Дэйв Волвертон.

На пути в рай

(страница 18 из 41)

скачать книгу бесплатно

   – Разве вы не понимаете? Это доказывает, что на Земле есть колдовство. И если это волшебное существо тысячи лет жило в океане, откуда мы знаем, что не существуют и другие? Магия повсюду! Но наши мозги не в состоянии воспринять ее, и потому мы лжем, чтобы сделать вид, что все понимаем! Вы должны только ощутить это внутри себя, тогда вы не усомнитесь в существовании духов. Я спокойно ответил:
   – Есть вполне логичное объяснение тому, что ты видел.
   – Что? – Он сжал зубы.
   – Ты видел химеру. Ведь это случилось вблизи чилийских вод.
   – Нет! – Завала яростно покачал головой. – Это не химера! Никто не мог создать такую красоту!
   – Я видел, как создана Абрайра. Поверь мне, если будет достаточно времени, человек может сделать все – даже сирену. Ты ведь видел химер, не очень похожих на людей, верно? – спросил я. – Разве не слышал рассказов о маленьких людях, похожих на гигантских летучих мышей? А возле поселка инженеров – генетиков у Токопиллы есть большие аквариумы, они соединяются прямо с морем. Разве там инженеры не могли создать сирену?
   Завала презрительно рассмеялся.
   – Мне не следовало вам рассказывать. Я должен был знать заранее. Великий врач! Как только я тебе что-нибудь рассказываю, ты сразу стараешься объяснить. Вы все, проклятые умники, таковы. Если не верите мне, давайте, нападайте на самураев! Но когда они вас убьют, я ограблю ваши тела и все равно получу свои деньги! Вы ничего не понимаете!
   Он выбежал из комнаты. Я чувствовал себя отвратительно, но не знал, что делать. Гарсиа вздохнул.
   – Итак, нужно подговорить химер напасть сегодня на самурая. Можем напасть на любого или мы должны выбрать?
   Я махнул рукой.
   – Для меня они все одинаковы.
   – Для меня тоже. Они живут на вашем уровне. Предлагаю устроить засаду в коридоре, Как ты думаешь?
   – Звучит неплохо.
   – Значит, решено, – заключил Гарсиа. – Попробуем сегодня вечером.
 //-- * * * --// 
   Вечером к нам вошел Перфекто и небрежно сказал:
   – В коридоре мертвец. – Сказав это, он прошелся по комнате и сел на свою койку. Говорил он таким тоном, каким сообщают: «Опять дождь».
   Никто даже не посмотрел на него, не спросил, что это за человек и как он умер. Мавро повернулся на койке:
   – Я устал от этого дерьма. – Может быть, он говорил о наших поражениях в симуляторе, или о тяжести возросшего ускорения, или о мертвеце в коридоре. А может, обо всем сразу.
   Мы выглянули в коридор. У лестницы лежало тело. Без моего инфракрасного зрения я бы решил, что этот человек ранен, потому что лицо его не было искажено. Но тело остывало, платиновое сияние смягчилось, стало рассеянным; нет ярких световых пятен на лице и шее, где кровеносные сосуды расположены близко к поверхности.
Густые черные волосы, смуглая кожа. Лежал он на левом боку, однако лицо было повернуто к потолку, а правая нога поднята, как у собаки, собравшейся помочиться. Губы искривлены, будто в рычании. Кто-то сломал ему шею. Хотя человек был небольшого роста, тело его перегородило узкий коридор так, что пройти мимо невозможно. Горячий платиновый воздух из вентиляционного отверстия в полу шевелил волосы мертвеца. Впечатление было такое, будто полоски света разглаживают прическу трупа. Мавро посмотрел на него и сказал: – Ах, Маркос, я вижу, Томас наконец застал тебя со своей женщиной! Не повезло! – И перешагнул через труп. При этом он выругался: при теперешней силе тяжести даже столь небольшое тело становится серьезным препятствием на пути. Я остановился, посмотрел на умершего и решил, что у меня не хватит сил, чтобы оттащить его. На Земле Маркос весил, вероятно, 65 килограммов. При корабельной силе тяжести он наверняка весит больше ста килограммов: это гораздо больше моего веса на Земле. К тому же как мне доставить его по лестнице в лазарет, где смогут избавиться от трупа? Я вообще не знаю этого человека… Помочь ему уже невозможно. Пусть его компадрес позаботятся о теле.
   Я перешагнул через труп и направился по лестнице на третий уровень.


   Мастер Кейго подключил нас в сценарий.
   «Сценарий 69: Дальний патруль».
   Небо потемнело от «опару но тако», переплетающиеся стаи желтых, зеленых, коричневых и синих птиц протянулись от горизонта до горизонта. Дул влажный ветер, сильный, уверенный и мощный. Под его порывами машина вздымалась в воздух, и мы покачивались.
   Вся поверхность усеяна большими пятнами голого белого камня цвета пожелтевших костей, кое-где виднелись красные «цветы пустыни», крошечные растения с толстыми листьями, размером с ладонь ребенка. А у нор, в которые легко проходит кулак мужчины, ждали четвероногие существа, похожие на гигантских муравьев, с блестящим черно – зеленым экзоскелетом. Почуяв нас, муравьи скрылись в своих норах.
   Мы видели млекопитающее размером с дикого кота, с пушистой серой шерстью и одной длинной, с мою руку, конечностью, заканчивавшейся клешней, как у краба. Эту конечность животное запускало в норы и ловило муравьев.
   Мы направлялись к небольшому красному холму, но местность начала опускаться, и вскоре мы оказались в низине, где на тонком слое почвы росли пучки сухой травы и небольшие кусты. Почти вся растительность земная. Невдалеке паслось стадо газелей и антилоп гну; в тени небольшого дерева лежали пять коричнево – рыжих львов. Низина казалось островком земной жизни среди странной флоры и фауны Пекаря.
   – Слева от нас еще одна боевая группа, – сообщил Перфекто, когда мы въехали на участок, поросший высокой травой. Он помахал рукой кому-то, кого я не видел.
   – Здесь Абрайра Сифуэнтес, группа один, – сказала в микрофон Абрайра.
   – Пако Гарсиа. Минуту назад мы заметили на холме две машины ябандзинов, они движутся в нашем направлении. Поворачивайте направо и держитесь на одном уровне с нами. Хочу, чтобы мы действовали тандемом. Новая тактика. – Усиление было максимальное, и голос гулко отдавался у меня в ушах. На таком близком расстоянии звуковые волны создавали в шлеме фон, напоминающий рычание собаки.
   – Si, – ответила Абрайра, поворачивая направо. Мавро и Перфекто привстали, стараясь разглядеть над высокой травой ябандзинов. Мы оказались в неудобном, низко расположенном месте. Если будем продолжать двигаться с прежней скоростью, то рискуем нарваться на засаду.
   Наконец мы увидели вторую машину, и я посмотрел на экипаж. Одеты, как и мы, в пыльные тускло – зеленые защитные костюмы, похожие на экзоскелет насекомых. Огромные глаза, казалось, смотрят во все стороны. Теперь я уже привык к своему костюму и оружию. Они стали частью моего тела. Сражение и даже смерть превратились в безумное развлечение, и скоро я смогу сражаться без страха или предварительных расчетов. Я хорошо себя чувствовал и был готов к схватке. Мы свернули в заросли. Промелькнули два рыжих оленя с желтыми пятнами, и я неожиданно испытал странное ощущение, словно впереди нас ожидало нечто необычное.
   Машина Гарсиа подошла ближе, все смотрели на нас. И тут я заметил – что-то не так: на переднем сиденье у пушки должен был находиться рослый химера Мигель. Вместо него там сидел какой-то маленький человек.
   Я начал прицеливаться, и тогда их машина неожиданно повернула и нанесла нам удар, как тараном.
   – Огонь! – закричал кто-то, близкий крик заполнил мой шлем, словно рев зверя. Люди в ударившей нас машине направили оружие в нашу сторону. Защита Перфекто и Мавро затрещала от залпов на таком близком расстоянии. Я выстрелил в ближайшего солдата с лазерным ружьем. Он протянул руку, вырвал мое ружье и прыгнул мимо меня.
   Абрайра попыталась резко свернуть в сторону, я потерял равновесие и отлетел назад. В меня выстрелили плазмой, она прожгла мою защиту и обожгла грудь. Упав на спину, я, вместо того чтобы коснуться поверхности, отключился.
   Перфекто и Мавро тоже уже отключились, потому что были убиты мгновенно; они стояли возле голограммы продолжающейся схватки и рассматривали ее. Те, что еще оставались подключенными к симулятору, расслабленно сидели на своих местах, изолированные от реальности. Их защитные костюмы напомнили мне коконы, а сами они – куколок, застывших в этом состоянии в день, когда они собирались превратиться в бабочек. Нет, не в бабочек, подумал я. В нечто более подходящее для этого сна о смерти. В стрекоз.
   Кейго сидел на своем помосте, глядя на две идущие рядом машины: двое рослых солдат перепрыгнули в наше судно. Один сорвал с Завалы шлем и начал душить его. Второй стащил Абрайру с сиденья водителя. Абрайра кричала и бранилась; лицо Завалы напоминало спелый фрукт, готовый лопнуть.
   Обе машины медленно приближались к баобабу, и лишенная управления машина врезалась прямо в ствол. И крошечные голографические фигурки, изображавшие нас, и те, кто еще был жив, посыпались от удара как тряпичные куклы, а вражеская машина пролетела мимо дерева, потом развернулась и направилась назад. Абрайра проползла несколько шагов, потом попыталась встать, но нога ее торчала под необычным углом. Один из врагов соскочил и схватил ее. Они покатились по земле. Другой «компадре» сел, потом пополз к Завале и снова стал душить его. Только одного человека я мог обвинить в таком нападении на нас в симуляторе.
   Перфекто произнес его имя:
   – Люсио. Теперь я понимаю, почему ты не объявил Поиск, когда мы вышли из спортзала, mamon [27 - Сосунок (исп. )].
   И я знал, что он прав. Люсио много недель планировал это нападение.
   Завала отключился от симулятора. Он снял шлем, выпрыгнул из машины и пошел к нам сквозь голограмму, как гигант по пустыне, переступив через изображение двух крошечных машин ябандзинов в красных костюмах, приближавшихся с другого конца комнаты.
   Люсио и его люди добрались до разбитой машины у баобаба и спрыгнули со своих мест. Люсио произнес:
   – Хорошо! Хорошо! Разденьте эту суку Абрайру и начинайте трахать ее. Хочу, чтобы все участвовали по очереди. А где Мавро? – Маленький сержант отделился от группы и начал искать среди тел, пиная их. Четверо его людей окружили Абрайру. Она не могла стоять, но поднялась на одно колено; попыталась ударить одного из нападавших, он выругался. Кто-то толкнул ее сзади, опрокинул, прижал к земле и начал срывать защитный костюм. Она не кричала и не впадала в истерику. Тяжело дышала и отбивалась, не давая возможности раздеть ее.
   Перфекто посмотрел на Кейго и спросил:
   – Где боевое помещение группы Люсио?
   Кейго вначале ничего не ответил, потом протянул руку, нажал кнопку у себя под ухом и привел в действие свой комлинк. Заговорил по-японски.
   Люсио отыскал среди обломков мертвое тело Мавро. Сорвал шлем и посмотрел ему в лицо, чтобы удостовериться, что это именно тот человек; потом обнажил нижнюю часть тела Мавро и бросил его на землю лицом вниз. Затем расстегнул штаны.
   – Мавро, я хотел бы, чтобы ты был включен в симулятор, когда я возьму тебя сзади. – Он навалился на тело и принялся ритмично тереться о него.
   Люди Люсио раздели Абрайру, потом большой химера снял брюки и лег на нее. Она не кричала и не плакала. Химера сдвинулся, и я увидел ее лицо. Я видел его сверху, как Бог с облака, и даже с такого расстояния разглядел то, чего не ожидал увидеть в столь сильной женщине: бледное лицо с умоляющими глазами, с опустившимися книзу уголками рта, лицо совершенно опустошенное и лишенное надежды. Лицо грешницы в греческом аду, приговоренной к тому, чтобы ее вечно насиловали.
   Перфекто вскочил на машину и вырвал из гнезда у основания черепа Абрайры вилку. Она упала на пол и подняла колени к подбородку. Перфекто осторожно попытался снять ее шлем, но она отбросила его руку.
   Кейго отключил свой комлинк.
   – Они в боевом помещении семьдесят девять, на девятом уровне.
   Я побежал к двери, остальные за мной, никто даже не остановился, чтобы снять костюм.
   – Подождите! – крикнул Кейго. Я остановился и посмотрел на него. Он опустил голову и взглянул на голограмму, на которой Люсио и его люди издевались над телами моих компадрес. Просвистел сквозь зубы:
   – С-са-а! – Провел рукой по лбу. – Каждый человек важен для нашей борьбы на Пекаре, – сказал он. – Я не хочу, чтобы вы отбирали их жизни. Мы не должны быть врагами. – Он взмахнул рукой. – Вы должны отложить свои раздоры, пока мы не победим общего врага. Тогда наступит время для мести.
   Мавро смотрел на него, желваки на его лице ходили от гнева.
   – Честь требует мести сейчас! – сказал он, выразив и мою мысль, и я снова побежал к выходу.
   – Не убивайте их! Я вам приказываю! – кричал нам вслед Кейго.
   Но я не слушал его. Только кто-то один из нашей группы последовал за мной. Я оглянулся и увидел Мавро с мрачным и решительным лицом.
   Я бежал изо всех сил, одолевая повышенную силу тяжести и стараясь опередить его, быть первым. Все было как во сне: тяжелое дыхание, звуки тефлексового снаряжения, ударяющего об пол, ощущение силы и гнева. Мы не сговариваясь действовали как один организм, бежали к Люсио и его людям по коридорам, и все жались к стенам, пропуская нас. Пробежали мимо открытой двери, из которой долетал сладкий запах сигарного дыма; в комнате громко смеялся мужчина в серебристо – красном кимоно. Я сорвал перчатку и нащупал нож у запястья. Нисколько не волновался. Все будет как в симуляторе. Умру первым, и все будет как во сне.
   Я словно оказался в другом мире, в котором призрак Флако обретает плоть. Со мной должны быть призраки, подумал я, – и почувствовал, что они следуют за мной. Побежал быстрее. Услышал странный стук, но и не подумал оглядываться. Это начали стучать мои зубы, точно так же они стучали, когда я убил Эйриша. Мы пробежали по коридору и достигли лестницы.
   Сзади закричал Перфекто:
   – Подождите, я иду! – Но мы не стали ждать. Не обращая внимания на ступени, я схватился за перила лестницы и съехал на три уровня, только иногда хватаясь покрепче, чтобы затормозить спуск.
   Когда мы оказались на четвертом уровне, Мавро крикнул:
   – По четвертому коридору и направо в конце. Я последовал его указаниям. В конце коридора из-за поворота вынырнули люди в темно – синем – три самурая с мечами наголо, а за ними несколько латиноамериканцев. Я понял: Кейго предупредил их, чтобы они остановили нас, но на ближайшей двери я уже увидел надпись «Боевое помещение 79». Они опоздали. Я бросился в дверную нишу.
   Добежав до двери, я открыл ее. И увидел вспышку серебра и красное кимоно сержанта.
   – Тебе никто никогда не говорил, что нельзя бить женщину? – закричал я, понимая, что несу чушь.
   Люсио смотрел на пол, спускаясь из машины. Увидев меня, он удивленно открыл рот. Мой хрустальный нож разрезал ему левый глаз, прошелся по носу и дошел до нижней челюсти. Порез был глубокий. Люсио упал навзничь, на меня брызнула кровь. Я удивился, как легко все произошло. Лезвие разрезало плоть и даже часть черепа, словно я резал торт. Кто-то за спиной Люсио закричал: «Боже!» и попытался оттащить его подальше.
   Однако Люсио вскочил, прыгнул ко мне и пнул в грудь. Удар пришелся в верхнюю часть живота. Воздух вырвался у меня из легких. Я пошатнулся и увидел, как откуда-то со стороны выскочил Перфекто. Он ударил меня по голове с большим энтузиазмом, чем нужно, и отбросил на безопасное расстояние.
   Я покачнулся, огни на мгновение вспыхнули очень ярко, и оказалось, что я сижу на полу и трясу головой, приходя в себя. У Перфекто из губы текла кровь, он склонился ко мне. Должно быть, я на секунду потерял сознание. Два самурая стояли между нами и людьми Люсио, оба с обнаженными мечами.
   В глубине темного боевого помещения друзья поддерживали Люсио. Один из них сказал:
   – Стой спокойно, амиго. Он тебя сильно порезал. Ты тяжело ранен.
   Но Люсио вырывался, пытался броситься на нас, кричал:
   – Иди сюда, ты, шлюха! Отпустите меня! Я убью этого старого козла! – И бил своих друзей.
   Я понял, что он кричит мне, потому что я его порезал, и постарался встать, но сделал это слишком торопливо. Голова закружилась.
   – Попробуй!
   Мавро, который стоял за моей спиной, прошептал:
   – Уходи отсюда, Анжело! Он спятил! В этом парне сильная кровь конкистадоров! – В голосе его звучали страх и уважение. Я повернулся и посмотрел на него. Возбуждение и гнев его уже улетучились. На лице поблескивали серебряные слезинки.
   Я прыгнул к Люсио – не потому, что хотел ударить его, я хотел кричать ему в лицо. Перфекто удержал меня, но я прорычал:
   – Во мне тоже сильна кровь конкистадоров, ты, mamon!
   – Ты сумасшедший! – закричал Люсио. Я чувствовал, как меня схватило несколько рук, Перфекто и Мавро потянули меня назад, в коридор, стараясь увести. Люсио тоже никак не мог успокоиться:
   – Я убью тебя и буду трахать твою женщину! Ты мертвец! Мертвец! Мертвец!
   Я орал в ответ:
   – Трахай свою мать! – и тут обнаружил, что еще не восстановил равновесие, и чуть не упал.
   Перфекто поддержал меня, мы возвращались назад, к своему боевому помещению. Слышался только стук нашего снаряжения и тяжелое дыхание.
   Я повернулся к Мавро.
   – Почему ты сказал, чтобы я уходил от Люсио?
   – Он сумасшедший. Плохо сражаться с человеком в таком состоянии. Ты можешь перерезать ему горло, а он еще пять минут будет рвать тебя, прежде чем поймет, что умер. Пусть успокоится. Тогда его будет легче убить.
   – Жаль, что мы потеряли твой нож, – заметил Перфекто.
   Я посмотрел на свою руку и понял, что это действительно так.
   – А где же он?
   – Его подобрал самурай. Однако в другой рукав он не догадался заглянуть.
   Перфекто был прав. Нож на левом запястье по-прежнему был на месте. Но все равно было жалко. Нож был прекрасен. Мы шли и по пути подбирали части защитного снаряжения, которые я разбрасывал на бегу.
   В боевом помещении нас ждал Кейго. Он посмотрел на нас и передал кому-то в комлинк:
   – Они здесь.
   Абрайра сидела на месте водителя, Завала – рядом с ней. Он протянул руку, чтобы коснуться ее, утешить, однако так и не решился. Шлема на Абрайре не было. Лицо было измученное и встревоженное. Серебряные паутинки в ее глазах, казалось, расширились, и глаза перестали быть человеческими.
   Мавро хлопнул меня по спине и похвастал:
   – Какой сюрприз! Видели бы вы дона Анжело! Он махал ножом, нисколько не заботясь о здоровье и самочувствии Люсио! И чуть не отрезал ему голову. Удивительно! Посмотрите: на нем кровь! Можно подумать, он забил свинью.
   Мавро считал, что это забавно. Я взглянул на свою защиту и увидел, что она действительно забрызгана кровью.
   Абрайра странно посмотрела на меня, будто собираясь сказать что-то, но передумала. Кейго скомандовал:
   – Все вниз! На колени! – Он извлек меч и указал на пол перед собой. Мы осторожно подошли к помосту, глядя в землю, и склонились перед мастером Кейго. Он долго смотрел на нас.
   Перфекто понимал самурая лучше нас всех. Он прижался лицом к полу и закричал:
   – Прости их, хозяин, потому что они действовали в порыве гнева!
   Кейго тяжело дышал сквозь зубы, потом спокойно спросил:
   – Что они сделали?
   – Напали на Люсио и разрезали ему лицо – но они помнили твой приказ и не убили его.
   Наступило неловкое молчание. Кейго смотрел на нас. Потом сказал:
   – Нужно было предварительно подумать. Нужно сначала думать, потом действовать.
   – Но… ты сам учил нас, что не должно быть никакого разрыва между мыслью и действием, – сказал Мавро. – Ты хорошо научил нас.
   Кейго закричал по-японски: крошечный прибор у него на воротнике ожил и начал переводить:
   – Вы действовали безответственно и напали преждевременно. О чем вы думали? Где ваша честь?
   Такая постановка вопроса мне показалась странной. Я не понимал, почему это мы поступили бесчестно, напав на Люсио.
   Мавро заявил:
   – Я бы отомстил за свою честь, только если бы убил их!
   – Но ты обесчестил бы своих нанимателей, если бы преждевременно убил этих людей! – заорал Кейго. Потом он успокоился и сказал более мягким тоном, словно спорил с другом: – Корпорации «Мотоки» нужно, чтобы все были живы, ne? О чем вы думали? Если восстановите свою честь, убив этих людей сейчас, вам придется совершить харакири. Но этого не должно случиться! Если вы убьете их, а потом умрете от собственных рук, вы заберете у корпорации «Мотоки» десять жизней. Вы навсегда опозорите себя. Вы не выполните своих обязательств перед корпорацией! Или вы хотите убить этих людей сейчас, а потом героически умереть в битве? Хотите стать Божественным Ветром – камикадзе и умереть героически? – Кейго широко раскрыл рот, чтобы мы видели его язык. В отвращении сморщил лицо. – Никто не может с уверенностью ожидать героической смерти камикадзе. Вы не должны так думать.
   Итак, я вижу только один путь, на котором вы сохраните свою честь… Конечно, можете убить их сейчас, потом отличиться в битве, а после войны совершить харакири. Но это очень неопределенный план, в нем нет уверенности. К тому же, даже если вы сумеете отличиться в битве, вы никогда не будете знать, какой ущерб могли бы нанести убитые вами люди нашим противникам ябандзинам. Вы можете показать чудеса храбрости в битве, но нельзя быть уверенным, что вы себя оправдали, что точно сделали больше, чем те люди из другой команды, которых вы собирались убить. Возможно, вы так считали в гневе, но сейчас он уменьшился, и вы видите, что ни один из этих путей не ведет к чести!
   Мавро ответил с горечью в голосе:
   – Я не об этом думал. Мне казалось: мы убьем этих людей, а потом ты простишь нас. Ты должен был понять, что мы должны отомстить за себя.
   – Я… понимаю, – сказал Кейго. – Я тоже отомстил бы за себя. Но… единственный путь, на котором вы можете отомстить своим врагам и выполнить свои обязательства перед «Мотоки», единственный путь, который я вижу, – это ждать окончания войны. Вы сразитесь с ябандзинами, а потом убьете своих врагов. Так вы оплатите долг чести корпорации и отомстите за свою личную честь. Вы ведь не станете терять свои жизни в харакири, ne? Все очень просто. – Он улыбнулся, как будто объяснил простую истину умственно отсталым детям, и теперь надеется, что они поняли.
   Все молчали. Я поразился тому, до какой степени японец нас не понимает. В свою очередь, мне его представление о чести, основанное на обязанностях перед корпорацией, было до того чуждо, что я с трудом его воспринимал. Я думал не о чести, а о мщении. В Панаме человек восстанавливает честь семьи, когда мстит за нее. Месть и честь – практически одно и то же. Но обязательства перед нанимателем к чести отношения не имеют. У самураев весьма странные представления…
   Абрайра высказала вслух то, о чем я сейчас думал:
   – Ты не понимаешь нас. «Мотоки» платит нам за работу, и мы стараемся выполнить эту работу. Таковы пределы наших отношений. Работа на корпорацию «Мотоки» не включает с нашей стороны понятие чести.
   Лицо Кейго исказилось в гримасе боли, шока и недоумения, словно Абрайра произнесла немыслимое богохульство. Он быстро заговорил по-японски. Послышался перевод:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное