, да, теперь у нас мир. Контролируемые войнушки, Единый конгресс, скоро еще и правительство станет общим. Тьфу! Как вы не поймете, что Чужим не нужен мир! Им нужна вся Галактика, и они не собираются ею с нами делиться!

Андрей втянул ноздрями воздух:

– Даже Орден начал вырождаться. Мы уже служим за деньги. Поставляем учителей за деньги, помогаем правительству решать проблемы в колониях. Какой будет следующий шаг? Наемные убийцы?

– Вам же надо на что-то существовать. Разве плохо, что вы делаете это, одновременно принося пользу человечеству?

– Ты не понимаешь. Это вовсе не тот Орден Хранителей Человечества, каким его хотел видеть Основатель! Игорь Денисов был воистину гениальным провидцем, но все не смог предугадать даже он. Семьсот с лишним лет мы стояли на страже. Но у людей слишком короткая память. Мы начинаем забывать, что Космос не любит слабых. Братство рас – это красивая фраза. Боязнь взаимного уничтожения – вот что удерживает Космос от войны. Мы слишком доверились политикам и забыли Тьму!

Андрей сжал губы. Миг слабости миновал, и теперь он вновь стал прежним, невозмутимым Рыцарем.

– История Ордена… Она слишком длинна и скучна. И даже то, что ты услышал, нежелательно предавать широкой огласке. – Он широко взмахнул рукой, указывая на весело прыгающих с мячом курсантов. – Им не стоит это знать, незачем.

Ник присел на стоящую у шведской стенки скамейку. Курсанты все так же с хохотом гоняли по площадке мяч. Немногочисленные зрители периодически с любопытством оглядывались на двух старших инструкторов.

Ник кивнул в их сторону:

– Ты не боялся, что они нас услышат?

Андрей едва заметно покачал головой:

– Им не до нас, легкая заинтересованность и ничего больше. Разве ты не чувствуешь?

– Нет. А эта способность тоже от Искусства?

Андрей неопределенно махнул рукой:

– Отчасти. Почувствовав…

В зале восторженно заорали болельщики, один из игроков красивым броском отправил мяч в кольцо. Ник поморщился и переспросил:

– Что ты сказал?

Андрей саркастически изогнул уголок рта, дернул плечом, а затем поднялся и пошел к дверям, на ходу бросив через плечо:

– Встретимся вечером у озера.

Глава 5

– …Здесь расположено одно из мест Силы. Мы до сих пор не знаем, с какими факторами связано то, что в некоторых местах подготовленный человек может в несколько раз быстрее восстановить силы. Все доступные нам приборы не фиксируют отклонений от нормы, и найти подобные места дано только владеющему Искусством. Обычные люди также подсознательно чувствуют места Силы, но толком воспользоваться ими не могут. Ты, наверное, замечал, что в некоторых местах тебе гораздо комфортнее, чем в других? Можешь не отвечать, я вижу.

Ник задумчиво покусывал травинку:

– Да, ты прав. Но если есть места Силы, то должны быть и их антиподы?

Андрей утвердительно кивнул:

– Молодец. Да, и их примерно столько же. Можно только посочувствовать тому, кто там приляжет поспать. В лучшем случае он просто не выспится.

– А в худшем?

Андрей почесал в затылке:

– Хм, да в принципе ничего особенного с ним не случится. Не знакомый с Искусством не сумеет воспользоваться местом Силы, и соответственно с ним ничего не случится в Злом месте. В подобных делах незнание – лучшая защита. Но вот тебе или мне таких точек лучше сторониться.

– Сколько времени я могу провести в… Злом месте?

– Около года.

Ник вскинул глаза. Нет, на то, что Андрей смеется, не похоже.

– Около года?

– Не переоценивай значение Мест. Они не смогут значительно влиять на тебя. Они… Мне трудно объяснить, когда ты начнешь чувствовать, ты поймешь сам. Ты знаком с медитативным состоянием, тебе будет проще. Ляг, расслабься и сконцентрируйся на внутренней стороне лба. Для тебя существует только эта точка и мой голос. Все остальное отбрось.

Ник лег на спину и прикрыл глаза. Концентрация всегда давалась ему легко, вскоре он потерял ощущение своего тела, перестал чувствовать запахи и звуки. Все заполнила внутренняя поверхность черепа. Ник едва не сорвался, услышав тихий властный голос Андрея.

– Теперь медленно начинай перемещать точку своего внимания против часовой стрелки. Когда вернешь ее на прежнее место, веди к верхней части головы.

Это далось уже труднее. Требовалось неимоверное усилие, чтобы не выпустить из-под контроля медитацию. Тем не менее он довел дело до конца. Андрей, словно читая его мысли, отозвался почти мгновенно.

– Опускай ее к центру головы и оставайся там. Все твое существо, твой разум находятся там. Больше не существует ничего. Ты один.

Ник послушно выполнил приказ. Ничего, пустота, тьма. Хотя нет, тьма рассеялась. Неожиданно для себя Ник понял, что он видит. Нет, скорее он чувствует объем, пространство. Вот едва заметно дрожат под напором ветра сосновые ветки, рядом сидит Андрей, и вокруг в воздухе разлито тепло. Радиус «зрения» был небольшой, вряд ли больше полусотни метров, все остальное пряталось в странном жемчужном тумане, в котором копошились разноцветные тени. Андрей встал и обошел Ника кругом, разглядывая с нескрываемым любопытством, затем коротко и резко ударил ногой в голову. Ник удивленно вскрикнул, выныривая из странного состояния, и едва успел перекатиться, избегая удара. Андрей стоял с довольной улыбкой.

– Ну что ж, поздравляю! Ты все-таки сумел меня удивить.

– Чем? – Ник, ошарашенный неожиданным выходом из медитации, потер виски.

– Ты начал движение еще до того, как я нанес удар. Даже я научился подобному только через три месяца непрерывных занятий. Ты очень способный. Хотел бы я видеть твоих потомков в наших рядах. Но не обольщайся, это только начало… А времени у нас мало.

– Почему? – Ник выжидающе посмотрел на учителя. До сих пор Андрей не объяснял ему причину, по которой начались тренировки. Каждый раз отделывался стандартной отговоркой о приказе Великого Магистра и старался перевести разговор на другую тему. Поэтому Ник, на дух не переносивший недоговорок, старался при всяком удобном случае разузнать побольше. Но ответ был один:

– Я не знаю, Николас. Просто что-то мне подсказывает, что судьба не даст нам много времени на подготовку. Видящие уже несколько лет чувствуют угрозу, это не секрет. Твоя роль не ясна. Мне лишь известно, что мои уроки тебе пригодятся.

Нику ничего не оставалось делать, как пожимать плечами.

– Тебе виднее…

Через два месяца занятий Ник научился вполне осознанно проходить Коридор и неплохо контролировать там свои действия. Андрей явно торопился, сверх всякой меры увеличивая интенсивность тренировок. Ник с трудом справлялся со своими рабочими обязанностями и даже несколько раз получил взыскание от самого Кобаяси. Они пахали как проклятые. Андрей, как и раньше, не спешил объяснять цель тренировок, но для Ника, к исходу каждого дня едва волочившего ноги, этот вопрос уже перестал быть актуальным. Он с головой погрузился в изучение нового для себя дела.

Андрей практически не показывал ему боевой стиль Рыцарей. Пару раз, поддавшись на уговоры Ника, он продемонстрировал несколько движений. Увы, для того чтобы их повторить, Нику не хватало ни гибкости суставов, ни силы мышц. Ведь несмотря на всю свою одаренность и подготовку, он не имел необходимых модификаций. Впрочем, как говорил когда-то его первый учитель, у каждого мастера свой, индивидуальный стиль. Андрей, подумав, согласился с мнением покойного мастера и посоветовал больше импровизировать, создавать что-то свое. Николас опечалился, по его мнению, до такой ступени мастерства он еще не дорос. Создавать свое может лишь тот, кто досконально изучил основополагающие принципы.

Через месяц Андрей впервые обратился к нему с поручением. Прервав на половине очередное занятие, он вытащил из-за пазухи тонкий бумажный конверт.

– Сегодня вечером ты должен отнести его по этому адресу. Все вопросы, когда вернешься.

Ник недоуменно оглядел конверт. Что же такое там могло быть, чтобы нельзя было доверить электронной почте? Конверт хранил молчание. Плотная бумага, написанный от руки адрес. Ник всегда плохо запоминал названия улиц, так что указанное название ни о чем ему не говорило. Он вопросительно взглянул на Андрея, тот улыбнулся и развел руками.

– После. А сейчас постарайся почувствовать людей в округе.

Ник послушно сконцентрировался на ощущениях… Внутреннее молчание, звенящая пустота. Медленные жемчужные облака, главное – не обращать на них внимания, забыть о теле, о мыслях, обо всем. Ощущение объема на этот раз появилось значительно быстрее. Поначалу серый, объем начал расцветать буйством красок. Белый, зеленый, оранжевый… Неуловимо цвета сжались до маленьких пятнышек. Разноцветные пятнышки двигались, входя в объем и исчезая за его пределами. Отчего-то Ник знал, что каждое пятнышко – это человек. И каждый цвет что-то означает. Он постарался вглядеться в одно из пятнышек. То начало расти, превращаясь в уставшего курсанта, топающего к себе в домик из столовой.

– Отлично!

Объем исчез, сжавшись до жалких пяти чувств. Андрей, сидевший с закрытыми глазами, удовлетворенно кивнул.

– Молодец, ты растешь. Иди, занятия на сегодня закончены, тебе еще предстоит поездка в город.

Ник попрощался с учителем и пошел в душ. Вечером он вызвал из города такси. Усатый метис, едва услышав адрес, наотрез отказался туда лететь.

– Что вы, что вы, сеньор… И вам не советую, это же настоящее гетто. Там одни банды молодежные. Плохое место, сеньор.

– Увы, я должен туда попасть. Довезите меня насколько можете, уважаемый, а дальше я как-нибудь сам.

Водитель посмотрел на Ника.

– Воля ваша, сеньор, я вас в квартале от того места высажу, а там уж как знаете.

До места долетели на удивление быстро. Несмотря на воскресный вечер, в воздухе было пустынно. На вопрос Ника, в чем дело, таксист пояснил:

– Сегодня же Большой Карнавал, сеньор. День Основания, в этот день коммодор Шацкий впервые высадился здесь, в трех километрах от нынешнего центра города, там все и гуляют нынче. Ну, вот и прилетели. С вас двенадцать сорок, сеньор.

– Держи. – Ник протянул таксисту две купюры, пять и десять кредитов. – Сдачи не надо.

– Благодарю, сеньор.

Таксист закрыл дверь и поспешно рванул машину вверх. Ник огляделся. Его высадили у давно пересохшего фонтана, посреди тускло освещенной аллеи. Метрах в ста начинались унылые ряды пяти– и десятиэтажек с редко освещенными окнами. Дома стояли обшарпанные, с потрескавшимися стенами и зиявшими кое-где темными провалами выбитых окон. Скорее всего лет десять назад неподалеку располагался крупный завод и в прилегающих микрорайонах жили рабочие. Потом то ли компания обанкротилась, то ли завод оказался нерентабельным, и его закрыли, а в некогда жилой район постепенно пришло запустение. Люди разъехались по местам новой работы, остались самые невезучие. Так и выросло новое поколение, которому некуда было податься, кроме как в уличные банды.

Ох черт! Накликал! В полусотне метров из-за угла обшарпанной пятиэтажки не спеша вышли полдюжины затянутых в черную кожу крепких бритоголовых парней. Ник оглянулся. Так и есть, сзади, из подворотни, перекрывая улицу, высыпало человек десять парней и девушек. Ник пригляделся к юнцам, оценивая опасность. Двое в первой группе, явно лидеры, держали в руках легкие пистолазеры, состоявшие на вооружении полиции. Осталь-ные были вооружены чем попало, начиная от ножей и обрезков труб и заканчивая внушительного вида дубинами. Компания явно была под кайфом и вышла на ночную прогулку не для того, чтобы подышать свежим воздухом. Один из вожаков подкинул в руке лазер и, рыгнув, махнул рукой, подавая команду. Обе группы начали не спеша приближаться, охватывая одинокую жертву полукольцом.

Ник еще раз оценил ситуацию. Семнадцать человек, двое вооружены, болевая чувствительность у всех наверняка очень низка. Придется драться всерьез, выкладываясь по-настоящему. Убивать их ему почему-то не хотелось, что осложняло обстановку. Убить просто, гораздо сложнее победить, оставив противника в живых.

Вожак противно загоготал, указывая на него.

– Эй, хлопцы, дивитэс, кто к нам пожаловал! Какой красавчик, аж глядеть приятно. Девочки, никто не хочет милашку на часок? Говорите сразу, а то потом от него токма рожки да копыта останутся, ну по персональному прошению могу кое-что еще сохранить.

Компания дружно поддержала вожака. Они подошли уже достаточно близко, чтобы Ник начал ощущать отвратительный запах дешевого алкоголя. Пора!

Первыми упали, хватаясь за сломанные кисти, обезоруженные вожаки. Ник вертелся ужом, отбивая неловкие удары. Отлетела перебитая посередине дубинка, ее владелец взвыл, получив удар ладонью в лоб. Пальцами второй руки Ник ткнул в сонную артерию молодчика с ножом, тот охнул и осел, закатывая глаза. Если повезет, то минут через десять придет в себя. Ник искренне надеялся, что парень выживет, удар он нанес по всем правилам, строго дозировав усилие. Остальные уже не представляли серьезной угрозы, поэтому Ник ограничивался тем, что оглушал и отбрасывал обмякшие тела. Через пару минут трое самых осторожных и поэтому оставшихся в сознании юнцов обнаружили, что шансов у них маловато и пора делать ноги. Преследовать их Ник не собирался.

Он утер выступивший на лбу пот и замер, услышав поблизости непонятный звук.

– Браво, браво. Так великолепно расправиться с грозной бандой подвыпивших детей.

В пяти метрах на разбитом бордюре, прислонясь спиной к покосившемуся фонарному столбу, сидел Андрей. Непонятный звук оказался обычными хлопками ладоней. Андрей, ехидно улыбаясь, аплодировал ему.

– Ник, да ты просто герой, такой могучий!

Ник почувствовал, что краска заливает лицо. Андрей откровенно над ним издевался.

– Учитель, что я сделал не так?

Андрей неуловимым движением оказался возле него.

– Ты только что чуть было не завалил последний экзамен!

– Почему?

Андрей махнул рукой – пойдем.

– Ты забыл, что тебе противостоят люди! Ты не попробовал с ними договориться, не пытался избежать боя. На свое счастье ты не стал их убивать. Почему?

Ник, чувствуя себя крайне неловко, пожал плечами.

– Может, оттого, что они не представляли особой угрозы.

– Хорошо, иначе мне пришлось бы убить тебя. Посвященный в Искусство не может применять его против людей, никогда!

– Вы никогда не убивали людей?

Андрей замялся.

– Почти никогда. Только предателей во время Тьмы. Тех, кто пытался служить агрессорам, им пощады мы не давали. Ну и потом… Во время Первой войны. После этого никогда.

Он вздохнул.

– И еще, ты слишком сильно поддаешься эмоциям. Вот этого-то я и боялся. За все приходится платить.

– О чем вы, учитель?

– Проходы через Коридор небезопасны, ты знаешь это. И одним из последствий бывает потеря контроля над эмоциями. Приступы бешенства, неуправляемой ярости, в Искусстве слишком много от древних методик берсерков.

Ник перепрыгнул через открытый канализационный люк.

– Это неизбежно?

– Отнюдь, это скорее исключение, чем правило. И все же я испугался, потеряй ты над собой конт-роль…

Он не закончил фразы, а Ник не стал переспрашивать. И без того было понятно, что бы тогда предпринял Рыцарь. Ник запомнил урок и мысленно поклялся всегда держать эмоции под контролем.

Они свернули в узкий переулок между заброшенными корпусами. Проход под маленькой аркой вывел их на полянку, окруженную по-осеннему голыми деревьями. Андрей остановился у ближайшего и прижался к нему лицом.

– Боже, какой запах! Ты знаешь, каждый раз, когда я его чувствую, я просто погружаюсь в детство.

Ник молча подошел и встал рядом. Андрей наконец оторвался от белой с черными пятнами коры и повернулся к нему лицом.

– Это дерево называется березой. Я говорил тебе, что родился на Земле?

– Кажется нет.

– Ну вот, теперь ты знаешь. У нашей базы росла целая роща этих берез, и иногда, когда у меня выпадал свободный день, мы с другом убегали в нее. Стояли вот так, прислонившись к стволу, и представляли, что мы живем во времена Нашествия и сражаемся в рядах группы самого Основателя. Планировали диверсии, проводили их, например соли как-то раз в котел с кашей насыпали. Нам потом сильно досталось от воспитателей, про камеры слежения по малости лет мы забыли. Задницы потом еще неделю болели. – Андрей потерся щекой о кору, вздохнул. – Но в рощу все равно продолжали бегать. Это была наша любимая игра. Сколько лет прошло, а запах осенней березы все еще помню.

– Андрей, а сколько тебе лет?

– Мне восемьдесят два года. Долгая жизнь входит в основу всего. Нас и так слишком мало.

Он улыбнулся, правильно оценив замешательство Ника.

– Мы бесплодны, Ник. Генетические изменения в наших организмах слишком велики, кто знает, какими будут наши потомки. Так что детей у нас не бывает.

– А как же вы пополняете свои ряды?

Андрей опустился на огораживающий дерево поребрик:

– Каждый год сотни тысяч девушек избавляются от своих детей. Мы же даем им альтернативу. За хорошее вознаграждение они позволяют нам модернизировать зародыши, вынашивают их и, получив деньги, забывают о нас навсегда.

Ник присел на корточки:

– А почему же вас тогда так мало? При таком-то выборе.

– Не каждый зародыш подходит. И еще меньше выживает после модификаций. А до получения необходимого результата доходит от силы каждый сотый.

Ника передернуло. Дети, лишенные детства, лишенные выбора, живые машины для защиты человеческой расы. Стоит ли эфемерная польза такой цены?

Андрей, прищурившись, разглядывал сорванную травинку. Выражение его лица не давало возможности проникнуть в его мысли, но Ник мог поклясться, что его учитель прекрасно разгадал тяготящие его ученика мысли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное