Дэйв Волвертон.

На пути в рай

(страница 7 из 41)

скачать книгу бесплатно

   Голову повело вперед, словно она была подвешена к маятнику, в тот же миг я почувствовал, что перехожу в другой мир, мир поразительной ясности мышления. Хотя предметы сейчас виделись мне нечетко, когда я смотрел на что-нибудь пристально, становились видны мельчайшие подробности. Я мог теперь прочесть во внешности Перфекто всю историю его жизни: вены у него на шее пульсировали, и от этого голова маленького льва на татуировке прыгала взад и вперед, и я неожиданно понял, что означает эта татуировка и кто такой сам Перфекто, – он химера, один из тех генетически преобразованных людей, которых генерал Торрес создал для войны в Чили. Но так как уши у него не деформированы, как у тех химер, у которых есть звуколокатор, и потому еще, что ему уже около тридцати, он, должно быть, одна из ранних моделей, не гуманоид, а преобразованный человек. Глаза широко расставлены, чтобы поле обзора было больше; густые волосы скрывают массивный череп и, соответственно, большой мозг; шея и плечи крепкие, и костяк способен нести мощную мускулатуру тела. Большинство людей считают табу брак с таким существом, и дети, родившиеся от него, считаются нежелательными. По положению в обществе химера ниже даже индейца. И когда он родил восьмерых детей, община действительно должна была рассердиться. Я все это понял мгновенно, пока «коктейль» скользил у меня по горлу, обжигая глотку и пищевод и вызывая их онемение. Я взглянул на остальных людей в зале и увидел, что большинство погружено в свои мысли. Глаза пустые, как у рефуджиадос, выгоревшие, безжизненные, лишенные надежды. Они участвовали во множестве войн в Южной Америке – и все проиграли. Все бедны; одежда свидетельствует, что они жили в домах с земляным полом. Только у одного непроницаемое серебряное лицо. А еще в комнате – человек в серых брюках. Он сидел неподвижно, собранно, готовый действовать, и упрямо не смотрел» мою сторону.
   Я определил уровень напряжения у остальных в комнате. Трое мужчин и две женщины того же возраста и телосложения, как и Перфекто, все они химеры, и я понял, что они неспроста держатся вместе; может быть, вместе собираются жить в новом мире, где они не будут изгоями. На корабле будет много химер; известие о вербовке наемников широко распространилось среди них. Я читал это на их лицах так же легко, как резьбу бразильских мастеров на рукоятках мачете. Только человек с усиками и тонкой сигарой казался здесь неуместным, не таким, как. все. Глаза его блестели, когда он смотрел на свет. Он все время был настороже. Спокойнее остальных и гораздо опаснее. На меня он не смотрел.
   Все казалось мне теперь исполненным смысла, завораживающим. Даже серые стены и клочок бумаги под креслом. Руки перестали дрожать, дыхание выровнялось. Но в груди стучало, словно о ребра колотится кролик. Я представил себе, как коктейль проникает в мой живот и горит там, как уголь. Все смотрели теперь на человека за компьютером. Поразительно чистая сорочка оставляла в моих глазах белый след спустя мгновение после движения его руки.
Тонкие усы и узкое лицо притягивали взгляд, как морда крысы или физиономия хозяина борделя. Здесь он был предводителем. Он бордельная крыса, и он трогает клавиатуру компьютера и завораживающе смеется.
   Голос у него звучал расплывчато, словно при замедленной съемке.
   – Друзья, – произнес он, – у меня есть интересная новость. – Среди нас опасный убийца.
   – Нет! – воскликнул кто-то.
   – О, да! – неслышно произнес я.
   – Это правда! – повторил Бордельная Крыса. – Сегодня в Панаме… – Панама… Панама… Панама… – этот убийца перерезал человеку горло! – Каждое слово как фрукт, как зрелое авокадо. Я видел его артикуляцию, и когда слог возникал и созревал на языке, он давал ему возможность проскользнуть сквозь губы и выпасть на пол. Завораживающе. Я знал, что-то обстоит не так: я не могу рассуждать логично. Может, из-за капсулы, которую я принял?
   Мне не нравилось, что там говорит Бордельная Крыса. Коктейль горел у меня в животе, будто раскаленный уголь, от него шли волны жара. Я чувствовал, как этот жар охватывает все мои внутренности, и знал, что, если буду держать рот закрытым, он поднимется к мозгу и поглотит меня. Поэтому – я открыл рот и сознательно дунул жаром в сторону Бордельной Крысы.
   В воздухе поплыл желтый, как огненное колесо, вихрь. Но прежде чем это сверкающее кольцо долетело до Бордельной Крысы, его кожа посинела и похолодела, так что жар только вернул ему нормальную температуру. Я выругался про себя, потому что он отразил мое колдовское нападение, теперь я стал быстро посылать в него огненные кольца и смотрел, как они летят по комнате, а слоги продолжают выскальзывать из его рта и падать на пол один за другим:
   – Па-на-ма-толь-ко-что-у-зна-ла-где-у-бий-ца-сей-час-служ-ба-бе-зо-пас-нос-ти-стан-ци-и-и-дет-сю-да-что-бы-схва-тить-о-пас-но-е-жи-вот-но-е-и-у-нич-то-жить-е-го.
   «Итак, они собираются схватить меня», – понял я. Я умру. Как завораживающе. Огненные кольца охватили Бордельную Крысу, но не обожгли его, потому что он нарисовал в воздухе мистический символ. Жар охватил его, как кокон, и он стоял невредимый, защищенный огненным ореолом. Он отразил мое нападение, но я знал, что мне нужно только продолжать дышать, и огонь во мне будет возрастать, пока не достигнет критической точки и я не смогу его сдерживать и взорвусь, как атомная бомба, и убью всех. Но еще раньше частью сознания я подумал, что должен попытаться спастись.
   Я встал и пошел по комнате, улыбаясь сидящим. За мной только пустые коридоры, спрятаться негде. Я посмотрел на дверь, ведущую к шлюзу. За ней корабль. Но дверь закрыта. Я дунул на нее огнем, чтобы посмотреть, не расплавится ли она. Не расплавилась. На лицах окружающих появились удивление и интерес.
   Бордельная Крыса рассмеялся, и теперь его слоги не плюхались на пол, а шумели, как вода на камнях:
   – Но самого хорошего я вам еще не сказал. Жертва этого парня, так жестоко убитый им человек, многим из вас известен. Это – Эйриш Мухаммад Хустанифад!
   Изо рта Бордельной Крысы вырвался поток воды, ударился о стены, заполнил комнату, сбил меня на колени и затопил огонь в желудке, и я остался холодным и обнаженным. Несколько человек удивленно ахнули.
   Химера Перфекто вскочил, подбежал ко мне и схватил меня за рубашку.
   – Правда? Это правда? – закричал он, и несколько других подхватили: – Это правда?
   Руки у него как железо, и я подумал, что он сломает мне шею. Я не мог больше дышать огнем. Мне стало холодно. Кожа моя посинела от холода. Я осмотрелся: никто не собирается мне помочь.
   Я рассердился, потому что эта химера касается меня без разрешения. Он осмелился притронуться ко мне! Он вторгся на мою территорию! Он больше меня, я знаю, что он сверхчеловечески силен, он может меня убить, но я понял, что холод во мне – тоже сила, волшебная сила, большая, чем огонь, которым я дышал. «Тебе придется побить этого придурка, поставить его на место», – подумал я.
   – Конечно, я убил его, puto [11 - Педераст (исп. )]! – крикнул я Перфекто и встал. – И так как ты коснулся меня, я убью и тебя!
   Я ударил его своей холодной тяжелой ногой в промежность и одновременно ледяным кулаком – в нос. Из его носа медленно брызнули капли крови. Завораживающе. Он выпустил меня и осел на пол, больше от неожиданности, чем от боли. Я пнул его в лицо, готовый пожертвовать ногой, чтобы она раскололась и осколки льда пронзили ему мозг. Но он медленно поднял руку, схватил меня за ногу, повернул ее, и я услышал, как трещат моя ледяные кости. Я на метр взлетел в воздух, мне показалось, что я стою в нем, и я подумал, что похож на Христа, возносящегося на небо. И тут же ударился о стену.
   Все в комнате смотрели на меня, у всех разинутые от удивления рты напоминали букву «О». Завораживающе. От удара воздух вырвался у меня из легких, я скользнул на кресло, а с него на пол.
   «Теперь придется убить их всех, и придется это сделать со сломанной ногой». Я поднялся, закричал от гнева и бросился на женщину – химеру. Я превратился в тонны летящего на нее льда, в неудержимую лавину. Она испуганно смотрела на меня, сжимая ручки кресла, потом откинулась и подняла каменные ноги, ее ботинок ударил меня в лицо, расколол лед. Завораживающе.
   «Мне следовало есть больше рептилий», – подумал я, красная волна прокатилась у меня перед глазами, и мир сократился до холодной далекой черной точки.
 //-- * * * --// 
   Красные и белые облака завертелись и превратились в фигуру человека. Бордельная Крыса курил свою сигару и выдувал дым мне в лицо. Он совершенно неуместен здесь! Он пришел убить меня! Я знал это так же, как знал собственное имя. Закричал и попытался ударить его, но руки у меня были связаны за спиной.
   – Слишком большая доза… Слишком большая доза… Слишком большая доза… Коктейль… – сказал он, передвигая во рту концом языка сигару так, что ее горящий кончик описал дугу. Я увидел в воздухе огненную полосу.
   – Но он принял только одну, – возразил кто-то. «Да, – подумал я, – но какова же была дозировка?» И гневно закричал на Бордельную Крысу.
   Он шлепнул меня по лицу.
   – Какой сегодня день?
   Я попытался ответить, но не мог вспомнить. Мне показалось это очень важным. От попытки думать заболела голова. Я рассмеялся. И в мгновение ока все снова сделалось очень ясным и определенным. И эта ясность была чрезвычайно забавна. Я продолжал смеяться.
   – Ты принял слишком большую дозу коктейля! – закричал Бордельная Крыса. – Успокойся! – Я посмотрел ему в лицо. Под глазами у него были вытатуированы две маленькие серебряные слезы. В гетто Колона и Панама – Сити я уже видел такие знаки. Их делали себе вожаки банд, чтобы показать, сколько соперников они убили: по одной слезе за каждое убийство. Очень забавные татуировки. Я снова рассмеялся и заплакал: какая забавная шутка – эти татуировки!
   Снаружи, за помещением таможни, какой-то гринго крикнул:
   – Анжело Осик, выходи, заложив руки за голову! – Но я смеялся и не мог остановиться.
   – Мы пытаемся помочь тебе! – объяснил Крысиная Морда. Смотри! – Кто-то повернул мне голову, чтобы я видел весь зал. Одни лежали на полу, направив на дверь плазменные ружья с длинными ложами. Другие сидели в защитном снаряжении зелено – коричневых тонов джунглей, ожидая схватки. У Перфекто из защитного снаряжения были только бронированные перчатки. Мужчина, игравший на гитаре, теперь надел очки с лазерным прицелом и направлял на дверь ракетную установку с четырьмя мини – ракетами.
   Человек в серых брюках, без оружия и защитной одежды, стоял у стены, хмурясь, очевидно, сбитый с толку развитием событий. Он нервно посматривал на меня. Он был так забавен, что я еще сильнее рассмеялся. Все ранцы, и рюкзаки валялись на полу. Из каждого вывалилась одежда, оружие, гранаты.
   – Смотри, – сказал Крыса. – Мы тебе поможем. Перфекто говорит, что ты везунчик и сражаешься как ягуар – глупый, слабый ягуар, но по крайней мере свирепый. К тому же ты сегодня отомстил за генерала Тапиа, когда убил Эйриша. Ты слышал о Тапиа?
   Я попытался вспомнить. Голова болела.
   – Чили, – сказал я наконец, но это единственное слово прозвучало странно, я улыбнулся и больше ничего не смог припомнить, – Да, верно, – подтвердил, Крысиная Морда. – Его убил в Чили cabron [12 - Козел (исп. )], которого ты прикончил сегодня! Мы поймали и судили Эйриша, но кто-то отравил его конвоиров, и он сбежал. Помнишь?
   Я не помнил. Cabron тот, что трахает коз, какое забавное слово! Я повторял его снова и снова: «Cabron, cabron, cabron».
   Бордельная Крыса продолжал:
   – Теперь мы тебя свяжем, потому что не можем тебе доверять, пока ты находишься под действием наркотика. Ладно?
   – Подожди! – сказал я, вспомнив человека в серых брюках. Но кто-то уже сунул мне в рот кляп, связал за спиной руки. Нога была сломана, встать я не мог. Я напрягал мышцы, пытаясь разорвать веревку, но все было бесполезно; тогда я посмотрел на человека в серых брюках и рассмеялся.
   Сзади тот, что связал мне руки, прошептал:
   – Все будет в порядке. Мы о тебе позаботимся. – Он стоял у меня за спиной, и я не мог видеть его лица, но он похлопал меня по руке рукоятью своего ружья пятидесятого калибра для войны в джунглях, чтобы показать, что он вооружен.
   В коридоре гринго снова крикнул в громкоговоритель:
   – Анжело Осик, выходи с поднятыми руками! Конечно, я был связан и никак не мог исполнить команду. Мне захотелось сообщить об этом человеку с громкоговорителем, но и этого я не смог сделать, потому что во рту у меня был кляп. Оставалось только оценить комизм своего положения и посмеяться, что я и сделал.
   Все в помещении напряженно ждали, но почему-то никто не пытался ворваться в дверь. Кое-кто начал потягиваться, один молодой человек, соскучившись, зевнул. Другие увидели это и тоже начали зевать, как будто хотели проверить, кто лучше всех изобразит скуку. Наконец, очевидно, пытаясь заманить службу безопасности в помещение, женщина с плазменным ружьем закричала:
   – На помощь! На помощь! У него пистолет! Он говорит, что всех нас убьет!
   Несколько человек в комнате захихикали. И я был согласен, что ничего более забавного в жизни не слышал. Я рассмеялся, заплакал и испугался, что задохнусь из-за кляпа, потому что невозможно одновременно смеяться и дышать.
   Молодой человек из зевающей команды улыбнулся и выпустил заряд в потолок.
   – Назад, вы все! – громко скомандовал он, и несколько человек закричали словно от ужаса и боли, а один их молодых людей принялся издавать звериные звуки – как свинья или обезьяна. С потолка падали мелкие кусочки пластика. Это вызвало у меня настоящие спазмы хохота, и я начал задыхаться; каждый раз, как мне удавалось перевести дыхание, я снова начинал хохотать. Многие оборачивались ко мне, показывали на меня и смеялись; они все еще пытались удержать смех, когда в помещение ворвались агенты службы безопасности, чтобы освободить «заложников».
   Их было шестеро, в красивом синем космическом защитном снаряжении, со станнерами, и у них не было ни одного шанса на успех.
   Когда первый из них показался в двери, Перфекто так сильно ударил его, что броня у него на груди раскололась и осколки эмали посыпались на пол. Я вздрогнул от звука, с которым кулак Перфекто пробил защитный слой, и понял, что это совсем не забавно. Второй агент выстрелил в Перфекто из станнера, Перфекто упал, но на агента мгновенно набросились четверо наемников. Он был рослый, этот агент, двоих он отбросил, один из наемников ударился о стену и исчез, и я закричал: я понял, что вижу галлюцинации, неотличимые от реальности.
   На лицах юнцов из зевающей команды появился ужас. Всякий раз как огромный агент ударял кого-то, на него набрасывались двое новых. Молодой человек разорвал ремни его шлема и стащил шлем с головы, чтобы химеры могли бить его в лицо. Кто-то захлопнул за агентами дверь, отрезав им путь к отступлению. На каждого нападающего приходилось по два наемника в защитном снаряжении, и те держали и избивали агентов до тех пор, пока не сорвали с них форму, подтащили к стене и засунули под кресла. Они лежали там, обнаженные, и стонали.
   На несколько мгновений наступила тишина, и эту передышку наемники использовали, чтобы шестеро из них надели защитное снаряжение агентов. Человек в серых брюках придвинулся ближе. Он пробирался ко мне. Я снова рассмеялся, на этот раз потому, что нервничал, и руки мои будто сами по себе напряглись, все – таки пытаясь разорвать веревки. Перфекто шевелил руками, приходя в себя; кто-то оттащил его от входа. К двери подошел химера и посмотрел на нее, словно мог видеть насквозь. Уши его поднялись, как у собаки, и поворачивались из стороны в сторону. Это напугало меня, потому что раньше я ничего подобного не видел и решил, что это галлюцинация. Но уши химеры оставались напряженными, и я понял, что это реальность.
   – Кто-то идет! – сообщил химера с улыбкой. – Я слышу управление на расстоянии. Возможно, это робот.
   Гитарист с ракетной установкой подбежал к двери, все задержали дыхание. Человек в серых брюках продолжал приближаться ко мне, теперь он был на расстоянии вытянутой руки, и я увидел, что в руке у него нож. Я пытался привлечь внимание своего охранника и ничего не слышал из того, что говорили вокруг, но тут все химеры в комнате одновременно закричали: «Давай!» Человек с ракетами пинком распахнул дверь и выстрелил.
   За дверью стоял бронированный робот размером с небольшой танк. Одна ракета попала в его энергетическую установку с химическими лазерами. Язык пламени ворвался в помещение, и я понял, что теперь знаю, каково смотреть в глотку дракона. Люди закричали. От взрывной волны прогнулись металлические крепления, я ударился о стену. Человек с ракетной установкой взлетел на воздух и ударился о стену надо мной, потом скользнул вниз прямо на меня. По стенам застучали осколки и куски робота, из остатков танка повалил дым. Где-то вдалеке прозвучал сигнал пожарной тревоги. Из рваного отверстия в потолке повалился мусор.
   Кто-то брел по комнате, зажав руками глаза и давясь дымом. На пол с криком упала женщина, руку ее пробил металлический прут. Ранило многих. Кровь забрызгала мою рубашку, и я подумал, что тоже ранен. Попробовал крикнуть, попросить помощи, оглянулся и увидел, что рядом со мной лежит человек в серых брюках. В бедро ему вонзилась труба толщиной в человеческую руку, и большой металлический осколок разорвал правую часть лица. Кровь была его. Руки еще дергались. И я сообразил, что так и не успел узнать, кто же его сообщник.
   Сквозь дым я видел, что в ста метрах дальше по коридору собралась толпа работников станции и смотрела на происходящее. Взрывная волна бросила их на пол. Некоторые кричали. Стены коридора были забрызганы кровью.
   Наемники в защитном снаряжении поднялись и, стреляя в потолок, с криками бросились по коридору. Подбежав к работникам станции, они окружили их, объявив заложниками. Я оглядел помещение. Еще трое наемников, включая человека с серебряным лицом, ранены, но в сознании; двое мертвы. Перфекто взрыв не задел, он сидел у стены с вмятинами и потирал голову. Несколько нападавших агентов получили осколочные раны; двое умерли.
   Перфекто какое-то время разглядывал зал, потом объявил:
   – Нужно выпить! – После чего пробрался между обломками и телами погибших и вышел в коридор.
   Голова у меня болела, во рту все онемело. Но, тем не менее, я все же заметил кое-что странное: наемники расхаживали среди заложников с весьма уверенным видом, полные энергии. Казалось, это совсем не те оборванные люди, каких я встретил недавно. Их движения виделись мне точными и грациозными, почти как в балете, а все вместе они, казалось, исполняли некий танец радости.
   Через несколько минут вернулся Перфекто с кувшином агвайлского пива. Он сел рядом со мной, дал мне выпить и заговорил. Я был слишком ошеломлен, чтобы отвечать, поэтому он говорил один; он объяснил, что теперь уже совершенно ясно, до чего же мне везет.
   – Только посмотри, сколько друзей ты встретил именно тогда, когда нужно! Подумай, сколько добра можем мы награбить на станции. Хочешь чего-нибудь? Наркотики? Выпивка? Что угодно!
   Скоро появилась еда и ром. Раненых перевязали и накормили. Заставили выпить рома и агентов; наемники собрались вокруг рослого парня, доставившего им так много неприятностей. Они хвалили его за силу и храбрость и говорили, что он должен бросить слабаков из своей службы и лететь с нами воевать на Пекарь, и когда он напился, то с готовностью ответил, что это хорошая мысль. Все пели, пили и ели. Я вдруг почувствовал огромную усталость. Мышцы ныли, голова болела. Лучше всего было вытянуться на полу и расслабиться. Пение, крики, звуки сирен, треск огня – все это становилось все глуше и глуше, постепенно я уснул.
 //-- * * * --// 
   Проснулся я привязанным к стулу, который находился в небольшом сером помещении. Ко мне склонился почтенный седовласый человек, за ним стоял Бордельная Крыса, и свет блестел на его татуированных слезах. Седой человек расспрашивал меня, как мне удалось убить Эйриша. Я смотрел в его темные глаза и от всей души хотел ответить, но я не мог соображать и с трудом вспомнил собственное имя. Хотелось спать, но седой человек сказал, что, пока я ему все не расскажу, делать этого нельзя, и это мне показалось разумным. И вот как можно подробнее я разъяснил, как Эйриш задушил Флако и пытался убить меня и как я застрелил Эйриша и использовал его глаз, чтобы на челноке добраться до станции. Воспоминания были краткими, несвязанными вспышками. Рассказал о Тамаре, и о Джафари, и об ИР. Седовласый заставил меня несколько раз повторить отдельные части рассказа, и каждый раз его просьба казалась мне весьма разумной, и я старался ее выполнить. Когда я засыпал, он снова и снова легким толчком будил меня. Расспрашивал о Джафари, просил назвать ИР по именам. Но я не знал имен Искусственных Разумов, помогавших социалистам. Его очень заинтересовала Тамара, и он начал расспрашивать меня о ее снах, и, когда я рассказал ему, что, очнувшись после последнего сна, был не в состоянии рассуждать, он пришел в сильное возбуждение, и глаза его заблестели.
   – Слышишь! Слышишь! Я всегда утверждал, что есть кто-то с такими способностями! – сказал он. Я хотел спросить, что он имеет в виду под «такими способностями», но по-прежнему не мог рассуждать логично. Посмотрев на Бордельную Крысу, седовласый угрожающе приказал:
   – Держи это в тайне. Все, что слышал, держи в тайне!
   Бордельная Крыса кивнул, улыбнулся мне и ответил:
   – Конечно, генерал.
   – Расскажи еще раз о сне, о том, как на тебя обрушилась тьма. Как ты ее почувствовал? Что ты помнишь после этого? – продолжал мой собеседник.
   Я снова и снова передавал последний сон Тамары и просил, в свою очередь, разрешить заснуть мне. Голова болела от усилий вспомнить. Тьма шла от ее рта, ледяная немота, и я плакал от ощущения утраты – вот и все, что я мог вспомнить. Ничего конкретного об этой темноте я не помнил, но генерал все пытался извлечь из меня еще что-нибудь.
   – Она служила в разведке. Говорила она, чем там занималась? На что-нибудь намекала?
   – Нет.
   – Думай! – он взял меня за руку. – Любой намек! Это чрезвычайно важно!
   Я покачал головой и понял: мне казалось, будто я знаю о Тамаре нечто очень важное. Я готов был отдать за нее жизнь, но неожиданно мне пришло в голову, что она совсем чужая мне.
   – Она жива? – спросил генерал. – Когда ты в последний раз ее видел?
   И тут я вспомнил, что привез ее с собой. И испугался, что проспал несколько дней и Тамара могла задохнуться.
   – Я положил ее в сундук. Она в коме. Коричневый сундук из тикового дерева с вырезанными на крышке слонами. Я его оставил на станции.
   Кто-то тут же вышел из комнаты, за ним вышел и Бордельная Крыса. Когда раскрылась дверь, я почувствовал запах жирного дыма. Чуть позже врач и Крыса втащили тиковый сундук и подняли крышку. Тамара дышала, уставившись глазами зомби в потолок.
   Генерал наклонился над сундуком, разглядывая ее, пальцем погладил ее по руке.
   – Слава Богу! – сказал он. Повернулся к врачу. – Эта социалистическая шлюха должна выжить!
   Бордельная Крыса достал сигару, зажег ее, затянулся:
   – Мне кажется, такой человек, как я, захвативший целую космическую станцию с пригоршней сторонников – а нас было двадцать против сотни, – такой человек может быть вам очень полезен. Нет? Человек с моими способностями может стать хорошим офицером. – Он выглядел так, словно завоевал не станцию, а целую страну.
   Генерал посмотрел на него и заявил:
   – Идиот! Как ты смеешь? Хочешь получить повышение за убийство безоружных штатских?
   Глаза Крысы сверкнули. Он спокойно выдохнул сигарный дым.
   – Я не идиот. Я спас нужного человека от верной смерти в руках социалистов и доставил вам ценную пленницу. Я с незначительным кровопролитием захватил станцию Сол, и я уверен, когда вы подумаете, вы поймете, что поторопились со своим решением. Подумайте об этом. У нас впереди два года на корабле, прежде чем мы долетим до Пекаря, – достаточно времени, чтобы вы продемонстрировали свою благодарность. Мы все полетим на Пекарь с вами: мои люди, сеньор Осик, социалистическая шлюха, верно? Небезопасно оставлять хотя бы одного из нас, учитывая, что нам известно.
   Генерал нахмурился, как будто обдумывая услышанное, затем провел рукой по лицу Тамары.
   – За это я вас благодарю, Мавро. Мы можем взять вас с собой. Гражданство Пекаря и никакой выдачи.
   Я хотел кивнуть. Глаза у меня были закрыты, и я не хотел открывать их. Фыркнул и заставил себя проснуться.
   Повернувшись ко мне, генерал продолжал:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное