Владислав Гончаров.

Свита Мертвого бога

(страница 4 из 45)

скачать книгу бесплатно

На этот раз судьба послала ему опытного врага. Солдат не только мгновенно сориентировался в обстановке, но и полностью использовал свои преимущества: из-за крена палубы Джарвис стоял ниже и вдобавок на мокрых досках, по которым скользили сапоги.

Следующим ударом клинок врага едва не зацепил полу куртки принца. До реальной опасности пока было далеко, однако затягивание поединка было чревато иной опасностью – каждый миг число противников могло увеличиться во много раз. Вторая лодка была уже совсем рядом.

Пользуясь тем, что Джарвис отвлекся на изучение обстановки, противник вновь атаковал его и на этот раз сумел оцарапать принцу запястье. Пустяковая рана – но в Шайр-дэ Джарвис избежал и этого… Неимоверным усилием он потеснил противника, чтобы уйти с мокрой палубы, и заработал Зеркалом в бешеном темпе, на одних навыках, не позволяя мозгу оценивать каждый выпад и финт.

Он бы обескровил врага, которому уже сумел нанести серьезную рану в плечо, – если бы имел время на это… Но вот времени-то у Джарвиса как раз и не было! А враг, как назло, оказался одним из лучших фехтовальщиков, с которыми принц когда-либо имел дело.

И тут пришла совершенно неожиданная подмога.

Когда противник Джарвиса отступил на шаг, отражая новую отчаянную атаку, за его спиной отворилась дверь надстройки. Неуловимое движение, блеск металла – и мастер клинка с удивленным выражением на лице выронил меч и медленно осел на палубу. В его спине, аккурат под левой лопаткой, торчала рукоять кинжала. А над поверженным телом, гордо откинув назад растрепанную гриву, стояла Ломенархик.

Джарвис уже не удивлялся тому, что на ней опять новое одеяние. Куда больше его изумил брошенный кинжал. Она что, превратила в него тупой нож, которым они вчера кромсали мясо?

Сейчас стройное тело ведьмы обтягивал плотный темный костюм из чего-то больше всего напоминающего исчерна-бронзовую драконью чешую. Открытыми оставались только лицо и волосы, а руки почти до локтя были упрятаны в черные кожаные перчатки с широкими раструбами. Талию – точнее, весь торс между грудью и бедрами – охватывал широкий пояс из той же кожи, что и перчатки, ноги были обуты в высокие, до колена, сапоги. В довершение всего нигде на этом наряде не было видно хоть какого-то намека на застежки, так что оставалось непонятным, каким образом Ломенархик влезала в него и как будет снимать…

Впрочем, времени на удивление у принца не было. Его едва хватило на то, чтобы перевести дух. А потом кому-то на второй лодке пришло в голову повторить подвиг девушки. Джарвис успел заметить лишь блеск стремительно летящего метательного ножа. Но Ломенархик, шагнув вперед, с презрительным выражением на лице выставила плечо. Нож лязгнул о черную бронзу и упал к ее ногам, не причинив никакого вреда. Джарвис прикусил губу – похоже, новый наряд ведьмы напоминал драконью чешую не только на вид, но и по свойствам…

С той же презрительной улыбкой ведьма перешагнула через тело и подобрала с досок клинок убитого.

Взвесила его в руке – и приняла вполне грамотную боевую стойку.

Вовремя – двое солдат со второй лодки уже приближались к ним. Джарвис стоял чуть позади девушки, и первый удар ей пришлось принять на себя. Тонкий клинок скрестился сразу с двумя широкими мечами и почти мгновенно распорол куртку одному из нападающих. Видно, солдаты не ожидали встретиться с таким странным противником, тем более что касания их мечей не причиняли девушке ни малейшего вреда. Замешательство оказалось роковым – Джарвис сумел достать обоих. Но на смену им явились еще четверо.

Джарвис не смог разобрать, что скомандовал один из этих четверых – явно офицер, на что указывали не только манеры, но и удобная кольчуга мелкого плетения. Подчиняясь команде, пара солдат в кожаных доспехах встала в центре и решительно двинулась на принца и его спутницу. Офицер с напарником в такой же кольчуге заняли места на флангах – и закипела такая битва, что все предыдущее показалось Джарвису простой разминкой. Ломенархик, уверенная в своей неуязвимости, рвалась в бой, как герийская колесница, и тем создавала принцу дополнительные трудности, вынуждая прикрывать ее. В отличие от девушки, Джарвис имел достаточный боевой опыт и знал, что никакая чешуя не убережет от мощного удара, ломающего кости – особенно если это кости женщины, а удар наносит сильный мужчина.

Все сильнее давала знать о себе усталость. А ведь эти две лодки, скорее всего, были лишь малой частью отряда, засевшего в скалах…

«Может, повторить позавчерашний трюк? – отчаянно соображал Джарвис. – Прорваться к лодке, выйти на фарватер и попытаться уйти? Риск, конечно, огромный, но баржу мы все равно не удержим, даже вдвоем… Тем более что Ломенна – не боец, что бы там о себе ни мнила». По ходу боя Джарвис просто не мог не присматриваться, что там творится с его напарницей, и довольно быстро определил, где ведьма выучилась держать в руках оружие. Это был стиль работы алмьярских «поединщиц», разыгрывающих бои во славу богини-воительницы Атайнет, – довольно эффектный для зрителя, но мало пригодный для схватки с настоящим профессионалом. Ломенархик до сих пор держалась лишь благодаря Джарвису, отвлекавшему на себя самых сложных противников, да еще костюму из драконьей чешуи.

С огромным трудом им удалось сократить число противников до трех, затем серьезно ранить еще одного. Джарвис опять переместился к надстройке, готовясь отражать очередную атаку…

Но ее не последовало. Раненый офицер негромко отдал новый приказ – и все трое отступили к борту. Словно прочитав мысли Джарвиса, лаумарцы спрыгнули в лодку, обрубили веревку и по собственной воле покинули поле боя.

– За подмогой поплыли, – простонал Джарвис, утирая пот со лба. – Вот теперь нам точно крышка!

Он огляделся по сторонам и только сейчас осознал, что пока они с Ломенархик вели свой безнадежный бой, туман над Таархой рассеялся без следа. Солнце едва поднялось над левобережными, менее высокими скалами, и лучи его озарили Железную теснину во всем ее великолепии. Справа же над водой нависала огромная гора, похожая отнюдь не на дракона, как сначала показалось Джарвису, а скорее на пьющую из реки лошадь. Склоны ее, поросшие чем-то темнохвойным, выглядели строго, почти торжественно.

Однако Джарвис оглядывал Железную теснину, не имея сил любоваться ее красотами и интересуясь лишь одним – где засели главные силы неприятеля? Откуда имеет смысл ждать следующего удара?

Ответ на второй вопрос нашелся очень быстро. На середине белого известнякового обрыва Пьющую Лошадь перепоясывал карниз, и даже отсюда на этом карнизе отчетливо различались три человеческие фигуры. Джарвис со своим острым зрением сразу же определил, что арбалетчиков среди них нет. Однако что-то вдруг заставило его насторожиться. Он пригляделся повнимательнее…

Две тысячи морских чертей!

Один из стоящих на скале был облачен в темно-красное одеяние с уже знакомым Джарвису узором в виде черных четырехлистников с серебряной каймой. Сейчас его голова была не покрыта, и легкий утренний ветер отбрасывал назад длинные седые волосы, отливающие светлой сталью. Сам архиепископ!

Джарвис понимал, что это неспроста. В настоящее время архиепископ Кильседский был фактическим правителем Лаумара, незримо стоящим за всеми решениями Народного собрания – как во внешней, так и во внутренней политике. Однако и помимо этого про него ходило множество странных и разноречивых слухов, причем не только в Лаумаре, но и за его пределами. Утверждали, что своей личной мощью он заткнет за пояс любого солеттского мага, что он способен призывать себе на помощь странные силы… мало того, что клириков, способных овладеть этими силами, становится в Лаумаре все больше и больше! Правда, ничего конкретного в этих разговорах не содержалось, ибо служители блаженного Мешнека были еще более неразговорчивы, чем простые лаумарцы. Однако сейчас все эти сплетни пришли Джарвису на ум – и его спине стало холодно.

Ломенархик тоже узнала своего врага: из-за спины Джарвиса послышался сдавленный стон, в котором смешались ненависть и страх – непонятный страх перед абсолютно безоружным стариком, который к тому же находился далеко и вряд ли мог принести какой-либо вред. Однако девушка, не очень хорошо осознавая, что делает, крепко вцепилась в запястье «своего рыцаря».

Архиепископ медленно поднял правую руку, будто приветствуя издалека своих врагов. В следующий момент с раскрытой ладони священника сорвался шар из бледного огня и метнулся вниз со скоростью несколько меньшей, чем у снаряда катапульты, – прямиком к Джарвису и ведьме.

Ломенархик еще крепче сжала пальцы на запястье Джарвиса, а свободную левую ладонь поднесла к глазам, будто пытаясь заслониться от яркого света. В тот же момент огненный шар, не пролетев и половины расстояния до баржи, взорвался желтыми искрами, которые с шипением осыпались в воду.

Выпустив руку Джарвиса, ведьма выкрикнула что-то длинное и непонятное, показавшееся принцу бессмысленным набором слогов, и отступила на шаг. С удивлением и страхом Джарвис увидел, как стройную фигуру, затянутую в металл, очерчивает по силуэту холодное серебристое сияние. Оно разгоралось все ярче, постепенно превращаясь из серебристого в синее. В ответ архиепископ на скале выставил перед собой обе руки, сложенные крест-накрест. Вспышка – и Ломенархик окутал мерцающий синий свет, почти скрывший ее от глаз. Тогда архиепископ соединил ладонями вытянутые руки. Между ними и световым коконом ведьмы протянулась пульсирующая нить света, постепенно становящаяся все толще. Джарвис почувствовал, как бешено пляшут в пространстве вокруг него магические энергии, как растет напряжение – словно сжимается тугая пружина метательной машины…

А затем пружина распрямилась и разлетелась на тысячу кусочков. Световая нить лопнула с грохотом, подобным хорошему раскату грома, ведьма отлетела к ногам Джарвиса, и тот еле успел подхватить отяжелевшее тело. Глаза девушки были закрыты, руки безвольно упали вдоль туловища. Сияние погасло, словно перелившись в скалу, вокруг которой еще некоторое время дрожал синеватый ореол. Ломенархик слабо пошевелилась, что-то простонала, затем открыла глаза и, вцепившись рукой в плечо своего спасителя, кое-как выпрямилась.

Однако архиепископу тоже пришлось несладко – Джарвис видел, что теперь двое спутников поддерживают его под обе руки.

Ломенархик окончательно утвердилась на ногах и бросила ненавидящий взгляд на скалу. Затем сдернула перчатки с обеих рук, оглянулась, подобрала с палубы один из метательных ножей и полоснула себя по левой ладони.

– Что ты делаешь? – удивился Джарвис.

– Уходим! – крикнула она в ответ. – А то он нас и без костра зажарит, как куропаток! Дай руку!

Принц не успел ничего понять, как ведьма схватила его за раненую руку и, надавив на запястье, выпустила немного крови себе на правую, неповрежденную ладонь. А затем воздела руки – на правой кровь Джарвиса, на левой своя, – но не к архиепископу, а прямо в зенит, в голубое, без единого облачка, утреннее небо.

С губ ее сорвался новый странный крик. Джарвис с изумлением осознал, что фраза вроде бы меналийская, но произнесена так, словно говорящий совсем не знает языка и выговаривает слова как бессмысленный набор слогов. Что-то вроде «возьми нас в свой оплот», а дальше – совсем невнятица…

А затем принц почувствовал, что призрачное сияние вновь сгущается – но на этот раз вокруг них обоих. Панорама Железной теснины едва проступала сквозь уплотняющуюся сиреневую дымку. Потом раздался тонкий мелодичный звон, словно оборвалась серебряная струна, и все вокруг погрузилось в ослепительно сверкающую тьму.

Глава пятая,
в которой Джарвис знакомится с Замком Тысячи Лиц и страдает от не вовремя проснувшейся гордости
 
Приключилась со мной мистерия:
Мне приснился товарищ Берия,
Подмигнул мне стеклянным глазом
И спросил: «Что дрожишь, зараза?»
 
Тимур Шаов

Сколько времени прошло с момента битвы у Пьющей Лошади? Несколько мгновений, день, месяц, год? И где он находился все это время?

Джарвис не знал этого. Пелена, которой Ломенархик окутала его сознание, была сродни сну или даже смерти, а миг, когда она рассеялась, стал его пробуждением или воскрешением.

Сначала был только полумрак. Кое-как окинув пространство все еще мутным взором, Джарвис осознал, что стоит в темном и широком коридоре с полом, выложенным цветной мозаикой. Неподалеку от него в кольцо на стене был вставлен факел, горящий странным сиреневым пламенем, и пламя это рвалось клочьями, словно под ветром, – вот только Джарвис не ощущал ни малейшего шевеления воздуха. Принц подошел ближе и протянул руку к пламени – невсерьез, сам не зная, зачем, но неожиданно лепесток холодного сиреневого огня сам лег в его ладонь.

Только теперь до него дошло, что он совсем один в этом таинственном коридоре – Ломенархик исчезла, как будто ее не было вовсе.

Покачивая лепесток огня на ладони, Джарвис двинулся по коридору – не на розыски ведьмы, а просто потому, что не век же стоять под факелом. Да и любопытно было, куда зашвырнуло его колдовство Ломенархик.

Коридор, освещаемый лишь огоньком в ладони Джарвиса да редкими сиреневыми факелами, прихотливо изгибался. В неровном мерцающем свете сложно было разглядеть, что именно изображает мозаика на полу – переплетенные стебли растений, водоросли, а может, змей, сплетенных в брачной игре. Или, возможно, все это сразу, ало-зелено-золотое на бело-желтом фоне. Стены, в отличие от мозаики, были темных тонов – то отполированные до зеркального блеска, то усыпанные блестками, похожими на слюду, а то и покрытые, как сырые своды глубокого подземелья, чем-то вроде сбегающих капель воды, сверкающих, подобно алмазам.

Нигде не было видно ни души, даже присутствия чего-то живого не ощущалось в загадочном лабиринте. И никакого намека на иное освещение, кроме странных факелов, – ни пустых канделябров, ни подвесок для ламп. Но тогда к чему такое великолепие, если его почти невозможно разглядеть во тьме? Была в этом месте какая-то подчеркнутая алогичность, придуманность, и мало-помалу она начала раздражать Джарвиса.

То и дело от коридора отходили какие-то боковые проходы. Джарвис пробовал сворачивать в некоторые из них, отличавшиеся от основного лишь шириной, но после нескольких поворотов непонятно как снова попадал в главный коридор. Нигде не было заметно ни единой двери, но Джарвис откуда-то знал, что на самом деле они есть, только прячутся от глаз незваного гостя. Подсознательно принц угадывал во всей обстановке странную готовность вылепить из себя что угодно, повинуясь своей или чужой минутной прихоти.

Из одного прохода тонко и приторно повеяло чем-то, похожим на духи Ломенархик. Подойдя ближе, Джарвис увидел, что стены и потолок этого коридора сплошь оплетены вьющимися растениями с темными глянцевыми листьями. Цветы – фарфоровые колокольчики, тонкие чашечки с бледными зубчатыми краями. Ближе к донышку внутренние стенки чашечек становились розовыми, а на самом донышке каждого цветка словно посверкивала капля крови. Джарвис наклонился ниже, желая вдохнуть аромат растения. В следующую секунду лепестки нежно скользнули по его губам, и принц ощутил, что его целуют. Что-то ткнулось в губы, пытаясь раздвинуть их, как это делает ласкающий язык… Джарвис отпрянул с легкой гадливостью, быстро облизнул губы и ощутил на них соленый привкус крови. Алый, кровавого цвета, пестик быстро уползал назад в чашечку цветка, а розоватый оттенок на стенках вроде бы стал чуть ярче. Отойдя на несколько шагов от этой мерзости, Джарвис не выдержал, невольно обернулся – и увидел, как гибкая плеть с цветами и глянцевыми листьями пытается ползти за ним следом, словно змея. Принц выругался и ускорил шаги.

Неожиданно откуда-то донесся отдаленный гул голосов и отзвуки музыки. Завернув за очередной угол, Джарвис увидел отблеск обычного золотого пламени, падающий на темно-багровые в блестках стены. Там, впереди, явно кто-то был… Еще немного – и нескончаемый коридор, как река в море, влился в огромный зал. Лепесток сиреневого огня в ладони принца несколько раз дрогнул и погас. Джарвис остановился у самого входа, вжимаясь боком в стену, и удивленно огляделся, пытаясь понять, куда же его наконец вынесло.

Зал был озарен множеством свечей, пламя которых отражалось в черном полированном мраморе стен, но все равно казался погруженным в полумрак. Высокий потолок, каскадами уходя вверх, терялся в темно-туманной полумгле. Стены и галереи были увешаны серебряными драпировками, в нишах стояли причудливые статуи или огромные, в человеческий рост, вазы с редкими цветами. В воздухе витал сладковатый, слегка дурманящий аромат, словно здесь жгли благовония… или что-нибудь покрепче. А по залу в звуках тягучей чарующей мелодии кружились… люди, сородичи Джарвиса, демоны? Кем были эти существа?

Происходящее походило на какой-то странный карнавал. Все, и женщины, и мужчины, были одеты в вычурные наряды самого немыслимого цвета и покроя, но одинаково яркие и усыпанные блестками – на грани безвкусия, а временами и перебираясь за нее. И ни одного открытого лица – каждое закрыто если не маской, то вуалью или хотя бы плотным слоем грима. Джарвис попытался разглядывать детали и подробности, но сразу понял, что танцующие фигуры в поле его зрения меняются слишком быстро. Желающий как следует рассмотреть это действо должен был сам войти в зал и смешаться с толпой. Но Джарвиса удерживало чувство неловкости, смешанной с брезгливостью, – неожиданно сходное с отвращением, вызванным целующими цветами-кровососами.

Некоторое время неловкость боролась в нем с любопытством, но в конце концов любопытство победило – Джарвис, зачем-то нервно тронув эфес Зеркала, шагнул из темноты в пестроту, блеск и кружение.

Принц обошел зал по периметру, не решаясь ступить в самую гущу народа. Избегая встречаться глазами с кем бы то ни было, он рассматривал существа в масках. И вдруг, скользнув по себе мимолетным взглядом, Джарвис осознал, что его одежда тоже изменилась. В замешательстве он остановился у массивной черной колонны и бросил взгляд в полированный мрамор, отражавший все не хуже зеркала.

Вместо привычного черного, на котором не видна дорожная грязь, – белое, каноничное меналийское белое с головы до ног… Рубашка навыпуск, со сложно присобранными на вайлэзский лад рукавами, и узкие штаны – льдисто-блестящий атлас; камзол без рукавов и застежки, распахнутый и прихваченный поясом, и высокие сапоги – тонкая белая кожа; сверху – невесомый белый плащ. Меч покоился в белых эмалевых ножнах, серебряный пояс капельками крови усыпали мелкие рубины. Такой же рубин, только гораздо крупнее, пылал в охватившем голову тонком серебряном венце, отсвет его придавал глазам пурпурный оттенок герийского аметиста. При этом зажим, стягивавший волосы на затылке, исчез без следа – отросшие пряди рассыпались по плечам и спине, облаком легли вокруг лица, оставшегося открытым. Джарвис невольно подумал, что в этом снежном обрамлении его внешность не может не казаться простым смертным еще более странной и пугающей… Так он не одевался даже дома, где изощренность считалась условием хорошего тона!

Снова, еще острее, принца обожгло ощущением, что это место дразнит его, играет, как кот с мышью, неслышно смеясь в черную мохнатую лапу (интересно, какой длины могут быть когти на этой лапе?). Не зная, как отнестись к неожиданной перемене, Джарвис прислонился спиной к колонне и продолжил наблюдение за странным залом с этой позиции.

Похоже, бал то ли начинался, то ли уже шел к концу – не было того блеска и шума, что сопровождает любое веселье в самом разгаре. Все словно ждали чего-то, причем сами толком не зная, чего ждут. Многие не танцевали, а прогуливались меж колонн и по галереям – по двое, реже по трое, редко-редко группками по четыре человека, – но ни один не пребывал в одиночестве. Несколько раз пары проскальзывали мимо Джарвиса в коридор, из которого он пришел. При этом никто не обращал на принца ни малейшего внимания – взгляды скользили по нему, не задерживаясь, словно он был пустым местом. Хотя не исключено, что этот эффект создавала неподвижность масок…

Разные маски вызывали у принца разные ощущения. Звериные головы на плечах людей пугали тем, что будили полузабытые неприятные воспоминания – то ли о росписях на стенах древних гробниц Анатаормины, то ли о видениях священного сна, в котором он провел два года… В масках из перьев, оставлявших открытыми нижнюю часть лица, наоборот, было что-то притягательное – может быть, оттого, что носили их в основном женщины. А вот от тонких прекрасных неподвижных лиц из золота и серебра веяло необъяснимой, завораживающей жутью, сходной с той, какую рождает свет ущербной луны в огромной пустой комнате…

Постепенно по трудноуловимым признакам, в основном по манере двигаться, Джарвис начал понимать, что большинство в этом зале – простые смертные. Большинство – но не все! Здесь явно были и такие же долгоживущие, как он сам, и совсем странные создания.

А музыка все плыла, кружила над залом, и ее сочетание с дразнящим ароматом не то цветов, не то незримых курильниц затягивало в состояние меж сном и явью, когда глаза души повернуты внутрь, в глубины сознания. Джарвису чудилось, что его потаенные, плохо осознаваемые желания потихоньку вплетаются в узор чужих прихотей, помогая лепить здешние образы. И все это по-прежнему было приправлено жгучей смесью страха, отвращения и любопытства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное