Владислав Выставной.

Считалочка для бомбы

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

   Костя едва успел найти, за что ухватиться – а это была точащее из стенки тяжелое железное кольцо – как с кабиной что-то произошло. У Кости создалось ощущение, что они не поднимаются вверх, а их крутит и кувыркает, словно в центрифуге для тренировки космонавтов. Когда Костя почувствовал, что его сейчас стошнит, причем обеими головами сразу, лифт вдруг прекратил свое безумное движение.
   – Мы, что – в стратосферу поднялись, что ли? – сдавленно спросил позеленевший лицом Костя.
   – Да нет, – пожал плечами гном. – На два этажа поднялись всего…
   – А не проще по лестнице было бы, а?! – раздраженно гаркнул Костяк.
   – Да, нет, не думаю, – произнес гном, снимая шляпу и протирая платочком вспотевшую лысину над плавательными очками. – Один как-то раз пошел – так его до сих пор ищут…


   Архивариус смотрел на этого странного, Игрока, которому, по злой иронии этой Игры досталось аж целых две головы. Вполне сносных с виду, аккуратно постриженных, ровно посаженных на необычайно широкие плечи. Однако же вряд ли этот случай подходил под поговорку, когда одна голова хорошо, а две… Ну вы в курсе. Впрочем, по всей видимости, особых физических неудобств Игрок не испытывал. Его скорее раздражало собственное мнение головы-двойника.
   Последнее обстоятельство, конечно, вызывало некоторые сомнения. Но вряд ли оно могло серьезно помешать делу.
   – Итак, добро пожаловать в Волшебную Москву, Игрок номер семь, – торжественно сказал Архивариус. – Если только вечный день под черным солнцем может быть добрым. Вы прибыли к нам, как нельзя кстати. Я просил Волкопа подыскать мне человека для одного деликатного дела. И мой друг, как и следовало ожидать, не подвел меня. Как вам наш Волшебный Милиционер?
   – Все менты одинаковые, – процедил сквозь зубы Костяк.
   – Внушает доверие, – честно сказал Костя и отвесил несильную оплеуху второй голове.
   Надо сказать, что болевые ощущения, причиняемые голове-паразиту, Костя странным образом ощущал, как на своей собственной. Но виду не подавал, чтобы голова с хитрыми уголовными наклонностями не использовала это ценное знание в собственных интересах.
   – А вам, Костяк, я бы посоветовал сотрудничать с Игроком, – сказал Архивариус. – Это в ваших же интересах…
   – За сотрудничество полагается вознаграждение, – хмуро сказал Костяк.
   Архивариус проигнорировал это заявление. Он пил чай из закопченной железной кружки. Его примеру следовал и Костя, не забывая угощать вторую голову. Костяк пил жадно, сетуя на то, что это бодяга какая-то, то ли дело – чефир…
   Они сидели в холодном бревенчатом зале, посреди которого полыхала жаром небольшая печка-буржуйка. Она не была здесь лишней – дальние стены были покрыты изморозью, кое-где с потолка свисали сосульки.
Архивариус занимал плетеное кресло-качалку, Косте же достался тяжелый неокрашенный табурет.
   Костя уже понял, что этот человек – весьма значительное лицо в его судьбе. То, что судьбой его на некоторое время станет таинственная Игра без правил – Костя уже успел усвоить. Что ж, этот вариант ничем не хуже, чем те, которые он предполагал себе отправляясь в неизвестность. Любая игра всегда лучше, чем вариант просто бесследно сгинуть. Ведь игра предполагает также и выигрыш.
   Если повезет, конечно.
   – Дело-то, в общем, простое, – сказал Архивариус, задумчиво глядя в огонь печи. – Да только в Игре любое простое дело оборачивается порою такой чертовщиной…
   Архивариус, кряхтя, наклонился, взял небольшое полено из стопки, сложенной рядом с печкой, и кинул огонь. Пошерудил в печи, рассыпая по полу искры.
   – В общем, дело такое, – сказал он. – Ты должен будешь отвести одного ребенка в разбойничью крепость. То есть, в бывшее здание Университета на Воробьевых горах. Хочется верить, что ты справишься…
   – Всего-то? – удивился Костя и улыбнулся. – А я думал, мне сейчас такое поручат, что хоть стой, хоть падай…
   – Правильно, на черта нам сдался какой-то сопляк! – брякнул Костяк.
   – Ты не дослушал меня, Игрок, – спокойно сказал Архивариус. – Это не просто ребенок. Это… Это бомба.
   Архивариус помолчал некоторое время, словно прислушиваясь к самому себе.
   – Это бомба, – повторил он. – Самая настоящая бомба с часовым механизмом. Но такая, что может взорваться в любой момент – и не один раз. И каждый раз последствия взрыва будут катастрофическими…
   – Да ну, по-моему, вы преувеличиваете… – неуверенно улыбаясь, произнес Костя.
   – Ты пока сюда шел, на солнце не перегрелся? – странным голосом спросил Архивариус.
   Костя недоуменно пожал плечами:
   – Да нормальный я… Или… вы про солнце?
   Архивариус чуть кивнул.
   – Это, что, он? – не поверил Костя. – Что, правда?! Да, ну, ладно… Сколько ему лет?
   – Шесть, – внимательно глядя на Костю, произнес Архивариус.
   – Я же говорю – сопляк! – снова влез Костяк. – А надо еще доказать, что это его рук дело! Будем еще носиться с каким-то младенцем, как с писаной торбой!
   – Именно – как с писаной, – кивнул Архивариус. – Этот мальчишка – носитель страшной силы. Дело в том, что изначально в Игре должны были быть установлены специальные Правила, по которым Игра текла бы быстро, четко, имела победителей и проигравших, а главное – свой финал. И, конечно же, создание Правил поручалось взрослому. Но так уж вышло, что тот взрослый отказался от данного ему поручения. И теперь вся ответственность по созданию правил перешла к его сыну. Так Тема стал Магистром правил. Причем – еще задолго до своего рождения.
   – Тема?
   – Да, его зовут Тема. Уже тогда мы стали подозревать, что для ребенка Правила – вещь довольно условная. Вы помните себя ребенком?
   – Ну…
   – Попытайтесь вспомнить. Как трудно было играть по правилам. А все эти «чур, не считается», «я в домике», «так не честно»? Дети придумывают правила на ходу – и тут же легко их нарушают. Детям невероятно трудно соблюдать правила. А теперь представьте, что ребенку предстоит создать Правила для Игры, ставкой в которой являются жизни миллиардов…
   – Вы это серьезно?!
   – Серьезней не бывает. Москва – это магический полигон, созданный неведомыми нам силами для наблюдения за людьми. А Игра – это своего рода эксперимент над нами. Уж не знаю – морального плана, политического или просто – на выживание. Так или иначе – мы поставлены перед фактом – от итогов этого эксперимента будет зависеть дальнейшая судьба человечества…
   Костя недоуменно хмыкнул. Подобная информация усваивалась с большим трудом.
   – И представь, – продолжил Архивариус, – что решение такой важности примет такой вот несмышленыш. Да это даже страшно себе представить! Вот и пришла пора отправить его туда, где мудрые наставники под защитой крепких стен будут учить его уму-разуму, прежде, чем придет время открыть ему тайну – кто он есть на само деле. Понимаешь?
   – Что-то в голове не укладывается…
   Архивариус подошел к полке и снял небольшую книгу. Сдул с нее пыль.
   – Почитайте на досуге, – сказал он. – Это краткая история нашего тесного и бурного мира…
   Костя взял в руки книгу. Яркими пульсирующим буквами на ней мерцала надпись

 //-- ВОЛШЕБНЫЙ ПОЛИГОН МОСКВА --// 

   Ниже, словно живые, двигались какие-то картинки. Вот какой-то парень с усилием выдирает камень из мостовой Красной площади, вот несутся в пыли какие-то всадники, вон странно изогнулась Останкинская башня.
   И вдруг в глубине обложки ярко сверкнул отблеск ядерного взрыва, дохнуло жаром. Ослепленный Костя вскрикнул и выронил книгу.
   – Сокращенно – «ВолПоМос», – усмехнулся Архивариус. – Лично я предпочитаю старые добрые электронные архивы. А то от этих книг – никогда не знаешь, чего ожидать…
   Костя, испуганно моргая, осторожно поднял книгу и засунул ее в рюкзак. От греха подальше.
   – Тоже мне, книголюб выискался, – проворчал Костяк. – Так с вами все зрение испортишь…
   Костя отложил рюкзак и снова присел на табурет. Вернулся в свое кресло и Архивариус. Странно, все-таки, все было в этом мире. А тут еще этот мальчишка… Он-то, Костя тут причем? Он сроду не имел дела с детьми!
   – А почему именно я? – спросил Костя. – Если вы так дорожите своим малолетним сокровищем – то и приставили бы к нему кого-нибудь самого надежного. Того же Волкопа, например. Или вон, гаишники у вас почем зря летают – прилетели бы стаей, вжик – и дома!
   Архивариус тихо рассмеялся:
   – Если бы все было так просто! Понимаешь – это Игра. А все, кроме Игроков в ней – всего лишь статисты. Они не смогут защитить Магистра от зла. Потому что зло – оно всегда сильнее. А Игрок – на то и Игрок, что Игрой ему даны определенные шансы на победу. Иначе это просто не была бы Игра.
   Архивариус решительно ударил себя руками по коленям:
   – Кроме того, так сказали Архивы. Он не устанавливают Правила, но дают направление. Понимаешь?
   – Нет, – честно сказал Костя. – Ну, шут с ними, с вашими Архивами. А почему вы не попросите об этом более опытных Игроков?
   – Ну, понимаешь ли… – сказал Архивариус, – когда играешь в карты, нельзя брать хорошую и нужную карту – но из стопки «бито».
   – Картишки? – встрепенулся Костяк. – Это я понимаю. Это ты, старик, хорошо сказал…
   – Спасибо, – усмехнулся Архивариус. – Так что все это разговоры. Но идти тебе все-таки придется… Полина! Приведи, пожалуйста, Тему!

   Костя с некоторым испугом рассматривал приведенного Полиной мальчишку. Костяк смотрел на того с брезгливым равнодушием.
   Тема же с любопытством рассматривал диковинного двухголового дядьку, который неловко сидел на табуретке, рядом с дядей Архи. Дядька одновременно понравился – и в то же время ужасно не понравился Теме. Наверное, потому, что одна голова у него была умная и добрая, а вторая – злая и глупая, хотя, может быть, и хитрая.
   Еще каким-то образом Тема понял, что дядька этот не простой человек.
   – Ты – Игрок? – спросил Тема и тут же удивился своим словам. – Дядя Архи, а что такое «Игрок»?
   Костя удивленно взглянул на Архивариуса. Тот, улыбнувшись, легонько приложил к губам палец, мол, «тихо, я сам».
   – Игрок, Тема, – сказал Архивариус, – это тот, кто играет в игры.
   – Так, значит, я тоже Игрок? – спросил Тема. – Я очень люблю играть. А в какие игры ты играешь?
   Последний вопрос был адресован Косте. Тот замялся, не зная, что ответить. Все-таки, он не умел общаться с детьми.
   Зато Костяк среагировал немедленно:
   – Как – в какие? В преферанс, секу, в «козла»…
   Получив незаметную затрещину от «носителя», Костяк запнулся.
   – Не знаю такие, – растерянно ответил Тема. – Научишь?
   – И чему тебя только тетя Полина учила! – покачал головой Архивариус. – А здороваться кто будет?
   – Здрасьте, – сказал мальчик. – Я Тема.
   – А я Костя, – сказал Костя. – А это – Костяк…
   – Здорово, коли не шутишь! – осклабился Костяк.
   – Ну, вот и познакомились, – потирая руки, сказал Архивариус. – Теперь – за дело. Полина, собирай Тему в дорогу. А мы с Костей обсудим его маршрут и планы на случай всяких неожиданностей…
   Полина взяла Тему за руку и повела в другую комнату. И тут, видимо, до мальчишки дошло, что его собираются разлучать с любимыми дядей и тетей, передавая в руки какому-то подозрительному двухголовому страшилищу.
   И Тема самым взрывным образом разревелся. Полина тащила его прочь, а мальчик упирался. Пытаясь вырваться, и, захлебываясь слезами, Тема выкрикивал протесты.
   За этой сценой глазами, полными ужаса, наблюдало само двухголовое чудище.
   – Попали… – гробовым голосом произнес Костяк и шмыгнул носом.
   В этом Костя был полностью солидарен со своим неприятным «альтер эго». Надо полагать, что увиденное – только цветочки…
   – Он очень добрый и послушный мальчик, – не очень уверенно произнес Архивариус.


   Путь к разбойничьей крепости Университет большей частью проходил через метро. Но Архивариус настаивал, чтобы Костя со своим двуногим капризным грузом вошел в подземелье на другой станции – не на той, откуда они прибыли в место обитания Архивариуса. Выйти на поверхность тоже следовало не на станции «Университет», а в стороне. По мнению Архива это должно было помешать возможным недоброжелателям перехватить ценный живой груз на входе и выходе. Само же метро, по заверениям Архивариуса, было сравнительно безопасным местом.
   – Там всем хозяйством заведует мой большой друг – Бригадир, – сказал Архивариус. – Просите у него любой помощи – он никогда не откажет…
   Так Игрок номер семь с довеском в виде дополнительной головы и малолетнего Магистра, тронулся в путь. Первые метры от подъезда прошли довольно спокойно, и Костя уже успокоился было, решив, что не так уж и страшен тот самый черт, как Тема заявил:
   – Хочу мороженого!
   Костя покосился на Магистра. Магистр задумчиво ковырял в носу.
   – Мороженого! – прогундосил он.
   – Ну, и где я тебе возьму мороженого? – как можно спокойнее, спросил Костя.
   – А вон киоск! – мальчик ткнул пальцем в какую-то бесформенную белую глыбу.
   – Обойдется! – желчно вставил Костяк. – От соплей избавится не может – и мороженого ему еще!
   Скорее из духа противоречия к своей нелюбимой голове Костя решительно направился к тому, что мальчишка назвал киоском. Хотя больше это напоминало грязноватый айсберг, верхушка которого пробивалась сквозь треснувший асфальт. От айсберга ощутимо тянуло холодом. В нем имело место окошко.
   – Э-э, – заглядывая в окошко, проговорил Костя. – Нам мороженого…
   В окошке мелькнуло раскосое лицо в огромной меховой шапке и что-то затараторило на незнакомом языке.
   – Мороженого дайте! – повторил Костя. – Сколько оно стоит?
   В ответ раздалось то же непонятное бормотание.
   – Что он там говорит? – спросил Костя у мальчишки.
   – Не он, а она, – сказал Тема. – Продавщица. Она эскимосиха.
   – Не эскимосиха, а эскимоска. И что ей сказать, чтобы она мороженое дала? – спросил Костя.
   – Не знаю, – пожал плечами Тема. – Мы с ребятами чего только не говорили. Она не понимает. Я думал, может, у вас получится…
   – Тьфу ты! – сказал Костя. – Ладно, пошли дальше…
   – А мороженое? – заныл Магистр.
   – В другой раз! – начиная злиться, сказал Костя.
   Он схватил мальчишку за руку и потащил за собой. Тема упирался ногами и ныл. Костя проклинал себя за то, что ввязался в эту авантюру. Детей он любил все меньше.
   Они подошли к большому мосту через реку, который предстояло преодолеть пешком. Здесь они встретили первое препятствие.
   У моста наблюдалось заметное оживление. Множество странных существ в военной форме сооружали какое-то подобие блок-поста из мешков с песком и цементных блоков. Тут же стояла жуткого вида, покрытая окалиной и гарью бронированная машина.
   Присмотревшись, Костя понял, что было не так с этими военными: у них были огромные перепончатые крылья, плотно сложенные за спиной. Крылья временами вздрагивали и чуть расправлялись. И тогда на них становились заметны прожженные и прорванные дыры. Довольно боевого вида были эти странные солдаты.
   Выход на мост был прегражден массивным шлагбаумом, возле которого стоял зловещего вида часовой. Лицо его было покрыто копотью, глаза сверкали огнем.
   – Куда? – прошипел он, и Косте стал виден его раздвоенный язык.
   Тема испуганно ойкнул.
   – Мы – на ту сторону, – не очень уверенно произнес Костя.
   – Нечего вам делать на той стороне, – прошипел солдат. – Вы что, не знаете, что объявлено военное положение?
   – Кем объявлено? – пожал плечами Костя.
   – Как – кем? – недоуменно произнес солдат. – Генералом, кем же еще! Враги погасили солнце, и теперь мы ждем нападения.
   Костя хотел было возразить, но прикусил язык. Он заметил, что и маленькому Теме не терпится высказаться, а потому небрежно прикрыл его рот ладонью.
   – Но нам нужно пройти… – начал было Костя.
   – Не нужно! – отрезал солдат.
   – Суров ты, однако, начальник, – хмыкнул Костяк, получив в ответ испепеляющий взгляд кроваво-красных глаз с узкими вертикальными зрачками.
   Тема посмотрел на носки своих сандалий и тихо завел какую-то полузабытую считалочку:

   Аты-баты, шли солдаты…
   Аты-баты, на парад…

   Костя понял, что пререкания здесь бесполезны. Путь через мост закрыт. А значит, до ближайшего входа в метро придется долго идти в обход…
   В воздухе оглушительно пророкотали двигатели. Костя задрал голову и увидел, как пронеслась, кружась словно в танце, стая боевых вертолетов. Почему-то один из них – белый – летел позади, и двое других набрасывались на него, отгоняя от стаи. Потом изгой снова нагонял товарищей.
   – Надо же – белая ворона! – усмехнулся Костяк.
   – Ладно, идем, – сказал Костя.
   И они поплелись дальше по пыльным улицам, скудно освещенным затененным солнцем. Общественного транспорта было не видать, да и Архивариус не советовал им пользоваться.
   Тема, казалось, свыкся с мыслью, что некоторое время ему придется провести с этим дядькой, который стал для него уже просто дядей Костей. Его больше занимали новые впечатления от окружающего мира – ведь он никогда не покидал своего района, оберегаемый добрым Архивариусом и бдительной Кариной. А мир вокруг был наполнен чудесами, и полумрак затемненного неба только прибавлял тому таинственности.
   Тема плелся чуть позади Кости и бормотал под нос очередную считалочку:

   Эники-беники ели вареники…
   Эники-беники – боц!
   Вышел зеленый матрос…

   – Ты кого там считаешь? – поинтересовался Костя. – Нас ведь всего двое…
   – Нас, как минимум, трое! – возмутился Костяк. – А чего тебе не нравится? Пусть считает! Вот, в прятки поиграем, да, малец?
   Тема посмотрел на двухголового дядьку и расхохотался:
   – И куда ты будешь прятаться, голова?
   – А будешь дразниться – не научу тебя в карты играть! Никогда! – хитро прищурившись, ответил Костяк.
   – Нет, научи! – встрепенулся Тема.
   Он видел, как старшие мальчишки азартно «резались» в какие-то непонятные игры старыми, раздувшимися от времени картами. Особенно его поражало, что ребята играли на деньги – медь и серебро. Правда, дядя Архи говорил, что играть в карты – нехорошо…
   – Если я не буду дразниться – научишь? – поинтересовался Тема.
   – Ничему хорошему он тебя не научит, – сказал Костя. – Давай я лучше научу тебя в шахматы играть…
   К этому предложению Тема остался равнодушен. В шахматы его давным-давно научил играть дядя Архи. И игра эта казалась очень скучной – ведь в ней не было запретного азарта, как в картах…

   Они не видели, как в отдалении появилась прямо из воздуха и тихо последовала вслед за ними невысокая фигура в черном балахоне. Скудный свет ущербного солнца добавлял фигуре незаметности, и та неспешно плыла за Костей и Темой, словно отделившаяся от них тень…

   Наконец, они добрели до очередного входа в метро. По запасному плану Архивариуса сесть почему-то следовало на другой станции. Но плестись до нее еще несколько километров, когда малец уже начал ныть от усталости…
   Какая разница? Ведь все станции одинаковы…
   Они спустились в подземный переход, прошли мутноватые стеклянные двери. Тема испуганно смотрел по сторонам: в метро он никогда не был. А сейчас это место вовсе не было похоже на некогда бурлящий и нескончаемый людской поток. Здесь было тихо и печально.
   Кассы оказались крест-накрест заколочены деревянными досками. Костя подумал, что зря он нарушил план. Не зря мудрый Архивариус настаивал на другом входе…
   Но вдруг мертвые турникеты вспыхнули зелеными огоньками и развели в сторону свои жуткие отбойные молотки. Зашипел невидимый громкоговоритель, и раздалась торжественная музыка. Бодрый женский голос произнес:
   – Московский метрополитен рад приветствовать в своих стенах нового Игрока и надеется на то, что он останется доволен нашими услугами. Напоминаем, что метрополитену по-прежнему требуются на место машиниста и помощника машиниста существа, проживающие и зарегистрированные на территории Москвы. Мы проводим бесплатное обучение…
   Костя подхватил Тему под мышку и с опаской преодолел зловещий турникет. Тот не замедлил захлопнуться сразу же за его спиной. Тут же смолк и голос вместе с музыкой. Зато что-то громко стукнуло, и заработал стоявший до этого эскалатор.
   Костя обрадовался было, да понял, что напрасно: здесь, почему-то, эскалатор был только один, и двигался он вверх. Ни справа, ни слева от него почему-то не было полагающихся дублирующих самодвижущихся лестниц. И это было странно.
   – Косяк… – ухмыльнулась правая голова.
   – Что ж, – сказал Костя, – Придется бежать навстречу… Хорошо, хоть вниз.
   Тема подошел к краю эскалатора, удивленно посмотрел на странный эскалатор и вдруг возмущенно воскликнул:
   – Но это же неправильно! По правилам ступеньки должны вниз ехать!
   И тут что-то произошло. Раздался дикий треск, хруст и грохот. Из-под движущихся перил потянуло горелой электропроводкой. Эскалатор остановился.
   И двинулся в обратную сторону!
   Костя с некоторым страхом покосился на Тему. Тема, казалось, был удивлен не меньше его самого. И вроде бы даже испуган.
   – Во дела! – воскликнул Костяк. – Малец, ты как это сделал?
   – Я ничего не делал… – оправдывался Тема. – Совсем ничего.
   – Да, ладно! – нарочито весело воскликнул Костя. – Главное – что не придется скакать триста метров, как антилопа-гну!
   – А что такое антилопа-гну? – спросил Тема, тут же забыв про странное происшествие с эскалатором.
   Костя не смог сразу ответить и пустился пространные описания, которые обрастали все большим и большим количеством «что» и «почему». В результате он чуть было не стал жертвой эскалатора: в конце пути мелкие зубцы порога опасно приподнялись, из глубины устройства донеслось утробное рычание. Костя, вскрикнув и подхватив мальчишку, с трудом перепрыгнул распахнувшуюся перед ним пасть, в которую убегала лента транспортера. Пасть лязгнула металлом и обиженно заворчала.
   . – Екалэмане! – пробормотал Костяк. – Я чуть не обделался от страха…
   – Выбирай выражения при ребенке, – заметил Костя.
   – Ой! – ехидно воскликнул Костяк. – Костя у нас теперь папочка! Ути-пути! «Выбирай выражения», понимаешь! Вот пока не дашь покурить, буду говорить все, что захочу…
   – Потерпи, успеешь еще покурить, – заверил Костя, осматривая платформу.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное