Владислав Гончаров.

Свита Мертвого бога

(страница 5 из 45)

скачать книгу бесплатно

Для гостей на балу он уже не был пустым местом – все чаще Джарвис ловил на себе заинтересованные взгляды, причем не только женские. Потом ему показалось, что его ушей достиг обрывок разговора о нем самом. Его заметили и восприняли – и вроде бы благожелательно, невзирая даже на то, что он не прятал лица. Но эта благожелательность отчего-то усилила неловкость Джарвиса до немыслимых пределов. Как ни старался он постигнуть здешние законы и правила поведения – понимание пока не приходило.

Повернув голову, принц неожиданно увидел, что у соседней колонны, где еще пару секунд назад никого не было, стоит стройная женщина. Сначала он по привычке вновь начал отмечать детали – платье без рукавов, из оливково-зеленой парчи с тисненым золотым узором, золотые браслеты поверх длинных черных перчаток, рассыпанные по плечам волосы удивительного изумрудно-пепельного цвета… А потом осознал, что взгляд ее обращен прямо на него, хотя под неподвижной черно-золотой маской понять это было непросто. Нет, она ничего не говорила, просто разглядывала его в упор, надежно укрытая своей маской, – и Джарвису, непонятно отчего, стало страшно.

Она шагнула к нему. Он сделал попытку отойти в сторону – но тонкая рука в черном бархате легла ему на рукав, уверенно сжав на запястье сильные пальцы. На миг Джарвису показалось, что глаза в прорезях маски вспыхнули зеленым огнем. Неожиданно тонкие металлические губы чуть дрогнули, словно произнося беззвучно какое-то слово… может быть, имя? Джарвис понял, что черной маской прикрыта лишь верхняя часть лица женщины, нижняя же просто накрашена золотом. Казалось, что незнакомка хочет что-то сказать ему, но никак не может решиться – или надеется, что тот поймет и без слов?

Тут зазвучала новая мелодия, и Джарвис поспешно склонился перед дамой с изумрудными волосами, приглашая ее на танец. Не то чтобы он так хотел танцевать, но это был единственный способ удержать слова, рвущиеся с золотых губ. Отчего-то Джарвис понял, что очень не хочет их услышать.

Музыка словно сама несла их по залу. Да и женщина оказалась прекрасной партнершей – вести ее в танце не составляло никакого труда. Она покоилась в объятиях принца, все так же глядя в упор и что-то пытаясь сказать этим взглядом. Джарвис же предпочитал смотреть за ее плечо, в пространство, но в круговерти танца невозможно было разглядеть хоть что-то. Все слилось в один калейдоскоп радужных бликов, размазанного блеска…

И вдруг, властно раздвигая танцующих, совсем рядом с ними оказалась еще одна женщина. Платье на ней было совершенно фантастическим: зеленая искрящаяся ткань юбки и пышных рукавов, такая же, но серебряная – корсажа, и поверх всего – черный газ, приглушающий блеск. Шаг – и юбка из зеленой делалась алой, шаг – теперь алыми были и рукава, еще один – и снова возвращалась травяная зелень… Волосы ее, убранные в сложную высокую прическу, были украшены теми самыми цветами из бокового коридора. Черная тонкая вуаль придавала лицу серебристый оттенок, но позволяла различить черты – и Джарвис вздрогнул, как от удара, узнав Ломенну.

Словно заметив это, ведьма улыбнулась ему и приветственно махнула рукой в перчатке – снова мерцание серебра под черной прозрачной тканью.

Джарвис попытался улыбнуться в ответ, но Ломенархик уже не смотрела в его сторону, удаляясь в направлении, известном ей одной. Принц заметил, что многие из танцующих провожают ее восхищенными взглядами.

– Надо же, а сама-то еще здесь… – Джарвис не сразу понял, что этот ядовитый шепот слетел с золотых губ его партнерши.

– Что ты говоришь? – переспросил он, почему-то понимая, что к ней правильнее обращаться на «ты». – Кто это – «сама»?

– Очередная госпожа, – из прорезей снова блеснуло зеленым. – А это значит, что наш повелитель либо сидит неподалеку, либо нашел себе еще кого-то. Оч-чень интересно…

– Какой еще повелитель? – Ни с того ни с сего Джарвис ощутил, что меч Индессы дрогнул у его бедра. Или он просто неудачно задел кого-то длинными торчащими ножнами?

– Как какой? – со странной дрожью в голосе ответила женщина. – Элори Вил’айэн, Повелитель Снов. Хозяин замка… – Неожиданно лицо ее исказило странное чувство, которое показалось Джарвису испугом. Даже маска не сумела полностью скрыть этой вспышки. – Но раз ты спрашиваешь об этом, значит, ты… ты даже не из Высоких?

Джарвис замялся, не зная, что ответить, – и после некоторого колебания решил сказать правду, чем бы это ему ни грозило:

– Не знаю, из тех ли я, кого вы зовете Высокими, но здесь я впервые. Здешние порядки неведомы мне.

Лицо женщины вдруг снова стало непроницаемой маской.

– Потрясающе! С самого первого раза так выглядеть… ты далеко пойдешь! Между прочим, я… – она нервно сглотнула, – я сначала даже решила, что ты – это он сам. Он любит иногда вот так стоять и смотреть, не привлекая внимания, да и весь твой облик выдержан в лучшем его стиле. Потом поняла – не он, он с оружием на бал никогда не придет. Значит, кто-то из Высоких, то есть из его приближенных, которым он дарует силу. Это немногим хуже, чем он сам… А ты, оказывается, вообще в первый раз. – Она тонко улыбнулась. – Ничего, если повелитель наш Элори не уничтожит тебя сразу, то, вероятнее всего, очень быстро приблизит. Ему по вкусу такая дерзость. Может быть, вспомнишь тогда, что меня зовут Тайах?

Джарвис на всякий случай кивнул, хотя слова зеленоволосой Тайах чем-то очень ему не понравились, а еще больше не понравилась ее попытка спрятать свои эмоции. Чувствовался за всем этим некий неприятный подтекст. Приблизит, значит. За дерзость. Хотелось бы еще знать, в чем она заключается. Да еще Ломенархик здесь, оказывается, «госпожа», и «сама», и при этом «очередная». Совсем весело.

– А ты тоже Высокая? – на всякий случай спросил он, откуда-то зная, что ответ будет отрицательным, невзирая на всю самоуверенность Тайах.

Она снова усмехнулась:

– Я из тех, кого здесь называют Ювелирами. Нас очень, очень мало, и наш удел – умения, а не власть. Мы можем не так уж много, зато неподсудны даже Повелителю. Потому-то и подошла к тебе именно я, а другие смели лишь шептаться… – неожиданно голос самой Тайах тоже снизился до завораживающего шепота: – Кровь на снегу, кровь запеклась на твоих губах… Не знаю, каков ты на самом деле, но ТАКИМ ты очень красив!

Окончательно запутавшись, Джарвис решил ничего на это не отвечать. Тем более что вскоре музыка оборвалась. Тайах, привстав на цыпочки, коснулась губами его лба и почти мгновенно затерялась в пестрой толпе.

Следующий танец Джарвис пропустил. Он уже понял, что мог бы пригласить почти любую женщину, и та не откажет ему – мог, да только не хотел. В Тайах странным образом чувствовалось что-то настоящее, может быть, просто хороший вкус, но остальные казались ему насквозь фальшивыми. Сама же подойти не решилась более ни одна.

А потом раздался торжественный и непонятный звук – словно пение труб, но намного нежнее, с какими-то странно тревожащими душу переливами. Спускающаяся в зал лестница, которую Джарвис успел заметить немного раньше, осветилась холодным белым светом… «Последний танец, последний выход!» – пролетел по залу шепоток.

На верхней площадке лестницы стояла Ломенархик все в том же меняющем цвет платье. Ее держало под руку изящное существо (у Джарвиса язык не повернулся назвать его «молодым человеком», ибо, совершенно очевидно, человеком оно не являлось) поразительной красоты. Лестница была слишком далеко от Джарвиса, и тот отчетливо видел лишь ореол пышных темных волос и длинный золотой плащ – но весь облик этого создания оставлял ощущение слепящей вспышки и необъяснимым образом притягивал взгляды.

Неожиданно принц почувствовал, что меч Индессы тянется к деятелю в золотом плаще всей своей душой – если, конечно, у этой идиотской железки имелась хоть какая-то душа. Повелитель Снов (было очевидно, что это он и есть) и без того-то совсем не понравился Джарвису, но, уловив порыв Зеркала, он невзлюбил здешнего господина еще сильнее.

«А ну цыц! – мысленно прикрикнул он на свой меч. – Хочешь к нему в руки? Так это мы мигом! Вот подарю тебя ему в знак глубокого почтения, и дело с концом!» Угроза подействовала – меч мгновенно затих, притворившись самым обычным оружием безо всяких чудесных свойств.

Все так же держа ведьму под руку, Элори Вил’айэн направился вниз по лестнице. Как только они сошли с последней ступеньки, музыка грянула с новой силой. Повелитель Снов обнял талию Ломенны и закружил девушку в медленном и прекрасном танце. Сначала все лишь смотрели на них, затем наиболее отважные пары осмелились присоединиться. Вскоре уже кружился почти весь зал, а в зеркальных стенах кружились, кружились отражения танцующих…

Джарвис не участвовал и в этом танце. В нем поднялось и окрепло предчувствие, что две схватки, в которые он ввязался по милости Ломенархик, не то что не цветочки, но даже не бутончики – так, едва пробившиеся побеги тех неприятностей, которые ждут его в самом ближайшем времени.

Музыка смолкла, будто отсеченная ударом кинжала, и пары замерли в тех позах, в каких их застал обрыв мелодии. Несколько мгновений зал напоминал штормовое море, которое внезапно сковала льдом чья-то могучая магия. Затем толпа вновь ожила, и Джарвис заметил, что многие торопятся покинуть зал. Однако часть народу снова рассыпалась по галереям и периметру зала, болтая и отхлебывая из непонятно откуда взявшихся бокалов. Принц подумал, что и сам не отказался бы от чего-нибудь прохладительного, и направился к гостям, желая выяснить, где они раздобыли свои напитки.

Но не успел он сделать и пяти шагов, как кто-то тронул его за плечо. Повернувшись, Джарвис снова увидел Ломенархик. В отличие от масок большинства участников бала, черная вуаль почти не скрывала ведьминого лица, и принц прекрасно видел его выражение. Точно таким же оно бывало у девиц, которых они с Сонкайлем поили пальмовой бражкой, после третьей или четвертой кружки сего веселящего зелья. Губы ее блестели от коралловой помады, а глаза были слишком сильно подкрашены черным, что еще больше огрубляло и без того крупные черты.

– Как тебе наш замок, мой рыцарь? – спросила она с чувством превосходства и рассмеялась. Джарвис не ожидал от нее такого тона, но решил, что не совсем трезвой женщине можно его простить. Секунды три он придумывал нейтральный ответ, не желая ничем задеть Ломенархик, и наконец вежливо произнес:

– Воистину тут есть на что посмотреть, моя прекрасная госпожа. Многое напоминает балы у меня на родине, но кое-каких чудес я более нигде не встречал… – «Особенно цветов-кровопийц», – едва не сорвалось с языка принца, но он вовремя бросил взгляд на прическу Ломенны и решил не договаривать.

– Очень хорошо, что тебе здесь понравилось, – Ломенархик улыбнулась с претензией на величие, и Джарвис как-то сразу вспомнил, что в Лаумаре никогда не было своей аристократии – только вайлэзская. – Тогда идем. Ты ведь так хотел быть представленным Повелителю Хаоса!

Не утруждая себя более никакими церемониями, она схватила Джарвиса за руку и потащила, как такса дохлую крысу, к странно мерцающему просвету меж колоннами, откуда доносился тихий плеск воды.

Там была площадка, на четыре ступени выше остального зала, залитая все тем же холодным белым светом. В центре ее имелся небольшой бассейн, окруженный малахитовым бордюром, а в бассейне – фонтан: золотая змея с агатовыми глазами и изумрудным гребнем плясала на хвосте, запрокинув голову и извергая струю в зеленую, сверкающую бликами воду. Колонны были оплетены цветущими лианами, а в больших вазонах благоухали голубые тропические сейи.

Красивый нелюдь по имени Элори Вил’айэн сидел на краю малахитовой чаши с водой, и блеск его золотого плаща соперничал с блеском змеиной чешуи. Теперь Джарвис разглядел, что остальная одежда Повелителя Снов была из черного шелка с лиловым блеском, а на ногах – высокие сапоги из черной замши. Изящные пальцы, обтянутые тускло-золотой перчаткой, – принц уже обратил внимание, что руки здесь у всех скрыты едва ли не тщательнее, чем лица, – рассеянно теребили жемчужную нить, лежащую на груди поверх наглухо застегнутого камзола. Темные волосы, тоже с лиловым отливом, были подрезаны рваными прядями, обрамляя маску из тех, что в бальном зале навевали на Джарвиса завораживающий страх. Здесь этот эффект был выражен еще сильнее, ибо маска Элори была белой как снег и казалась такой же холодной.

Почувствовав их приближение, демон оторвал задумчивый взор от золотистых бликов на изумрудном шелке воды и поднял его на меналийского принца.

Джарвис невольно вздрогнул – в прорезях маски совсем не было видно глаз. Черные провалы завораживали своей глубиной, будто увлекая в бездну, и в то же время были странно зрячими. Даже более чем зрячими – Джарвис понял, что хозяину здешних мест не надо представляться. Он и без того знает, кто пришел к нему, причем, что самое мерзкое, знает не только имя, но и титул!

Принц с трудом смог удержать на лице спокойное выражение и почтительно склониться перед тем, кого Тайах назвала Повелителем Снов, а Ломенархик – Повелителем Хаоса. Что делать дальше, он понятия не имел. Элори тоже молчал, пристально разглядывая своего гостя. В конце концов Ломенна, видимо смущенная затянувшейся паузой, вмешалась:

– Мой лорд, это и есть рыцарь, о котором я упомянула в свой первый сегодняшний приход сюда. Тот самый, что вырвал меня из грязных лап Дознания.

– О да. – Голос Элори Вил’айэна был мелодичен, но так же бесстрастен, как и его маска. – Приятно видеть человека… точнее, нечеловека, который наступил на хвост самому архиепископу Кильседа. Представляю, как перекосило старого ханжу…

В этот миг Джарвис, не в силах долее смотреть в неподвижный снежный лик, перевел взгляд на Ломенархик. На лице той, прямо как в открытой книге, было написано: «Ну что же ты медлишь, идиот? Опустись на одно колено и проси у господина то, за чем пришел!»

Джарвис знал, что так и будет, – он вообще умел понимать многое, не спрашивая, и это не имело никакого касательства к способностям его расы. Стоит ему попросить – и он получит, получит больше, чем Ломенна с ее нехитрыми запросами простой смертной, и вполне достаточно для того, чтобы стать наследником Меналии не только на словах, но и на деле. Для этого достаточно лишь поклониться Элори, как своему господину…

Поклониться?! Этой твари?!!

Миллион морских чертей! Менаэ и ее Руки, если вдуматься, тоже были теми еще тварями, но, по крайней мере, они никого не вынуждали падать перед ними на колени! А ведь этот Элори даже не был одним из Непостижимых, ибо настоящие Непостижимые плевать хотели на такие категории, как Порядок и Хаос!

– Вам нравится в моих владениях? – Джарвису показалось, что вопрос этот задан лишь из вежливости. Элори по-прежнему изучал гостя и, вне всякого сомнения, ждал от него того же, что и Ломенархик. Между ними явно был какой-то предварительный разговор, иначе ведьма не вела бы себя столь нагло.

– Мне задали тот же вопрос… несколько минут назад… – Джарвис уже не знал, куда деться от проницательного взгляда пустых глазниц. А тут еще сволочь Зеркало снова завибрировал от еле сдерживаемого стремления…

«Спасай, Ломенна!» – мысленно взмолился принц. Он понимал, что все это представление устроено исключительно по ее инициативе. Неважно, хотела она похвастаться постоянному господину новым поклонником или, наоборот, показать Джарвису свое высокое положение при здешнем дворе. Скорее всего, то и другое сразу. Но теперь найти выход из сложившегося положения было под силу ей одной.

Он снова бросил взгляд на ведьму – и едва не раскрыл рот от неожиданности. Все красно-зеленое в ее платье растаяло без следа, остался лишь прозрачный черный газ и под ним – сочное тело во всей своей красе, искрящееся серебром. Сейчас, когда она стояла боком, Джарвис разглядел, что это серебряное свечение – лишь странная иллюзия, создаваемая тканью платья, вуали и перчаток. Там же, где он видел шею ведьмы не сквозь вуаль, никакого серебра не было.

Игриво изгибаясь, Ломенархик подошла к Элори и по-кошачьи устроилась у его ног. Кажется, даже потерлась щекой о колено. Рука в золотой перчатке небрежно и как-то снисходительно скользнула по волосам, украшенным цветами. Ведьма тут же обхватила ногу своего повелителя и, уже ничего не стесняясь, прижалась грудью к его бедру, запрокинув голову в ожидании дальнейшей ласки. Но теперь Элори ее проигнорировал. Черные провалы глаз снова поднялись к Джарвису, и принцу почудилось, что за бесстрастной маской прячется непонятное удовлетворение.

– Что ж, мой нежданный гость, – снова прозвучал холодный мелодичный голос, – ступайте с миром. Жаль, что вы застали лишь самый конец сегодняшнего празднества. Я вижу, что гордость, приличествующая вашему высокому рангу, не позволяет вам просить у меня то, чего вы так страстно хотите. Однако надеюсь, что это ваш первый, но отнюдь не последний визит в мой замок.

Джарвис воспользовался разрешением намного более поспешно, чем диктовали правила хорошего тона. Отвесив Элори торопливый поклон, более похожий на кивок, он повернулся и сбежал по ступеням в зал, где потихоньку гасли огни.

Глава шестая,
в которой Джарвис просит помощи у Тайах и снова оставляет за собой разрушения
 
Вряд ли стоит, всем телом вращаясь, ломать реквизит:
Распалишься, намокнешь, тебя просквозит…
 
Михаил Щербаков

На душе у принца было кисло, как в бочке с капустой. Элори Вил’айэн оставался для него полнейшей загадкой: кто он, если не один из Непостижимых, откуда взялся и почему обладает таким могуществом? Зато Ломенархик стала окончательно понятна – и совершенно неинтересна. Порочная и себялюбивая стервочка, которую не потрудились обучить хорошим манерам, такая же, как все гости на этом балу, с таким же пристрастием к блестящей мишуре… За какие только заслуги Элори приблизил ее к себе? Не за то же, что отменно хороша в постели! Теперь Джарвис окончательно уверился в том, что меч Индессы подставил его по всем статьям, и дал себе твердое обещание избавиться от Зеркала сразу же по возвращении в Меналию. Однако сделанного было уже не разделать никаким способом. А самое поганое – принц не имел ни малейшего понятия, как выбираться из этого зачарованного замка без помощи Ломенны! Оставалось лишь бродить по местным лабиринтам и надеяться, что ведьма снова вернется к нему или выход каким-то чудом отыщется сам собой…

С этими невеселыми мыслями Джарвис поднялся на широкую галерею, идущую вдоль всей правой стороны зала. Очень хотелось выпить, но откуда здесь берутся бокалы с вином, он так и не понял, а спросить почему-то не решался. Мало-помалу гости расходились. Зал внизу совсем опустел, а из свечей горела только каждая пятая.

И вдруг сердце Джарвиса радостно забилось: прямо перед собой он увидел Тайах, сидящую в большой нише. Горшок с камелией, ранее занимавший это место, был энергично сдвинут в сторону без малейшей заботы о целости листьев и веток. Завернувшись в черный шелковый плащ, странная знакомая принца болтала не достающими до пола ногами в золотых туфельках и ела пирожное со взбитыми сливками. В другой руке у нее был бокал с вином, а еще пяток пирожных лежал в салфетке на коленях. Джарвис посмотрел на сладости и вдруг осознал, до какой степени голоден.

Увидев его, Тайах вздрогнула, но быстро совладала с собой и усмехнулась.

– Снова ты? – бросила она, засовывая в рот последний кусок. – Вижу, уже осваиваешься. Как, кстати, тебе местные владыки?

Джарвис еще раз окинул взглядом нишу, затем решительно взял горшок с камелией, поставил на пол и уселся на освободившееся место рядом с Тайах.

– Выругаться можно? – спросил он, уже поняв, что, невзирая на всю внешнюю изысканность зеленоволосой красавицы, с ней надо общаться без принятых здесь церемоний.

– Можно, – милостиво кивнула Тайах. – Только чтоб никто, кроме меня, не слышал, а то еще поймут неправильно.

Джарвис набрал в грудь побольше воздуху и свистящим шепотом выдал длинный период с упоминанием различных гнусных демонов Хаоса, не менее мерзких богов Порядка, их извращенных взаимоотношений и порочных наклонностей, а также Непостижимого по имени Индесса и его не в меру самостоятельных игрушек, которые неплохо бы засунуть в одно место кое-кому из вышеупомянутых персон. Тайах только языком прицокивала от восхищения, забыв про пирожные.

– Ну и сука эта ваша очередная госпожа! – завершил принц свою тираду. – А Повелитель Снов… режьте меня, пытайте, все равно не пойму, за что это отродье змеи нравится женщинам! На него и взглянуть-то страшно…

– Значит, он так хотел, – спокойно возразила Тайах. – Он всегда кажется таким, каким хочет казаться. Отродье змеи – еще слабо сказано, но вот что до умения нравиться и соблазнять – это ты его в деле не видал. Если попасться ему под настроение, он способен устроить незабываемую ночь… или год, – она опять усмехнулась, и Джарвису показалось, что в этот раз не слишком весело. – Так что тут я к тебе не присоединяюсь, хоть и знаю цену этой дряни до последней монетки. А госпожа – воистину сука, здесь ты совершенно прав. Впрочем, иные к власти и не рвутся. Только мало тут этих иных. – Тайах вздохнула. – А ему что – позабавится и забудет. Я здесь уже лет тринадцать, так на моей памяти ни одна дольше года не продержалась. Ищут, как бы ему угодить, а он не угодливость любит, а воображение и… как бы это сказать… полную самоотдачу в игре. У меня-то воображения – хоть на хлеб намазывай, а вот с самоотдачей с некоторых пор весьма паршиво. Оттого и отираюсь здесь на вторых ролях. Хотя… из задних рядов зачастую видишь гораздо больше, чем из толпы на сцене и возле нее… – Она тонко улыбнулась и сделала большой глоток из своего бокала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное