Роман Злотников.

Ронин

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

Куда? Впрочем, если не знаешь пути, не все ли равно, в какую сторону делать первый шаг? В голове почему-то вертелось название планеты, где производят «Церберов». Большой Шрам.

Чиновник моментально набил что-то на виртуальной клавиатуре. Карта мигнула и погасла. Сам того не желая, Ник произнес название вслух, решив таким образом свою судьбу. Впрочем, Большой Шрам, получивший свое название за огромный тектонический разлом, давний партнер Империи, был не самым плохим выбором. По крайней мере, ничем не хуже прочих.

Через три дня лайнер унес Николаса Фолдера за пределы Восходящей Империи, тем самым перевернув эту страницу его жизни.

Глава 3

Проклятый шум, казалось, заполнял весь город. Грохочущий коктейль из грохота наземного и воздушного транспорта, гвалта бесчисленных толп горожан, звуков и блеска назойливых реклам. Тюмень, столица Большого Шрама, подавляла своей агрессивностью и бешеным ритмом жизни. Все непрерывно куда-то спешили, бежали, пытались решить какие-то вопросы, заработать деньги, обмануть партнеров, а то и сделать все это разом. Огромный город на богатой и развитой планете. Перенаселение, смог и прочие атрибуты старой колонии. Где вы, Киото, ветви цветущей сакуры в приоткрытом окне, полуночные танка, срывающиеся с губ при виде прекрасной женщины, чарующая музыка?

 
Все дальше милая страна,
Что я оставил…
Чем дальше, тем желаннее она,
И с завистью смотрю, как белая волна
Бежит назад, к покинутому краю.
 

Ник угрюмо шагал по ярко освещенному проспекту центральной части Тюмени, стараясь по возможности не обращать внимания на толпы горожан, высыпавших на улицы, чтобы насладиться прекрасным вечером выходного дня. К нему уже несколько раз подходили подвыпившие девицы, приглашая приятно провести остаток вечера и ночь. Им Ник по возможности вежливо отказывал, ссылаясь на сильную усталость. После нескольких безуспешных попыток прекрасного пола составить компанию с аналогичным предложением к нему подошел приятного вида молодой человек. Ник молча взял протянутую ладонь и, резко сжав, слегка повернул в суставе. Паренек взвыл, прижимая к боку сломанную кисть, а от ближайшего подъезда к ним вразвалку направились трое крепких бритоголовых парней. Ближайшие прохожие привычно ретировались. На углу улицы остановился вооруженный патруль, с интересом посматривая в их сторону, но пока не вмешиваясь.

– Эй, ты! Тебе чего, башню начистить, мужик?!

Ник молча отогнул край плаща, позволяя бликам от рекламы вдоволь поиграть на ребристой рукояти пистолета. «Быки» замялись. Ник, сохраняя молчание, положил руку на кобуру. Вперед вышел самый крупный из «быков».

– Ты чо, мужик, зря ты так, в нашем районе резких не любят. Вике вот руку сломал, как он теперь работать будет?

Ник ухмыльнулся.

– Двадцатки хватит?

– Да ты чо, мужик? Вика теперь месяц работать не сможет, а он за ночь сотню легко делает.

Ник, не убирая руку с кобуры, свободной вытащил из кармана купюру.

– Берите, пока даю хотя бы столько.

Вам ведь не нужны проблемы?

«Быки» задумались, переминаясь с ноги на ногу. Ник с легкостью читал их мысли. И потерянного на время работника жаль, да и наглеца следовало бы проучить, вот только уж очень спокоен этот брюнет, слишком уверен в себе. Раздумье оказалось недолгим, бригадир проявил благоразумие.

– Ладно, давай свои бабки. Но в следующий раз ты, мужик, не жилец!

Ник слегка поклонился, протягивая купюру.

– Я учту.

Бритоголовые растворились во тьме почти мгновенно, продолжая охранять покой жриц любви. Ник покачал головой: шакалы, они всегда признают только силу. Окажись на его месте кто-то другой, ему бы несдобровать. Да, воистину мудры были предки Императора, когда в самом начале Экспансии приняли решение жить по старым законам. Дух древней Японии и кодекса Буси-до сделали Империю по-настоящему великой, позволив занять достойное место среди других людских государств и Чужих.

Первые дни вне границ Империи он провел словно во сне. Большой Шрам, входящий в Федерацию Нового Авалона, был давним экономическим партнером Восходящей Империи. Раньше Нику частенько приходилось встречаться с выходцами с этой развитой планеты, но он впервые очутился в столь незнакомом мире. Стиль жизни, мораль, поведение людей – все это коренным образом отличалось от привычного ему уклада. Несколько раз он срывался на случайных прохожих, возмущенный их попытками на равных заговорить с воином. Потом приходилось извиняться и болезненно привыкать к своему новому статусу.

Дважды его пытались ограбить, но оба раза шайки незадачливых жуликов откатывались во тьму, оставив на бетоне несколько распростертых тел. Он лишал жизни других жестко и равнодушно, потому что сам не очень-то беспокоился о том, как сохранить свою… После этого попыток напасть на него не было. Обычно он ходил одними и теми же маршрутами, и, судя по всему, большинство окружающих признали его человеком, которого лучше оставить в покое. Спустя неделю к нему в баре подошли несколько человек и, старательно изображая на откормленных физиономиях благожелательные улыбки и демонстрируя пустые ладони, завели разговор о том, «как тяжело выживать в одиночку» и что «кое-какие хорошие люди были бы совершенно не против видеть его среди своих друзей». Когда старший среди подошедших, в двенадцатый раз повторив все зазубренные наизусть аргументы, озадаченно умолк, Ник допил пиво, встал, бросил на стол монету и так же молча повернулся и ушел. Ему было на все наплевать. Душевные силы покидали Ника. Он больше не подданный Империи… Впервые в жизни у него не было цели, и это угнетало больше всего. Спустя две недели он вообще перестал выходить на улицу, запершись в номере и только время от времени посылая мальчишку-коридорного за самой дешевой местной водкой, слегка отдающей ацетоном. Он привык к гораздо более слабому саке, поэтому, чтобы забыться, ему было достаточно пары стаканов, выпитых залпом…

На тридцатый день он проснулся в своей каморке и, с трудом поднявшись с кровати, подошел к зеркалу. Он увидел нечто иссиня-зеленого цвета, со щетиной величиной с палец и пустыми глазами. Зрелище вызвало в нем такое отвращение, что Ник едва успел отскочить к санблоку, где его вырвало…

Что ж, попытка уйти от проблемы, как и следовало ожидать, совершенно не удалась. К тому же где-то там, за парсеками пустоты, все еще ждала его мать. Так что Нику предстояло научиться жить с этим бременем и, никуда не денешься, приспосабливаться к местным условиям. Благо, отец в свое время много рассказывал ему про жизнь вне Империи.

Поразмыслив таким образом, Ник привел себя в порядок, привычно проверил пистолет, положил его на тумбочку, присел на кровать и задумался. Пора было что-то решать. Временное гражданство Федерации он получил довольно легко. Потом было несколько предложений о службе в войсках, но он пока ответил отказом, мотивируя свое решение желанием адаптироваться к новому образу жизни. Как ни странно, на него почти не давили, ограничившись лишь просьбой хорошенько подумать. Ник обещал, решив для себя согласиться на этот вариант только в случае крайней нужды. Перспектива служить в армии другого, пусть и дружественного государства не укладывалась у него в голове. Других предложений пока не было. Однако выбор пора было делать. За две недели запоя он спустил изрядную сумму, так что денег оставалось немного, а столичные цены отнюдь не радовали дешевизной. Еще несколько недель, и он останется без средств. А впрочем, стоит ли тянуть до последнего? Ник не терпел неуверенности в завтрашнем дне. Устроиться на работу? Ник скривился, профессиональный солдат, потомок бесчисленных поколений воинов, он с трудом мог представить себя работающим. Да и что он умел? Сражаться, водить наземную и летающую технику, с грехом пополам управлять легкими аэрокосмическими аппаратами. Все, негусто. Он с проклятием сплюнул под ноги и, немного подумав, достал из внутреннего кармана плаща лаптоп. Впервые в жизни он пытался найти работу. Мирную профессию. Высочайший позор для воина!..

Сайт бюро по трудоустройству он отыскал почти сразу, его адрес оказался встроен в стандартный комплект эмиграционного программного обеспечения. Маленький экран мигнул, высвечивая приглашение, Ник еще секунду помедлил и, решившись, щелкнул по кнопке «Ввод данных». Заполнить анкету оказалось несложно, он недолго думая указал в графе «Специальность» – «рукопашный бой», дописал про навыки вождения и, отправив анкету, стал ждать результатов. Первый ответ он стер сразу, едва прочитав заголовок – второй пилот орбитального шаттла. Он, самурай, возящий простолюдинов! Трудно представить себе бездну отчаяния, достаточно глубокую, чтобы он согласился на это! Два других были немногим лучше – вышибала в ночном клубе с зарплатой полторы сотни за неделю и курьер из некой подозрительной компании «КИТ и К°».

Ник, разозлившись, хотел было стереть свою анкету из базы вакансий, как вдруг очередной запрос заставил быстрее колотиться его сердце.

Школе телохранителей почтенного Сабуро Кобаяси требуется инструктор рукопашного боя. Денежное содержание – двести пятьдесят кредитов в неделю, предоставляются жилье и питание. Требования к претендентам – сообщаются на месте. Дополнительные условия – сообщаются на месте. Наш адрес…

Ник торопливо подтвердил согласие. Пару секунд лаптоп молчал, потом выдал на экран лаконичное: «ждем».

Ник вызвал на экран карту города, нашел искомый адрес, рассмотрел мигающий огонек – его нынешнее местоположение, прикинул расстояние – пригород и решил вызвать такси.

Спустя пять минут он уже нетерпеливо переминался с ноги на ногу у выхода из гостиницы. Ждать пришлось довольно долго, сказывался вечер перед выходными, все спешили развлечься, отдохнуть после трудовой недели. Ник уже хотел было плюнуть и добираться на монорельсе, но в этот момент рядом плюхнулось долгожданное такси. Дверка распахнулась, и в проеме показалась всклокоченная голова.

– Вы такси заказывали?

– Да, я.

Ник был удивлен, на развитых планетах очень редко встречались живые таксисты, в отличие от них автопилотам не требовалось платить зарплату.

Таксист, молодой парень с торчащими во все стороны волосами, разблокировал дверцу пассажирского отсека и кивнул.

– Тогда садитесь.

Ник залез внутрь. Такси сразу же рванулось вверх. Парень явно был лихачом. Машина скрипела на каждом повороте, но водитель упорно гнал ее вверх. На высоте около полукилометра он немного сбросил скорость и обернулся к пассажиру.

– Куда отвезти?

– Порт, терминал «С», камеры хранения. Там подождешь.

Парень кивнул.

– Деньги ваши, а мне по барабану, прожду хоть всю ночь.

Таксист развернул машину и рванул почти вертикально к земле, явно стараясь напугать пассажира. Ник поймал в зеркале ехидный взгляд парня, старающегося разглядеть на его лице признаки волнения. Но Ник равнодушно отвернулся, разглядывая проносящиеся мимо небоскребы. Водитель, разочарованно хмыкнув, перевел такси в горизонтальный полет.

Когда такси все так же лихо затормозило у входного портала терминала «С», отличавшегося от остальных терминалов порта только по цене обслуживания, он кинул водителю десятку, еще раз попросил подождать и почти бегом направился туда, где оставались его мечи. По дурацкому законодательству Большого Шрама гражданам разрешалось ношение маломощного энергетического оружия, а вот холодное почему-то находилось под запретом. Первое время Ник чувствовал себя почти голым без надежной тяжести клинков на перевязи, но потом купил себе легкий пистолазер и слегка успокоился.

Он взял небольшой чемодан с вещами, которые не хотел держать у себя в номере, закинул за спину кожаный футляр с мечами и, предупредив дежурного, что, вполне возможно, не будет продлевать аренду ячейки, на всякий случай попросил сохранить ее за собой до полуночи. Затем выбежал на стоянку такси. Водитель сидел на капоте и курил, одновременно разговаривая с кем-то по телефону. Увидев Ника, он удивленно присвистнул.

– Однако быстро вы, мистер! Куда теперь?

Ник назвал адрес. Таксист удивился еще больше.

– Ого, вы что, знакомы с мистером Кобаяси?

– Пока нет.

Парень не унимался.

– Хотите пойти к нему учиться? Это влетит вам в копеечку. Я вот тоже хочу, поэтому и работаю на этом корыте, думаю, через годик поднакоплю деньжат и пойду к нему.

Ник покачал головой.

– Я не собираюсь идти к нему в ученики. И платить будут мне.

Такси вильнуло в воздухе. Парень щелчком по клавише включил автопилот и, пораженный, развернулся в кресле.

– Это как?

Ник пояснил.

– Я надеюсь получить там место инструктора.

– Вот это да… Мистер, да вы, наверное, крутой, раз так настроены. Это ж лучшая школа телохранителей в столице, да что там в столице, наверное, на всей планете. Выпускники такие бабки зашибают!

– Веди машину, меня там ждут, а я не хочу потерять место только потому, что прибыл не первый.

Парень кивнул и взял управление на себя. Такси сразу рванулось вперед.

– Да без проблем, мистер, враз домчим. Только если полиция заметет за превышение скорости, штраф с вас!

Наверное, даже в далекие годы своей молодости этот драндулет не мог похвастаться такой скоростью. Они проскочили центр, меняя воздушные коридоры с немыслимой быстротой, и вскоре под ними потянулись обширные сады пригорода. Похоже, парень был прав: только преуспевающая школа могла себе позволить размещаться в таком районе. В этом пригороде земля стоила не намного дешевле, чем в центре, но здесь было принято не ограничивать себя сотней-другой квадратных метров, а занимать под офис или жилое здание участок не меньше чем в десяток гектаров.

Водитель заложил крутой вираж и стал искать площадку для посадки.

– Ага, вот и прилетели.

Школа Кобаяси, скрытая среди тенистого парка, занимала несколько сотен гектаров. Блестели в лучах заходящего солнца многочисленные озера, прятались в тени высоченных деревьев одноэтажные здания. Тот, кто занимался постройкой комплекса, был настоящим мастером, тонко чувствующим гармонию и красоту. Нику заранее начало нравиться это место.

Они наконец-то нашли посадочный модуль, расположенный неподалеку от большого трехэтажного здания, выдержанного в архитектурном стиле древней Японии. Такси довольно мягко плюхнулось на пластиковое покрытие. Ник протянул деньги.

– Возьми.

– За счет фирмы, мистер. Если повезет и вы получите здесь работу, замолвите за меня словечко потом, о’кей?

Ник сунул купюру ему в карман.

– Бери. У тебя хорошая реакция, но с обучением ты опоздал, этому учат с детства.

Парень пожал плечами.

– Все равно, мистер, я попытаюсь. А за деньги спасибо.

Ник открыл дверцу, а парень, словно опомнившись, крикнул ему вслед.

– Эй, мистер, меня Лешкой зовут, Стафеев Лешка, я через год буду сюда поступать!

Ник кивнул и повернулся навстречу двум молчаливым мужчинам в одинаковых темных костюмах. Они не спеша, с достоинством людей, знающих себе цену, поднимались или, вернее, восходили на модуль. Ник окинул взглядом фигуры: вооружены, пистолеты в наплечных кобурах, в руках тонфы.

Такси за его спиной, подвывая турбиной, подпрыгнуло на несколько метров вверх, развернулось и стремительно умчалось в сторону города. Подошедшие охранники остановились, окинули его цепким взглядом, а затем высокий мужчина коротко поклонился и первым нарушил молчание:

– Добрый вечер. Разрешите узнать цель вашего прибытия, господин.

Ник на всякий случай решил уточнить.

– Это школа почтенного господина Кобаяси?

– Да. Могу я узнать ваше имя?

Ник коротко поклонился.

– Мое имя Николас Фолдер, я претендую на место инструктора в вашей знаменитой школе.

– Вам назначено?

– Да.

Ник мог поклясться, что в глазах здоровяка на секунду мелькнул интерес, казалось, охранник мгновенно прокачал его на предмет потенциальной схватки. Впрочем, на его лице это никак не отразилось. Они с напарником быстро перекинулись парой слов, высокий что-то пробормотал в микрофон, выслушал ответ и коротко махнул рукой.

– Пройдемте, я покажу вам вашу комнату. Господин Кобаяси примет вас завтра утром.

Они направились к группе небольших коттеджей в стороне от большого дома. Видимо, курсанты и персонал жили отдельно от семьи Кобаяси. Ник поймал себя на том, что поместье построено не хуже, чем многие из загородных резиденций влиятельных чиновников под Киото. Во всем чувствовался хороший вкус, линии поражали своей выверенностью и тонким чувством прекрасного.

Они миновали несколько аккуратных прудов с плавающими лебедями, перешли через неширокий ручей по деревянному мостику. Пару раз навстречу попадались группы бегущих людей, где-то за деревьями слышались приглушенные хлопки выстрелов, похоже, тренировки здесь не прекращались и после заката. Наконец охранники остановились у небольшого деревянного домика, построенного в стиле династии Насимото с характерными вздыбленными красными драконами, венчающими оконечности конька крыши. Старший охранник повернулся к нему и вновь коротко поклонился.

– Вот, располагайтесь, утром за вами зайдут.

– Спасибо. – Ник с любопытством оглядел домик, искусно укрытый в тени развесистого дуба. – Прекрасный дом.

– Если вам что-нибудь понадобится, там есть терминал. Спокойной ночи.

– Благодарю.

Ник открыл дверь. Кровать, терминал на стене, маленький холодильник. Убранство дополнял письменный стол и пара стульев. Ник пожал плечами. Конечно, не сравнить с его родовым замком, но за время службы он привык и к более невзрачным местам. А здесь, на Большом Шраме, эта комната вообще могла считаться покоями сегуна. А родовой замок… увы, замка у него больше нет. Так что и травить душу бессмысленными воспоминаниями не стоит.

Ник разделся, пару раз плеснул на лицо водой из умывальника, открыл окно и, упав на низкую кровать, не укрываясь, уснул крепким сном уставшего человека.

Утром его разбудил негромкий стук в дверь. Ник натянул брюки и пошел открывать. Этого охранника он еще не видел. Высокий, почти с него ростом, жилистый и чертовски опасный японец. Ник хладнокровно выдержал исполненный неприязни взгляд, отчего температура, казалось, понизилась еще на пару градусов, и вопросительно поднял бровь. Верзила смерил его прищуром узких глаз.

– Одевайтесь, господин Кобаяси ждет вас. Позавтракаете вместе с ним.

– Хорошо, я буду готов через пару минут.

– Поторопитесь.

Ник быстро оделся, подхватил со стола футляр с мечами и вышел задолго до истечения двух минут. Как только он появился на пороге, охранник молча повернулся и двинулся обратно по тропинке. Спустя пять минут они подошли к тому самому трехэтажному особняку, который привлек его внимание вчера вечером. Всю дорогу Ник постоянно ощущал волны неприязни, исходящие от охранника. При этом тот не проронил ни слова, и Нику оставалось только гадать, что могло послужить причиной подобной антипатии. В конце концов он бросил размышлять над этой проблемой и переключился на другое, стараясь мысленно подготовиться к предстоящему разговору.

Они подошли к маленькому саду. Ник, отвыкший от истинной японской красоты, понял, куда его ведут, только вступив на дорожку из якобы случайно разложенных камней. Он приостановился у цукубаи – камня-колодца и, поклонившись, омыл лицо. Идущий впереди охранник удивленно покосился, но Ник, полный радости от встречи с родиной, не обратил на это внимания. Родина! Пусть маленький кусочек, но, Будда, как же он соскучился по всей этой неспешной красоте, непонятной грубому взору иноземцев! Здесь время течет иначе, здесь замершие века, тут все, как и много столетий назад. Выверенные линии и покой истинного совершенства. Ник шагал, всеми порами впитывая аромат сосен и свежесть прудов. Сколь же многое он потерял, будучи изгнанным из Восходящей! Сколь много…

Господин Кобаяси ожидал его в чайном домике. Охранник почтительно остановился на входе и, низко согнувшись, чтобы пройти в маленькую дверь, доложил:

– Отец, я привел претендента.

– Очень хорошо, Итиро-тян, ты можешь идти.

– Да, отец. – Итиро поклонился и вышел. Однако! Николас проводил охранника удивленным взглядом: родной сын хозяина всего лишь простой охранник! Здесь следовали очень древним традициям, древним настолько, что даже в Восходящей они были давно забыты.

Ник пропустил Итиро, пригнувшись, вошел внутрь и осторожно огляделся. Напротив входа в стенной нише висел свиток с изображением священной горы. Льющийся с потолка неяркий свет падал на бумагу таким образом, что создавалось полное впечатление реальности. Казалось, что в стене пробито окно, выходящее на Фудзияму. В углу негромко кашлянули.

Ник почтительно склонился, ожидая разрешения сесть. Почтенный Сабуро завтракал, сидя на циновке возле невысокого столика. На вид ему было около пятидесяти лет, но Ник заметил множество мелких морщинок в уголках его глаз. Господин Кобаяси был гораздо старше.

– Ну проходите, молодой человек. Возьмите в углу стул, на нем вам наверняка будет удобнее.

– Спасибо, господин Кобаяси, но мне привычнее именно так.

Ник плавно опустился на циновку, положив футляр рядом с коленями. Сабуро указал на стол.

– Угощайтесь.

– Благодарю.

Ник взял со стола чашку с рыбой и принялся есть, наблюдая, как хозяин готовит густой чай. Господин Кобаяси не торопясь насыпал в большую глиняную чашку щепоть зеленого чая, залил кипятком и принялся взбивать смесь маленьким бамбуковым веничком. Ник завороженно вслушивался в ритмичные постукивания. Давно, слишком давно он не присутствовал при чайной церемонии, а господин Кобаяси проводил ее классически правильно. Кобаяси вгляделся в появившуюся светло-зеленую пену, удовлетворенно кивнул и подал чашку Нику.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное