Владимир Сотников.

Следствие по щучьему велению

(страница 2 из 9)

скачать книгу бесплатно

Папа, наверное, хотел похвалить Емелю, сказав, что тот никогда не отличался капризностью, но Емеле от этого неожиданно стало стыдно.

– Действительно, – вздохнул он. – Осталось только упасть на пол, как маленькому. И закричать: хочу только такую собачку! Ладно, пап, не переживай. Забудь эту историю.

– Получается, ты меня успокаиваешь, – сказал папа. – А ты сам не расстраивайся. Ничего страшного не произошло! Мы еще не начинали настоящих поисков.

Емеля пожал плечами, машинально пролистал альбом еще раз и пошел к себе в комнату.

– Ну вот… – Папа приоткрыл дверь через пять минут. – Ты уже сидишь, уставившись в одну точку. Мне это не нравится! Я не хочу, чтобы ты привыкал к нерешаемым проблемам или ожидал, что они решатся по щу… сами собой. Надо учиться искать выход! Это я во всем виноват. Ведь это я посоветовал тебе начинать свои поиски таким образом. А надо было начинать выбор не с прогулок, а хотя бы вот с этого справочника. И как мне могло прийти в голову сказать тебе, чтобы ты приглядывался к чужим собакам?

– Лучше бы я не брал в руки ее поводок, – вздохнул Емеля. – И не разговаривал бы с ней.

– Как это ты с ней разговаривал? – удивился папа. – Хотя понятно. Ты, наверное, что-то ей приказал, а она сразу же послушалась. Но ведь почти все собаки понятливые! Ничего удивительного.

– Если Тяпа что-нибудь хочет, это загорается на ошейнике, – задумчиво продолжал Емеля. – Кушать, играть, искать…

– Ну, ошейник никакого отношения к ее умственным способностям не имеет! – воскликнул папа. – Наверное, какая-нибудь электронная японская штучка! На любой собаке она будет точно так же действовать. Купим и мы такой же. И даже на мне проверим – прямо в магазине.

Наверное, папа хотел пошутить, чтобы поддержать Емелю. Но тот лишь невесело улыбнулся.

Звякнул замок в прихожей.

– Вот и мама вернулась из магазина, – сказал папа. – И вот что мы станем сейчас делать. Раз я обещал уговорить маму, то не стану это откладывать на потом. Тем более что сегодня выходной.

– Что я слышу? – засмеялась мама, заглянув в комнату. – Меня собираются уговаривать? Наверное, пойти в какой-нибудь музей или в консерваторию? Так это я вас всегда на такие походы уговариваю. Ну-ка, ну-ка, а вы что придумали? И Емеля грустный опять. А что это за книга у тебя в руках?

Емеля вопросительно взглянул на папу, но тот лишь приложил палец к губам, вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Значит, выходить не следует – папа весь разговор с мамой берет на себя.

Емеля стал машинально листать справочник. Просто так. «Собирать» Тяпу по частям из разных собачьих пород он не собирался. Толку в этом все равно не было никакого.

Казалось, разговор на кухне длился целую вечность. Всю свою способность к ожиданию Емеля утратил уже через десять минут, а вместе с этой способностью – и всякую надежду. Каково же было его удивление, когда он увидел папу, стоявшего в дверях с совершенно счастливым видом!

– Ты даже представить себе не можешь! – радостно зашептал он. – Мы сейчас, конечно, обедаем, а потом… Потом идем гулять.

С мамой! Она согласилась взглянуть на этот единственный экземпляр. Сказала, что хочет посмотреть своими глазами на существо, ради которого могут кипеть такие страсти. Пусть, пусть посмотрит. Я уж маму знаю! Это ее согласие многого стоит. Это почти полная гарантия нашего успеха…

Емеля ничего не понимал. Какого успеха? О чем папа говорит?

– Но ведь дело не только в мамином согласии, – пробормотал он. – Даже если мы увидим эту собаку… Что дальше?

– Ничего-ничего, – отмахнулся папа. – Проблемы решать надо последовательно и постепенно. Для меня самой главной проблемой было мамино согласие. А здесь, кажется, дело сдвинулось с мертвой точки. А дальше и остальные вопросики решим!

Папа даже руки потирал от волнения. И Емеля сразу повеселел. С такого папы и пример брать приятно. Как будто Тяпа нужна ему, а не Емеле.

– Что ни говори, а трудности преодолевать приятно, – объяснил свою радость папа, расхаживая по комнате. – Я даже не понимаю, как мне удалось ее уговорить?

Емеля, конечно же, не понимал этого еще больше.

Обед прошел незаметно, то есть быстро. Мама только вздыхала и посмеивалась:

– Надо же, никогда не могла предположить, что моего согласия достаточно для такой бурной радости!

– Жить в согласии – одно удовольствие! – подмигивал папа.

– Насколько я знаю, собак выгуливают раза два в день, – сказал папа, когда они подошли к парку. – Надеюсь, мы встретимся… В конце концов, и завтра ведь тоже выходной – воскресенье. А гулять в парке полезно.

– А вот и табличка висит, – удивилась мама. – «Выгул собак в парке Архангельское запрещен». Куда же вы меня привели?

– Но тут их всегда много, – заверил ее Емеля. – Вот, можно даже у охранника спросить.

Папа сразу же обратился к сидевшему у ворот старичку-охраннику с таким вопросом.

– А что с вами сделаешь? – отмахнулся тот. – Смотрим, что называется, сквозь пальцы. У нас ведь все так: написано, что нельзя, а на самом деле можно. Повесили табличку для ответственности собачников. Мол, если что не так, больше не пустим. У нас только постоянные посетители!

Этот ответ позабавил маму, и она заметно повеселела.

– Что ж, – сказала она, – уже интересно! Оказывается, для настоящих собачников существуют отдельные правила жизни.

– А ты что думала? – с важным видом сказал папа. – Собачники – люди особой породы.

«Только бы встретить Тяпу! – гудела в голове у Емели одна-единственная мысль. – А потом… Потом будем решать новые проблемы».

Но даже людей в парке к вечеру стало мало. Не говоря уже о собаках.

– Ничего-ничего, – похлопывал папа Емелю по плечу. – Ты смотри внимательней. Еще многие собачники обедают, собираются с силами… А мы пока тоже время не теряем напрасно – воздухом дышим.

Конечно, Емеля повел родителей на свое любимое место – на террасу над гротом. Мама ахала от восторга:

– Надо же, рядом с домом находится такой чудесный парк, а мы не ходим сюда гулять. Ведь я здесь была в последний раз несколько лет назад! И мне не понравилось: парк был запущен, дворец – видите, вон там, среди деревьев – в каких-то вечных реставрационных лесах… Неуютное было место! А сейчас как в сказке все изменилось. Молодец, Емеля, это благодаря тебе мы приобщаемся к прекрасному!

– Да, надо признать, что Архангельское сильно изменилось, – сказал папа. – Усадьба приведена в порядок. Так, наверное, здесь было и при прежних владельцах, князьях Юсуповых, сто лет назад.

Мама укоризненно взглянула на папу:

– Тебе как историку вообще должно быть стыдно! Живешь в двух шагах от такой чудесной усадьбы и почти ничего не знаешь о ней.

– Как это не знаю? – обиделся папа. – Все я знаю. Конечно, прямо сейчас я вас с экскурсией по ней не проведу, но если подготовиться… Пожалуйста! А насчет двух шагов – так ведь и те, кто рядом с Кремлем живут, не каждый день по нему гуляют. Времени нет. Как это ни странно, достопримечательностями Москвы больше всего любуются как раз приезжие. А мы, коренные жители, работаем, в выходные – отдыхаем, но тоже чаще всего дома. Жизнь такая.

– Ленивая это жизнь, – не успокаивалась мама. – Отныне мы станем жить по-другому. Выходные будем посвящать культурной программе.

– Я совсем не против этого, – миролюбиво согласился папа. – Можно сказать, что первая экскурсия состоялась. И начали мы с самого легкого и ближнего маршрута. Надеюсь, прогулки сюда, в эту усадьбу не прекратятся? – И, наклонившись к Емеле, шепнул: – Особенно с учетом наших планов стать собачниками. Правда, все-таки странно, что сюда пускают с животными.

Емеля хотел напомнить про объяснения охранника. Почему бы и не пускать сюда людей с собаками, которые живут рядом? Ведут они себя вполне прилично… Но Емеле некогда было разговаривать. Он даже к родительскому разговору не прислушивался, потому что старательно шарил взглядом по дорожкам парка, выискивая знакомую собачью фигурку. Но все собаки словно исчезли по мановению волшебной палочки.

– Ну что? – спросил папа. – Не увидел?

Емеля лишь пожал плечами в ответ.

– Я понял! – воскликнул папа. – У собак, наверное, есть определенный распорядок дня. Не могут же они целыми сутками шляться по дорожкам. И сейчас, наверное, еще не наступило время прогулки. Подождем, подождем… А пока погуляем, полюбуемся.

Они спустились с террасы, прошли по аллее, погуляли по парку, дорожки которого живописно растекались между деревьями. Папа рассмотрел схему усадьбы, которая была нарисована на большом щите, и теперь уверенным тоном объяснял, где что находится. Главный дворец, оранжерея, памятник Екатерине Второй, скульптуры всяких знаменитостей, построенный на берегу Москвы-реки в более позднее время санаторий… Мама слушала его внимательно, а Емеля – не очень. Он был по-прежнему занят своим главным делом: вертел головой во все стороны. Тем более что собаки все-таки стали уже попадаться. Не одни, конечно, а со своими хозяевами.

– Вот видите, – заметил и папа. – Собачки-то не хотят сидеть дома взаперти. Тоже выходят потихоньку на прогулку.

– А прав был охранник, – улыбнулась мама. – Сразу заметно, что это постоянные посетители. Так чинно и благородно прогуливаются. Наверное, привыкли.

«Привыкли, – подумал Емеля. – Значит, и Тяпа должна была привыкнуть. Где же она?»

Они обошли почти весь парк и снова оказались рядом с террасой. Неужели придется возвращаться домой ни с чем?

И тут Емеля увидел наконец ту самую тетеньку!

– Вот она! – закричал он. – Тяпина хозяйка! Только почему-то… одна.

Тетенька была занята странным делом. В руках у нее вместо поводка был лист бумаги, в который она то и дело смотрела, а потом оглядывалась по сторонам.

– Странно, – пробормотал папа, – маршрут она свой, что ли, сличает? Чтобы не заблудиться?

Тетенька прошла под террасой вдоль грота с причудливыми колоннами, потом повернула обратно… Емеля сбежал вниз по ступенькам. Когда он возник перед тетенькой, она испуганно остановилась и сразу же спрятала бумажку, уставившись на него своими зеркальными очками.

– Вы меня узнаете? – спросил он. – А где же ваша собака?

– Что тебе надо, мальчик? – холодно спросила тетенька.

Емеля не знал, как все объяснить, и только смотрел по сторонам.

– Извините, понимаете, в чем дело, – вступил в разговор папа. – Наш сын хочет такую же собаку, как у вас. И мы хотели спросить…

– Нет у меня никакой собаки, разве вы не видите? – перебила незнакомка. – Чего вы хотите?

– Но ведь это вы сегодня… – начал было Емеля, но и его тетенька слушать не стала.

– Я спешу, – заявила она. – И не понимаю, в чем дело.

– Емеля, – сказала мама, – ты, наверное, перепутал. Ну с какой стати мы пристаем к незнакомому человеку?

– Да нет же, это она! – недоуменно воскликнул Емеля. – Странно, почему она не признается…

Тетенька, быстро оглянувшись напоследок, скрылась за углом грота. Минуту все растерянно молчали.

– Странная встреча, – пробормотал папа. – Хоть бы выслушала… Даже если Емеля и впрямь ошибся.

– Ну и что тут такого? – сказала мама. – Человек волен поступать, как знает. Что поделаешь?

И тут из-за ближайших кустов стремительно выскочила Тяпа, за которой, как змейка, мелькал в траве поводок. Ее Емеля ни с кем не перепутал бы! И она его тоже. Остановившись перед Емелей, Тяпа раздвинула в стороны ушки и посмотрела на него, повиливая хвостом. Изумленный папа наклонился и прочитал вслух по слогам надпись на ошейнике: «Иг-рать!»

– Какая чудная собачка! – прошептала мама.

Она даже позабыла о своей аллергии и протянула руку, которую Тяпа сразу же лизнула.

– Вот видите, вот видите! – только и повторял Емеля.

– Тяпа! – вдруг услышали они. И увидели черноволосую растрепанную девочку, которая вышла из-за кустов. – Ну куда же ты убежала? И пристаешь к людям!

Она подхватила поводок. Тяпа, оглянувшись на нее, подпрыгнула на месте и несколько раз негромко пролаяла.

И вслед за этим где-то за гротом раздался громкий, строгий и уже знакомый голос:

– Галя! У меня нет ни секунды! Где ты там пропала?

– Извините, – сказала девочка и подхватила Тяпу на руки.

Через несколько мгновений они исчезли за гротом. Емеля от растерянности даже ничего не успел сказать.

– Мы здесь, Нина Петровна! – донесся голос девочки. – Догоняем!

– Странности продолжаются, – сказал папа. – Короткой была наша встреча…

– Но не пускаться же за ними в погоню, – развела руками мама. – Может быть, в следующий раз встреча окажется продолжительнее? Сейчас, наверное, они в самом деле куда-то спешат.

Все мама хочет объяснить, даже самые непонятные вещи! Впрочем, по лицам родителей Емеля видел, что они растеряны. Как и он сам.

– Все-таки я сегодня впервые увидела, – сказала мама, когда они возвращались к воротам, – какие выразительные у собак глаза. Выразительнее, чем у людей. А может, эта Тяпа такая особенная?

– Главное, что она тебе понравилась, – улыбнулся папа.

Несмотря на все странности этой встречи, папа был рад. Только вот Емеля не мог разделить этой радости…

Почему рядом с Тяпой кроется какая-то тайна?

Глава III
Бег с препятствиями

Ночью Емеле приснился странный сон.

Как будто его карман битком набит волшебными конфетами, он раздает их всем встречным людям и спрашивает их, как найти Тяпу. И все сразу улыбаются, и показывают в одном направлении, говоря: «Там, в парке». Емеля и сам это знает, и вот уже стоит у ворот парка, и читает табличку, на которой вспыхивает надпись «Тяпа». Рядом появляется старушка, которую Емеля тоже угощает. Она говорит:

– Ты, оказывается, вовсе не мечтательный и не задумчивый, а очень сообразительный и целеустремленный. И все тайны ты умеешь разгадывать.

Емеля отвечает:

– Нет, не умею. Где же Тяпа?

– Как где? – улыбается старушка и обводит кругом рукой. – Вот она.

Емеля оглядывается вокруг, но никого не видит рядом. И… просыпается.

Как только он сообразил, что это был сон, то сразу же быстренько закрыл глаза опять – а вдруг сон продолжится? Но хитрость не удалась. Не умеет человек управлять своими снами! Если уж проснулся, то вернуться в сон не получится.

Емеля обвел комнату взглядом, просыпаясь окончательно, и почувствовал: он не очень-то расстроен, что не досмотрел сон до конца. Какое-то хорошее настроение осталось в нем после пробуждения! Наверное, оттого, что старушка назвала его сообразительным и целеустремленным. Эти слова произносил иногда и папа, но совсем другим тоном, словно высказывая пожелание.

– Ты, Емеля, можешь быть и сообразительным, и целеустремленным, но для этого надо прилагать усилие! – говорил он. – Небольшое усилие – и в человеке проявляются все лучшие качества. В твоем возрасте уже надо потихонечку и самому себя воспитывать.

Не такой уж и возраст, вздыхал про себя Емеля. Одиннадцать лет – это совсем мало. И не очень-то он понимал, как это – прилагать усилия… Брать себя руками и усаживать, например, за учебники? К тому же он привык, что все его считают созерцательным и мечтательным. Надоело это, правда, до чертиков! Надоело слышать и про Емелю на печке, и про щуку, которая исполняет все желания…

– Ничего, – пробормотал он, неизвестно к кому обращаясь. – Не понадобятся никакие щуки… И усилия мы приложим, если надо будет, и все получится.

Как будто спорил с кем-то! И в этом споре заранее чувствовал себя победителем. От этого и настроение становилось каким-то веселым. Бодрым, во всяком случае.

Это и мама с папой заметили, когда Емеля пришел на кухню.

– Доброе утро! Что-то хорошее снилось? – в один голос произнесли они.

Наверное, ожидали услышать какой-нибудь невероятный сон о собаке. Емеля пожал плечами:

– Да так, ничего не помню.

Ему казалось, что о Тяпе лучше просто думать, а не болтать попусту.

– Ну, и когда же мы пойдем в парк? – бодро спросила мама. – До или после обеда?

– До завтрака, – проворчал Емеля.

– Нет, кроме шуток. Надо распланировать день! А вдруг придется, как и вчера, совершить несколько прогулок?

Емеля нахмурился. Он уже точно знал, что родителей брать с собой не будет. В одиннадцать лет ходить за руку с папой и мамой в поисках собаки – это уже слишком.

– К сожалению, – вздохнул он, – я сегодня занят. Так что, если хотите, ищите собаку без меня.

– Да что ты говоришь! – У мамы глаза полезли на лоб от удивления. – Не понимаю, что происходит! Зачем же мы с папой будем разыскивать собаку? Нам она вовсе ни к чему. Ты у нас главный собачник. Если тебе не надо, то нам и подавно. Дел у нас, между прочим, полно.

– А чем ты сегодня занят, позволь спросить? – поинтересовался папа. – Ведь выходной.

– Да в школе сегодня кружки, я записался там в один… – осторожно сказал Емеля.

– Это новость! – воскликнул папа. – Хорошо, что ты сам принимаешь решения! И что же ты выбрал?

– Бисероплетение.

Папа фыркнул чаем, забрызгав стол.

– Бисеро… что?! – с трудом выговорил он.

– …плетение, – закончил за него Емеля. – Такие маленькие шарики с дырочками насаживаются на леску, очень красиво получается. Вообще-то этот кружок считается девчачьим, из мальчишек там один я. Но я буду воспитывать, во-первых, силу воли – ведь не каждый отважится в одиночку пойти в такой кружок, а во-вторых, усидчивость, целеустремленность, сосредоточенность… – Закатив глаза, он подыскивал бесконечные названия положительных качеств. – Настойчивость, внимательность, глазомер, терпение, трудолюбие…

– Хватит, хватит! – воскликнул папа. – Хороший кружок… Полезный.

В растерянности он встал – видно было, что он не знает, как себя вести. Сказать Емеле о том, что кружок… не очень подходящий, он не решался, а похвалить – язык не поворачивался.

– Ну что ж, расскажешь потом, что вы там проходили…

Мама только переводила взгляд с Емели на папу и обратно.

Через десять минут Емеля уже бежал в сторону парка и думал: «Оказывается, если родителей удивлять, то жизнь у них станет не такой уж и скучной. Ведь им тоже не позавидуешь. Иметь такого сына, который только сидит и мечтает…»

Он твердо решил действовать в одиночку. И не только потому, что стеснялся родительской помощи. В таких делах, как расследование, может понадобиться все: долгая слежка, сидение в засаде, погоня, побег… Одному действовать удобнее.

Конечно, остался на душе неприятный осадок после выдумки о кружке бисероплетения. Но ведь надо было как-то улизнуть из дома в одиночку! Все-таки тяжело и непривычно быть решительным… Даже обман пришлось применить. А потом этот обман придется объяснять еще одним обманом. Например, сказать родителям о том, что кружок не состоялся. Так можно и запутаться. Одна неправда потянет за собой и другую. Нет уж, надо твердо решить, что обманывать он больше не станет. Тоже, между прочим, принятие решения!

Емеле даже показалось, что он разговаривает сам с собой, по-новому думает. Раньше он любил размышлять спокойно, не спеша, сидя где-нибудь в комнате, перелистывая какую-нибудь книгу. Вот и был мечтательным и созерцательным. А теперь… Теперь мысли его торопились, он задавал себе вопросы и сразу же на них отвечал. Прав был папа: если делать над собой усилие и стремиться к чему-то, то получается, что немножко воспитываешь сам себя. Быстрее взрослеешь – прямо на глазах. А это, конечно же, приятно. Особенно если тебе всего одиннадцать лет и ты хочешь быстрее вырасти.

Даже, если честно признаться, никакого особенного усилия над собой Емеля не делал. Наверное, он просто изменился за последнее время, начиная со вчерашнего дня.

«Стоп! – мысленно сказал он себе. – А вот радоваться пока особенно нечему. Надо действовать, а не размышлять».

И он вошел в ворота парка. Такой таблички, как во сне, на них не было, а по-прежнему красовалась надпись: «Выгул собак запрещен!» Все было по-прежнему. Только он сам изменился. Емелю как магнитом притягивали к себе дорожки парка со своей тайной, и это притяжение делало его походку уверенней.

Легко сказать, то есть решить – надо действовать! А если не знаешь, с чего начинать? Прыгать, бегать без толку? Тоже ведь действия… для непоседливых. Емеля часто видел в этом парке людей, совершающих пробежки. Иногда завидовал, потому что и ему не мешало бы потренироваться в выносливости. Но чаще думал, провожая их взглядом: «И чего зря бегать? Лучше бы договорились между собой, поделились на команды и поиграли в футбол. Все-таки интересней».

В такую команду он и сам с удовольствием попросился бы. В прошлом году они с ребятами после уроков каждый день гоняли мяч, пока не разбили окно, и футбол запретили. А жалко – Емеля уже довольно хорошо научился играть. Особенно стоять на воротах – он был самым непробиваемым вратарем.

– Ты, наверное, мяч гипнотизируешь! – удивлялись ребята. – Смотришь на него и командуешь лететь прямо тебе в руки.

А Емеля не гипнотизировал мяч – просто внимательно и пристально смотрел на него. И всегда предугадывал направление его дальнейшего полета.

Кстати, можно было вовсе и не обманывать родителей с этим глупым кружком бисероплетения. Достаточно было надеть спортивный костюм, натянуть кроссовки и сказать: «Пробегусь в парке». Мама с папой только обрадовались бы.

«Чаще всего хорошие мысли приходят в голову с опозданием, – подумал Емеля. – А может, это просто я начал делать над собой усилия, вот мысли и зашевелились быстрее? Во всяком случае, для следующего раза выход найден. И слово подходит. Не просто выход найден, а выход из дома».

И тут… Он даже вздрогнул от неожиданности! Из-за поворота боковой дорожки выбежала и пронеслась мимо него та самая девочка, которая вчера была с Тяпой. Она была одета в спортивный костюм. Несколько секунд Емеля оторопело смотрел ей вслед. Даже не столько неожиданная встреча удивила его, сколько… совпадение! Может, у него действительно есть способность угадывать, что случится в следующее мгновение? Угадывал же он направление мяча… Но мяч – ерунда: каждый нормальный вратарь после нескольких тренировок научится это делать с некоторым успехом. Но вот так – чтобы подумать ни с того ни с сего о чьих-то пробежках по парку и сразу же увидеть, что их совершает та самая девочка, которую ты хотел увидеть!..

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное