Владислав Выставной.

Сны железобетона

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

   Самое главное, я умом-то понимал, что ничего особенного не случилось, и ужас под собой не имеет никакого основания. Только потом я как-то осознал, что ХОТЕЛ ИСПУГАТЬСЯ, что ждал этого ужаса давно, и вот наконец-то повод!.. Не смотри на меня, как на идиота – ты сам из меня все это вытянул.
   Так вот. Вместо того, чтобы позвать на помощь или позвонить по мобильнику... блин! У меня ведь был сотик с собой – только сейчас вспомнил! Где он? Вот, мля!!! Потерял, маза-фака!.. Ну и хрен с ним!.. Короче, я полез еще дальше в этот лабиринт – слушай, это в натуре выглядело, как лабиринт! Где-то я споткнулся и скатился вниз, в какой-то котлован – подземный, блин, гараж буржуям роют... ага, там было еще и темно... Называется, почувствуй себя подопытной крысой! Причем я уже не осознавал, зачем и куда лезу – натуральная паника, как на «Титанике»!
   (...Мимо глаз плиты, трубы, мешки-кирпичи, арматура, бетономешалки, балки, кучи песка, битое стекло... Черт, откуда здесь такие расстояния? Снаружи ведь небольшая совсем стройка!.. Но почему?! Почему именно со мной?! И что это со мной? Куда я бегу? Где я?!.)
   – Я не плююсь, прости, случайно... Короче, на пике всех этих мерзких ощущений, стал я залазить куда-то вверх по торчащим из плит арматуринам. Это надо было видеть! Высота-то небольшая – метров пять... Но падать – только на торчащие ржавые железные штыри. Короче, долажу я до верхней плиты, держусь за два штыря и медленно так подтягиваюсь. Ну и перед глазами появляется то, что снаружи...
   (...Не хватало только страшной музыки. А так это выглядело точно, как в кино. Сначала из-за плиты показались четыре неопрятных столба, которые постепенно оформились в огромные ржавые башни, а следом вылезли знакомые, но совершенно чужие и враждебные в этом контексте трибуны, покрытые цементным налетом... Словно субмарина-призрак, из бетонной плиты всплыл Стадион...)
   – Я чуть не заорал! Чуть руки не разжал! Я сразу вспомнил про ту ночь на стадионе, и про то, как я хохмил по поводу всех этих теорий... Это был настоящий суеверный ужас! Я не мог сдвинуться с места, ни вверх, ни вниз! Я только оцепенело смотрел на этот чертов стадион. Ты знаешь, что я подумал? Я серьезно подумал, что Великий Железобетон решил проучить меня за мое хамство! И знаешь, что я сделал, вися над эти проклятым котлованом и пялясь на этот... Знаешь?! Я прочитал молитву! Ту самую, что тогда, в темноте... Только на этот раз, на полном серьезе и будучи преисполненным искренней веры в силу Железобетона! Что, псих я? Скажи, псих?..
   Потом, ты думаешь, я вылез наружу, поскольку уже долез доверху? Не-ет! Я понял, что это место не для выхода, а для УЖАСА перед Великим Железобетоном! Поэтому я медленно слез вниз и пошел обратно. И совершенно преспокойно вышел через проход между штабелями. Готов поклясться, не было там никакого прохода! Или в этом своем психозе я его просто не заметил.
   Как только вышел оттуда, то офигел с самого себя – что это вообще было?! «Белка» – так не с чего, и психов в роду вроде не было.
Смотрю на стадион – стадион как стадион... Хотя... Ну, что скажешь? К психиатру наведаться, а?
   – Выпить пива, – предложил Миха. Рассказ был забавный, даже для известного хохмача Бориса. – Ксюхе не рассказывал? Ей понравится – к ее теории добавится еще больше практики.
   – Ксюхе? Ха! Это из-за нее у меня чуть крыша не поехала! Это ж надо так внушить такой бред... Хотя мне все равно... А пиво – дрянь, если честно. Давай я сгоняю...
   Борис после своих откровений явно повеселел, хотя в том, как он вдруг засуетился, было что-то нездоровое...

   Парень был совершенно обычный. Не чувствовалось в нем какой-либо особой агрессии либо того, что выглядит «понтами» с уголовным оттенком и трудно скрывается какой-либо иной маской. Пацан как пацан, точно такой же, как и сотни других подростков, считающих себя «эктремалами», хозяевами улиц и не расстающихся со скейтбордами, горными велосипедами и даже спящими в роликовых коньках.
   Конечно же, именно они – хозяева улиц, так было всегда, в других, конечно, формах, так есть и так всегда будет. Аминь, как говорится.
   Но именно эти обычные ребята и совершают то, что, вызывая изумление и даже восхищение, все же наказывается Уголовным кодексом.
   Размышляя подобным образом, Следователь изучал предварительные материалы дела, время от времени поглядывая на паренька, который уже слегка оправился от пережитых ощущений погони, знакомства с любезностью группы захвата и часами, проведенными в одиночной камере (дело представлялось достаточно серьезным, чтобы не кидать мальчишку сразу на растерзание в компанию к уголовникам).
   Но то, что называется профессиональным чутьем, подсказывало – все эти выходки выходят за рамки понятия простого подросткового хулиганства.
   Кабинет следователя прокуратуры не оказывал на «клиентов» столь негативного воздействия, как, скажем, отделение милиции, и паренек вскоре расслабленно развалился на стуле, трогая, морщась, свежий синяк на скуле и вызывая у Следователя даже легкую зависть к своим адаптивным способностям.
   – Ну, так и кто придумал столь интересное развлечение – устраивать аварийные ситуации на улицах, бить чужие машины? – Следователь говорил мягко, с некоторым даже участием в голосе.
   – Да никто не придумал, – шмыгнув носом, с невинным выражением лица ответствовал паренек, что, помимо имени Леонид Кривков, проходил по этому делу еще и под кличкой Линк (то, что теперь принято называть «ником» или «погонялом» – на выбор). – С чего вы взяли? Мы вообще не собирались ничего нарушать, просто дорогу переезжали. Это все случайно получилось...
   Такой же ответ дали его дружки, под «погонялами» Банан и Стерва. В редких случаях, когда после «истребительного» акта удавалось «добыть» неуловимого роллера, ДПСники получали исключительно аналогичные ответы. Было очевидно, что все «истребители» научены отвечать подобным образом. Но кем?
   – И сколько раз, скажем, за месяц ты переходил дорогу с такими результатами?
   – О чем вы? – искренне изумился подследственный. – Мы вообще катаемся только по тротуарам, да там, где покрытие получше или место поинтереснее. Ну а дорогу-то ж тоже надо где-то переходить. Честное слово – это случайно получилось...
   – А кого еще из «истребителей» ты знаешь? – не отрывая глаз от «дела», спросил Следователь и внутренне напрягся – это была провокация. Но Линк не повелся.
   – Кого? Каких истребителей? А кто это? – живо заинтересовался Линк, и Следователь понял, что пошел не тем путем.
   – Вы всегда катаетесь втроем? – Следователь решил изменить тактику.
   – Да нет... Когда как... Просто ехали вместе... В одно место... – ответил Линк и вдруг как-то неуверенно заерзал, будто сболтнул лишнее.
   Следователь сделал вид, будто ничего не заметил и продолжил:
   – Ты знаешь, что в аварии, которую вы устроили, погиб человек?
   – Не-ет... – протянул подследственный. Похоже, эта информация стала для него неприятным сюрпризом.
   – И что этот человек – мэр нашего города? – продолжал Следователь. Линк все больше вжимался в свою необъятную куртку, становясь похожим на черепаху, стремящуюся спрятаться под панцирем. Следователь решил, что подал информацию вовремя.
   – Ты знаешь, что это – неосторожное убийство из хулиганских побуждений, что тебя будут судить и, возможно, отправят в колонию? – продолжая нажимать, Следователь решил не стеснять себя тонкостями квалификации состава преступления – главное, чтобы пацан заговорил.
   Линк часто зашмыгал носом и непонимающе уставился на Следователя.
   – За что судить? Это же все случайно получилось... Я же говорю... Мы просто дорогу переезжали...
   Мальчишка продолжал плаксиво бормотать что-то. В этот момент открылась дверь, и в кабинете появился практикант, принесший материалы по «истребителям» за текущий период. Назревал удачный момент для того, чтобы «выдернуть табуретку» из-под задницы подозреваемого.
   – Что тут у нас, ну-ка... М-м... смотри-ка сюда. Вот интересная схемка: слева перечислены модели и количество машин, попавших в аварию в течение месяца. Справа игрушечные машины аналогичных моделей в тех же количествах. Интересно, да? Последние были найдены вдавленными в новое асфальтовое покрытие на окраине города. Представляешь – вдавлены дорожным катком! На восемьдесят процентов модели и их количество справа и слева совпадают. Посмотри на эти фотографии... А оставшиеся двадцать процентов – это среднемесячная норма аварий в нашем городе...
   – Что это еще за игрушки? Не знаю я ничего! – отрешенным взглядом шаря по стенам, забубнил подследственный. Настало время для сюрприза.
   – А сегодня в свежем асфальте прямо напротив твоего подъезда... – Следователь сделал многозначительную паузу, не отрывая взгляда от Линка, – мы нашли вот что...
   Следя за реакцией Линка, Следователь поставил на стол перед ним облепленный асфальтом игрушечный «вольво». Точно такой же, в каком погиб мэр, когда его водитель уводил машину от неминуемого столкновения с роллерами.
   Реакция Линка превзошла все ожидания. Правда, была не совсем той, что предпочел бы Следователь.
   – Нет... Этого не может быть, – безумными глазами глядя на игрушку, захрипел мальчишка. – Откуда это? Перед моим домом? Зачем?.. Как?.. Кто?.. – Словно ища совета, Линк смотрел на Следователя... – А-а-а... Вы решили посадить меня... За что? Что я вам сделал? Я хочу позвонить домой!..
   Следователь со смешанным чувством смотрел на Линка. Было очевидно, что идея практиканта (черт, умный парень, надо его оставить у себя!) сработала. Теперь совершенно ясно, что Линк и его друзья связаны с этими странными жертвоприношениями (что это именно жертвоприношения, Следователь тоже не сомневался). Но также ясно, что ни Линк, ни Банан, ни Стерва говорить больше ничего не будут. Доверие, необходимое для продолжения следствия, подорвано. Серьезных оснований для передачи дела в суд нет, да и задача-то не малых этих засадить, а выяснить, кто стоит за всеми этими бредовыми авариями? Следователь был уверен, что упорным и целенаправленным движением десятков роллеров должен кто-то управлять. Кто-то придумал эту дикую игру, которая, вовлекая все новых участников, вполне способна дестабилизировать ситуацию в городе. Уже сейчас среди водителей, особенно таксистов, поселилось нездоровое беспокойство. Народ уже боится пользоваться общественным транспортом. Очень похоже на растянутый во времени террористический акт... И без Службы тут не обойтись...
   Короче, надо отпускать малолеток под подписку о невыезде и устанавливать оперативное наблюдение. Оснований для этого уже более, чем достаточно.
   ...Выписывая пропуск, Следователь подумал о том, что уж слишком много странных движений стало происходить в некогда тихом городе в последнее время. Взять, к примеру, мэра, царствие ему небесное. Может, правду говорят, может, нет, но призывать на помощь муниципалитету нечистую силу... Ничего вроде криминального, но странно... И странно ведет себя прокурор, заминая вылезающие из всех щелей странности...
   ...Во всяком случае, если странности не выходят за рамки УК, мне на это наплевать, размышлял Следователь, направляясь домой по мокрой после недавнего дождя улице. Жаль, конечно, что нас, нормальных людей, становится все меньше, и скоро все остальные окончательно сдвинутся, поделятся на секты и вовсе перестанут понимать друг друга.
   Рассуждая таким образом, Следователь подошел к своему двору и, сдвинув на покрытый лужами тротуар крышку люка, с кряхтением спустился домой.

   – Что это такое?! Ты, наверное, шутишь, Светлана? Что это за темы ты мне предлагаешь, черт возьми?! Что это за массовый психоз на стадионе? Что это за непонятные подростки на роликах? Что за... Я даже не понимаю, о чем вот это вот!.. Мы не развлекательная молодежная программа, мы серьезный информационный канал! – Сергеич был просто в бешенстве и метался по студии, как пятно света от прожектора по тюремной стенке.
   – Но это... – попыталась было вставить Светка, но тут же на нее обрушилась новая порция громов и молний.
   – А мэр?! Я просил тебя не лезть сюда?!. Кто тебе сказал, что это устроили какие-то мальчишки? Читай официальную версию: «водитель „КамАЗа“ в нетрезвом состоянии не справился с управлением...» И все! Баста. Не трогать эту тему!
   – Но ее все равно тронут! – разозлившись, воскликнула Светка и замолчала под тяжелым взглядом Сергеича, чувствуя себя закипающей скороваркой.
   – Я понимаю твое стремление к самовыражению, но и ты пойми, – нарочито спокойно продолжил Сергеич. Сбежавшиеся было на шум бездельники из операторской потоптались за стеклом, делая вид, будто просто мимо прогуливались, и исчезли. – Сейчас ситуация такова, что судьба канала на волоске. Ты знаешь, какой «интересный» человек был у нас мэр. И потому перемены в руководстве неизбежны. Насколько эти перемены коснутся нас, зависит и от того, поддерживаем ли мы его... гм... странности.
   – Так почему же раньше, когда эти «странности» были у нас легализованы, мы отмалчивались?
   – Я же сказал. Потому что перемены неизбежны. – Сергеич с явным усилием водрузил на лицо маску спокойствия. – А канал должен работать всегда – при любом мэре ли, секретаре ли обкома, диктаторе ли Пиночете. Ты понимаешь мою позицию? – Сергеич почти ласково смотрел на Светку. И глаза его были мудрые-мудрые...
   Светку вдруг замутило...
   В коридоре к Светке подошел Игорь, монтажер.
   – Чего, пузырится Сергеич?
   – Не то слово. Не нравится ему мой материал. То скандально слишком, то неформат...
   – А... Понятно. Пойдем покурим?
   Курили, наблюдали, как ругаются внизу водители телекомпании: не поделили место на парковке.
   – Сергеич все так же непробиваем? Жалко. А то я хотел тебе пару тем подкинуть. Вот, держи кассету. Послушай, о чем в мэрии судачат. Закачаешься. Только я тебе ничего не давал.
   – Ну, ясное дело... Спасибо. А что там?
   – Посмотри. Сама поймешь.


   «...План раб. на неделю.
   1. Мэр. «Убийство или несчастный случай?» Здесь осторожно. Не соваться в дерьмо, оно не завоняет. Узнать про роллеров. NB! Влезть в тусовку, потереться с «тинами».
   2. Отсюда – тема «истребителей машин» – может, сюжет про экстремалов? Расследование (а-ля «Секрет. материалы»? Интервью, скрытая камера, откровения со спины, динамичная нарезка, музыку подобрать... Лешку или Генку? Лешка молодчина, но язык без костей, пятьдесят на пятьдесят растреплет боссу. Генка слегка тормозит... Толика? Толик – только за бабки... Хотя да, Толик. У него своя камера и доступ к «монтажке» у конкурентов. Как-ниб. заинтерес...
   3. Диггеры. Или как их – «партизаны?» Узнать, кто такие, в каких подземельях обитают, чего от жизни хотят. NB! В один блок с роллерами.
   4. Возня вокруг стадиона (???).
   5. Дорожные аномалии.
   (Материала на неск. передач. Тематическая серия? Кому продать? (!))
   6. Исход бомжей (расслед.).
   7. Стая... Допустим, так: «...Они не любили друг друга. Те, что обитали во дворах, ненавидели пришельцев из скверов и парков. Те, что вылезли из подвалов, ненавидели чистюль с бульваров и улиц. Все они вместе, до дрожи в хвостах и лапах ненавидели мелких мяукающих тварей, которые отвечали им взаимной ненавистью. Крылатые твари боялись и ненавидели как мяукающих, так и лающих, а также серых, с тонкими голыми хвостами, что, в свою очередь, в одних пробуждали страх, а в других желание накинуться и сожрать их, вместе с хвостами и серой шерстью...
   Это была странная Стая. Огромная и невозможная по своему составу. Она собиралась на окраине ближе к сумеркам и, когда окончательно темнело, всей своей дикой и бессмысленной массой устремлялась в сторону заходящего солнца, по направлению к новой городской свалке.
   Назад она не возвращалась. Новая стая собралась на закате следующего дня и устремлялась прочь из того большого места, где уже нельзя жить...
   Что-то в этом роде. Посоветоваться со специалистами. Может, в городе не то что-то с экологией?..»

 //-- * * * --// 
   ...Провожая взглядом исчезающих в траве крыс, Корнелюк подумал, что пора бы поторопиться с кабелем. А не то окончательно стемнеет, и тогда уж хрен его найдешь.
   – Ну, что там со светом?! – сквозь грохот компрессора едва донесся истошный ор прораба. Прораба окружала немногочисленная комиссия из муниципалитета.
   Корнелюк поднял руку с оттопыренным большим пальцем рукавицы, в смысле – «порядок».
   Когда вспыхнул прожектор и тускло засветили лампы в решетчатых оправах, стало ясно, что история повторяется. Асфальт, нормальный в общем-то (хотя между нами – девочками, он был бы немного получше, если бы строители жили немного похуже), так вот, этот самый распроклятый асфальт на всем участке вспучило, словно чернозем, по которому прошлись с плугом.
   Прораб секунду постоял, полюбовался на открывшуюся картинку и следом произнес роскошную, без единой паузы, в минуту длиной матерную сентенцию. Он был совершенно прав. Именно так и обстояло дело.
   – Геофизиков бы сюда. С почвой проблемы, – выразил свое мнение Корнелюк.
   – Проект освящали? – не обращая внимания на Корнелюка, поинтересовался принимавший работу специалист из муниципалитета. Новая нецензурная конструкция, сооруженная прорабом, послужила ему ответом.
   – Короче говоря, так, – ничуть не смутившись, продолжал специалист. – Сюда дорога не пойдет. Не хочет. А куда, спрашивается, она хочет?
   – Может, сюда? – ткнул пальцем в сторону близлежащего пустыря второй специалист. Пустырь был пустой. И ровный. Все оглянулись на высокого худощавого типа, видимо, состоящего в комиссии, но в своем несуразном плаще, на который ниспадали немытые кудри, больше напоминающего отставного хиппи. Тот скорчил презрительную мину.
   – Тогда сюда! – решительно заявил первый специалист, ткнув пальцем в сторону пятиэтажки хрущевского типа. Худощавый одобрительно кивнул.
   – Э, блин, – возмутился прораб. – А дом, а люди?
   – Значит, так надо! – поучительно произнес третий специалист.
   – Расселить людей – наша забота, – успокоил прораба первый.
   – А ресурсы, техника, проект, наконец?! – закипел прораб. Корнелюк задумчиво раскачивал фонарь, наблюдая за тем, как мошкара носится вслед за ним, не в силах поймать нужную орбиту.
   – Где проект? – спросил первый специалист, после чего проект возник из темноты и тут же, словно скатерть-самобранка, развернулся перед ним на капоте прорабской «нивы».
   – Где трасса? А мы где? Ага, вот, вижу. А вот вам и изменения в проекте, – достав «паркер», первый специалист решительно, словно Наполеон на карте сражения, нанес поверх проекта несколько твердых штрихов.
   – А подпись мэра? – набычившись, гнул свое прораб.
   Горько вздохнув, главный специалист повернулся к «хиппи» и приглашающе кивнул. Долговязый возложил на проект костлявую длань, на секунду закрыл глаза и, открыв их снова, удовлетворенно кивнул. Проект исчез.
   – За мэра, как вы понимаете, пока его заместитель, – сказал первый специалист.
   – А ресурсы, ничего – изыщите, – пообещал второй специалист.
   – Уверяю вас, если вы будете придерживаться новых изменений, проблем с ресурсами не будет, – доверительно сообщил первый. Третий специалист одобрительно и важно кивал.
   Вскоре комиссия погрузилась в микроавтобус и уплыла в темноту.
   Корнелюк потушил прожектор, оставив лишь тускло-желтые фонари, и направился к вагончику. Прораб молчал вслед удаляющейся комиссии. Какими выражениями он молчал, догадаться было не трудно.
   Возле вагончика Корнелюк споткнулся о какую-то большую вонючую и бесформенную кучу. Куча взвыла и заметалась перед вагончиком. Оторопевший Корнелюк понял, что перед ним бомж.
   – Ты что тут делаешь?! Ш-ш! Уходи! – зашикал на бомжа Корнелюк.
   Бомж дикими глазами уставился на Корнелюка. От запаха резало глаза.
   – Ну, чего тебе надо? Есть хочешь? – спросил Корнелюк. Ему стало жалко бомжа. Тот был старый и невероятно грязный.
   Бомж молчал. Создавалось впечатление, что он не понимал, чего от него хотят. Не отрывая бессмысленного взгляда от Корнелюка, бомж поднес ко рту черную руку и что-то с хрустом откусил редкими зубами.
   Корнелюка замутило: изо рта бомжа торчал длинный крысиный хвост.
   Тут же со спины раздался шорох и рычание. Корнелюк подпрыгнул, как ужаленный, и обернулся.
   К нему на четвереньках подбирались еще три фигуры в лохмотьях. В ту же секунду первый бомж медленно отбросил остатки крысы и с новым интересом осмотрел Корнелюка.
   Корнелюк на секунду обмер, но тут же напрягся и выхватил из кучи строительного мусора ржавую арматурину.
   – А-а! – заорал Корнелюк, вращая над головой арматуриной. – Па-ашли отсюдова! А ну, пошли!
   Бомжи выжидающе замерли на недосягаемом расстоянии. Они и не думали уходить. И тут Корнелюк понял, что в их взглядах, движениях и позах нет ничего человеческого. Нахлынул ужас, и арматурина задрожала в обмякшей руке. Бомжи словно почувствовали слабину и, издавая нечленораздельное мычание, стали приближаться.
   Корнелюк заорал снова. Теперь уже от страха.
   К счастью, на крик примчался прораб с лопатой. Недолго думая, он принялся награждать непрошеных гостей ударами плашмя. Провожаемые прорабскими матюками, бомжи скрылись во мраке.
   Тяжело дыша, строители присели на трубу. Молча закурили.
   Рабочий день кончился. Асфальт издавал не совсем типичные для него звуки, что-то вроде скрипа, потрескивания и осыпания. Через развороченную дорогу с отвратительным шуршанием проносились отставшие от Стаи крысы...

   ...Еще через час работы Миха наконец плюнул на все и отправился на площадку курить.
   Все было как-то дико. Странная работа для сисадмина. Точнее, работа-то самая обычная – знай себе, поддерживай в порядке сеть (час в день для умелого человека), да и спи себе остальные семь часов, лазь по инету или книжки с экрана читай, а лучше – шабашь себе в карман помаленьку, благо, кто разберет – что там творится на твоем экране?
   Странность заключалась в том, что роскошная фирменная сеть этой конторе была, собственно, не нужна. Как не нужны программисты (три человека) и их работа с регулярными настройками бухгалтерских и складских программ, как не нужны ажиотажные телодвижения менеджеров (двадцать семь человек), а также секретарей и администраторов (пять человек), организующих ненужные процессы. Соответственно не нужен был и Миха, с трудом прошедший конкурс по вакансии на это теплое местечко...
   При всем при том телефоны весь рабочий день истошно трещали, секретари с менеджерами орали как резаные, пытаясь перекричать друг друга, принтеры и копиры раскалялись от натуги, выплевывая горы печатных страниц.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное