Владимир Сотников.

Русалка. Поиск

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

   – Когда же ей рассказывать? Гуляет целыми днями. – Валентина Ивановна присмотрелась к Пятачку. – Хорошенький! Только как же мы тут станем свинок разводить?
   – Да нет, никого разводить не надо, – объяснил Веня. – Это карликовый поросенок, по-научному называется мини-пиг. Таких вообще-то используют для поисков грибов-трюфелей, но мы с Пятачком этим не занимаемся. Мы просто дружим.
   – До чего же наука дошла, – покачала головой бабушка. – Поросята грибы собирают!
   Она с некоторой опаской подошла к Пятачку и осторожно почесала его за ухом. Пятачок закатил глазки и в знак благодарности вежливо хрюкнул.
   – Любит ласку, – улыбнулась Валентина Ивановна. – Как кошка.
   Пятачок нахмурился.
   – Он не любит, когда его с другими сравнивают, – пояснил Веня.
   Бабушка открыла рот от изумления.
   – Он что, понимает? – прошептала она.
   – Он самый умный на свете поросенок, – ответил Веня.
   Пятачок при этом гордо поднял мордочку, словно позировал перед фотографом.
   – Чудеса... – только и смогла проговорить удивленная Валентина Ивановна.
   Казалось, она забыла обо всем: и о Вене, и о Варьке. Для нее сейчас существовало только чудо в виде мини-пига Пятачка.
   – Валентина Ивановна, – вывел ее из оцепенения Веня, – а где Варька обычно гуляет?
   – А? – встрепенулась бабушка. – Где хочет, там и гуляет. У нас тут спокойно, детишек много. Купаются, загорают. Речка у нас мелкая, неопасная. Как раз для ребятишек. Варька берет какую-нибудь книжку и уходит с утра пораньше. Я ей говорю – загорала бы дома, да помогла бы мне грядки полоть. Сегодня обещала! А уже скоро вечер.
   – Ничего, мы все вместе поможем, – успокоил ее Веня. – С Пятачком. Он знаете как умеет в земле копаться?
   Пятачок в доказательство сразу же копнул пятачком край грядки.
   – Ой-ой-ой! – вскричала Валентина Ивановна. – Только вы, пожалуйста, уж без поросеночка своего полоть будете. Мы ему отдельную грядку выделим – пустую. Да, может, и не надо ему трудиться, пусть отдыхает.
   – Ага, пусть книжку почитает, – в тон бабушке добавил Веня.
   Но старушка, наверное, не очень удивилась его шутке. Может, она приняла эти слова всерьез?
   – Побежали мы, Валентина Ивановна. – Веня поддернул поводок Пятачка. – С Варькой вернемся!
   Они выбежали за калитку. Заболтался Веня с Варькиной бабушкой! А временем надо дорожить. Он вспомнил Варино письмо. Оно как раз было написано карандашом на маленьком обрывке внутренней обложки из какой-то книги. А Веня знал Варькину манеру читать книги: она бережно к ним относилась. Чтобы Варя оторвала от книжки лоскуток... На это ее могла подвигнуть только крайняя необходимость.
   – Вот сейчас и я не знаю, куда идем мы с Пятачком, – бормотал Веня на бегу. – Ну что ж, к речке, так к речке.
   Пятачок был не против.
Чтобы найти Варю, он готов был бежать хоть на край света. Но Веня надеялся, что сейчас Варька находится все же не так далеко.


   Речку можно было найти, даже не зная, где она находится.
   Во-первых, по тропинке, которая сворачивала с улицы и спускалась по лугу. А во-вторых, по доносившимся оттуда веселым крикам. Вот эти-то крики и замедлили бег Вени. Он понял, что появление на пляже Пятачка вызовет такую бурную реакцию, что спокойно поговорить с Варей не удастся. Это в том случае, если она там. Но Веня почему-то не слишком на это надеялся. Трудно было представить, что она отправила такое письмо, а после этого загорает преспокойненько на пляже. Но если ее там нет, то и подавно нечего соваться в людное место.
   Веня остановился на холмике, попросил Пятачка спрятаться в высокой траве, а сам стал рассматривать пляж.
   Конечно, ни одного человека, читающего книгу, Веня не увидел. Даже думающего не увидел. Все, в том числе девчонки и несколько собачек, носились за одним-единственным полусдутым футбольным мячом, а когда надоедало, бросались в воду. Собаки, правда, в воду не хотели, но их никто не спрашивал.
   Веня уже соображал, каким образом подойти к этой компании – оставить Пятачка здесь или взять с собой. Оставлять было опасно, потому что собаки могли подбежать и испугать его. Брать с собой – тоже собаки могли испугать. Прямо на пляже. И не только собаки, но и вся футбольная команда.
   И тут он заметил, что сбоку, возле кустов, шевельнулось зеленое пятно. Оказывается, это был большой пляжный зонт. Он сливался с листьями, поэтому Веня не сразу его заметил. Под таким зонтом, несомненно, был хоть один взрослый.
   Пригибаясь к траве, Веня потащил за собой Пятачка прямо по направлению к этому зонту.
   Под зонтом действительно находился взрослый. Точнее, взрослая. Веня едва удержался от смеха, увидев ее. Молодая тетенька, похожая на учительницу, лежала под зонтом на коврике, укутавшись до самого подбородка пледом.
   Наверное, он все-таки не удержался и хмыкнул, потому что, опустив темные очки, тетенька строго спросила:
   – А что, собственно, смешного?
   Этот вопрос сделал ее еще больше похожей на Венину первую учительницу, которая была чересчур молодая, и поэтому всегда старалась говорить строгим голосом.
   Но вдруг тетенька сама рассмеялась.
   – Ой! Настоящий мини-пиг! – воскликнула она. – И черненький! А я всегда думала, что они бывают только розовенькие. Можно его погладить?
   – Пожалуйста, – разрешил Веня. – Сейчас он сам к вам подойдет. А то вы, наверное, солнца боитесь.
   Тетенька опять рассмеялась:
   – Я не солнца боюсь, а совсем наоборот. Солнце уже садится, и становится прохладно. А уходить не хочется – я ведь совсем ненадолго сюда отдохнуть приехала. Ты новенький? Как тебя зовут?
   – Веня Пухов, – ответил Веня Пухов. – А это Пятачок. И я знаю – вы сейчас опять засмеетесь.
   – Угадал, – улыбнулась тетенька. – Только я не буду говорить про Винни-Пуха. Тебе, наверное, это надоело?
   – Нам надоело, – поправил ее Веня, кивнув на Пятачка. – А вообще-то это простое совпадение, что у нас такие имена. Мы уже так были названы, когда встретились в жизни.
   – Всякое бывает, – кивнула его собеседница. – А меня неинтересно зовут. Валентина Ивановна.
   – Как бабушку, – не удержался Веня.
   – Почему это? – обиделась тетенька Валентина Ивановна. – Я такая старенькая?
   – Ну что вы! – успокоил ее Веня. – Вы молоденькая. И красивая.
   Веня покраснел. Разве можно говорить тетеньке такие слова?
   – Спасибо за комплимент, – улыбнулась Валентина Ивановна.
   Это был не комплимент, а правда. Даже Пятачок не сводил с новой знакомой своего восхищенного взгляда. Тем более, что ему понравилось, как его погладили.
   – Вы как моя учительница, – добавил Веня, чтобы как-то сгладить неловкость. – А про старушку я сказал, потому что Валентиной Ивановной Варькину бабушку зовут. Я, кстати, ее ищу. Вы не видели ее? С книжкой?
   – Бабушку с книжкой?
   – Девочку с книжкой.
   Тут Веня подумал, что, наверное, все Валентины Ивановны могут быть одинаково непонятливыми. Известно ведь, что имя накладывает отпечаток на характер человека.
   – Во время каникул с книжкой мало кого увидишь, – усмехнулась Валентина Ивановна.
   – Варьку увидишь. Она, когда без нас с Пятачком остается, сразу в книгу нос сует. Набирается ума, чтобы время зря не проходило. Она за день может три книжки прочитать!
   Вообще-то Веня чересчур расхвалил Варю. Сам он читал не меньше ее, а то и больше. Просто ему сейчас хотелось, чтобы Валентина Ивановна вспомнила ее. Ведь если никто здесь не читает, то человек с книжкой в руках сразу привлечет к себе внимание.
   Валентина Ивановна огляделась, как будто именно сейчас собиралась увидеть Варьку.
   – По-моему, была здесь такая девочка. Но сейчас ее не видно. Наверное, зачиталась где-нибудь в укромном месте.
   Зачиталась! Если б знала Валентина Ивановна, какое письмо Варька отправила, не сказала бы так. Но не рассказывать же ей об этом.
   – А может, она купается? – предположила Валентина Ивановна. – Может, и ты искупаешься? А я постерегу Пятачка.
   Веню не надо было уговаривать. А Пятачок к речке не стремился – он прекрасно себя чувствовал в тенечке под зонтом.
   Плескаться в речке оказалось не очень приятно. Вода была не такая уж и теплая, а Вари... Вари Веня так и не увидел. Ни в речке, ни на песочке у воды, где копалась малышня.
   Когда он вернулся, Пятачок и Валентина Ивановна совсем подружились. Правда, Пятачок немного стеснялся: отворачивал мордочку в сторону и сползал с коврика. А Валентина Ивановна поглаживала его и старалась, чтобы ему было удобно. Разные представления об удобстве у людей и поросят!
   – Собирайся, – позвал Веня. – Идем искать.
   Пятачок с готовностью подпрыгнул, как будто услышал боевой клич вожака стаи. Хотя Веня сказал эти слова совсем не громко.
   – Ну и куда же вы пойдете? – удивилась Валентина Ивановна. – Знаешь такую пословицу: не зная броду, не суйся в воду.
   – Так что, вы считаете, надо сидеть дома и ждать, пока потерянный человек сам объявится?
   – Вот именно. Я так поняла, что ваша Варя очень умная девочка. Не думаю, чтобы она могла пойти на Русалочий омут.
   – Куда-а?! – округлил глаза Веня.
   – Да тут совсем недалеко место такое есть нехорошее. Водяная мельница с запрудой. Кстати, из-за этой запруды и в речке вода держится. Иначе здесь только ручеек остался бы.
   – Странно! – удивился Веня. – В наше время – водяная мельница... Да еще и омут Русалочий. Как сто лет назад.
   – Почему бы и нет? – пожала плечами Валентина Ивановна. – Мельница, конечно, зерно не мелет, но стоит себе, как и сто лет назад, ты прав. Что ей сделается?
   – А почему там все не купаются? – спросил Веня. – Там же, наверное, глубже.
   – А вот именно потому, что глубже, – кивнула Валентина Ивановна. И добавила: – Но не только поэтому... Кто там был, испытывал необъяснимый страх. Говорю же, место нехорошее. И, думаешь, все эти легенды о водяных и русалках – абсолютные выдумки?
   – А разве нет? – хмыкнул Веня. – Вы сами видели?
   – Тьфу-тьфу, нет! Да меня туда на аркане не затащишь. Я сюда отдыхать приехала, а не от страха трястись.
   – А ребята местные что, тоже туда не ходят? – не отставал Веня.
   – Туда никто не ходит, – сказала Валентина Ивановна. – Туда только вода уплывает, и все. Страшно там!
   Веня посмотрел вдаль – туда, куда уплывала речная вода. Почему-то ему не было страшно. Наверное, его собеседница все-таки не была учительницей. Потому что даже самая неопытная и молодая учительница должна была бы знать, что заинтересовать такого любопытного человека, как десятилетний мальчишка, лучше всего можно рассказом про что-нибудь неведомое и опасное. Поэтому Русалочий омут и старая мельница уже интересовали Веню намного больше, чем разговор с Валентиной Ивановной. И он был уверен, что такие же чувства испытывала к этим загадочным местам и Варя.


   Веня шел вдоль берега, как будто за волшебным клубочком.
   Клубочком был Пятачок. Похоже, он не испытывал никаких чувств, кроме дорожного интереса. Его черненькое туловище мелькало в траве, потому что никаких тропинок здесь и в помине не было. Он поворачивал свой пятачок по сторонам, принюхивался, чихал, пытался копнуть какой-нибудь вкусный корешок, перепрыгивал небольшие препятствия – в общем, вел себя так, как вели бы себя все мини-пиги на берегу речки. Только, наверное, Пятачок был здесь первым мини-пигом за всю историю.
   Все-таки права была Валентина Ивановна. Сюда действительно никто не ходил. Природа здесь была как на необитаемом острове – нетронутой.
   «Не хватало только каких-нибудь динозавров здесь встретить», – подумал Веня, чтобы хоть немного себя подбодрить.
   Но почему-то динозавры не очень его подбодрили: сразу полезли в голову другие существа, вызывающие только страх. Правда, Веня все-таки понимал: чего бояться? Деревня недалеко, рядом Пятачок. А самое главное, разве можно бояться во время поисков? Ведь тому, кого ищешь, страшнее в сто раз. Может, ему помощь нужна, и твое дрожание от страха совсем не к месту.
   Вокруг темнело, казалось, не от того, что наступал вечер. Все ближе и ближе к берегам подступали заросли. Веня с Пятачком уже чуть ли не протискивались между молодыми елками и березами. Но странное дело: под ногами почувствовались колеи-канавки.
   «Это же старая дорога! – догадался Веня. – Значит, мы идем правильно».
   И сразу же чуть не рассмеялся. Тоже мне, умник! Как же еще идти к водяной мельнице, если не по берегу реки? Конечно, и сто лет назад люди так ездили, вот и колея.
   И вдруг вверху раздался шум. Веня поднял голову и успел увидеть, как над деревьями промелькнула стая птиц. Каких, он не рассмотрел. Птицы летели в сторону деревни, словно возвращались на ночлег. Веня поежился. Он вообще не любил сумерки, тем более в таком месте. Он взял Пятачка на руки. От этого стало спокойнее.
   И вдруг пришла мысль, которая до этого почему-то не приходила в голову. Если Веня с Пятачком пробираются по таким зарослям, то как же Варя никаких следов не оставила? Ведь трава от ее ног должна быть примята... Но, подумав это, Веня усмехнулся. Может, Варька по воздуху летела! Не один раз уже она доказывала, что способна добраться куда угодно, если ей это интересно.
   И тут Пятачок повел ушами, как самый настоящий гончий пес. Ему стало интересно? Или просто что-то почуял? Веня тоже прислушался и опустил Пятачка на землю. Едва различимо шумела вода. Значит, старая мельница была где-то совсем рядом. Ведь речка, вдоль которой шли Веня с Пятачком, была маленькой и спокойной. А раз вода шумит, значит, переливается через запруду.
   Веня поежился. Он вспомнил рассказ Валентины Ивановны. Не только к мельнице они подошли! Но и к Русалочьему омуту. Встречаться с русалками у Вени не было никакого желания. Даже Пятачок нерешительно топтался на месте.
   – Может, вернемся? – тихо спросил его Веня. – Не там мы Варьку стали искать.
   Но Пятачок, наверное, понял его слова как команду. Потому что рванулся вперед, а не обратно. Он шмыгнул в кустарник так быстро, что Веня едва успел за ним. И хорошо, что успел, иначе Пятачок мог бы соскользнуть с высокого берега. Веня ухватил его над самым обрывом и... застыл. Не только потому, что надо было остановиться, но и от того, что увидел.
   Это была сказка. Страшная сказка. Такие картинки Веня видел только в старых книжках. Замшелые коряги торчали посреди огромных листьев кувшинок, упавшие деревья словно силились подняться из воды, длинные косы водорослей едва покачивались у самой поверхности по течению. Сомнений не было: перед Веней был Русалочий омут.
   Но главными в этой картине были каменные развалины, которые возвышались над левым краем запруды. Веня понял, что это и есть водяная мельница. Тем более, что к остаткам стен приткнулось неподвижное водяное колесо. Наверное, ему не давали крутиться камни, которые свалились со стен.
   Жизнь здесь застыла – даже малейшее движение или звук были пугающими.
   Вдруг раздалось какое-то громкое бормотание, и в одном месте поверхность омута забурлила. Веня чуть не выронил Пятачка и отпрыгнул с ним назад.
   «Тьфу ты! – подумал он. – Это же обычные пузыри воздуха! Ну, может быть, чуть-чуть покрупнее обычных. Так ведь и омут немаленький».
   Чтобы успокоиться, он посмотрел в глаза Пятачку. Страха там не было.
   «Что же я, трусливее маленького поросенка? – подумал Веня. – Какие могут быть страхи в наше время!»
   И, подбадривая себя, он стал прохаживаться по берегу, стараясь наступать на всякие хрусткие веточки. Мол, сюда пришел сам царь природы, который никого не боится. Он даже бросил в воду сухую палку, попрыгал вместе с Пятачком и поухал, как филин. Берег в этом месте был открытый, как поляна, и Вене было приятно кувыркаться с Пятачком, как на зеленом ковре. В воду полетел и подвернувшийся под руку камень. Он булькнул так уверенно, что было ясно: глубина здесь будь здоров.
   И тут «царь природы» все-таки испугался. Да так, что на четвереньках отполз в сторону и спрятался за куст.
   Запруда взорвалась оглушительным всплеском! Казалось, вместе с водой через нее перевалилось целое бревно. Но ведь никаких бревен сюда не подплывало...
   И опять повторился громкий всплеск! Да еще и с каким-то уханьем, которое эхом передразнило недавнее уханье Вени. Словно какое-то чудовище издевалось над ним. И точно – в этом голосе было издевательское передразнивание.
   Веня тихонько кашлянул – и над запрудой раздался кашель. Только это было совсем не эхо, а самостоятельный хриплый звук. Хоть Вене и было страшно, но он продолжил эксперимент. На этот раз он тихонько свистнул – и свист отозвался громогласно! Даже Пятачок от удивления хрюкнул, а из-за запруды сразу же донеслось противное многократное хрюканье.
   – Ничего себе... – прошептал Веня.
   Но на эти слова отзвука не было. Наверное, неизвестное существо их просто не услышало. Зато вместо отзвука на Венин свист от омута донеслось такое шлепанье, как будто кто-то бил по воде огромной ладонищей.
   У Вени даже волосы встали торчком. Он зажал пятачок Пятачку, чтобы от них больше никто не дождался ни одного звука. А этот «никто» все не успокаивался. Прижимаясь к траве, Веня снова услышал хлопанье мокрой огромной ладони по воде. В сумерках эти звуки были настолько устрашающими, что Веня задрожал, как хвостик Пятачка.
   Так они сидели, не высовываясь, и дрожали минут десять. Звуки повторились еще несколько раз, но потом прекратились. Наверное, потому что не знали, что передразнивать.
   Наконец Веня все-таки нашел в себе силы одним глазком взглянуть на омут. И опять увидел неожиданность! У самого колеса водяной мельницы, прикасаясь к наваленным в воду камням, покачивался какой-то черный круг.
   Что же это могло быть? Коряга? Но разве коряга может быть такой правильной формы?
   Любопытство заставило его проползти на четвереньках не один десяток метров. Он приблизился к развалинам мельницы настолько, что даже в сумерках различил, какой предмет покачивается на воде.
   Это была надутая автомобильная камера, примерно метр в диаметре. Веня вспомнил, что на таких же плавали местные мальчишки, когда он купался в речке. И ясно было, что на ней сюда кто-то приплыл. Потому что она была привязана веревкой к мельничному колесу.


   «Так вот кто меня пугает! – подумал Веня. – Тот, кто на этой камере сюда добрался».
   Ему стало веселее. Когда над тобой кто-то подшучивает, это не так уж и страшно. Даже в такой мрачной обстановке. Тем более, что самым-самым краешком ума Веня надеялся, что это его разыгрывала... Варька! А что? Конечно, раньше на такое она вряд ли была способна, но ведь у человека развиваются разные способности, в том числе и вредные.
   Веня огляделся. Действительно становилось мрачно. То есть уже совсем сумеречно. Надо было спешить что-то предпринимать. Конечно, он с самого начала собирался просто кричать, звать Варю. А что еще делают люди в поисках своего товарища? Орут что есть мочи. Но после страшных звуков, которыми отвечал ему Русалочий омут, орать он передумал. Даже шептать ему сейчас не хотелось, несмотря на то что первый сильный страх уже прошел.
   Но где же все-таки искать Варьку? Лезть в кусты не хотелось. В воду, чтобы доплыть до развалин мельницы, тем более.
   «Никуда не деться, придется звать, – подумал Веня. – Другого способа поиска здесь не применить. Я же не у компьютера сижу».
   И тут Пятачок хрюкнул и побежал к воде. Веня даже не успел отреагировать на этот хрюк.
   – Стой! Стой! – шепотом приказал он. – Назад!
   Но поросенок, наверное, сильно хотел пить. От воды донеслись смешные звуки, с которыми он жадно хватал воду. Веня знал, что мини-пига надо ограничивать не только в еде, но и в питье. Иначе он будет пить так долго, что превратится в водяной шар, который не сможет даже покатиться обратно по тропинке.
   Веня подбежал к воде и уже протянул руку, чтобы схватить поросенка если не за поводок, то хотя бы за хвостик, но хитрый Пятачок сделал шаг в воду и увернулся. Веня наклонился и протянул руку дальше – и Пятачок ушел дальше. Веня еще – и Пятачок еще... У Вени глаза на лоб полезли. Неужели Пятачок умеет ходить по воде?!
   Тут Веня сам потерял равновесие и пошатнулся. Чтобы не упасть, пришлось вступить в темную воду вслед за Пятачком. Веня не боялся промочить ноги, потому что был обут в обыкновенные летние шлепанцы на босу ногу. Да и думать об этом было некогда. Но что это? Воды под ногами было... всего ничего. Как в маленькой лужице. Да и ступал он как по мостовой, а не как по вязкому дну.
   А Пятачок беззаботно шагал дальше. Веня пощупал ногами поверхность, по которой он шел. И понял, что под ним – что-то вроде узкой и плоской подводной дорожки. Она проходила у самой поверхности воды и была направлена к мельничным развалинам. Справа и слева от дорожки вода была глубокой. Конечно, интересно было бы узнать, что это за дорожка. Но разгадать ее происхождение в темноте было невозможно.
   Да и некогда было это делать. Пятачок уже почти дошел до колеса с привязанной к нему автомобильной камерой. От маленьких волн, которые он поднял своими ножками, темный круг стал покачиваться на воде. Поспешив за поросенком, Веня восхищенно пробормотал:
   – Ну и шустрый же ты, Пятачок! Ни перед чем не остановишься. Прямо вездеход какой-то. А точнее, водоход.
   «Вот сейчас заберу это плавательное средство, спрячу, и будет этому шутнику неприятный сюрпризик!» – азартно подумал Веня, дойдя до качающегося на воде круга.
   Он уже наклонился, чтобы развязать узел, но увидел, что Пятачок и не думает останавливаться. Поросенок вспрыгнул на один камень развалин, на другой, и вот-вот был готов исчезнуть в темноте, с которой и так сливался своим черным цветом.
   Вене стало не до круга. Он похлопал по карманам – вспомнил, что захватил с собой малюсенький фонарик-брелок. Яркий тонкий луч высветил в темноте убегающий хвостик... До чего же Пятачок бесстрашный! Вене не очень хотелось бежать за ним. Но что поделаешь, догнать-то его надо. Звать Пятачка громко в этом месте совсем не хотелось.
   Да тут целый лабиринт! Развалины только с берега казались развалинами. Вблизи же они предстали мощными стенами, среди которых было много всяких углов, поворотов, проходов. Фонарик уже почти не помогал. Он высвечивал лишь маленькое пятнышко, которое выхватывало из темноты дорогу, но Пятачка в этом пятне не оказывалось. Веня машинально следовал по проходу, по которому, скорее всего, прошмыгнул и поросенок.
   Не надо было так разгоняться! И, конечно, надо было смотреть прежде всего под ноги. Веня едва не наступил на Пятачка, который почему-то сидел за очередным поворотом на полу. Тоже, нашел место для отдыха! Но поросенок не отдыхал. Он смешно морщил свой пятачок и принюхивался к затхлому воздуху.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное