Владимир Сотников.

Сыщики против болотных пиратов

(страница 1 из 12)

скачать книгу бесплатно

Глава I
ЧЕРНЫЙ ЛЕСНИК

Сашка сидел у печки. Он был похож на подсолнух, обращенный к солнцу. Если, конечно, бывают в природе такие огненно-рыжие подсолнухи.

Дрова уже прогорели, и по красным углям начали бегать голубенькие огоньки, похожие на змеек.

– Смотри, Чибис, – сказал Пашка, – это угарный газ горит. Если сейчас закрыть вьюшку и лечь спать, то угорим обязательно. Не проснемся.

– А кто тебя заставляет закрывать? – спросил Саня Чибисов. Он постукивал кулаком по рюкзаку, стараясь добиться от него хотя бы отдаленного сходства с подушкой. – Вечно ты, Пашка, что-нибудь веселенькое скажешь. Особенно на ночь.

– Так ее и нету, вьюшки-то! – показал рукой на жестяную трубу Пашка. – Это я так тебе сказал, для общего развития. Предостерег на будущее.

– Спасибо! Лучше бы спокойной ночи пожелал.

– А куда она денется, эта ночь! Хоть спокойная, хоть… – Пашка махнул рукой. – Бесконечная, короче. Не люблю я эти походные ночевки. Дождь, темнота. До утра, как до пенсии, а ты лежишь и думаешь. А думать-то и не о чем…

– А мне нравится! – Саня наконец справился с рюкзаком и с удовольствием вытянулся на узком топчане. – Да вспомни, Пашка, ты ведь сам мне расписывал, как хорошо будет ощутить себя робинзонами, хоть на пару дней! Кораблекрушение, конечно, нам не по карману, а вот путешествие по глухим лесам мы вполне себе устроили. Москва далеко, там шум, грохот. А здесь, наверное, на несколько километров вокруг – ни души. Так ведь, Паш? Сколько километров от этого лесничества до Караваева?

– Не считал, – почему-то невесело ответил Пашка.

Он даже сам не мог понять: отчего у него сейчас плохое настроение? Вроде бы все складывается так, как он и обещал Сане, а все равно на душе тоскливо. Может, во всем виноват этот проклятый дождь? Интересно, прекратится он когда-нибудь?

– Ну, а примерно? – не унимался Саня. – Все-таки надо рассчитать наш маршрут.

– А чего его рассчитывать? – опять отмахнулся Пашка. – Дальше-то мы по речке поплывем. Куда из нее выпрыгнешь? Как на трамвае, куда рельсы, туда и ты. Так и приплывем к самому Караваеву. Даже скучно.

Саня усмехнулся:

– Ничего себе скучно! Да ты знаешь, сколько людей хотело бы оказаться на нашем месте? Вернусь в Москву, расскажу – не поверят! Целый день шли к этому лесничеству – и ведь нашли, да? По карте, с компасом! Не каждый сможет… Теперь – ночевка в сторожке, с печкой-буржуйкой, под шум дождя! А дальше – путешествие на самодельном плоту вниз по реке!

Пашка недовольно покосился на друга. Он совсем не разделял Саниного детского восторга. Ну, путешествие, ну и что? Может, для Сани оно и в диковинку после московской жизни. А Пашке не привыкать к таким походам. За грибами он отходил по этим лесам, наверное, сотни километров. Что их считать без толку, эти километры? И совсем не по компасу и карте он нашел лесничество. Просто Пашка бывал в этих местах с отцом. А в карту он заглядывал вместе с Саней так, из спортивного интереса.

Слышно было, как шумят под порывами ветра вековые сосны.

И вдруг какие-то звуки раздались прямо в стенах сторожки. Саня сразу же приподнял голову с рюкзака, прислушался:

– Что это, Паш?

– Спи, Чибис, не бойся, – как маленькому, ответил ему Пашка. – Это шишки с сосны падают на крышу. Ты спи, а я на огонь посмотрю. Мне отец говорил, что это действует как снотворное.

– А что у тебя, бессонница, что ли? – удивился Саня. – Хорош притворяться, в нашем возрасте бессонницы не бывает.

– Все-то ты знаешь, – недовольно пробормотал Пашка. – Наверное, будешь этим, психо… патом.

Саня засмеялся:

– Психологом!

Пашка, конечно, знал, что психопат – никакая не профессия. Ляпнул так просто, для прикола. Скучно ведь.

– Спасибо, что подсказал, – с умным видом кивнул он. – Теперь я буду знать, какие бывают психологи. Как мамонты. Ничего не боятся, спят себе спокойненько – хоть дома в мягкой постельке, хоть в самом что ни на есть опасном месте, где-нибудь у черта на рогах…

– На каких еще рогах? – опять приподнял голову Саня.

Уж он-то знал своего друга прекрасно! Если Пашка начинал говорить такими многозначительными фразами, то можно было не сомневаться: он готовит какой-нибудь сюрпризик.

Пашка молчал, как опытный артист. Однажды в театре мама сказала про артиста Гафта: умеет держать паузу. Вот так сейчас и Пашка – ну совсем как Гафт! Только не лысый, а лохматый. Рыжий, одним словом.

_______________________________________________________________________________________________________________________________Наконец Пашкин актерский талант подсказал ему, что пора начинать.

– Что-то беспокоит меня, Чибис… – задумчиво произнес он. – А что, не пойму. Смотрел вот на огонь, слушал, как дождь хлещет, и наконец врубился. Но лучше бы, конечно, не врубаться…

Саня слушал, подперев кулаком шеку. Игривая интонация друга абсолютно успокоила его. Точно таким тоном Пашка всегда подкалывал Анку, их верную спутницу во всех предыдущих приключениях. Конечно же, в этот поход родители Анку не отпустили. И в ее отсутствие Пашка решил поупражняться в своих приколах на Сане.

Об этом и думал Саня, глядя на друга со спокойной насмешкой. Его взгляд словно спрашивал: ну, что ты там еще придумал, хитрый и добрый Пашка? Потому что ведь Пашка всегда уверял, что пугает Анку исключительно от доброты. От всего сердца.

– Конечно, я этому не верю, – задумчиво глядя на тлеющие угли, продолжил Пашка. – Но, как говорится, за что купил, за то и продаю. Хотя как сказать… Не верю, а все-таки сейчас по спине мурашечки побежали, будто их кипятком ошпарили…

«После кипятка никакие мурашечки уже никуда не побегут», – хотел заметить Саня, но решил не перебивать.

Пусть Пашка заливает, как хочет. Любит он всякие словечки вставлять. И половину из них сам же мгновенно и придумывает.

Пашка обвел внимательным взглядом черные стены, низкий потолок сторожки.

– Вообще-то странно, что лесник жил в такой тесной хибарке, да? – произнес он. – Вон сколько лесу вокруг – какой хочешь дом возводи!

– А зачем ему хоромы? – заметил Саня. – Для одного человека здесь места вполне достаточно. Согреться, от непогоды укрыться.

– Ну да, ну да, – согласился Пашка. – Черный Лесник любил свой домик.

– Черный Лесник? – переспросил Саня. – Ты что, Пашка, страшилку хочешь рассказать? Ну давай, давай, может, усну быстрее…

– Да какая страшилка! – Пашка посмотрел в темное окно, по которому стекали струи дождя. – Анка ты, что ли? Ты вон какой спокойный и смелый. Я просто историю этой сторожки хотел рассказать. Думал, тебе интересно будет. Раз мы сюда попали…

– Ну так рассказывай, – зевнул Саня. – И баиньки будем.

Пашка все смотрел в окно.

– Что ты туда уставился? – настороженно спросил Саня. – Учти, Пашка, мне сейчас не до твоих шуточек! Если просто испугать меня хочешь, то лучше молчи. А я спать буду.

В подтверждение своих слов Саня отвернулся к стене. Но закрыть глаза ему так и не удалось. Прямо перед ним на стене вырисовывалась тень от Пашкиной головы. Пашка тоже краем глаза заметил свое изображение. Он повернулся в профиль, стал корчить рожи, вытягивать губы. От этого казалось, будто тихим и размеренным голосом говорит сама тень:

– Все, кто помнил его, рассказывали одно и то же. Ходил он всегда в плаще, капюшон которого в любую погоду был накинут на голову.

«Это ж надо, – подумал Саня, – чего только не придумает Пашка, чтоб страшней все выглядело. Капюшон какой-то приплел…»

– Встречаясь с человеком в лесу, Черный Лесник сворачивал с тропинки в заросли. Иногда, раз в месяц, он приходил в деревню. Покупал самое необходимое – спички, соль, муку. Здоровался он со всеми молча – кивком, можно сказать, не головы, а капюшона своего черного плаща.

– Да ладно тебе заливать, – не выдержал Саня. – Я умру сейчас от страха! Ну, был, конечно, у этого Лесника какой-нибудь дождевик с капюшоном. Наверное, какой-нибудь серый или военного цвета. В смысле – хаки. А ты – черный, черный! Хоть сто раз повтори, страшнее от этого не станет. Ты еще скажи, что из-под плаща показалась черная-черная рука, в которой был черный-черный пистолет!

Пашка обиженно шмыгнул носом и замолчал. Если Чибис такой умный, пусть насвистывает себе какую-нибудь колыбельную и засыпает. Чего зря перед ним распинаться!

Прошло минут пять. Казалось, что шишки падают, отсчитывая время. Даже можно сказать: прошло шишек пять.

– А давно он здесь жил? – спросил Саня.

Пашка улыбнулся. Нет, все-таки Чибис такой же любопытный, как и Анка! Только притворяется, что ему все по фигу.

– Давно. После него много лесников сменилось. Но дело в том, что никто из них больше года здесь не выдерживал, – сказал он.

– Почему это? – удивился Саня.

– Ну представь, каково тут сидеть одному в темные осенние ночи, когда вот так шумят сосны, падают шишки… – зловеще проговорил Пашка и добавил: – Да к тому же знать, что не ты здесь хозяин.

– А кто?

– Конь в пальто! Ты что, Чибис, не понял, что этот Лесник, – Пашка опять сделал небольшую паузу, прислушавшись к упавшей шишке, – необычный?

– Ну и что в нем такого необычного было? – спросил Саня. – Плащ, капюшон? Или то, что лесники после него часто менялись? Так ты же сам говоришь, не очень весело здесь. Вот они жили годик да и перебирались поближе к человеческому жилью…

– Во-первых, – Пашка перешел на шепот, – он просто исчез. Никто не видел его ни живым, ни мертвым. Во-вторых, так же исчезали и те лесники, которые жили здесь после него. Некоторые из них, правда, уцелели. Да и то потому, что сбежали. Просто являлись к своему начальству и говорили: лучше в тюрьму, чем обратно в эту сторожку.

– Но хоть что-то они рассказывали? Что их здесь так пугало?

Саня уже раздражался от Пашкиной болтовни. Много слов, а информации никакой.

– Тут все должно было оставаться, как при Черном Леснике. Понимаешь? Следующий лесник построил сарай, баню, обнес все это хозяйство высоким забором. И что? Пока он бродил где-то по лесу, все эти новые постройки сгорели! А старая сторожка осталась нетронутой, будто ее во время пожара поливали водой. Было чему удивиться, что и говорить! – Пашка обвел стены взглядом, будто собирался прочесть на них разгадку этой тайны.

Саня пожал плечами. Мало ли что бывает! По-всякому могло гореть! Он однажды прочел в журнале, что огромное поле выгорело причудливым спиралевидным узором. Эту картину засняли с вертолета. Одни ученые доказывали, что это могли вытворить только инопланетяне. Другие же спокойно объяснили, что поток воздуха, закручиваясь, распространил пожар по спирали. И сразу же хлынул дождь. Вот и осталась на пшеничном поле змейка, форму которой можно различить только с очень большой высоты.

– Ты чего молчишь? – прервал Пашка Санины размышления. – Или уже спишь?

– Да не сплю я, – отозвался Саня. – Просто думаю, что все на свете можно объяснить. Не сразу, конечно, но можно. Всегда всему есть объяснение.

– Посмотрел бы я на тебя с твоими объяснениями! – Пашка действительно посмотрел на Саню. – Да это место просто… гиблое! И все из-за Черного Лесника. Заколдовал он свою сторожку, что ли? Пожары эти, пропажи всякие… Представь, ты оставляешь какую-нибудь вещь в одном месте, а назавтра обнаруживаешь ее в другом. Стол за ночь оказывался в другом углу дома, двери снимались с петель, сено с чердака рассыпалось по всему двору…

Наверное, оттого, что Пашка долго смотрел на огонь, глаза у него как-то странно дергались. Все-таки не надо было ему начинать эту историю! Сейчас уж точно не уснет до самого утра. Да и у Сани, видно, куда-то испарился сон.

По крыше стукнули сразу несколько шишек. Они упали в лужу так, будто кто-то пробежал по ней.

– Да, есть, конечно, странные места, – поежился Саня. – Тогда зачем же ты, Пашка, выбрал эту сторожку для ночлега?

– А где ты собирался ночевать в такую погоду? – хмыкнул Пашка. – У нас даже палатки нет. Да и не верю я, если честно сказать, во все эти байки. Так, пересказал тебе кое-что от скуки. Ночевали мы тут с отцом. Все нормально было!

– Ничего себе, от скуки, – пробормотал Саня, закрывая глаза.

Спать он уже не хотел, но уснул бы сейчас с огромным удовольствием. Чтобы проснуться уже назавтра, когда за окном светло и никакой Черный Лесник не страшен.

И вдруг хлюпающий звук за стенами сторожки повторился! Пашка с Саней переглянулись. Казалось, кто-то шлепает огромными сапогами по двору, превратившемуся от дождя в небольшое озерцо.

Пашка на всякий случай подошел к двери, потрогал мощный дубовый засов, размерами напоминавший обтесанное бревно. Точно такая же дверь была и в сенях – с таким же засовом. И тут, словно дождавшись его приближения, дверь разразилась несколькими отчетливыми ударами. И не та, наружная, а эта, в которую Пашка чуть ли не носом упирался!

Пашка обмер. Стук повторился.

– К-кто там? – выдавил из себя Пашка.

– Свои! – донесся из-за двери бодрый голос. – Да не бойтесь! Пустите погреться!

Оглянувшись на Саню, который приподнял от рюкзака голову и застыл в таком положении, Пашка отодвинул засов. И сразу отошел на два шага назад.

Через порог перешагнула темная фигура в плаще, с которого струйками стекала вода. Пашка пытался что-то сказать, но лишь хватал ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

Капюшон на вошедшем был накинут наглухо. И откидывать его незнакомец, видно, совсем не собирался…

Глава II
В ЖИЗНИ ВСЕГДА ЕСТЬ МЕСТО… ОБМАНУ

Ни за что бы, конечно, родители не отпустили Саню в осенний поход, если бы не благоприятное стечение обстоятельств. Притом благоприятное не только для Сани, но и для самих родителей. Дело в том, что их сын Саня Чибисов оказался победителем международной географической олимпиады, которую проводили летом в Москве крупнейшие туристические фирмы! От такой новости мама целый день не могла прийти в себя.

– Вот ты до чего довел своих родителей! – отчитывала она Саню. – Я так привыкла к твоим тройкам, что даже испугалась успеха… Разве так можно?

Что мама имела в виду, Саня не понял. Разве можно побеждать на олимпиаде или разве можно так пугаться?

Самого Саню эта олимпиада слегка удивила несерьезностью. Он «влип» в нее совершенно случайно. Шел по школе, поздоровался с директором, который разговаривал с какой-то незнакомой дамой.

– А кстати, – поймал за плечо проходящего Саню директор, – помните, я вам рассказывал о картинах художника Белоярцева? Знакомьтесь – вот Александр Чибисов как раз и нашел этот клад в заброшенной церкви близ городка Караваева.

– Да не один я… – начал объяснять Саня, но его сразу перебили.

– Александр Семенович, так пусть Чибисов и примет участие в нашей олимпиаде! Понимаете, нам как раз нужны необычные участники! – Дамочка прямо впилась взглядом в Саню, будто на глаз примеряла на него какой-то наряд. – Представляете, если он выиграет! Искатель кладов, знаток географии – ваш ученик!

«Нашли необычного!» – подумал Саня и хотел было идти.

Но директор задержал его.

– А что, Чибисов? – весело сказал он. – Ты ведь еще недельку будешь в Москве? Я прошу тебя, поучаствуй в конкурсе. Отличницы наши по обмену в Германию укатили, а ты и правда… географию любишь. Не то что физику, – усмехнулся директор. – Спасай честь школы!

– Да там вопросы несложные будут, – успокоила дамочка. – Это же реклама.

Так и оказался Саня на олимпиаде. Вопросы и в самом деле оказались детскими, а вот всякой шумихи вроде бесконечных пресс-конференций и интервью – хоть отбавляй. Правда, Сане, как и остальным участникам олимпиады, не нужно было и рта раскрывать. За них все говорила та самая дамочка, неутомимый организатор шумного мероприятия.

Саня даже подозревал, что никакой он и не победитель. Так, выбрали его из всех участников, словно вытащили фишку из большого барабана. Но ему-то что! Не мог же он директору отказать. А в результате – все довольны. Директор, родители… И турфирмы наобещали кучу всяких путевок в жаркие страны. Может быть, и в самом деле куда-нибудь поедет Саня с родителями, если эти обещания не останутся пустым рекламным трюком.

Но вообще-то он никуда особенно не хотел ехать. Потому что у них с Пашкой были совсем другие планы.

Лето выдалось для друзей таким, что лучше его было и не вспоминать. Да если и постараться, то вспоминать было нечего. Не олимпиаду же эту несчастную! День за днем, день за днем – и прошли три месяца на даче. Купание в речке, футбол, книги, велик… Наверное, можно было добавить к летнему списку еще несколько занятий, но дела это не меняло.

И вот, когда они с Пашкой уже в конце августа сидели на берегу, зная, что скоро придется прощаться, Саня задумчиво посмотрел на речку и проговорил мечтательно:

– Интересно, а сколько она километров, эта Молокча?

Пашка отмахнулся:

– Да какая теперь-то разница? Надо было в начале каникул спрашивать. Пошли бы по берегу да и измерили. А сейчас уже поздно. Лето кончается…

Саня вздохнул. Такого скучного лета ему еще не выпадало. Придумывали-придумывали с Пашкой всякие приключения… Но разве можно их придумать? Или есть они, или их вовсе нет. Вот, например, в прошлом году попалась же Пашке на глаза бумажка с планом местности. Не сам же он этот план нарисовал! А кончилось все тем, что они нашли тайник. И не очень-то простыми были поиски. В общем, прошлое лето было что надо!

Или взять весенние каникулы, когда Пашка приезжал в Москву. За несколько дней выследили такого мошенника![1]1
  Подробно об этих расследованиях читайте в книгах В. и Т. Сотниковых «Два с половиной сыщика» и «У сыщиков каникул не бывает», вышедших в серии «Черный котенок». (Прим. ред.)


[Закрыть]
Не просто так каникулы провели, как мелкие школьники, по музеям да по кукольным театрам шляясь. Можно сказать, пользу принесли – и людям, и себе. А это лето пропало, теперь уже можно точно сказать.

Пашка с удивлением посмотрел на Саню:

– А с чего это ты про речку заговорил? Кто тебе сказал про поход?

– Какой еще поход? – не понял Саня.

– А из нашей школы недельки через две в поход пойдут. Пока не похолодало. Ландшафт изучать. Будут там с приборами возиться, всякое давление-фигение измерять. Скукота! Я сразу решил, что не пойду.

Пашкин отец был директором Караваевской школы. Так что про поход Пашка знал из первых, что называется, рук.

– А я бы пошел на твоем месте, – сказал Саня.

– Ну и пошли! – сразу же предложил Пашка.

– Так ты же не идешь? – удивился Саня. – Да и какое отношение я имею к вашей школе? И каникулы кончились, пора в Москву возвращаться…

Но Пашка уже загорелся новой идеей.

– Ну и что, что каникулы кончились? Чибис, ты ж говорил, что выиграл какую-то там олимпиаду! – воскликнул он. – Вот и запудри всем мозги – родителям, директору своему. Что, мол, хочешь географию углубленно изучать! На опыте. Пойдешь, мол, изучать реку. И не один, а с целой группой таких же умников из Караваевской школы. Отпустят тебя, точно говорю!

Саня с удивлением посмотрел на Пашку. Наверняка тот что-нибудь задумал, раз говорит так увлеченно. Но почему он так пренебрежительно назвал всех участников похода «умниками»?

– А ты? – спросил Саня.

– И я. Куда ж я денусь? Но мы с тобой вот как сделаем: пойдем вместе со всеми, а потом отпросимся у физрука. Скажем, что тебе надо в Москву возвращаться. Ну, мало ли чего тебе там понадобилось… А я тебя до Караваева из лесу провожу.

– А зачем? – не понимал Саня.

Раз уж пойдут они в поход, то какой смысл отрываться от всех, возвращаться раньше?

– Так неинтересно же ползти по лесу в толпе из тридцати человек, неужели ты не понимаешь? – Пашка посмотрел на него как на идиота. – Это ж детский сад! А мы с тобой как робинзоны – спокойненько спустимся по течению на плоту к самому Караваеву! Ты что, не хочешь?

«Еще бы!» – подумал Саня.

Еще бы он не хотел! Но ведь дело совсем не в его желании. А в желании родителей… Одно дело – каникулы. Но ведь поход намечается в самом начале учебного года. Пропустить целую неделю? Вряд ли мама на это согласится.

Но родители, похоже, даже обрадовались. Они и сами удивлялись тому, как однообразно и неинтересно прошло у Сани лето. Правда, в июле все ребята из дачного поселка «Известия» поволновались насчет обещанного конца света. Но вскоре поняли, что про него просто наврали газеты. Даже затмения солнца не было видно!

Папа заметил было, что в походы не осенью, а летом надо ходить. Но Саня резонно возразил:

– Летом все на каникулы разъезжаются. Вот Пашкин отец и решил устроить поход, когда и не холодно еще, и уже все школьники на месте. Тем более что поход не простой. Изучать будем природу! Географию. Не по книгам, а живьем.

При этом Саня умильно посмотрел на маму. Конечно, она не могла устоять перед такими доводами. Ее сын увлекается одним из школьных предметов, пусть не физикой, а географией – разве это не счастье! Тем более что совсем недавно он блеснул своими знаниями на олимпиаде.

Вот так Саня и оказался в этом походе.

Поначалу погодка была золотая и совсем не чувствовалось, что лето уже прошло. Но в первую же ночь пошел такой дождь, что физрук, руководивший походом, засомневался: а стоит ли его продолжать? Утром он даже предложил вернуться, пока еще не слишком удалились от Караваева.

Но все ребята в один голос так дружно взвыли, требуя продолжения похода, что физрук сдался и в знак согласия сразу поднял руки:

– Все-все, я понял – ни шагу назад. Тем более что там вас ждет школа. Так ведь?

– Так! – гаркнули тридцать голосов.

Сане даже показалось, что от этого крика должен прекратиться дождь.

Но дождь не прекратился, и поэтому Пашка немного смущался, объясняя физруку, что они с Саней хотят вернуться. Еще подумают, будто они испугались дождя!

– Понимаете, Алексей Иваныч, не подготовился мой друг как следует, – без всякого стыда подставлял Пашка Саню. – Еще простудится! Так что разрешите нам вернуться…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное