Вольф Белов.

Бельфеддор

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Я обдумаю твое предложение. Но сначала мы наведаемся в Отоммосо.

«Тоже неплохая мысль, – одобрил демон. – Этот город всегда ломился от золота. Почистим купеческие закрома.»

– Я совсем не это имел в виду.

«Зачем же ты так рвешься в столицу? Нас ждет там прелестная женщина?»

– Уймешься ты когда-нибудь? – рассердился Бельфеддор.

«Совсем забыл, что ты не любишь говорить о женщинах… – демон злорадно хохотнул. – Так что же тебе нужно в Отоммосо? Ты же убогий сирота, у тебя нет ни родни, ни друзей. Вся твоя семья – это я и этот жеребец.»

– Не бери на себя слишком много, – сердито осадил демона Бельфеддор. – А в Отоммосо мы едем к госпоже Тинее. Она племянница Ксеттоса и единственная его наследница.

«Ага! – восторжествовал демон. – Все-таки женщина!»

– Ничего общего с тем, о чем ты подумал. Капитан Кселлос кажется мне честным человеком, уверен, он проследит, чтобы люди Ксеттоса и все уцелевшее имущество купца вернулись к его наследнице. Я тоже честный человек и верну госпоже Тинее Мрака. Она его законная хозяйка.

«У тебя совсем мозги сотряслись, когда через стену прыгал! – взъярился демон. – Это наш жеребец, он сам к нам пришел, он хочет служить только нам. Это настоящий боевой гиппарион. Зачем такой жеребец холеной безмозглой девице? Может быть, ты и сам вернешься в хозяйскую собственность? Ты же был рабом Ксеттоса, значит, по закону тоже должен перейти по наследству.»

Такой довод заставил Бельфеддора растеряться.

– Об этом я еще как-то не подумал, – смущенно пробормотал он.

«И не пытайся, – злобно посоветовал демон. – Уверен, мне не понравится то, что ты можешь надумать. У тебя явная нехватка мозгов, ты слишком туп, чтобы думать.»

– Чего ты хочешь от меня?! – рассердился Бельфеддор. – Непросто вот так сразу изменить всю свою жизнь. С самого рождения я был рабом Ксеттоса, он вырастил меня. Я жил в его доме, все было просто и понятно – делай свою работу и получай за это кров и пищу. А теперь я вдруг остался совсем один. Непривычно заботиться о самом себе, а не о хозяине. И перестань оскорблять меня!

«Тогда научись, наконец, думать как свободный человек. Избавься от своих рабских привычек.»

– Какой же ты все-таки нудный, – устало вздохнул Бельфеддор.

«Да, со мной тебе нелегко придется, – признал демон с изрядной долей злорадства. – Но, надеюсь, мы еще подружимся.»

– Очень в этом сомневаюсь, – пробурчал Бельфеддор. – А сейчас мы все же должны ехать в Отоммосо. Предатель Омминос наверняка уже там. Неизвестно, с какой целью он организовал нападение на караван Ксеттоса. Быть может, госпоже Тинее угрожает опасность.

«Тогда советую поторопиться. Скоро нас нагонит капитан Кселлос со своим отрядом. Нам лучше вернуться на дорогу и постараться проехать через Паттоко раньше него.»

– Ты прав, – согласился Бельфеддор.

Он окликнул Мрака. Гиппарион тут же поспешил к хозяину. Взобравшись на круп жеребца, Бельфеддор направил его к Большой Императорской дороге, чтобы продолжить свой путь далее на закат, к стенам Отоммосо – новой столицы империи.

* * *

По мере приближения к Отоммосо дорога становилась все оживленнее.

По пути встречались воинские отряды ногаров, торговые караваны, спешили гонцы с вестями, шагали пешие путники. В отдалении над степью клубилась пыль – кочевые племена гнали свои стада на большой торг.

Отоммосо был огромен. Пожалуй, не было на свете города более древнего, более великого, более богатого. Слава о нем гремела повсеместно, от Хингарских гор на восходе до Изумрудных лесов кадангов у берегов Безбрежного океана на закате, от полуночных лесов арамеев и хошимов, что называли город на свой лад – Орамос, до полуденных земель акатанов по другую сторону моря Горронга. Потому император Аммитетоннос и решил перенести столицу из древнего Аттоко в Отоммосо. Сюда, на побережье, сходились торговые пути со всего мира – сухопутные и морские. Само море Горронга уже многие ногары именовали Круглым, ибо обширная Ногарская империя, раскинувшаяся на полсвета, охватила его со всех сторон.

Город был огромен. Чтобы добраться от одного его конца до другого, даже верхом, потребовался бы почти целый день. Число его жителей измерялось сотнями тысяч, не намного меньше было проезжающих. Здесь можно было встретить представителей любых рас и народов – самих ногаров, гордо именующих себя повелителями мира, белокурых кадангов, лесных варваров арамеев и хошимов, кочевников гипитов, смуглых каттанцев и ардонаев, чернокожих жителей полуденного побережья и Акатании – всех вобрал в себя Отоммосо.

Город был крупнейшим торговым центром – целые кварталы состояли из купеческих дворов, лавок, складов, амбаров, конюшен. Обширные рынки жили своей жизнью, словно маленькие города. Ежедневно они принимали и отпускали десятки торговых караванов. Здесь можно было приобрести все, что угодно – оружие, украшения, домашнюю утварь, продовольствие, скотину. На невольничьих рынках можно было сравнительно недорого купить раба любого пола и возраста. В этом прибрежном городе, в самом центре работорговли их стоимость была не столь высока, как в глубине континента. Впрочем, юные девушки и юноши, наделенные особой красотой, даже здесь ценились довольно высоко, их стоимость на аукционах достигала немалых сумм.

Огромный порт, раскинувшийся на все побережье, также существовал торговлей. Ежедневно к многочисленным причалам швартовались купеческие галеры, на берег сходили колонны рабов, переносились тюки, ящики с товарами, бочки и кувшины с заморскими винами и пряностями. Приняв на борт амфоры с зерном, изделия искусных ногарских мастеров из стекла и фарфора, ткани, кованые изделия, инструменты и оружие, прочий груз, корабли вновь уходили в море. Постоялые дворы, кабаки, термы[5]5
  Терма – баня.


[Закрыть]
– все это служило удобствам и удовольствиям как гостей, так и горожан, а также приносило немалую прибыль своим владельцам.

Город был развитым ремесленным центром. Почти всю Потанскую его часть, расположенную между полуночью и закатом, занимали кварталы гончаров, стекольщиков, кузнецов, кожевенников, ткачей. В мастерских от рассвета до темноты трудились тысячи мастеров, наемных рабочих, рабов, в этой части города постоянно стоял шум – звон металла, стук, бряк, грохот, клубился дым печей. Производственные постройки и жилища рабочих и рабов перемешивались в невообразимом архитектурном хаосе, неприемлемом для планировки прочих городов Ногары. Только жилища именитых мастеров и владельцев мастерских стояли обособленными дворами-усадьбами. Изделия отоммосских ремесленников были широко известны по всей Ногарской империи и пользовались большим спросом.

Это был также и культурный центр империи. Величественные храмы принимали сотни паломников со всего света, в их университетах молодые люди высшего сословия, наставляемые учеными жрецами, постигали различные науки. Храмовые библиотеки хранили древние пергаментные манускрипты, медные, серебряные и золотые таблицы, содержащие труды давно ушедших в мир теней мыслителей. Сами жрецы составляли особую касту привилегированного сословия. Это были люди образованные, искушенные в магических науках, пользующиеся большим уважением в обществе и огромным влиянием. Кроме того они были близки к бессмертным богам, и даже сам император не имел официальной власти над служителями культа. Жреческое сословие вело свою обособленную жизнь, не вмешиваясь в дела государственных мужей и простого народа, но и не допуская непосвященных в таинства собственного бытия. Могущество жрецов проявлялось во всем – торжественных помпезных празднествах, нарочито показном богатстве и роскоши, способных затмить великолепие императорского двора, культовых постройках. Величественная пирамида Центрального храма занимала площадь, равную пяти городским кварталам, а грандиозные башни, служившие обсерваториями жрецов-отшельников, поднимались выше облаков.

За тысячи лет город накопил сказочные богатства. Резиденции знати не уступали, а порой и превосходили своим великолепием императорские постройки в Аттоко. Стараясь перещеголять друг друга, вельможи покрывали купола своих дворцов золотом и серебром, для отделки стен доставляли белый мрамор с Потанских гор, черный из Хингары и даже красный из Акатании. Вокруг дворцов разбивались фруктовые сады и тенистые рощи с бассейнами и фонтанами.

Кроме всего прочего Отоммосо являлся неприступной крепостью. Мощные стены, двадцатикратно превышающие высотой человеческий рост, опоясывали весь город. Со стороны моря город также был защищен. На скалистых мысах, укрывающих гавань и порт от штормов, высились гранитные бастионы. Баллисты и катапульты на их стенах были способны поразить цель на расстоянии семисот шагов.

Все это послужило причиной решения императора Аммитетонноса перенести свой двор из тихого Аттоко в шумный, вечно живой и бесконечно огромный Отоммосо.

Новая столица империи встретила Бельфеддора своей обычной шумной суетой – древний город не знал покоя ни днем, ни ночью.

«Здесь все так же оживленно, – заметил демон. – Давненько я тут не бывал, пожалуй, уже полтысячи лет. Куда мы едем?»

– В усадьбу Ксеттоса, – тихо ответил Бельфеддор.

«Ты по-прежнему хочешь избавиться от Мрака? Глупо.»

– Жеребец не принадлежит нам. Неизвестно, что ждет нас в будущем, но я не хочу начинать новую жизнь с обмана.

«Ты непроходимо глуп и упрям,» – со злобой проворчал демон.

– Не нравится – ищи себе другое тело, – огрызнулся Бельфеддор.

Решив срезать путь, он свернул с центральной улицы и углубился в трущобные кварталы. Это было довольно рискованно: в таких местах ошивались далеко не лучшие представители рода человеческого, здесь жили по своим законам – по праву сильного. Даже патрули городской стражи не отваживались заходить в глубину подобных кварталов. Контролировать всех и вся в таком огромном городе, каким являлся Отоммосо, было просто невозможно, а потому разного рода проходимцы, авантюристы и прочие лихие люди чувствовали себя вполне вольготно в лабиринтах тесных улочек старых кварталов, среди многочисленных трущоб и притонов. Человеческая жизнь здесь не стоила и гроша. Одинокий всадник представлял собою лакомую добычу – объезженные гиппарионы ценились довольно высоко, да и стальное оружие стоило целое состояние. Но уже близился вечер, а Бельфеддор не желал вламываться в дом благородной госпожи среди ночи и поэтому избрал более короткий путь, хотя и более опасный.

С наступлением сумерек улицы опустели. В отличие от центральных районов, где жизнь не замирала ни днем, ни ночью, здесь с приходом темноты все затихало. Мало кто отваживался покидать жилища в темное время суток: слишком уж велик был риск окончить свои дни на мостовой. Детям же и женщинам грозила участь быть похищенными и проданными в рабство – многие капитаны галер охотно скупали нелегальный живой товар, чтобы выгодно продать за морем. Здесь вершились темные дела, поэтому и весь район носил название – Темный город.

Услышав женский крик, Бельфеддор натянул поводья. Из переулка выбежала девушка в легких одеждах, по виду похожая на танцовщицу. Споткнувшись, она упала прямо под копыта Мрака. Бельфеддор спрыгнул на землю и помог девушке подняться.

«Ты только взгляни, какой чудный цветочек попал к нам в руки! – восхитился демон. – Я же говорил, что женщины сами будут валиться к нашим ногам.»

Действительно, несмотря на растрепанный вид, девушка была на редкость красива. Ее стройный гибкий стан едва прикрывали легкие одежды и пышные каштановые волосы, волнами ниспадавшие до пояса, а в прелестном личике даже самый искушенный эстет вряд ли отыскал бы какой-либо недостаток. Ее большие выразительные глаза с испугом и надеждой смотрели на Бельфеддора. Девушку действительно можно было сравнить с прелестным нежным цветком, в этом демон был прав.

– Что случилось, девушка? – спросил Бельфеддор. – От кого ты бежишь?

– Помоги мне, господин! – взмолилась девушка. – За мной гонятся! Меня хотят убить!

«Она права, – подал голос демон. – Трое парней уже совсем близко. Я посоветовал бы держать оружие под рукой.»

– Не бойся, – произнес Бельфеддор. – Я не дам тебя в обиду.

«Ну да, – скептически усмехнулся демон. – Ты хотя бы нас защитить сумей.»

«А ты мне на что? – отозвался Бельфеддор. – Можешь проявить свою силу, ты ведь давно этого добивался. Но одно условие: обойдемся без убийства.»

«Наконец-то! – кровожадно возликовал демон. – Вообще-то я совсем не прочь размотать этим типам кишки и вырвать им сердца, но раз ты желаешь их пощадить, так и быть, мы их просто покалечим.»

Из темноты переулка выбежали три человека. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: встреча с такими типами в темное время суток не сулила ничего доброго. Все трое невысокие, коренастые, широкоплечие, в плотных дорожных плащах, под которыми можно было спрятать кинжал или меч, их лица надежно скрывали капюшоны.

Увидев Бельфеддора и девушку, громилы остановились.

– Эй, приятель! – окликнул Бельфеддора один из них. – Ты поймал чужую птичку.

– За что вы преследуете бедную девушку? – спросил Бельфеддор.

– А это уж не твое дело, – ответил громила, подходя ближе.

Его товарищи также приблизились.

– Отдай девчонку и проваливай, пока цел, голодранец.

Предводитель троицы откинул полу плаща и демонстративно положил ладонь на рукоять короткого меча. Бельфеддор отстранил девушку себе за спину и ответил:

– Ее вы не получите.

– Ты сам напросился, босяк.

Громила рванул меч из ножен.

«Повеселимся, дружище,» – мрачно произнес демон.

В тот же миг Бельфеддор почувствовал всю грозную мощь существа, чье имя он принял. В мгновение ока демон полностью овладел их общим телом и принял бой. Занесенный для удара меч оказался в руке Бельфеддора, а его владелец скорчился на мостовой, держась за вывихнутое запястье. В следующий миг бронзовый клинок рассек бедро другого противника. Третий благоразумно отступил.

– Убирайтесь отсюда, – приказал Бельфеддор.

Ночные убийцы предпочли не спорить с босоногим голодранцем и уковыляли обратно в переулок. Бельфеддор швырнул меч им вслед.

«Ты доволен? – спросил демон. – Я никого не убил, как ты и хотел. Жаль, веселье было слишком недолгим. Я даже не разогрелся. Может, поищем себе еще десяток врагов, здесь наверняка полно всяких негодяев.»

«С тебя и этого хватит, – осадил его Бельфеддор. – Но, честно говоря, ты был великолепен. Вижу, тебе можно доверять – хотя бы иногда.»

«Мне всегда можно и нужно доверять. А теперь давай заедем на постоялый двор и уложим эту девчонку в постель. Ты только посмотри в ее глаза. Она хочет нас, точно тебе говорю.»

«Заткнись, – потребовал Бельфеддор. – Сделал свое дело, теперь умолкни.»

Он оглянулся. Девушка, прижавшись спиной к забору, действительно смотрела на него с восторгом и обожанием широко раскрытыми глазами. Встретившись с ней взглядом, Бельфеддор даже испытал некоторое смущение. Девушка подбежала к своему спасителю и упала перед ним на колени.

– Благодарю тебя, господин.

– Встань, девушка, – потребовал Бельфеддор и сам поднял ее, обняв за плечи. – Я не господин, я простой человек. Как твое имя?

– Исинта. А как зовут тебя, господин?

«Можешь назвать ей наше имя, – разрешил демон. – Здесь оно уже давно забыто.»

– Бельфеддор, – назвался бывший раб Ксеттоса.

Исинта снова склонилась перед ним.

– Благодарю тебя, господин Бельфеддор. Ты спас мне жизнь.

– Перестань кланяться, Исинта, – потребовал Бельфеддор. – Я же сказал тебе, что я простой человек. Кто ты? Где твой дом?

– Мой дом далеко, – ответила девушка. – Я всего лишь рабыня. Мой хозяин благородный господин Соттанос.

– Как же ты оказалась здесь, в этом квартале? – удивился Бельфеддор. – Почему эти люди гнались за тобой?

– Случайно я услышала странный разговор в доме моего хозяина. Я не знаю, кто эти люди, но они замыслили убить некоего знатного господина. Меня заметили и попытались задушить. Мне удалось вырваться и сбежать, я пряталась здесь. Но эти люди выследили меня. Прошу тебя, господин, не оставляй меня одну. Мне очень страшно.

Бельфеддор помог девушке взобраться на круп жеребца. Усевшись позади нее, он взял поводья и сказал:

– Я отвезу тебя в надежное место, там о тебе позаботятся. Конечно, если ты не против.

– С тобой, господин Бельфеддор, я готова ехать куда угодно, – ответила Исинта.

«Она точно нас хочет! – не унимался демон. – Надо ехать на постоялый двор. Ну же, будь, наконец, мужиком.»

«Можешь ты думать о чем-нибудь другом?» – сердито отозвался Бельфеддор.

«Не могу. Я триста лет жил в одиночестве на развалинах.»

Бельфеддор пустил Мрака вскачь. Вскоре гиппарион вынес своих седоков из убогих кварталов Темного города и вернулся на просторные широкие улицы. Добраться до усадьбы Ксеттоса засветло Бельфеддор не успел, на город опустилась ночь, когда он подъехал к знакомым воротам.

Спешившись, Бельфеддор помог девушке спуститься на землю, потом взялся за медное кольцо и постучал в ворота. Ждать пришлось недолго: со скрипом отворилась калитка, бородатый человек осветил поздних гостей фонарем. Бельфеддор узнал его – то был Цеттес, дворовый слуга Ксеттоса.

– Кто вы? – спросил Цеттес.

– Путники, – ответил Бельфеддор. – У меня есть вести для госпожи Тинеи об ее дяде господине Ксеттосе.

– Я доложу госпоже, – сказал Цеттес и захлопнул калитку.

«Народ здесь не слишком гостеприимный, – с обычной злобой заметил демон. – Могли бы и внутрь пригласить.»

«Кто бы говорил, – ответил Бельфеддор. – Сам-то как гостей встречал на своих развалинах?»

Вскоре загремел засов, и двое рабов распахнули ворота.

– Проходите, – пригласил путников Цеттес. – Госпожа примет вас.

Бельфеддор завел гиппариона во двор. Девушка последовала за своим спасителем. Бельфеддор снял оружие со спины Мрака и передал поводья рабам. Затем вместе с девушкой он проследовал за Цеттесом в господский дом.

– Ждите здесь, – сказал Цеттес, проводив гостей в просторный триклиний[6]6
  Триклиний – гостиная, холл.


[Закрыть]
. – Госпожа выйдет к вам.

Бельфеддор огляделся. Это помещение было отлично ему знакомо, здесь Ксеттос принимал своих доверенных, казначеев и прочих своих служащих.

Из внутренних покоев появились две рабыни-служанки. Они раздвинули тяжелые занавеси плотного полога, в холл вышла молодая красивая женщина в парчовой палле[7]7
  Палла – верхняя женская одежда (древнеримск.).


[Закрыть]
. Ее жгучие черные волосы были собраны в аккуратную прическу и украшены нитями жемчуга. Мочки ушей женщины слегка оттягивали золотые серьги, а на шее красовалось жемчужное ожерелье. Ее изящные ножки, обутые в мягкие сандалии, ступали легко и неслышно. На холеных белых руках позвякивали золотые браслеты. Гордой осанке купеческой племянницы могла бы позавидовать любая благородная аристократка.

«Это и есть Тинея?! – восхищенно спросил демон. – Теперь я понимаю, почему мы так стремились сюда. Одобряю твой выбор, дружище. Исинта просто несмышленая девчонка, а это настоящая баба. Охмуряй ее скорее!»

Бельфеддор с превеликим удовольствием ударился бы головой о стену, если бы был уверен, что сможет причинить этим боль похотливому злобному демону. В очередной раз посоветовав ему заткнуться, Бельфеддор отвесил почтительный поклон хозяйке дома и произнес:

– Приветствую тебя, госпожа. Прошу простить нас за поздний визит.

Он с трудом удержался, чтобы по привычке не опуститься перед ней на колени. Исинта также учтиво поклонилась наследнице Ксеттоса.

– Привет и тебе, путник, – ответила Тинея. – Кто ты? Твой лик мне незнаком.

Тон ее голоса был довольно холодный. Впрочем, Бельфеддора это не удивило: племянница Ксеттоса всегда смотрела свысока на людей более низких сословий. А Бельфеддор в своих разодранных одеждах и полуодетая Исинта никак не походили на людей состоятельных. К тому же оба были босы – так ходили только рабы и нищие бродяги.

– Мое имя Бельфеддор, госпожа, – назвался гость. – Я простой путник. Прости, но недобрые вести принес я в твой дом.

– Говори, – разрешила Тинея.

– На караван Ксеттоса напали варвары, – сообщил Бельфеддор. – Караван разграбили, а сам Ксеттос погиб.

Вопреки его ожиданиям, Тинея восприняла печальное известие довольно спокойно, она лишь чуть нахмурила брови.

– Откуда тебе это известно? – спросила Тинея.

– Я случайно оказался в его лагере во время схватки, – солгал Бельфеддор. – Варвары захватили все золото, серебро и часть товаров. На следующий день к месту ночной стоянки подошел военный отряд капитана Кселлоса. Он обещал привести остатки каравана в крепость Паттоко и позаботиться, чтобы все уцелевшее имущество и люди Ксеттоса вернулись домой. Он благородный воин и честный человек, будь уверена, он сдержит свое слово. Я же привел тебе любимого вороного жеребца твоего дяди. Еще я должен предупредить тебя, что начальник стражи Омминос предал своего господина. Это он заманил караван Ксеттоса в ловушку. Я своими глазами видел, как Омминос присоединился к варварам. Будь осторожна, госпожа, он может замыслить что-нибудь недоброе и против тебя.

– Я приму к сведению твое предупреждение, путник, – кивнула Тинея. – Весть твоя печальна, но я вижу, что ты честный человек, и ценю это. Я готова вознаградить тебя. Ты вправе требовать, что пожелаешь.

«Не оплошай, приятель, – подал голос демон. – Ты знаешь, что нам нужно.»

– Я прошу тебя принять в свой дом эту девушку и позаботиться о ней, – произнес Бельфеддор, указав на спутницу. – Ее зовут Исинта.

– Она твоя рабыня? – спросила Тинея.

– Нет, случайная спутница, – ответил Бельфеддор. Он предпочел вообще умолчать о том, что Исинта является рабыней. – Какие-то разбойники преследуют ее и хотят убить. Мне же ничего не нужно, только ночлег. Утром я уйду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное