Дэйв Волвертон.

На пути в рай

(страница 37 из 41)

скачать книгу бесплатно

   – Может, в городе не осталось никакой защиты, – с надеждой предположил я. – Может, наши компадрес уже добрались до города и уничтожили всю автоматическую защиту. Во время схватки мы встретили в пустыне столько ябандзинов, словно все мужское население покинуло город. Похоже, его остались защищать только женщины, старики и дети. И, конечно, десять тысяч колумбийцев, если они уже высадились.
   – Нет, защита не уничтожена, – возразил Перфекто. – Даже если Гарсон успел добраться. Он сказал, что битва будет на девятый день после выхода из Кимаи-но-Дзи. Это завтра утром. И даже если по какой-то причине Гарсон решил напасть на город раньше и захватил его, он не станет уничтожать защиту; наоборот, постарается как можно быстрее восстановить ее, чтобы не опасаться мести «Мотоки» или возвращающихся ябандзинов.
   Я нервничал при мысли о защите, управляемой на расстоянии. К такой задаче меня не готовили, я видел это только в симуляторе, и единственный реальный эпизод – оборона Кимаи-но-Дзи – доказал мне, что я не готов к сражению. Я не хотел идти на юг.
   Абрайра сказала:
   – Направимся в глубь суши и посмотрим, не найдем ли следы Гарсона. Если армия прошла к городу, должны остаться взорвавшиеся мины и уничтоженные пушки.
   Мы отвернули от моря и двинулись через деревья. Нам потребовалось два часа, чтобы преодолеть десять километров джунглей, потом джунгли поредели и сменились травянистой равниной. Я порылся в карманах и нашел камешек, который подобрал в Кимаи-но-Дзи. Сидел и смотрел на маленькую красную головку цветной капусты.
   Мавро увидел и спросил:
   – Что это?
   – Рубин, – ответил я, и все обернулись ко мне. – Я нашел его в Кимаи-но-Дзи. Похоже, здесь это не редкость. На планете присутствуют все металлы. Рубин, изумруд – это всего лишь кристаллы кварца с примесью меди или железа. Здесь они ничего не стоят.
   – Ха! – сказал Мавро. – Настоящий рубин? Имеет смысл – да еще со всеми этими металлами. Может, здесь в каждой реке золото, а на каждом заднем дворе груды рубинов, а мы ничего и не знали.
   Мы двинулись дальше, и я подумал: возможно, он прав.
   Ночью мы проехали триста километров по большой дуге через полосы джунглей и оказались в густом лесу на берегу широкой реки. Мы были уверены, что именно на этой реке расположен Хотокэ-но-Дза, мы видели на информационных лентах машины ябандзинов на этой реке – ведь это единственная крупная река на карте; поэтому мы двинулись по ней на юго-восток, осторожно, опасаясь наткнуться на защитную линию города. Абрайра часто повторяла словно про себя:
   – Мы это сделаем! Мы это сделаем!
   За час до рассвета мы прошли последний поворот, дальше река устремлялась прямо. Ничто не закрывало поле зрения, и мы увидели огни большого города на холме. Но огни были красные и окружены столбами дыма.
   Город пылал.


   Абрайра смотрела на тускло – красные облака дыма над городом.
   – Что происходит? – спросила она. – Может, Гарсон напал раньше намеченного времени?
   – Должно быть, колумбийцы, – предположил Перфекто. – Вероятно, приняли предложение Гарсона и решили сжечь город.
А может, прямо сейчас сражаются в городе с ябандзинами, а пожар вспыхнул случайно. – Огонь и дым казались очень далекими, километрах в восьмидесяти от нас.
   Мы все смотрели еще какое-то время. Абрайра сказала:
   – Там нет сражения. Я не вижу в облаках отражений лазеров. Никакой битвы нет.
   Мавро ответил:
   – Тогда это ябандзины жгут свои дома перед сражением. Они знают, что мы приближаемся. Знают, что их ждет. И не хотят оставить нам что-нибудь.
   Его слова показались мне верными. Ябандзины жгут свои дома, как жители «Мотоки» сожгли свои перед массовым самоубийством.
   Абрайра вздохнула и сказала:
   – Если ябандзины жгут город, значит, Гарсону не удалось убедить колумбийцев присоединиться к нам. Иначе город был бы наш или в нем шли бы бои. Если Гарсон все еще не вошел в город, мы встретим его ниже по реке. – Она передвинула ручки управления, машина поднялась в воздух и понеслась на высшей скорости. Мавро и Перфекто начали стрелять плазмой, и река осветилась. Абрайра крикнула: – Анжело, бросай за борт все запасы пищи и воды, всякий лишний груз. В реке обязательно есть мины, и я не хочу наткнуться на них. Достань все лазерные ружья и держи их наготове. И если придется плыть, не выпускай ружья.
   Я открыл люк в полу и начал выбрасывать все наши запасы: одеяла, запасной турбо, воду и продовольствие. Достал лазерные ружья, и мы все повесили их на спину. Все это заняло минут пять, потом я сел и стал смотреть на пролетающие мимо деревья.
   Мы двигались по реке, и следующие полчаса прошли быстро и незаметно. Сердце стучало у меня в груди, дыхание стало тяжелым и неровным.
   Перфекто похлопал по своему шлему.
   – Слышишь? – спросил он. – Мы, должно быть, недалеко от армии! Я слышу переговоры по радио. Мы сразу за ними. Они идут! И почти тут же я услышал звуки выстрелов, над городом замелькали вспышки лазеров, освещая облака. Солнце еще не встало, но день приближался. Мы находились в двадцати километрах севернее города, и Абрайра включила двигатель на полную мощность, наша скорость еще выросла. Звуки выстрелов сливались и становились громче.
   – Десять минут до защитного периметра, – крикнула Абрайра. Она начала переговоры по комлинку, вызывая кого-то мне незнакомого. Назвала свое имя и звание и попросила задание.
   Перфекто кричал мне:
   – Маленький братец, мы пойдем в хвосте, так что не беспокойся. Если услышишь звяканье металла или шорох разрываемой бумаги, значит в нас попали из нейтронной пушки. Сразу прыгай с машины, ладно? Они бьют только по подвижным мишеням. Их удар покрывает 0,008 градуса по горизонту, поэтому они выберут в качестве цели машину, а не одного из нас. Если попадешь в воду, побыстрее выбирайся из защитного костюма. Изоляция лазерного ружья позволяет ему плавать. Плыви к ружью и вместе с ним добирайся до берега. Если услышишь высокий гудящий звук, это ракеты ласки. Стреляй по ним в воздухе. Защита у города не самая мощная, но если мы пойдем фронтом, все их подвижные защитные средства – ласки и кибертанки – обрушатся на нас.
   У Перфекто это выходило как-то легко. Но правда заключалась в том, что легко не будет. Ябандзины нанесли нам гораздо больший ущерб, чем мы ожидали. Начиная от эпидемии на корабле до уничтожения защитного периметра Кимаи-но-Дзи. Мы только один раз сумели поставить их в тупик с помощью своего оружия, но у них было пять дней, чтобы принять меры. И даже если у них сражаются только женщины, они будут вооружены не хуже нас.
   Абрайра неожиданно выключила все двигатели, и машина медленно поплыла по темной воде.
   – Muchachos, – сказала она, – я только что получила сообщение: план Гарсона не удался. Ябандзины видели, что мы сделали с «Мотоки», и не стали переправлять колумбийцев в Хотокэ-но-Дза. Они им не доверяют. Ябандзины подавили остатки сопротивления «Мотоки». Наша защита сбила шесть дирижаблей ябандзинов, но еще три ее преодолели и вчера утром приземлились здесь. Город защищают не менее трех тысяч самураев и тридцать пять тысяч жителей. Они смогли усовершенствовать свое оружие. А может, даже и защиту.
   – Что же нам делать? – спросил Перфекто.
   – У нас нет выбора. Гарсон не верит, что в городе три тысячи самураев. Мы должны идти вперед и сражаться до последнего. Пленных не брать.
   Она права. Мы не можем отступать. Если дать ябандзинам время прийти в себя, мы с ними никогда не справимся. Единственная надежда – напасть с ходу, используя сразу все резервы.
   – Тогда пошли, – сказал Мавро.
   Абрайра включила двигатель, и мы двинулись вперед. В десяти километрах от города мы встретились с первыми АНП – автоматическими нейтронными пушками. Их уже разбитые дымящиеся установки были хорошо укрыты за бревнами. В воде торчало с десяток подбитых, но наших компадрес видно не было.
   Абрайра увеличила скорость. Мы миновали поворот и на короткое время снова увидели город: утреннее солнце осветило Хотокэ-но-Дза; расположенный на склоне горы, весь город блестел как золотой. Вдоль гранитных склонов тянулись дома и фабрики. Но не дома с тонкими бумажными стенами, как у «Мотоки». Нет, аккуратные кирпичные купола коричневого, желтого и темно – зеленого цвета; во дворах много пальм и зеленой травы. Из больших куполов поднимался дым, и даже на расстоянии в десять километров мы видели сотни наших машин, крошечные точки, двигающиеся по склону навстречу ябандзинам.
   Наши люди приближались к городу с юго-востока, и это показалось мне странным. Они должны были бы идти от реки, с северо-востока. Может, река поворачивает и подходит к городу с юга, подумал я.
   Перфекто закричал:
   – Абрайра! – Наша машина затрещала и загремела. Абрайра взлетела в воздух, а Перфекто схватил меня за правую руку и чуть не вырвал ее из сустава, увлекая меня за собой в воду. Я успел сообразить, что в нас попал залп из автоматической нейтронной пушки, и прихватил с собой самострел и лазерное ружье. Мы погрузились в теплую воду, наша машина пролетела еще сотню метров и превратилась в огненный шар.
   Я лежал на поверхности воды и чувствовал, как она заполняет мой защитный костюм. Одной рукой снял пластины с ног и груди, другой продолжал удерживать самострел и ружье. Грудные пластины утонули, а лазерное ружье, как пробка, плавало на поверхности. Я перехватил ремень лазерного ружья и самострела, удерживая их в одной руке, и принялся снимать пластины с левого бедра. На правом бедре в карманах запасные обоймы, поэтому я не стал снимать эту часть костюма. Пытался плыть к южному берегу, но броня тянула вниз.
   Перфекто, держа перед собой лазерное ружье, как спасательный круг, схватил меня за руку и потащил к берегу.
   – Подержи, – сказал я, протягивая ему самострел. – Мне нужно раздеться. – Перфекто взял оружие, а я раскрыл карманы и переложил обоймы в рубашку.
   Перфекто подплыл ближе, снова схватил меня за правую руку и потянул. Глядя мне в глаза, он прошептал:
   – Скажи всем, что ты ранен! Скажи, что не можешь идти! Не вздумай подниматься на склон, братец, или я вынужден буду ранить тебя!
   Глаза Перфекто расширились и стали страшны. Он вывернул мне руку, ее пронзила боль. Он хотел сохранить мне жизнь любой ценой.
   Опять вывернул мне руку, и я вскрикнул.
   – Ну, хорошо! – согласился я. Выпустил последнюю пластину костюма и медленно, сберегая энергию, оберегая больную руку, поплыл к берегу. Я все еще чувствовал слабость после болезни. Течение было небыстрое, от воды неприятно пахло. Абрайра первой выбралась на берег и долго сидела, глядя на кусты перед нами. Потом сняла свое лазерное ружье и тщательно прицелилась. Тонкой струйкой поднялся дым над тщательно замаскированной установкой АНП.
   Мы подплыли к ней. Она тяжело дышала.
   – Моя вина, – сказала она. – Гарсон, должно быть, прошел кустарником. Он знал, что река нашпигована АНП и кибертанками.
   – Si, – сказал Перфекто. – Я увидел их след как раз перед тем, как в нас попало, но ты смотрела на город. А след вон там. Но мне кажется, Анжело повредил правую руку. Он не может идти дальше! – Перфекто помог мне выбраться из воды.
   Абрайра озабоченно посмотрела на меня. Я потер плечо.
   – Все в порядке.
   Перфекто несколько мгновений печально смотрел на меня. Сжал кулаки, и я подумал, что он меня ударит, что-нибудь сделает, чтобы помешать мне идти. Но он взял мой самострел и сказал:
   – Следуйте за мной. Я пойду первым. – И пошел вверх по течению, прихрамывая, прокладывая дорогу в густом кустарнике. Мне это не понравилось. Он опять принимает на себя опасность, отдает мне свою жизнь, как это сделал Люсио.
   Вскоре мы отыскали след армии: плазма стекала с деревьев, обжигая их. Это наши стреляли перед собой, уничтожая мины. Земля почернела и обгорела, листвы почти не осталось. В кустах лежало несколько наших машин, разбитых на куски залпами АНП. Путь был усеян телами наших наемников, но трава росла так густо, что труп мы замечали только тогда, когда спотыкались о него. Перфекто шел в пятидесяти метрах перед Мавро. Мы с Абрайрой шли, на пятьдесят метров отставая от Мавро. Если кто-нибудь из передних наступит на мину, остальные не пострадают. Мы осматривали тела погибших и подбирали себе части защитного костюма. Мы с Мавро не нашли подходящих шлемов, и я быстро отказался от поисков. Теперь мы находились всего в пяти километрах от фронта. Через каждые несколько метров попадались ямы, оставленные взорвавшимися минами, и раз двадцать нам встречались пустые разбитые машины. На обочине лежали сожженные кибертанки городской защиты. Глядя на них, я был уверен, что в зарослях скрываются другие, потому что видел отверстия в листве, проделанные огнем.
   На расстоянии продолжали звучать выстрелы. Мы все молчали. Сосредоточенно смотрели под ноги, наблюдали за кустами, не шевельнется ли что.
   Наконец Перфекто крикнул, чтобы мы остановились, и сам остановился, глядя вперед. Перед нами было открытое пространство без всяких следов мин. Ябандзины очень густо минировали местность, поэтому когда мы проходили метров Десять и, не встречали мину, значит что-то не так. Перфекто протянул руку, набрал в ладонь земли и бросил вперед. Мины обычно взрывались даже от такого незначительного веса. Перфекто улыбнулся и сказал:
   – Впереди свободно. Ни мин, ни ласок. Я взглянул на Мавро. Пот покрыл его лоб, глаза стали пустыми. Пот «мугга» [48 - «Не я» (яп. )], пот абсолютной сосредоточенности. Мы вышли из зарослей у основания холма. Впереди на склоне звучали выстрелы, и я различал фигурки людей в зеленых боевых костюмах. Они, как муравьи, пробирались в бреши, пробитые в высокой стене, и исчезали в городе. Я удивился, что город так близко. Из джунглей выбирались пять черных кибертанков. Люди с лазерными ружьями пытались попасть в их сенсоры. Один танк наклонился на крутом подъеме и опрокинулся. Другой выкатился из джунглей у основания холма и менее чем за секунду сжег своим смертоносным лазером человек двадцать.
   А на обширной поляне перед нами лежали уже сотни мертвых. Над городом вспыхнуло пламя, огненные полосы потянулись в небо, как следы праздничных ракет, тысячи лент оранжевого огня. Перфекто закричал:
   – «Дерево смерти»! – и указал на ленты. Каждая из них, опускаясь и касаясь земли, взрывалась, посылая во всех направлениях шрапнель. Люди падали сотнями. Ябандзины усовершенствовали свою защиту. А в городе не было колумбийцев, которые могли бы нас поддержать.
   Мы бежали изо всех сил, надеясь пересечь открытое пространство, прежде чем вырастет новое «дерево смерти». И находились уже в километре от линии фронта, когда Перфекто взглянул в сторону и пригнулся. Я услышал высокое гудение, и пять ласок – снарядов размером с мою руку – с шелестом пролетело на север сквозь кусты. Перфекто быстро выстрелил несколько раз и сбил их. Но последнюю ласку он сбил всего в нескольких метрах от своей груди. И шрапнель разорвала броню на его груди, разлетелись зеленые обрывки.
   Перфекто удивленно вскрикнул, сделал шаг назад, грудь его превратилась в месиво изорванной плоти и крови. Он упал. Я подбежал к нему. Из ран в его груди выходили кровавые пузыри. Мавро выхватил из руки Перфекто самострел и стоял над ним, оглядывая небо в ожидании новых ласок.
   – Как странно, – сказал Перфекто в микрофон, и связь сделала его голос гулким, как рычание собаки. – Нет москитов! Во всех джунглях ни одного москита! – Он протянул руку ко мне, коснулся моего лица, словно хотел приласкать. Рука его упала. Он умер.
   Выше по склону кричали люди, кричали и умирали ябандзины на улицах Хотокэ-но-Дза, слышались звуки выстрелов. Я поднял голову и увидел высоко в небе желтое солнце. Ужасный гнев охватил меня. Ябандзины отобрали у меня друга, и я ненавидел их за это. Хотел бежать вверх по холму, все опустошая на своем пути, но потом посмотрел на грудь Перфекто и понял, что не могу оставить его, не могу перенести его несуществование. Он отдал мне свою жизнь. И я надеялся вернуть ее ему.
   Я взглянул на свои руки. Со мной только ружье. А должна быть медицинская сумка. Снова посмотрел на рану: легочный мешок, чтобы закрыть дыры в легких, с литр искусственной крови, смолистая повязка поверх раны, раб, который будет поддерживать работу сердца. Все это нужно, чтобы сохранить ему жизнь. Если бы медицинская сумка была со мной, я мог бы его спасти. Я достал мачете, разрезал пористую изоляцию ствола лазера и обнажил заиндевевшие тюбики с азотным охладителем, потом отсек розовый палец с левой руки Перфекто и положил его между тюбиками. Затем отрезал кусок окровавленного кимоно и плотно обвязал им ствол лазера над охладителем, надеясь таком образом сохранить образец плоти Перфекто, не дать ему испортиться.
   – Ах, только поглядите на доктора… – сказал Мавро, оглядываясь на меня. Пот «мугга» покрывал его лицо, и смотрел он в землю. – Старик превратился в вампира.
   Я ничего не ответил. Конечно, он понял, что я делаю, но в гетто Картахены не берут у мертвецов образцы ткани для клонирования. В мире, кишащем людьми, где миллионы ждут своей очереди родиться и у каждого есть какая-то индивидуальная добавка в генофонд, клонирование оправдано лишь для тех, чья генетическая структура может быть названа «невосполнимым сокровищем». Мало кто генетически достоин такой чести. Но Перфекто и другие химеры, пожалуй, как раз те, кто, по-моему, должен быть клонирован.
   Голос Абрайры звучал хрипло:
   – Ты собираешься сделать его копию? Это удивительно. Я люблю тебя за это.
   – Прекрасно, – ответил я и посмотрел на склон, тянущийся к городской стене. С самой первой встречи я помнил слова Перфекто: «Мы с тобой оба умрем на Пекаре». Его пророчество исполняется. Он мертв, а я чувствую, как умирает во мне способность испытывать страсть, сочувствие, надежду. А когда все это уходит, ничего ценного не остается. Я понимал, что становлюсь пустой шелухой. Мы находились внизу, у рисовых полей, выше начинались банановые плантации. Несколько машин перевернулись, пытаясь одолеть крутой склон. Никакого следа защиты я больше перед нами не видел. Далеко, в стороне от нас, медленно двигались кибертанки ябандзинов. Должны быть еще ласки, но большинство их, наверное, сбили те, что прошли перед нами. С полдесятка стволов АНП дымились в скалах у основания города. Ничто не может помешать нам войти в Хотокэ-но-Дза. Жители не стали бы минировать банановые плантации.
   Я вскочил, закричал и побежал к городу. Поднимался прямо через поля к городу, и Абрайра кричала:
   – Подожди! Там опасно! – Она обогнала меня и побежала впереди, а Мавро попытался обогнать и ее. Его глаза сверкали, в них горела угроза. Солнце ярко освещало вытатуированные серебряные слезы, и казалось, они пылают.
   Я продолжал бежать через поля, пытаясь первым из нас троих добраться до города. Но Абрайра оказалась сильнее и быстрее, она поднималась передо мной, а Мавро словно перелетал через бугры, задерживавшие меня.
   На бегу я сбрасывал защитную одежду, чтобы она мне не мешала.
   Мы миновали рисовые поля, пробежали плантациями бананов, потом одолели крутой подъем в полкилометра. Пробрались в брешь в стене и оказались на улицах Хотокэ-но-Дза. Повсюду лежали тела, а звуки выстрелов стали громче. Абрайра приказала двигаться между двумя домами, гигантскими иглу, высеченными из светлого камня, и там лежали три мертвых самурая в красных боевых костюмах. Я не хотел портить образец ткани Перфекто, поэтому свое ружье повесил на спину и взял другое у мертвого самурая. Перед нами километра на два узкой аккуратной лентой тянулся к морю город; теперь он превратился в развалины, в центре города рухнувший воздушный корабль провел длинную черту разрушений. Целые здания при этом были снесены до основания. Я подумал, что такое опустошение может вызвать только челнок, разбившийся на полной скорости. По улицам двигалась сотня наших машин, разбрызгивая смерть из плазменных пушек, выпуская кривые ножи из самострелов. Все затягивали густые облака дыма.
   Мы пересекли улицу и двинулись к океану. И тут увидели ябандзинов: стариков в белых кимоно, изрезанных лезвиями, старух, сожженных лазером, малышей с разбитыми головами. На улицах города я заметил только одного мертвого наемника. Мы вошли в полосу дыма, и дым окрасил все вокруг в темно – желтый цвет. Я ощущал дуновение ветерка, ярко светило солнце, поблизости слышался гром пушек, и меня охватила сумасшедшая радость. «Так и должно быть, – подумал я. – Сражаться, чувствовать себя живым. Так и должно быть». Повсюду дома, очень похожие, у многих контрфорсы, как отходящие в стороны руки. Из куполов поднимался дым, на порогах лежали мертвые ябандзины, их обожженные останки свидетельствовали об избранной ими форме самоубийства. «Пусть будет больно, – подумал я. – Пусть будет больно».
   Мы бежали туда, где звуки битвы были всего громче, но странная городская акустика сыграла с нами шутку. Все время звуки битвы слышались нам впереди, как будто всего в нескольких метрах от нас.
   Платиной вспыхнул передо мной выстрел из лазера, я отпрыгнул и покатился по земле, крича от радости. Мы находились в километре от моря. Я вскочил и посмотрел на стрелявшего – наш компадре в зеленом защитном костюме. Он, извиняясь, развел руками. Я понял, что здесь схватка уже закончена, впереди только свои. Вокруг множество куполов разного цвета. Деловой район.
   Недалеко послышались крики, болезненный женский вопль, я пробежал под контрфорсом через тучу дыма. Передо мной Мавро стрелял в купол. Я услышал сдавленный крик справа и подбежал ко входу в купол. Оттуда валил дым, и я ничего не увидел. Выстрелил от пояса, кто-то закричал и упал.
   Я повернулся. Абрайра следила за улицей, держа лазер наготове. Мавро, продолжая стрелять, нырнул в купол. Ниже по холму двигались наши люди, и мертвые ябандзины лежали так густо, что местами с трудом приходилось перебираться через трупы. У ябандзинов, казалось, не было никакой защиты, не было трех тысяч самураев, они совершенно нас не ждали, я не мог этого понять. Ниже по холму одновременно взорвались три купола. Ябандзины взрывали свой город.
   Я слишком отстал. Передо мной нет никаких живых целей. Чтобы их отыскать, нужно бежать вперед. Ни у кого из ябандзинов нет защитных костюмов. Я нащупал регулятор и уменьшил энергию луча лазера. Пробежал мимо Абрайры и здания, в котором скрылся Мавро. Абрайра что-то крикнула и бросилась за мной.
   Я пробежал по улице мимо десятка компадрес в зеленой броне, которые методично обстреливали два горящих здания, словно там скрываются ябандзины, мимо полных наемников машин, поливавших город на полкилометра вперед плазмой.
   Я пробежал два квартала делового района, царапая голые ноги. Три молодых японца выскочили из здания, я выстрелил им в спину и обернулся, чтобы взглянуть, где мои компадрес. И вдруг понял, что рядом со мной никого из компадрес нет: я на передней линии, и впереди улицы залиты плазмой. Я могу перебить всех.
   Я закричал, взглянул выше по холму, и вдруг из двери купола выбежала женщина. На ней был синий костюм, как у чиновника, кожа светло – желтая, усеянная кровавыми точками, под глазами темные круги. Глазные складки сильно подчеркнуты, черные волосы зачесаны назад. Она опустила взгляд и посмотрела на мое лазерное ружье. Потом принялась возиться с собственным лазером, нацеливая его на меня.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное