Владимир Трут.

Дорогой славы и утрат. Казачьи войска в период войн и революций

(страница 2 из 48)

скачать книгу бесплатно

   По данным на 1913 год, территория Донского казачьего войска занимала общую площадь 141 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Забайкальского казачьего войска – 99 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Оренбургского казачьего войска – 93 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Кубанского казачьего войска – 75 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Уральского (Яицкого) казачьего войска – 71 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Амурского казачьего войска – 62 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Сибирского казачьего войска – 54 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Терского казачьего войска – 22 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Астраханского казачьего войска – 8,5 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Уссурийского казачьего войска – 8,3 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


, Семиреченского казачьего войска – 6,2 тыс. км -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


[23].
   Территории казачьих войск были включены в общероссийскую административно-хозяйственную систему [1 - Приводимые ниже данные об административно-территориальном делении территорий казачьих войск, административных центров и количестве населенных пунктов даются по состоянию на 1913 год. – В. Т.]. При этом одни войска, например Донское, Кубанское, Терское, полностью занимали административные области, в которых они располагались (Донская, Кубанская, Терская), и, таким образом, выступали в качестве отдельных самостоятельных административно-хозяйственных единиц. Другие же, как, например, Астраханское и все казачьи войска востока страны, начиная с Уральского и заканчивая Уссурийским, находились в пределах одной или чаще даже нескольких губерний или областей, но все их полностью при этом не занимали. (К тому же данные губернии и области, в свою очередь, зачастую входили в состав более крупных административно-территориальных единиц – генерал-губернаторств.) Однако и в этих случаях казачьи войска имели собственный административно-территориальный статус в рамках единой общероссийской системы.
   Но в случаях своеобразного наложения друг на друга территорий того или иного войска и тех или иных губерний и областей система внутреннего войскового административного устройства и управления значительно осложнялась.
К тому же зачастую на одной и той же территории и войска, и губернии высшие функции власти одновременно осуществляли и войсковые управленческие структуры, подчинявшиеся военному ведомству, и губернские или областные органы власти, находившиеся в подчинении центральных гражданских ведомств. В отдельных случаях эти функции совмещались, и тот или иной губернатор или военный губернатор одновременно являлся и наказным войсковым атаманом того или иного войска. Однако, несмотря на предпринимавшиеся усилия, развести войсковые и губернские системы управления на среднем уровне все же не удавалось, в результате чего в их деятельности наблюдалось известное дублирование функций.
   В плане внутреннего административного устройства территории казачьих войск делились на довольно крупные единицы (округа, отделы, округи), в которые, в свою очередь, входили низовые административные единицы – станичные округа. Иногда территории казачьих войск одновременно разделялись и на полицейские участки, находившиеся в ведении местной гражданской администрации.
   Донское казачье войско располагалось на территории области Войска Донского. В плане внутреннего административно-территориального деления оно подразделялось на девять округов: Донецкий с окружным центром в станице Каменской, 1-й Донской с окружным центром в станице Константиновской, 2-й Донской с окружным центром в станице Нижне-Чирской, Ростовский с окружным центром в городе Ростове-на-Дону, Сальский с окружным центром в станице Великокняжеской, Таганрогский с окружным центром в городе Таганроге, Усть-Медведицкий с окружным центром в станице Усть-Медведицкой, Хоперский с окружным центром в станице Урюпинской, Черкасский с окружным центром в городе Новочеркасске. Административным центром войска являлся город Новочеркасск.
   На войсковой территории располагалось 135 казачьих станиц, включая и 13 калмыцких станиц казаков-калмыков, и 1728 казачьих хуторов [24]. (По вопросу общего количества донских станиц в историографии существуют противоречия. В подавляющем большинстве работ, включая и энциклопедическую литературу, приводятся сведения о 134 казачьих станицах, существовавших в Донском войске в 1913 году [25]. В некоторых работах говорится о 136, включая 13 калмыцких [26]. И первые данные о 134 донских станицах, и вторые – о 136 считаются неточными.)
   Кубанское казачье войско находилось на территории Кубанской области. Оно включало в себя семь отделов: Баталпашинский с центром в станице Баталпашинской, Ейский с центром в городе Ейске, Екатеринодарский с центром в городе Екатеринодаре, Кавказский с центром в станице Кавказской, Лабинский с центром в посаде Армавир, Майкопский с центром в городе Майкопе, Темрюкский (с 1910 года – Таманский) с центром в городе Темрюке. Административным центром войска был город Екатеринодар. На территории войска располагалось 278 казачьих станиц и 32 хутора [27].
   Терское казачье войско располагалось на территории Терской области. В войско входило четыре казачьих отдела (Кизлярский с центром в г. Кизляре, Моздокский с центром в г. Моздоке, Пятигорский с центром в г. Пятигорске, Сунженский с центром в станице Сунженской) и шесть национальных округов (Владикавказский (центр – г. Владикавказ), Введенский (центр – станица Ведень (Ведено), Грозненский (центр – г. Грозный), Назрановский (центр – станица Назрань), Нальчикский (центр – селение Нальчик), Хасав-Юртовский (центр – слобода Хасав-Юрт). На территориях отделов в основном проживало казачье население, а в округах – горское. Административным центром войска являлся город Владикавказ. В Терском казачьем войске насчитывалось 70 казачьих станиц [28].
   Уральское (с апреля 1917 г. – вновь Яицкое) казачье войско находилось на правом берегу реки Урал (Яик) на территории Уральской области. При этом оно занимало не всю область, а только три ее уезда (Гурьевский, Лбищенский, Уральский). Войско состояло из трех военных отделов. Территориально они в основном, но не полностью совпадали с названными уездами Уральской области. Первый военный отдел войска находился главным образом на землях Гурьевского уезда. Правление отдела располагалось в г. Гурьеве. Второй военный отдел войска занимал почти всю территорию Лбищенского уезда с правлением в г. Лбищенске. Третий военный отдел в основном располагался в Уральском отделе с местоположением отдельного правления в г. Уральске. Помимо этого существовало еще и три казачьих поселения (Уильское на реке Уил, Темирское на реке Темир и Нижнее-Эмбенское на реке Эмбе) в Темирском уезде Уральской области. Они располагались на местах упраздненных в начале века бывших казачьих степных укреплений. Административным центром войска был г. Уральск. В Уральском казачьем войске находилось 30 казачьих станиц и 450 казачьих поселков [29]. (По другим данным, 30 станиц и 480 поселков [30].)
   Астраханское казачье войско занимало территории, тянувшиеся полосой на протяжении 900 верст в нижнем Поволжье и на северном побережье Каспийского моря, в пределах в основном Астраханской губернии. Отдельные участки войска находились в Саратовской и Самарской губерниях. В состав войска входило два военных отдела: 1-й с центром в г. Енотаевске и 2-й с центром в г. Камышине. Административным центром войска являлся город Астрахань. В Астраханском казачьем войске было 20 станиц, 26 хуторов и 13 поселков [31]. Основная масса казачьих поселений находилась в пределах Астраханской губернии, небольшая часть на территории Саратовской губернии. В Самарской губернии были только запасные земли и выпасы войска.
   Оренбургское казачье войско располагалось вдоль реки Урал в юго-западной, южной и юго-восточной частях Оренбургской губернии. Войско занимало около половины территории губернии. (Обширная Оренбургская губерния состояла из пяти уездов – Верхнеуральского, Оренбургского, Орского, Троицкого и Челябинского – и имела двойное деление на войсковую и так называемую гражданскую территории.) Войсковые земли находились в основном в пределах трех уездов губернии: Оренбургского, Верхнеуральского и Троицкого. Войско делилось на три военных отдела: 1-й Оренбургский с центром г. Оренбурге, 2-й Верхнеуральский с центром в г. Верхнеуральске и 3-й Троицкий с центром в г. Троицке. Административным центром войска был город Оренбург. (Одновременно он также являлся административным центром Оренбургской губернии и большой Тургайской области, так называемого Степного края.) На войсковой территории находились 61 казачья станица, 446 казачьих поселков и 553 казачьих хутора [32].
   Сибирское казачье войско располагалось довольно узкой полосой в Западной Сибири и северной части Казахской степи на территориях Акмолинского, Атбасарского, Кокчетавского, Омского и Петропавловского уездов Акмолинской области, Зайсанского, Каракалинского, Павлодарского, Семипалатинского и Усть-Каменогорского уездов Семипалатинской области, частично в Иркутском уезде Тургайской области, Алтайском, Барнаульском и Бийском округах Томской губернии, Березовском округе Тобольской губернии. Войско состояло из трех военных отделов: 1-й (Кокчетавский) с центром в г. Кокчетаве, 2-й (Омский) с центром в г. Омске и 3-й (Усть-Каменогорский) с центром в г. Усть-Каменогорске. Административным центром войска являлся город Омск. В Сибирском казачьем войске насчитывалось 53 станицы, 118 поселков, 437 хуторов и 14 выселков [33].
   Забайкальское казачье войско занимало большую часть обширной Забайкальской области и тянулось почти непрерывной полосой в ее южной и юго-восточной частях на границе с Монголией и Маньчжурией. (Забайкальская область вместе с Забайкальским казачьим войском входили в состав Иркутского генерал-губернаторства.) Войско располагалось на территории Троицкосавского, Селингинского, Акшинского, Нерчинского, Нерчинско-Заводского и Читинского уездов Забайкальской области. В административном отношении оно было разделено на четыре военных отдела: 1-й отдел с центром в г. Троицкосавске, 2-й отдел с центром в селе Акша, 3-й отдел с центром в г. Нерчинске и 4-й отдел с центром в селе Нерчинский Завод. Административным центром войска был город Чита. В Забайкальском казачьем войске насчитывалось 63 станицы и 516 поселков, включая бурятские [34].
   Амурское казачье войско располагалось на части территории Амурской области, занимая чуть меньше 1/7 ее площади. Эта земля официально считалась переданной ему во временное пользование до 1901 года. (Правда, позже об этом не вспоминали.) Земли войска тянулись длинной полосой, протяженностью около 1800 верст и шириной от 40 до 100 верст, вдоль левого берега реки Амур от Забайкалья до Приморья. Войско, как и вся Амурская область, входило в состав Приамурского генерал-губернаторства. В административно-территориальном плане оно было разделено на три военных и четыре полицейских участка, в которые входило десять станичных округов (Албазинский, Екатерининский, Екатерино-Никольский, Игнашинский, Иннокентьевский, Кумарский, Михайловско-Семеновский, Поярковский, Раддаевский и Черняевский) [35]. В состав войска в качестве самостоятельных единиц входило также и два военных поста.
   Особенность Амурского казачьего войска заключалась в том, что существовавшие в нем станичные округа представляли собой одновременно и административно-территориальные единицы войска (как отделы в других казачьих войсках или округа в Войске Донском), и территориально-хозяйственные единицы (по типу станичных юртов на Дону и округов в других казачьих войсках страны). При этом станичные администрации выполняли и функции администраций окружных. При таких условиях в Амурском войске отмечалось очень тесное переплетение административно-территориальных и территориально-хозяйственных аспектов существования станичных округов, что придавало системе административно-территориального устройства войска и непосредственно связанным с ней элементам управления и хозяйствования определенную специфику. (Автор считает некорректным чисто механическое сравнение административно-территориального деления Амурского и Донского казачьих войск исходя лишь из одинакового названия их основных административно-территориальных единиц-округов.) Административным центром войска являлся город Благовещенск-на-Амуре. В Амурском казачьем войске насчитывалось 12 станиц, 69 хуторов и 15 выселков [36]. В некоторых современных работах указывается, что в Амурском казачьем войске не было станиц и хуторов, а существовало 120 поселков [37].
   Семиреченское казачье войско сплошной войсковой территории не имело и располагалось отдельными участками в Семиреченской области, в основном в Верненском, Лепсинском, Капальском, Пржевальском (бывшем Каракольском), частично в Пишпекском и Джаркенском уездах. Внутреннего административного деления на отделы или округа в войске не существовало. Административным центром являлся город Верный. В составе Семиреченского казачьего войска было 19 станиц и 15 выселков [38].
   Уссурийское казачье войско располагалось на территории Южно-Уссурийского края Приморской области. Его земли тянулись вдоль реки Уссури, а отдельные казачьи поселения находились южнее озера Ханка. Войсковая территория занимала в основном одну из трех округ Южно-Уссурийского края, а именно, Уссурийскую казачью округу с центром в станице Камень-Рыболов на озере Ханка. В административном плане в войске выделялось шесть станичных округов (по числу существовавших станиц) [39]. Их названия (Казакевичевский, Козловский, Платоно-Александровский и др.) устанавливались соответственно названиям станиц. Административным центром войска был город-крепость Владивосток. В Уссурийском казачьем войске располагалось 6 станиц, 67 поселков и 2 выселка [40]. (По другим данным, 6 станиц и 76 поселков [41].)
   Казачье население Иркутской и Енисейской губерний собственной административно-территориальной системы не имело. Казаки проживали в 38 населенных пунктах Иркутской и в 36 Енисейской губерний.
   Таким образом, процесс образования и полного организационного оформления того или иного казачьего войска страны и его включения в единые общероссийские государственно-политическую и административно-территориальную системы в каждом конкретном случае отличался определенным своеобразием и имел четко выраженные специфические особенности. Данное обстоятельство обуславливалось целым рядом общих причин и конкретных факторов, определяющими среди которых являлись содержательная логика и практические направления внутреннего общественно-политического и социально-экономического развития как страны в целом, так и конкретного казачьего образования, в частности. С течением времени доминирующими факторами в этом процессе становятся конкретные государственные интересы, обусловленные приоритетными направлениями внутренней и внешней политики, особенно в плане военной и хозяйственно-экономической колонизации слабо освоенных или недавно включенных в состав государства территорий, и возможностями их практической реализации в различные периоды.
   На этапе существования казачества как своеобразной социально-этнической общности, сложившейся из вольных казаков, в казачьих общинах, а позже и в казачьих войсковых образованиях (войсках) на основе обычного права были выработаны и строго соблюдались основополагающие общие принципы, формы и методы внутреннего управления. С течением времени они претерпели определенную трансформацию, но сущность устоявшихся традиционных общинно-демократических принципов оставалась прежней. Существенные подвижки в данной сфере стали происходить как во внутреннем содержании, так и во внешних формах под влиянием процессов социально-классовой трансформации казачества и превращении его в специфическое военно-служилое сословие. Этот процесс происходил в XVIII – первой половине XIX века. Казачество утрачивает не только былую независимость от государства, но и важнейшие права в области власти и внутреннего управления, лишается высших органов самоуправления, иными словами, войсковых кругов и избираемых на них войсковых атаманов, а также вынуждено мириться с процессами изменений многих общинно-демократических прав и традиций.
   Казачьи войска с течением времени включаются в общую систему государственного управления страны. Одновременно происходит и процесс полного законодательного оформления специфических прав и обязанностей казаков и их особой социальной функции [42].
   Продолжается и активный процесс организационного оформления высших государственных управленческих структур, в ведении которых находились все казачьи войска страны. В 1815 году они были подчинены Главному штабу Военного министерства. А в декабре 1857 года образуется подчиненное Военному министерству специальное Управление иррегулярных войск, в компетенцию которого передавалось руководство всеми казачьими и другими иррегулярными войсками. 29 марта 1867 года оно переименовывается в Главное управление иррегулярных войск. А в 1879 году на его основе образуется Главное управление казачьих войск, которое также находилось в непосредственном подчинении Военного министерства. 6 сентября 1910 года Главное управление казачьих войск было упразднено, а все его функции переданы специально образованному Отделу управления казачьими войсками Главного штаба Военного министерства [2 - Данный отдел называют, как правило, Казачьим отделом Главного штаба, это неверно. – В. Т.]. Формально атаманом всех казачьих войск страны с 1827 года считался наследник престола.
   К началу XX века в казачьих войсках окончательно сложилась довольно стройная структура органов высшего управления и местного самоуправления. Высшим должностным лицом в каждом казачьем войске являлся назначаемый императором войсковой наказной атаман. (В казачьих войсках востока страны просто наказной атаман.) В его руках находилась высшая военная и гражданская власть на территории войска. В тех казачьих войсках, территории которых не составляли отдельных самостоятельных административно-территориальных единиц и располагались в пределах различных губерний и областей, что было характерно для Оренбургского, Астраханского, Уральского, Забайкальского, Семиреченского, Амурского и Уссурийского войск, посты наказных атаманов занимали по совместительству местные губернаторы или генерал-губернаторы (если территория конкретного казачьего войска входила в состав генерал-губернаторства) либо командующие соответствующими военными округами, как это было в Сибирском войске. Иногда следствием существования столь сложной, зачастую своеобразной «многослойной» системы управления являлось положение, при котором одно и то же лицо сосредотачивало в своих руках одновременно несколько высших административных и военных должностей. Например, командующий Омским военным округом одновременно являлся наказным атаманом Сибирского казачьего войска, а позже, за несколько лет до Февральской революции, и генерал-губернатором Степного края, в который входили Акмолинская и Семипалатинская области. Такое положение дел, естественно, осложняло осуществление управленческих функций высшим должностным лицом войска и сказывалось на их эффективности.
   Донской, кубанский и терский войсковые наказные атаманы, хотя и осуществляли властные полномочия только в пределах своих казачьих областей, обладали правами губернаторов по гражданской части и генерал-губернаторов – по военной. Атаманы возглавляли высший орган управления в войсках – войсковые (областные, хозяйственные) правления (управления, управы). Они также назначали атаманов отделов (округов) и утверждали персональный состав отдельских (окружных) управлений.
   Местные органы казачьего самоуправления были представлены сходами (съездами) казачьего населения той или иной станицы, которые фактически выполняли функции официально ликвидированных местных станичных кругов. На них казаками самостоятельно, без вмешательства вышестоящих органов казачьей войсковой и отдельской (окружной) администрации, избирались станичный атаман, станичные судьи и члены станичного правления.
   Система высшего управления и местного самоуправления в каждом из казачьих войск прошла довольно непростую внутреннюю эволюцию, особенно активную на всем протяжении XIX века и окончательно оформившуюся в самом его конце. Система просуществовала вплоть до революции 1917 года.
   К началу XX столетия окончательно оформившаяся система управления в Донском казачьем войске представляла собой стройную и довольно эффективную структуру. Во главе ее находился войсковой наказной атаман, обладавший большими правами генерал-губернатора по гражданской части и командующего войсками округа по военной. Он возглавлял военное управление, в которое входили Войсковой штаб, управление Донской казачьей артиллерии и гражданское областное управление Войска Донского. Войсковой наказной атаман назначал окружных атаманов семи округов (Черкасского, 1-го Донского, 2-го Донского, Усть-Медведицкого, Хоперского, Донецкого, Сальского), а также окружных начальников по гражданской части и окружных воинских начальников, имевших права уездных воинских начальников, по военной части Ростовского и Таганрогского округов [43] [3 - Специфика управления Ростовским и Таганрогским округами объяснялась тем обстоятельством, что они были образованы в 1887 году на основе присоединения к области Войска Донского Ростовского уезда и Таганрогского градоначальства Екатеринославской губернии. Эти два округа ОВД являлись гражданскими, т.е. не имели окружного военного управления. Численность казачьего населения в них была небольшой. Во главе округов не окружные атаманы, а окружные начальники (один по гражданской, и один по военной части). – В. Т.].
   Деятельность органов местного казачьего самоуправления (станичных и хуторских правлений во главе с атаманами), избиравшихся на станичных и хуторских сходах, осуществлялась на основе соответствующих законоположений об их функциях, правах и обязанностях. Они были изложены в «Положении об общественном управлении станиц казачьих войск» 1891 года.
   В начале ХХ века на Дону практиковался и созыв съезда выборных от станиц (так называемый войсковой съезд), который утверждал некоторые наиболее важные вопросы внутренней жизни войска.
   В то же время работа этого органа казачьего самоуправления, созывавшегося весьма редко, носила исключительно формальный характер. То есть этот представительский орган выполнял не реальные властные и управленческие функции, а фактически исключительно внешние, декоративные. По мнению их организаторов, они должны были символизировать поддержку и одобрение всеми казаками деятельности войскового наказного атамана и войскового управления, а также некую преемственность с существовавшими ранее действительно высшими органами казачьего самоуправления – войсковыми кругами [4 - Съезды выборных от станиц, или, как их еще называли, войсковые съезды, помимо Донского существовали и в некоторых других казачьих войсках, в частности в Уральском и Сибирском. Но и там их роль была сугубо формальной. – В. Т.].
   Система управления в Кубанском войске включала следующие элементы. Формально высшим должностным лицом в крае являлся, после восстановления в 1905 году наместничества на Кавказе, императорский наместник, который одновременно был и главнокомандующим Кавказским военным округом, и наказным атаманом Кавказских казачьих войск. Вся высшая гражданская и военная власть на территории войска принадлежала начальнику Кубанской области, совмещавшему свою должность с должностью наказного атамана Кубанского казачьего войска.
   Органами гражданского управления являлись областное правление с административными, судебными, финансовыми, хозяйственными и прочими подразделениями и правления семи отделов области. В систему военного управления входили войсковой штаб со всеми подразделениями и отделы войска. Наказной атаман назначал атаманов отделов области, которые сосредотачивали в своих руках функции управления как по военной, так и по гражданской части на территориях своих отделов. Они возглавляли существовавшие в каждом отделе правления, имевшие собственную структуру и штаты, и контролировали местное управление [44]. Органы местного казачьего самоуправления (станичные сходы, станичные правления во главе со станичными атаманами) осуществляли свою деятельность в соответствии с нормами «Положения об общественном управлении станиц казачьих войск» 1891 года.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Поделиться ссылкой на выделенное