Владимир Сотников.

Сыщики против болотных пиратов

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Ладно, Павел, – кивнул физрук. – Тебе я доверяю. Доведи уж нашего москвича в целости и сохранности.

Саня готов был сквозь землю провалиться. Не мог Пашка, что ли, как-нибудь по-другому все объяснить?!

Как только отошли от палаточного лагеря, он набросился на друга:

– Ты про себя бы лучше что-нибудь такое придумал! А то представил меня неженкой!

– Ладно, Чибис, не обижайся, – усмехнулся Пашка. – Считай, что я тебя в жертву принес. Главное, оторвались от всех.

«В жертву так в жертву», – смирился Саня.

Ладно, он не гордый. Вместе со всеми и правда не так интересно идти. А о путешествии на плоту по речке и вовсе надо было бы забыть. То ли дело вдвоем! Можно почувствовать себя настоящими путешественниками, плывущими по какой-нибудь Амазонке. Саня недавно читал в газете, как по этой реке плавали Макаревич и Розенбаум. Он тогда подумал, что они путешественники, а оказалось – известные в прошлом певцы. Это папа Сане объяснил и очень удивился:

– Неужели ваше поколение уже не слушает «Машину времени»? «Вот – новый поворот, и мотор ревет», – любимая моя песня в молодости. Да, старый я уже, старый, – нахмурился он.

– Какой же ты старый? – успокоил его Саня. – Старыми в сорок лет становятся, а тебе всего тридцать семь. Просто сейчас так много всякой информации… А Макаревича я вспомнил, он «Смак» ведет по телевизору и про всякие кухонные рецепты рассказывает. Только я готовить не люблю.

Но в любом случае можно было позавидовать этим Макаревичу и Розенбауму. Самостоятельные люди, не надо хитрить перед физруком. Собрались и поехали хоть на край света!

Но и им с Пашкой в конце концов повезло. Все преграды позади, и они полностью могут раствориться в дикой природе!

Раствориться – это было похоже на правду. Потому что дождь так и не прекратился. Противный и мелкий, он шел целый день.

Наконец ребята вышли к лесничеству и обосновались в пустой сторожке. Весь остаток дня и вечер они занимались сооружением плота, а дождь все шел и шел.

– А если все-таки они вернутся раньше нас? – спросил Саня, имея в виду группу во главе с физруком.

– Что ты! Они же не в первый раз с палатками по лесам ходят, – успокоил его Пашка. – Не сахарные! Будут идти, как намечено.

«Ага, а я, получается, сахарный», – с обидой подумал Саня, но промолчал.

Плот получился славный. Не зря Пашка тащил в своем рюкзаке две автомобильные камеры, маленький насос и целый моток скотча. Однажды на вокзале, увидев, как тетки волокут на тележке огромные тюки, перевязанные скотчем, он сделал про себя открытие. Ведь для открытий не обязательно, чтобы яблоки на голову падали, как Ньютону! Но мыслить, глядя на окружающие предметы, обязательно. Вот Пашка и подумал, что, если таким же образом, как эти тюки, перевязать, словно забинтовать, скотчем автомобильные камеры, – получится что-то вроде резиновой лодки. Лучше, конечно, взять две камеры – на случай, если одна проколется о корягу. И днище соорудить из досок.

Так они и сделали.

Трудились, правда, несколько часов. Если бы Пашка знал, что велосипедным насосом будет так трудно накачивать эти камеры, он, может, и отказался бы от своей затеи. Но отступать было поздно. Поэтому они с Саней по очереди накачивали не столько камеры, сколько свои мышцы.

Наконец камеры надулись так, что готовы были разорвать многослойный скотч.

– «Самая легкая лодка в мире!» – восхищенно воскликнул Саня, глядя на результат своих усилий.

Так называлась одна из его любимых повестей Юрия Коваля, в которой герои тоже путешествовали по реке. Правда, не на камерах. Но это совсем не меняло дела.

– Только бы дождем не смыло за ночь эту самую легкую лодку, – заметил Пашка, подтаскивая плот поближе к крыльцу сторожки.

А потом они сушились у печки. И надо же было Пашке вспомнить эту дурацкую историю о Черном Леснике! Кто его за язык тянул? Хотел рассказать страшилку, а получилось, что вызвал из непроницаемой ночной мглы, хлюпающей дождем, самого хозяина заброшенной сторожки!

Глава III
ПРОВЕРКА ЛЕГЕНДЫ

А я, честно сказать, испугался! – хохотнул незнакомец, снимая дождевик. – Думаю, кто это в такую непогодь мой домик занял?

«Мой домик!» От этих слов у Сани волосы на голове зашевелились. Хотя он уже увидел довольно молодое и добродушное лицо незнакомца, страх все же не покидал его.

«Какой же это Черный Лесник?» – успокаивал себя Саня.

Он хотел уже спросить ночного гостя, кто он и откуда, но Пашка быстрее пришел в себя.

– А вы… как сюда попали? – спросил он. – То есть – откуда?

– Ну, вообще-то – пришел. Оттуда, – улыбнулся незнакомец и махнул на дверь.

– Не хотите говорить, не надо.

Пашка пожал плечами и отвернулся к печке. Чтобы забыть о страхе, он изо всех сил пытался разозлиться. Читал он как-то о таком методе самоконтроля. Если хочешь прогнать страх, старайся разозлиться на себя. Но за что же ему злиться на себя? Что он себе такого сделал? Вот Пашка и старался разозлиться на непрошеного гостя. Мало того что приперся посреди ночи нежданно-негаданно, так еще и корчит из себя остроумца. «Оттуда!» Конечно, ужасно смешно! Животики можно надорвать.

– А Черного Лесника вы случайно не встретили там, откуда пришли? – вдруг спросил Пашка.

Пожалуй, он уже достаточно разозлился на незнакомца. Решил еще и припугнуть вдобавок.

– А как же, встретил, – спокойно произнес тот. – Кстати, он просил передать вам, что в такую погоду сени лучше закрывать. Там воды чуть ли не по пояс.

– Мы… закрывали… – испуганно протянул Пашка.

Да он точно помнил, что два часа назад сам, вот этими руками, притянул к себе тяжелую наружную дверь и закрыл на огромный засов! Но, выглянув в сени, Пашка понял, что незнакомец прав. Они были залиты водой. И не просто залиты – вода покачивалась темной поверхностью, как ночное море у края причала.

«Ну и ливень!» – мелькнуло у него в голове.

Но испугался он совсем не проливного дождя. Что там дождь по сравнению с необъяснимостью! Ведь Пашка ну никак не мог объяснить простой факт: кто умудрился открыть дверь, запертую изнутри на засов? Может, Чибис выходил тайком? Но эту версию Пашка сразу отбросил. Ага, как же, пойдет Чибис в такую погоду в темноту один! Да он бы тысячу причин придумал, чтобы и Пашку вместе с собой вытащить.

Тут Пашка некстати вспомнил разные страшные подробности о Черном Леснике и понял, что если сейчас не придумает какое-нибудь объяснение случившемуся, то просто-напросто испугается. А когда человек боится, то лучше ему сидеть дома на печке, а не бродить по лесам в поисках приключений.

И Пашка произнес про себя: «Во-первых, могло просто показаться, что я закрыл дверь. Во-вторых, домик еще тот. Не зря про него всякую ерунду рассказывают. Есть же на земле места, где происходят всякие аномальные явления. Наверное, и сторожка относится к их числу. Но не бежать же из-за этого в непроглядную ночь, под дождь!»

Поразмышляв таким образом, он совсем успокоился. Даже повеселел. Наверное, оттого, что какая-то странная вредность проснулась в нем. Он решил продолжить свои подколки в адрес незнакомца.

– Хорошо, что долго ждать не пришлось! – радостно воскликнул он.

– Вы что, меня ждали? – искренне удивился ночной гость.

– Да нет, не вас. Мы здесь проверяем легенду про Черного Лесника.

– И как же вы ее проверяете? – ухмыльнулся незнакомец. – Капканы, что ли, на него поставили?

– Зачем капканы? – обиженно произнес Пашка. – Разве можно это поймать? Это не ловится. Это только проверяется – есть оно или нет.

Он слегка расстроился оттого, что понял: незнакомец знает легенду о Черном Леснике. И испугать его не удастся.

– И проверяется только на собственном опыте, – продолжил Пашка. – Можно тыщу раз услышать слово «страшно», а испугаешься только тогда, когда своими глазами увидишь.

– О, да ты мудрец, – засмеялся гость. – Изрекаешь мудрые мысли. Хоть записывай за тобой! Ну и что, успели что-то увидеть своими глазами?

– Успели. – Пашка махнул рукой. – Да хоть бы дверь из сеней взять. Кто-то же открыл ее, да? А я точно помню, что задвинул засов.

Незнакомец засмеялся:

– Задвинул, да не попал в скобу! Со мной тоже такое бывало. Там скоба такая – ну, в которую засов задвигается – в нее и на свету не попадешь. А вы, наверное, в темноте запирались, да еще спешили. Все можно объяснить.

«Прямо как Чибис, – подумал Пашка. – Все объяснить хочет».

Саня слушал их разговор, сонно мигая. Он так хотел спать, что не совсем понимал, о чем идет речь. Какая скоба, какой засов? Вот завтра проснемся и разберемся во всем…

Видно, незнакомец тоже устал. Он поискал взглядом, где бы устроиться на ночь. Потом перенес охапку еловых веток в угол и сказал:

– Утро вечера мудренее. Тепло тут у нас… У вас. Разморило меня. Завтра поговорим…

Непрошеный гость улегся в углу. Пашка ждал, что он еще что-нибудь скажет, но в сторожке раздавалось только мерное дыхание незнакомца и сопение Сани. Пашка закрыл дверцу печки. В сторожке сразу стало темно, и он тоже лег на свой топчан, прислушиваясь к ночным звукам. На всякий случай он решил как можно дольше не спать. Ведь так и не успел узнать, что это за человек ввалился к ним посреди ночи!

«Завтра обязательно расспросим его обо всем», – решил Пашка.

И не заметил, как его мысли о Черном Леснике, о завтрашнем продолжении путешествия превратились в сон…

Проснулся он от птичьего щебетания. Особенно старались сороки – орали, будто кто-то специально за ними гонялся. Пашка знал, что сороки всегда кричат в лесу при виде человека.

В маленьком окошке ослепительно сияло солнце. Пашка даже глазам своим не поверил. Это же надо, после такого ночного ливня. Просто чудо какое-то!

Еловое лежбище, на котором спал незнакомец, было пустым.

«Ушел! – пронеслось в Пашкиной голове. – Раз ушел тайком, значит, есть ему что скрывать…»

Но гость, оказывается, был во дворе. Раздевшись до пояса, отфыркиваясь, он умывался, зачерпывая руками воду прямо из чистой травянистой лужи. Пашка не удержался от улыбки – до того смешным было лицо незнакомца, когда он плескал себе воду на грудь и плечи. Вода-то была холодная!

«Б-р-р!» – передернулся он, представив себя на его месте.

– Присоединяйтесь! – весело крикнул тот, увидев Пашку.

Вышел на крылечко и Саня. Он подставил руку под редкие капли, падающие с крыши, и умылся как котенок – одной лапой.

Пашка вернулся в сторожку. Раз установилась такая хорошая погода, то нечего и время терять. Быстрее завтракать, собираться – и в путь!

Печка разгорелась в одну минуту. Вскоре на ней зашипел носиком старый закопченный чайник.

– Николай меня зовут, – громко сказал незнакомец, входя в сторожку. – Вчера так устал, что и не сообразил представиться. А вас как?

– Я Пашка, а вон тот, молчаливый, – Саня. Он вообще-то говорить умеет, только молчит с перепугу. Я ему вчера про Черного Лесника рассказывал. Перед вашим приходом. А тут и вы – в дождевике с капюшоном. Я ведь тоже с первого взгляда чуть не перепугался. Ну, думаю, явился хозяин!

– Да иди ты! – Саня толкнул Пашку локтем. – Вечно ты меня подставляешь. Ничего я не испугался!

– И куда путь держим? – улыбнулся Николай, насыпая в свою кружку чуть ли не полпачки чая.

Пашка с Саней заварили себе смородиновый лист. Такой запах поплыл по сторожке!

Ребята переглянулись. Не хватало еще давать отчет неизвестно кому! Даже физрука обманули, а этому незнакомцу возьми и расскажи о своих планах? Нет уж!

– Я же говорил вчера: проверяем легенду про Черного Лесника, – недовольно буркнул Пашка. – Надо пожить здесь, посмотреть…

– А что же там за Кон-Тики за углом лежит? – усмехнулся Николай. – На случай потопа? Собираетесь на этом плотике домой доплыть?

– Да ничего мы не собираемся! – вступил в разговор Саня. – Мы от школы в поход пошли. Тридцать человек. Остальные к началу реки двинулись, а мы вдвоем остались здесь. Вот и все.

– С нами все понятно, – загадочным, намекающим на что-то голосом сказал Пашка. – А вот что можно делать в этом лесу одному, да ночью, да в такую погоду…

Николай опять засмеялся. У него была странная манера: перед каждой новой фразой обязательно хотя бы на секунду хохотнуть.

– Сдаюсь, сдаюсь! – Он поднял руки. – Расспрашиваю вас, а о себе ни слова. Вчера я просто заблудился. Хорошо еще, что увидел среди деревьев огонек сторожки. Мог бы и мимо пройти. А вообще-то я догоняю свою группу. Кстати, не встречали где-нибудь на дороге зеленый джип?

– Джип? – переспросил удивленный Пашка. – Здесь? Да по этим дорогам и на танке не проедешь! И за чем ваша группа приехала, за грибами, что ли?

– Ну, за грибами в том числе, – неопределенно повел рукой Николай. – На танке, может, и нельзя проехать, а эта машина пройдет. Специальная. По-моему, она и плавать умеет. А группа наша занимается сбором всяких растений, чтобы изучать, как они изменились в последнее время. Слышали, наверное, про такую науку – экологию? Надо наблюдать не только за атмосферой, водой, но и за самими растениями. Ведь они записывают, как на магнитную ленту, все изменения в природе. Мы ведем наблюдения в разные времена года. Я здесь бывал зимой, весной. Вот – впервые приехал ранней осенью. Поняли?

Ребята закивали головами. Что ж тут непонятного?

– А как же вы отстали от группы? – не удержался от вопроса Саня.

– Просто. Дела были в поселке, задержался. Ребятам сказал, чтоб ехали – я ведь знаю здешние места, – а сам по их следу отправился. Но вот не учел, что такой сильный дождь может пойти. Все размыло. Но ничего, я приблизительно знаю, куда они поехали. Сегодня найду.

Пашка с Саней переглянулись. Почему-то рассказ Николая показался им странным. Пашка никогда не слышал ни о какой экологической экспедиции, которая проезжала бы через их Караваево. Странно, странно…

– А если мы ваших увидим? Что передать? – спросил Пашка.

Лицо Николая вдруг стало серьезным и строгим.

– Если увидите, ни в коем случае к ним не приближайтесь, – сказал он. – Понимаете, в чем дело… У нас в группе такой порядок: если встречаем в лесу далеко от поселка детей или подростков, то обязательно – слышите, обязательно! – везем их в ближайший поселок. Так что мой вам совет: не приближайтесь к нашему джипу, – повторил он. – Если увидите его, то лучше спрячьтесь. Дайте людям работать. Да у вас наверняка и свои планы есть, так ведь? Ну что, договорились?

Конечно, ребята согласились.

– И еще, – продолжал Николай, – самое главное. Поверьте мне как старшему: сейчас вам лучше поскорее вернуться домой. Не экспериментировать со всякими там плотами, а пешочком по дорожке. Уже неподходящая погода для путешествий, хоть сегодня и солнышко выглянуло. Наступит следующее лето, еще поплаваете. Лады?

Пашка с Саней неуверенно пожали плечами. Мол, ладно, подумаем, чего уж там.

– Ну, а мне пора. Попейте еще чайку, да и тоже собирайтесь. Дорога длинная, – завершил разговор Николай.

Через пять минут, махнув ребятам на прощание рукой, он вышел из сторожки.

– Ты что-нибудь понял? – спросил Пашка.

– Вообще-то все складно получается, – пожал плечами Саня. – Но вместе с тем как-то странно, да? Словно разыгрывал он нас… Такое впечатление осталось.

– Впечатление, впечатление! – Пашка тряхнул рыжей головой. – Да пудрил он нам мозги, вот что! Байку какую-то рассказал! А что касается моего впечатления, то я одно понял: он хотел, чтобы мы быстрее домой убрались. Черт его знает, у меня такое чувство, что это действительно был Черный Лесник. Ведь он может по-разному проявляться… Вот и прогоняет нас таким образом. Ладно, Чибис, все равно, давай собираться, – решительно заключил он. – Ну эту сторожку к чертям!

– Да перестань ты чертыхаться! – возмутился Саня. – В таком месте… Сам же говоришь, что оно необычное.

Но Пашка его уже не слушал, потому что прикидывал, как они понесут плот к речке. По его расчетам, нести надо было довольно далеко, около километра. Хоть плотик и легонький, но идти будет не так-то просто.

– Ты, Чибис, за мной пойдешь, я дорогу знаю, – сказал Пашка, когда они закрыли сторожку и приблизились к плоту.

Сказал – и остановился как вкопанный. Камеры, надутые вчера до отказа и перетянутые скотчем, ослабели и расползлись, как выброшенные на берег медузы!

Пашка бросился к плоту, надавил на него, приставив ухо.

– Проколоты! – крикнул он. – Воздух выходит! Это он, больше некому! Вот гад! А еще мозги пудрил: «Пешо-очком, по дорожке»! И чем мы ему помешали?

Саня огляделся, и по спине у него почему-то побежали мурашки.

– Паш, – прошептал он, – а вдруг это не Николай камеры проколол? А этот… Черный Лесник?

– Да верь ты больше моим сказкам! – заорал Пашка. – Сам же говорил, все объяснить можно! Хочешь, считай, что этот Николай – Черный Лесник! Что хочешь думай, но камеры-то спускают! Хорошо, что я и к такому повороту событий подготовился, – уже спокойнее добавил он.

Пашка достал из рюкзака тюбик с клеем и маленький сверточек резиновых заплаток.

– Клей немецкий, им что хочешь можно заклеить. Пять минут – и готово. Только, Чибис, накачивать ты будешь, – предупредил он. – Я вчера накачался до потери пульса.

Провозились они около часа. Даже чаю опять захотели попить. Но Пашка взглянул на сторожку и махнул рукой:

– Да ну ее! Вернемся – опять какие-нибудь сюрпризы начнутся. Пошли!

Мерно покачиваясь, самая легкая в мире лодка со свежими заплатами на боку поплыла пока еще по воздуху – над головами ребят, к месту своего спуска на воду.

– А зачем ему это понадобилось? – на ходу спросил Саня. – Зачем было плот прокалывать?

– А вот это мы у него и спросим, когда опять увидим, – сердито ответил Пашка. – Ох, чую я, должны мы еще встретиться! Вот только в одном я уверен: если мы этих его друзей заметим, то уж точно навстречу не побежим. Воспользуемся его советом. Спрячемся и выследим, чем они тут занимаются. Ботаники!

– Если они вообще существуют, – заметил Саня.

Ему почему-то не очень хотелось встречаться ни с ночным гостем, ни с «ботаниками».

Ребята вышли к речке. От дождя вода поднялась чуть ли не вровень с берегом.

– Садись, Чибис, первый и бери весла, а я подтолкну, – скомандовал Пашка.

Веслами он назвал маленькие деревянные лопатки.

– А в какую сторону плыть, ты знаешь? – спросил Саня.

Пашка захохотал так, будто его защекотали:

– Ой, умру от смеха! Будешь и дальше так смешить, Чибис, мы перевернемся. Мы ж по течению поплывем!

Берега уже заскользили мимо, а ребята, поглядывая друг на друга, все прыскали смехом. Ну и глупость же ляпнул Саня!

Глава IV
ПУТЕШЕСТВИЕ ПО «МИСИПИСИ»

Одно было плохо: на крутых поворотах узкой речки плот по инерции заносило то к левому берегу, то к правому. Приходилось усиленно работать веслами, чтобы удерживаться на самой середине. Тем более что у берегов часто попадались торчащие коряги, обломанные ветки упавших деревьев. Возможность наткнуться на что-нибудь острое совсем не радовала ребят. Тут бы уж никакой немецкий клей не помог!

Пашка с Саней сидели каждый в своем гнездышке из связанных автомобильных камер, лицом друг к другу. Так было удобнее обозревать окрестности и следить за возможными опасностями. Пашка наблюдал за пространством, которое открывалось за спиной Сани, а Саня смотрел поверх Пашкиных рыжих вихров. Вода, правда, пробивалась сквозь фанерное днище, но куски пенопласта, на котором ребята сидели, оставались абсолютно сухими сверху.

– Ну и как? – спросил Пашка, восхищенно подмигивая.

– Сбылась мечта идиотов! – в тон ему ответил Саня, подгребая для скорости веслами.

Лопатки были коротковаты, но ведь и плот – не байдарка. Вполне все подходило одно к другому. И настроение было что надо. После вчерашнего дождя засияло солнышко, стало по-летнему тепло, какие-то удивленные птицы перелетали с куста на куст, и Пашка от избытка чувств громко крякал, как дикая утка.

– Даже жалко, что быстро доплывем, – сказал Саня. – Как ты думаешь, за сколько?

– А вот так нельзя говорить, – поднял вверх палец Пашка. – Когда едешь куда-то или плывешь, как мы сейчас, нельзя загадывать наперед. Плохая примета. Мы однажды с отцом ехали на машине, и я сказал, что через час будем дома. И – раз! Заглохли. Ковырялись в моторе часов шесть. Отец меня так ругал! Хотя в чем я был виноват? Просто сказанул сдуру, вот и все. Нет, в дороге надо верить в приметы. Так что плюнь, Чибис, три раза через левое плечо! Только не сильно, а то реактивная сила отнесет нас к противоположному берегу.

Саня улыбнулся и тихонько поплевал. После сторожки с ее засовами, ночным гостем и Пашкиным рассказом о Черном Леснике, после неприятного эпизода с проколотыми камерами Саня был готов поверить во что угодно. Хоть и можно все на свете объяснить, но, наверное, остается в этом мире маленькая лазейка для чего-то совершенно непонятного и необъяснимого. Что и говорить, все понятно, когда сидишь себе дома на диване. А когда пускаешься в опасное путешествие, то начинаешь по-настоящему изучать жизнь. А в ней, как Саня читал в какой-то книге, больше вопросов, чем ответов. Это не тест какой-нибудь, где из нескольких ответов надо выбрать правильный. Жизнь сложнее!

Почему жизнь сложнее, чем тест, Саня додумать не успел.

Он сидел спиной вперед, и от резкого торможения его голова так откинулась назад, что Саня увидел все небо сразу – синее, ясное. И услышал Пашкин крик:

– Елки-палки! Напоролись! Да посмотри же ты, Чибис, что там под тобой! Я отсюда не вижу!

Прямо под плотом, сантиметрах в пяти от поверхности воды, ровно расстилалось песчаное дно.

– Прозевали! – воскликнул Пашка. – Это ж надо, как прозевали! Да мы уже по отмели плывем и не замечаем. Пялимся как дураки на берега, а прямо перед собой смотреть забыли! Тут же коса песчаная, она прямо по середине русла всегда выступала. А сейчас только чуть-чуть водой закрылась. Тихо, Чибис, слушай: не булькает воздух?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное