Владислав Выставной.

Волшебный полигон Москва

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Она поправила указательным пальцем тяжелые очки на переносице и отступила в глубину прихожей, уступая Толику дорогу.
   – Он ждет вас в гостиной.
   Толик прошел скрипучим коридором до гостиной.
   Гостиная показалась ему странной. Во-первых, потому что стены ее были сложены из самых натуральных бревен. Бревен массивных, не очень тщательно тесанных, с засохшими подтеками смолы. Потолок, соответственно, был дощатый, укрепленный мощными брусьями. Непонятно, как это могло быть втиснуто в стены обыкновенной «хрущевской» квартиры.
   Но самым удивительным было то, что стены эти ближе к дальним углам были покрыты толстым слоем более, чем натурального инея. С потолочных брусьев свисали сосульки. Только сейчас Толик почувствовал, что в «гостиной» отнюдь не жарко.
   Архивариусом оказался худой и жилистый дядька с красным обветренным лицом, окаймленным добротной бородой, больше походящий на бывалого кээспэшника, чем хранителя ветхих архивов. Толик не удивился, когда увидел в углу потемневшую от времени (и, видимо, дыма костров) гитару.
   Одет тот был в древнюю дубленую безрукавку поверх фланелевой рубашки и тертые джинсы, штанины которых были погружены в короткие валенки.
   Не типичный, в общем, был архивариус.
   Сидел он в глубокой задумчивости в плетеном кресле-качалке и кочергой шевелил поленья в пузатой печке-«буржуйке», преспокойно разместившейся посреди комнаты. Рядом с печкой стояла здоровенная колода с воткнутым в нее топором.
   – А, вот, наконец, и ты! А мы уж заждались тебя, – взглянув мельком на гостя, сказал Архивариус и подкинул в печку полено, из тех, что в изобилии валялись у его ног.
   «Когда это меня успели заждаться? – удивился Толик. – Чудеса-то начались дня три назад, не больше…»
   Словно прочтя мысли Толика, Архивариус хмыкнул.
   – Да, заждались, – повторил он. – Ты разве не заметил, что в Волшебной Москве время течет не так, как в обычном мире?
   – Нет, – признался Толик. – А чего это у вас стены мерзлые? Не зима ж вроде…
   – Видимо, в моей душе всегда снег, – тихо засмеялся Архивариус. – Видишь, каким я стал в Игре? А ведь в той жизни…
   Он замолчал, задумавшись. И снова рассмеялся.
   – Нет, это все мне и вправду куда ближе. В отличие от многих, я вполне доволен своей личиной. Впрочем, речь не обо мне. Тебя ведь направил Магистр…
   – Да.
   Архивариус одобрительно покивал головой и кинул в печку еще одно полено.
   – Магистр хочет, чтобы я помог тебе разобраться в обстановке. Ввел, так сказать, в курс дела. Хотя – как это сделать? Сам не представляю… Ах, да, что же ты стоишь? – вдруг спохватился Архивариус и вскочил с кресла. Он недоуменно огляделся по сторонам, будто вдруг осознал, что из гостиной воры вынесли всю мебель.
Однако не растерялся и, выдернув из колоды топор, ногой пододвинул ее к печке и сделал Толику приглашающий знак рукой.
   – Присаживайся. Чай будешь?
   – Ага, – безо всякой ложной скромности согласился Толик, вспомнив, что его организм недавно потерял немало крови, – И есть чего-то охота…
   – А, ну так это мы сейчас организуем, – хохотнул Архивариус и позвал: – Полина!
   Вошла давешняя училка литературы. Если это была жена Архивариуса, то контраст между ними представлялся разительным до комичности. Нарочито туристический и КСПшный облик хозяина никак не стыковался с высушенным унылым лицом хозяйки. Игра вообще не любила сглаживать грани…
   – Полина, а ну, чего у нас есть в холодильнике? Приготовь гостю чего-нибудь пожевать. И чаю нам принеси…
   Лицо у Полины высокомерно вытянулось, будто говоря: «С какой это стати я буду прислуживать этому оборванцу?!». Впрочем, выражение лица не помешало ей торжественно удалиться в темноту коридора. Видимо, статус Архивариуса позволял тому плевать на высокомерие супруги.
   – Курить будешь? – спросил вдруг Архивариус.
   Толик отрицательно помотал головой. Странно, но ни одна самая жуткая компания так и не смогла приучить его к курению. Он просто не понимал этого удовольствия. Хотя, признаться, часто жалел об этом и завидовал курящим. Как, например, сейчас, глядя на то, с каким смаком Архивариус набивал ароматным табаком массивную черную трубку…
   Полина подкатила тележку с большими железными чашками, дымящимся чайником и стопкой бутербродов и, поправив очки, бесшумно удалилась.
   Толик, не долго думая, принялся за чай и бутерброды.
   Архивариус задумчиво отправлял в мерзлый потолок струи густого пахучего дыма.
   – Да, – сказал он. – Странную штуку сыграли с нами братья наши старшие. Странную и страшную. Особенно неприятно быть при этом Архивариусом.
   – Почему? – спросил Толик и протянул замерзшие руки к жаркой печке. В одной из них он продолжал сжимать надкушенный бутерброд.
   – Да хотя бы потому, что мне приходится больше всех знать о том, что происходит, видеть, как вылезла наружу человеческая сущность. Игра – ведь это штука хитрая. Были бы мы все, скажем, такие положительные и замечательные, как Тимур и его команда, то и не заметили б ничего. Потому, что нечему было бы показываться наружу. А у искренних людей и так все на виду…
   Архивариус вдруг помрачнел и сказал тяжелым голосом:
   – Жену мою видел? Она ведь никогда не носила очков. Улыбчивая такая… Она ведь красавица. Фотомодель. Ей восемнадцать.
   Толик выронил бутерброд.
   – Да. Не верится? Вот и мне не хочется верить, – сухим голосом сказал Архивариус. – И, знаешь, что? Ведь Игра закончится. Я уверен в этом. Все вернется на круги своя. И Полина снова станет красавицей. Но я-то буду помнить…
   Толик с испугом косился в темный провал двери, откуда могла появиться восемнадцатилетняя красавица в жуткой маске училки литературы. Трудно, все-таки, привыкнуть к этим штучкам…
   Архивариус встал, подошел к стене и взял гитару. Снова сел в кресло и немного погрел руки у огня.
   – Что чай не пьешь? – весело подмигнул он Толику. – Остынет…
   После чего, негромко забренчав струнами, хрипловато запел:

   Если бы я знал, что все будет так,
   Во всем бы видел какой-то знак.
   Если бы я знал, что все так пойдет,
   Ходы считал бы я наперед.
   Я бы видел в небесах какой-то знак,
   И все было, было б
   Не так…

   Если бы я знал, что так может быть,
   Не стал бы много я творить,
   Если бы я знал, что так может стать,
   Пытался б снова сто раз начать.
   Я бы видел в небесах какой-то знак,
   И все было, было б
   Не так…
   Если б я имел ту колоду карт,
   Которая дала б мне любой расклад,
   Если бы все знал я и все умел,
   То песню эту бы я не пел
   Я бы видел в небесах какой-то знак,
   И все было, было б
   Не так…

   Слушая Архивариуса, Толик деликатно, как ему казалось, отхлебывал чай. Песня ему понравилась. И дядька-Архивариус тоже. Вот Полина эта ему не очень понравилась. А потому жалко было Архивариуса, что, небось, для нее, училки ссохшейся, песни и сочинял…
   Архивариус поперебирал еще струнами, после чего решительно отложил гитару – прямо на пол – и обратился к Толику:
   – Ну, подкрепился? Теперь к делу. Пойду-ка я в архив…
   Толик встал и приготовился было идти куда-то в соседние комнаты, но Архивариус жестом остановил его и подошел к стене прямо за спиной гостя. Толик обернулся и увидел большой стеллаж из грубых неокрашенных досок, что был снизу доверху плотно уставлен…
   Ноутбуками!
   Ноутбуки были самые разные – старинные черные «Ай би Эм» невероятной толщины соседствовали с тонюсенькими серебристыми «Самсунгами» и широкоформатными «Асусами». Впрочем, для такого знатока компьютерной техники, как Толик, достаточно было одного слова – «разные».
   На торце каждого из них, словно на корешке книги, были сделаны какие-то надписи. Судя по всему – гелиевой ручкой на прилепленных кусках лейкопластыря.
   Архвариус выдернул один из ноутбуков – как раз черный, пузатый и ужасно тяжелый, судя по напряжению пальцев.
   – Вот. То, что нам надо, – сказал Архивариус и, запустив машину, погрузился в чтение, ловко колотя пальцами по клавишам. Копаясь в содержимом компьютера, он говорил:
   – Видишь, ли, работа Архивариуса в этой Игре отличатся своими особенностями. В частности, тем, что мои Архивы имеют свойство постоянно меняться. Никогда нельзя быть уверенным, что сведения, записанные и сохраненные когда-то, так и будут в том же виде дожидаться на полке часа, когда их найдут и ознакомятся с ними. Вот и сейчас – я понятия не имею, что найду в собственной базе данных…
   – А что вы ищите? – поинтересовался Толик.
   – Я ищу общие сведения о Волшебном городе Москва, в который превратилась наша любимая столица. Без этих знаний не то, что победить в Игре – трудно попросту выжить…
   – А что, разве что-то изменилось в городе? Кроме людей? Этих… Личин?
   – Пойми, Толик. Изменилась сама реальность. Той, знакомой всем нам Москвы уже нет. Есть совершенно чужая страна… Если хочешь – Волшебная страна – со своими законами и правилами поведения в ней. И это – помимо специальных, которые должен установить – но все еще не установил – Магистр для Игроков.
   Я не знаю, откуда в моем архиве берутся все эти сведения. Будем считать, что это – магия. И мой доступ к этим сведениям определен статусом Архивариуса в Игре. Я, например, даже не знаю – должен был я быть здесь изначально или меня попросту придумал Магистр правил, чтобы я мог что-то тебе объяснить…
   – Вас могли придумать? – поразился Толик.
   – Конечно, – кивнул Архивариус. – При определенных навыках и обладании магической силой придумать можно практически любого… персонажа. Магия, понимаешь, ли. Но речь сейчас не об этом. Скажи мне, какие правила открыл тебе Магистр? Или это только предварительные указания?
   – А… Вы знаете, что он что-то мне сказал? – удивился Толик, не зная, впадать ли в подозрение по поводу чрезмерной осведомленности Архивариуса. После пережитых страхов подозрительность Толиковых демонов выросла кардинально.
   Архивариус тихо рассмеялся и, не отрывая взгляда от ноутбука, отхлебнул чая из железной кружки.
   – Я узнал это только что, – сказал он. – Все, что происходит в Волшебном городе, неизменно попадает в Архив. То есть, ко мне. Вот я и читаю:

 //-- ПРАВИЛА ИГРЫ --// 

   откроются Игроку №1, когда тот найдет Магистра правил.
   Ключом в поиске Магистра будут сложенные вместе Части Целого.

   Толик медленно засунул руку в карман и «пазлик», найденный в ячейке камеры хранения. Это и есть Часть целого? Похоже на то…
   Архивариус, между тем, продолжал читать.

   Завладевший всеми Частями целого сам становится Игроком №1 с вытекающим из этого преимущества – первым узнать правила.
   Для завладения Частями целого не устанавливается никаких ограничений…

   – Э… – перебил Толик Архивариуса, – Я вот спросить как раз хотел: что значит – «не устанавливается никаких ограничений?»
   – Это значит, что ради того, чтобы стать Первым, тебя могут устранить, как ненужную преграду. Попросту – убить…
   – А, – сказал Толик и нервно кашлянул. – Спасибо за информацию.
   – Не за что, – ответил Архивариус. – Я продолжаю:

   Цель Игры – найти Магистра правил. Нашедший считается победителем.
   Победитель на один час получит полные магические способности.

   – И что? Это все, что получит победитель? – пожал плечами Толик. – Ради чего кишки рвать-то?
   – Во-первых, хотя бы ради того, чтобы остаться в живых, – ответил Архивариус и судорожно вздохнул. – Для тебя есть только два варианта: победить, пользуясь своими преимуществами, или погибнуть, уступив свое место более сильному…
   – Почему обязательно погибнуть?
   – Потому, что только так твой соперник сможет сменить свой статус на статус Игрока номер один. Неужели ты этого не понимаешь?
   – Не очень… Неужели эти магические способности, да еще – всего на один час – того стоят?
   – Ты меня удивляешь. Толик. Конечно стоят. Для простого смертного – это путь к исполнению самых невероятных желаний. Это власть над людьми и стихиями. Час пройдет – но его плоды останутся и после окончания Игры… Ты историю в школе учил?
   – Я и школу-то с трудом помню…
   – Прости. Но ты ведь знаешь, сколько в истории было удивительных случаев, когда люди внезапно обретали власть, славу и деньги? Когда из тюрем и «шарашек» вдруг, казалось бы, безо всяких усилий, возносились на вершины политики и науки? Подумай об этом на досуге… Впрочем, с досугом у тебя скоро будет туго…
   Да, и дослушай до конца:

   Отдельные Части Целого можно найти, выполнив поручения Магистра правил, данные по телефону Игроку №1.

   – Ну, вот, – сказал Архивариус. – Теперь твоя очередь рассказывать и задавать вопросы.
   Толик тоскливо огляделся и полез в карман джинсов за бумажкой, на которой он нацарапал произнесенную автоответчиком Магистра фразу. Достав ее, он откашлялся и медленно прочитал:
   – «Иди в метро»
   – И все?
   – И все.
   – Ну, это как бы рекомендация. Или приказ. А само поручение-то где?
   – Это все.
   – Хм… – сказал Архивариус. – Не густо. Магистр, видимо, решил не утруждать себя сложными формулировками.
   – Я только не пойму – что мне в метро-то делать? – пожал плечами Толик.
   – Ну, я так думаю, что искать Магистра или эти самые Части Целого, – пожал плечами Архивариус. – Может, там ты и узнаешь, наконец, правила, из-за отсутствия которых Арбитр сейчас пребывает в полнейшем недоумении. Выходит, ты сам должен понять, что имеется в виду. И, наверное, понять это можно только там…
   – Но что такого можно понять в метро? – скривился Толик. – Просто метро, как метро. Поезда, станции…
   – Погоди, погоди, – нетерпеливо поднял руку Архивариус, – Вот тут, видимо, тебе и я понадоблюсь. В качестве источника информации. Видишь ли, в Волшебной Москве не осталось «просто» чего бы то ни было. Все здесь пронизано первобытной магией, без налета привычного нам поля реальности. И все здесь стремится к новой, более гармоничной и подходящей для этой обстановки самоорганизации. Э, да я вижу, ты не понимаешь ничего? Я объясню проще.
   Нет больше такого города – Москва. На период Игры, по крайней мере. Ведь у нашего города было особое назначение, и только поэтому он принял ту форму, к которой мы привыкли – это была столица государства. Того, что теперь осталось в другой реальности. Сейчас же мегаполис превращается не в новый город, нет. Теперь это целая Волшебная страна! Неспроста ведь выбрали именно Москву для проведения Игры. Здесь все настолько кипучее, настолько разное и противоречивое, что маги не могли выбрать лучшего места для своих… хм… экспериментов.
   – Для полигона, – пробормотал Толик.
   – Что? – не понял Архивариус.
   – Да, так, ничего, – спохватился Толик.
   Ну, я продолжу, – сказал Архивариус. – В общем, так: по данным Архива к настоящему времени на территории Москвы образовалось несколько маленьких, но совершенно разных по своей сути стран. Да-да – стран, государств, народов – со своими правителями, своими устоями и законами.
   Вот, чего далеко за примерами ходить – Орда, полукочевое государство, возникшее на территории Черкизовского рынка. Типичная восточная деспотия. Не знаю, как выглядят сейчас его обитатели, какие личины они приняли. Но у этой страны, согласно данным Архива, есть особенность – она стремится к постоянному изменению своей территории. Она может исчезнуть в одном месте и возникнуть в другом, может легко поглотить более слабые пространства… Ну, и так далее…
   Министерства и ведомства, скажем, превратились в небольшие агрессивные княжества и ведут теперь борьбу за сферы влияния в Волшебной Москве… Из них самое опасное и агрессивное – Княжество Госбезопасности. Оно считает себя главным в Москве и стремится к тотальному контролю…
   – А, эти, в черном! – воскликнул Толик, вспоминая недавнюю встречу.
   – Ты уже сталкивался с ними? – нахмурился Архивариус.
   И Толик рассказал о своем бегстве с Казанского вокзала. Архивариус только мрачно покачал головой.
   – Ну, вот, – сказал он. – В покое теперь тебя не оставят, это уж можешь быть уверен. Это расплата за твое преимущество в близости к Магистру. Боюсь, что тебе придется очень не просто.
   Толик легкомысленно кивнул и взял с тарелки еще один бутерброд.
   – Пошли дальше… Ну, коммерческие организации, стали чем-то вроде феодальных владений. Про ВУЗы вообще говорить не хочется… Впрочем, перечислять можно много. Интересный факт: ни одного религиозного образования на период Игры городе нет! Все конфессии маги сразу оставили за чертой этой реальности.
   – Зачем?
   – Догадайся сам, если сможешь. Я лично считаю, тут дело в противоречии духовных начал религии и магического Духа этой реальности. В общем, не знаю. Тебя больше должно заботить твое метро.
   – Ну?
   – Баранки гну. Метро – это одно из самых загадочных и опасных мест Волшебной Москвы. Архив толком не может сказать однозначно, что это – по-прежнему транспортная сеть или тоже новая страна, только подземная. Боюсь, что выяснять это тебе придется самому. В этом, видимо, и есть задача, поставленная тебе Магистром. И не забывай правило – «заставь страх работать на себя».
   – Так как понимать это правило?
   – Магистр считает, видимо, что информации он дал достаточно… Я не знаю, что добавить к этому…
   – А может, плюнуть на все и не лезть в это вонючее метро? – предположил Толик.
   – А вот этого, боюсь, сделать уже нельзя. За Игроком номер один уже идет охота. И даже назначена награда…
   – К-кем?
   – А той самой Госбезопасностью. Кстати, она известна еще и тем, что не любит оставлять свидетелей. Поэтому тебе, чего бы это ни стоило, следует победить в этой игре. И как можно скорее…
   – То есть, найти Магистра правил?
   – Точно.
   Толик зевнул и встал.
   – Ну, тогда я пошел?
   – Ну, иди, – усмехнулся Архивариус и вдруг стал нарочито серьезным:
   – Мы все верим в тебя. Что победишь именно ты.
   – А какая разница, кто победит?
   – Магистр не зря отдал предпочтение тебе. Он знал, что делал. Если победит другой, история СНОВА может повернуться к людям не тем боком. Как не раз уже бывало… Впрочем, не стоит об этом сейчас думать. Иди.


   – Товарищ, генерал! Прибыл американский военный советник, – адъютант был бледен, он с надеждой ловил взгляд генерала.
   – А, черт бы его побрал! – скривился генерал, будто от зубной боли. – Зови!
   Через несколько секунд в палатку вальяжной походкой вошел джентльмен в штатском. Выглядел тот весьма бодро и обстановку палатки разглядывал с легкой иронией.
   «Вот ведь, чует преимущество, – внутренне нерадостно усмехнулся генерал. – Знает, что нам опять придется оправдываться»
   – Здравствуйте, господин генерал, – почти без акцента сказал американец. – Я думаю, теперь мы сможем обсудить проблему с глазу на глаз…
   – Прошу садиться, – кивнул генерал и сделал приглашающий жест рукой.
   Они секли в специально для этого случая реквизированные у какого-то подмосковного бизнесмена кресла. На инкрустированном столике стояли дорогие напитки, рядом наготове был адъютант. Он стоял бок о бок с крепким темнокожим парнем, что сопровождал советника и буквально излучал высокомерие и силу.
   – Так я начну, – удобно расположившись в кресле, заговорил советник. – Соединенные Штаты озабочены тем, что происходит в Москве. Не скрою, наши спутники показывают странную картинку… Впрочем, дело не в картинке. Дело в том, что на территории Москвы исчезло и не подает признаков жизни более тысячи американских граждан. И это только государственные служащие, не говоря о туристах и студентах. Среди тех, кто уже довольно долго находится вне всякой связи, между прочим, и американский посол. Должен заметить, кстати, он приходится родственником нашему президенту…
   Генерал болезненно поморщился:
   – Вы совершенно зря беспокоитесь. У нас просто перебои со связью. Все с вашими гражданами в порядке…
   – У нас другие сведения, – отрезал американец. – Вы не контролируете ситуацию не только в столице, но и в собственной стране. Это создает угрозу для мировой безопасности…
   Лицо генерала стала заливать краска. Адъютант, косясь на темнокожего соседа, инстинктивно потянулся к кобуре: генерал приходил в ярость. Впрочем, когда надо, тот мог контролировать собственные эмоции.
   – Что вы этим хотите сказать, советник? – холодно спросил генерал. – Что Америка намерена вмешаться в наши внутренние дела?
   – Это уже не совсем внутренние дела… Но ничего такого я не говорил, – подняв руки, примирительно произнес американец, уловив настроение собеседника. – Я просто хотел бы получить больше информации. И это только для того, чтобы совместными усилиями разрешить ситуацию.
   Генерал помолчал некоторое время, разглядывая сверкающие носки собственных ботинок. В ботинках отражалось искаженное лицо парня сопровождающего советника. Выглядело оно жутковато…
   Наконец, генерал вымученно улыбнулся и сказал:
   – Что ж, при условии, что вы примите на себя обязательство сохранять конфиденциальность, мы обрисуем вам ситуацию. Я бы даже сказал – ситуевину…

   …Кольцо блокады вокруг Москвы было беспрецедентным. Такого не было под Берлином во время одноименной операции. Вся работоспособная техника округа, была согнана и сформирована в эшелоны обороны, а в случае необходимости – и наступления. То, что не в состоянии было двигаться самостоятельно – доставили на тягачах и вкопали в землю. На безопасном расстоянии вокруг столицы кружили истребители и даже пару стратегических бомбардировщиков – «на всякий случай».
   По всему периметру день и ночь работали сформированные по принципу «СМЕРШ» спецотряды – с единственной целью: предупредить хождение из города и утечку информации.
   В строжайшем секрете к столице были доставлены самоходные тактические ядерные установки.
   Все, что в стране могло держаться на плаву – было отправлено в море. Все, что могло еще всплывать – погружено в пучину.
   Страна замерла в ожидании страшного удара – ведь ее сердце уже кто-то сжимал сильной и безжалостной рукой…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное