Владимир Сотников.

Просто вор и простофиля

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

Укладывая в свой карман рядом с шишечкой теплый белый кругляшок, Филя сказал:

– Ну вот, для начала надо придумать рифмы к самым простым словам: снег, земляника, шишечка, пуговица.

До самого дома покой был обеспечен. Филя был занят своими размышлениями, Кирюшка – поэтическим творчеством, которое выражалось в громком бормотании:

– Снег-бег, земляника-клубника, шишечка… пуговица…

Шишечка с пуговицей оказались Кирюшке не по зубам.

Впрочем, так же, как и Филе. Хотя он и радовался, что покидает детский сад не с пустыми руками, а с уликами. Улики, улики… А какая от них польза?

Глава III
Фоторобот на рекламном буклете

– Можешь все эти дни пользоваться талисманкой! – разрешил Кирюшка. – Мне она понадобится только в новогоднюю ночь, в двенадцать часов.

– Не талисманкой, а талисманом, – в который раз терпеливо поправил Филя. – Интересно, Кирька, как ты собираешься в школе учиться? Я тебе тыщу раз повторил, как правильно говорить, а ты и ухом не ведешь. Если так будешь и на учителей реагировать, обеспечены одни двойки. А зачем тебе понадобится эта талисманка – тьфу ты, пуговица! – в двенадцать часов?

Кирюшка из всего сказанного Филей услышал только вопрос. Замечание он опять пропустил мимо ушей.

– Как зачем? Желание загадывать. Без талисманки бесполезно мечтать.

«Точно, первобытный, – улыбнулся Филя. – Так первобытные люди молились на какие-нибудь каменные фигурки, выпрашивая у них счастье. Но ничего, ведь самое главное для исполнения желаний – сильно хотеть. Тогда и эта белая пуговица способна творить чудеса».

– Ладно, верну я тебе твой талисман, – пообещал он. – Как только… Верну, в общем. Даже скорее, чем ты думаешь. Может, даже завтра.

Ничего не стоит, решил Филя, сделать дома точно такую пуговицу, а настоящую вернуть Кирюшке, чтобы не потерять, чего доброго. Вырезать ножницами такой кругляшок из пенопласта Филя уж как-нибудь сумеет. Вот и сделает себе точную копию этой пуговицы. Копию улики. Может, и пригодится она в будущем расследовании. Хоть и бесполезными кажутся пока эти шишечка с пуговицей…

Бесполезными – если просто смотреть на них и ждать неизвестно чего. Думать надо! А думать, как известно, хорошо в компании с сообразительным человеком.

Поэтому в лифте Филя нажал кнопку пятого этажа, на котором жил Даня. И позвонил в тринадцатую квартиру условным сигналом – двумя короткими ударами по кнопке звонка. Что означало: это я, Филя. И не просто так от скуки зашел, а кое с чем интересненьким и срочным.

Хорошо, что они догадались так договориться с Даней. Открывает человек дверь и уже знает, что лишнего времени тратить не надо. Не надо ни приглашать войти, ни предлагать угощение. А надо сразу приступать к делу.

В таких случаях Даня просто молча ждал, что скажет Филя. Но на этот раз он не выдержал.

– Ну, что молчишь? – спросил он после того, как открыл дверь и несколько секунд смотрел на молчащего Филю.

Тот глазами незаметно показал на Кирюшку.

Потом, мол, все разговоры о делах. Без малышни.

– Одевайся. Я его домой отведу и на обратном пути зайду, через минуту, – сказал Филя.

– А моих мамы с папой, наверное, еще нет дома, – радостно уточнил Кирюшка. – Так что вам придется при мне болтать о своих секретах. Не стесняйтесь!

Филя даже закашлялся от такой наглости.

– Ты что это себе позволяешь? – постарался он сказать как можно строже. – Болтать! Так о старших не говорят. Сейчас привяжем тебя до прихода родителей к мусоропроводу, чтоб не сбежал, а сами уйдем.

Кирюшка улыбался во весь рот. Ничего не стоило сейчас прочесть его мысли. Чего, мол, зря угрожать? Ничего вы со мной не сделаете, а возьмете с собой как миленькие. Пошли уж, куда вы там обычно ходите секретничать, а я послушаю, о чем будет речь идти.

– Аську с Аней позвать? – спросил Даня.

– Нет, пока незачем, – ответил Филя. – Бесполезно. Совершенно ничего не ясно. Ну ни капельки! Тут бы хоть что-нибудь понять. А потом, конечно, и девчонки понадобятся.

– А я? – опять подал голос Кирюшка. – Понадоблюсь?

– Вот что, – уже совершенно серьезно сказал Филя, – будешь мешать, я тебя просто оставлю рядом с дверью твоей квартиры. Я обещал твоей маме только привести тебя из сада. Вот и привел. Чего еще? Развлекать тебя целый вечер?

– Не надо развлекать. Я не буду мешать, – обиженно шмыгнул носом Кирюшка.

Что Филе нравилось в этом малыше – мгновенный переход из одного настроения в другое. Кирюшка мог баловаться, а мог мгновенно стать серьезным. Мог шутить, а мог сразу же понять, что продолжать шутки опасно. Чего доброго, и правда останешься в полном одиночестве у закрытой двери своей квартиры! Лучше не испытывать Филино терпение. На всякий случай он напомнил:

– Как талисманку отдать, так Кирюшка нужен. А как взять с собой секреты говорить…

– Ладно! – засмеялся Даня. – Что вы тут затеяли глупый спор? Пошли все вместе. Спускайтесь, а через минуту и я вас догоню.

«И почему это мы всегда на улицу спешим? – подумал Филя, когда они с Кирюшкой ехали в лифте. – Как только что-нибудь интересное случается, сразу выскакиваем из дома, будто уже знаем, что надо делать. А ведь ничего не знаем. Можно было и в квартире посоображать».

Под почтовыми ящиками Кирюшка собрал рассыпанные рекламные буклеты.

– Что ты подбираешь всякую гадость? – недовольно буркнул Филя. – Хотя ладно, раз уж поднял, выбрось в мусоропровод. Перед Новым годом этой рекламой, наверное, весь подъезд завалят.

– Красивые открыточки, – разглядывал Кирюшка. – Я их в карман положу, пусть торчат, как будто варежки. А то мама ругаться будет…

Совсем забыл Филя «отобрать» у снеговика Кирюшкины варежки! Теперь придется еще раз зайти в садик.

– Ты бы еще на этого снеговика свои майку с трусами надел, – проворчал Филя.

Кирюшка прыснул смехом.

– А ты откуда знаешь, что я варежки нацепил на снеговика? – спросил он.

– Вместо погон, – добавил Филя. – Весь двор об этом знает. Все стоят у окон и любуются.

– Правда? – удивился Кирюшка.

Все-таки он был еще совсем маленьким. И такого «юмора» – когда говорят глупости абсолютно серьезным тоном – он не понимал.

– Ну-ка, ну-ка! – Филя вдруг вгляделся в одну из открыток. – Покажи…

Конечно, на открытке был изображен Дед Мороз. Ничего удивительного, Новый год ведь скоро. Все рекламные трюки основаны в это время на новогодней символике. Но на рекламке красовался именно такой Дед Мороз, каким Филя его увидел из-за ширмы, когда подглядывал в щелочку! Конечно, это было совпадение – но до чего же странное!

Ведь никогда раньше не приходилось Филе видеть Дедов Морозов в серебристых очках. Да и к чему эти очки? Понятно, если человек плохо видит, тут хоть чертом переоденься, все равно придется очки нацепить. Но на рекламке зачем рисовать очки? Странно.

«Приглашение в сказку, – прочел Филя. – Прокат маскарадных костюмов».

– Ну, что там у тебя стряслось? – застегиваясь на ходу, спросил Даня.

Филя молча протянул открытку.

– Ну и что? – не понял Даня. – Что ты мне даешь?

Но Филя так задумался, что говорить пока был не в состоянии. Только махал рукой – мол, на улицу, на улицу…

Даня недоуменно разглядывал буклет.

– Это я нашел! – похвастался Кирюшка.

– Да дело не в открытке, – махнул рукой Филя, когда они вышли на улицу. – Но я, наверное, теперь от каждого Деда Мороза шарахаться буду.

– Чего от них шарахаться? – хмыкнул Кирюшка. – Наоборот, поближе надо держаться. Чтоб подарок вовремя выхватить.

– Подарки не выхватывают, – машинально поправил его Даня. – А получают. Хотя, наверное, ты прав. На большом расстоянии не дотянешься до подарка.

– Кирька! – грозно сказал Филя. – Еще подашь голос, вернешься в подъезд. С мысли сбиваешь!

– Почему ты с ним так строго? – рассмеялся Даня. – Давай, рассказывай, что случилось. А то у меня складывается впечатление, что у тебя накопились одни только педагогические проблемы.

– Какие проблемы? – не понял Филя. – Когда ты говоришь такими умными словами, я ничего не понимаю!

– Со мной проблемы. Педагогические – это значит про детей. Даже я это знаю, – пробурчал Кирюшка, на всякий случай держась от Фили подальше.

Знал он, что Филя иногда может и подзатыльник дать. Не очень чувствительный, но обидный. Любое наказание, даже в шутку, обидное.

Ребята подошли к садику, который находился прямо во дворе их дома.

– Ну, иди, проблемный ребенок, за своими варежками, – подтолкнул Кирюшку Филя. – Да не торопись. Укрась своего снеговика как следует этими буклетами. И погоны нацепи, и награды. За выдержку и терпение.

Пока Кирюшка возился со снеговиком, Филя неторопливо рассказал все свое недавнее приключение. Хотя – никакого приключения ведь и не было. Какая его заслуга в том, что он просто подсмотрел? Подсмотреть – это еще ничего не значит…

– Странная история, – вздохнул Даня. – Знаешь, чего мне жалко в первую очередь? Что этот человек испортил тебе праздник. Наверное, раньше при виде каждой красной шубы и шапки настроение улучшалось, а сейчас ты уже не про Новый год будешь думать, а эту странную кражу вспоминать.

– Да не в этом дело, – отмахнулся Филя. – Не до праздника! Детство и так кончилось, – важно объяснил он. – Меня даже не интересует, Дед Мороз украл эту этажерку или… Баба Яга какая-нибудь. Важно другое. Зачем он это сделал? Хочется знать только это.

– Только это? – хмыкнул Даня. – Этого маловато будет. Я, например, могу тебе целую историю придумать – зачем эта кража совершена. Со всеми подробностями и объяснениями. Заслушаешься! Но легче от этого не станет.

– Намекаешь, что без расследования не обойтись? – спросил Филя. – Я и без тебя это знаю. Ты думаешь, я тебя позвал, чтобы просто рассказать интересную историю? На помощь я тебя позвал! Вот и помогай, думай, раз такой догадливый.

С этими словами Филя слепил твердый снежок и с такой силой впечатал его в стену, что он даже не прилип. Только мокрое место осталось.

Даня тем временем разглядывал шишечку от этажерки и пуговицу. Его черные глаза блестели интересом.

– Что ты там собираешься увидеть? – недовольно пробурчал Филя. – Ты лучше изучай этот фоторобот. – И, ткнув пальцем в буклет, он спросил: – Ты видел когда-нибудь Деда Мороза в очках? И я не видел. Точнее, не видел до сегодняшнего вечера. А тут такое совпадение – и на похитителе были очки, и на рекламке такой же Дед Мороз красуется. Как будто он эти очки специально рекламирует.

– Конечно, совпадение интересное, – задумчиво произнес Даня. – Но ведь и его можно объяснить. Преступник надевает очки, чтобы быть неузнанным, художник рисует очки, чтобы не рисовать глаз. Их же трудно рисовать. А очки – раз-два и готово.

– Если ты и дальше будешь все так объяснять, то мы никогда ничего не расследуем! – воскликнул Филя. – Была единственная зацепка, а ты ее так объяснил, что и расследовать не хочется. Да лучше дома сидеть с такими рассудительными мозгами, как у тебя. Как же, все мы знаем, все понимаем! Все умеем объяснить. Лучше сидеть и подарочка ждать от Деда Мороза! Может, бросит в окошко еще одну шишечку… Сдачу от этажерки.

– Да не кипятись ты, – одернул друга Даня. – Какой нетерпеливый! Начитался всяких дурацких детективов, в которых все расследование укладывается в три страницы. Между прочим, бывают такие преступления, которые никогда и не раскрываются. Преступления века!

– Ага, – хмыкнул Филя. – Например, у нашего дворника лопату украли. Наверное, кому-то понадобилась, машину от снега откапывать. Дворник целый месяц всех расспросами мучает: не видали лопаты? Бесследно исчезла и вряд ли найдется. Преступление века!

– При чем тут дворник? – Даже невозмутимый и рассудительный Даня начинал сердиться. – Глупости не надо болтать, если хочешь чего-то добиться.

Кажется, надвигалась гроза. Не настоящая – ведь сейчас была зима, а гроза в отношениях между Филей и Даней. Вот сейчас они обменяются еще парочкой не очень вежливых фраз – и гром прогремит, и молния сверкнет! А это будет означать, что пропало все дело. Накрылось со всеми концами, которых, кстати, так никто пока и не заметил…

Выручил, сам о том не подозревая, Кирюшка.

– Там кто-то страшный ходит, – испуганно шепнул он, подбегая к ребятам и показывая на угол здания.

– Да ладно тебе бояться. – Филя взял Кирюшку за руку. – Кто здесь может быть страшным? Кошка какая-нибудь в подвал шмыгнула.

– Он большой, как медведь! Черный… И ползет по снегу.

На всякий случай ребята, конечно же, вышли за ограду детского сада. Как тут не выйти, если Кирюшка изо всех сил тащил их за руки? Филю тащил и Даню, как два больших прицепа. А они не очень-то, если честно сказать, и упирались.

Вдоль детсадовского забора в снегу была проложена тропинка. Фонарей рядом не было, и тропинка едва различалась в снегу. Ребята пошли по ней. Кирюшку поместили в середину, но Филя все равно не выпускал его руки из своей.

– Т-с-с! – скомандовал Филя, оглядываясь. – Молчи, Кирька, и не бойся. Мы только издалека подсмотрим.

Но издалека все выглядело еще страшнее. Наверное, из-за того, что совершенно невозможно было рассмотреть, кто же копошится в темноте под окнами.

Странный темный клубок, скрипя снегом, прокатился в одну сторону, потом в обратную…

Филя почувствовал, как в его руке задрожали Кирькины пальцы.

– Не надо, не надо бояться, – прошептал Филя – скорее, не Кирюшке и не Дане, а самому себе.

Удивительно, но Кирюшка наблюдал все это довольно спокойно. В смысле – без всяких там возгласов ужаса и смертельного испуга. Наверное, дети все-таки более смелые, чем подростки. Из-за своей неопытности. Любой подросток, глядя на бесформенную тень, копошащуюся в темноте под окнами, черт-те что может придумать. Чем и заняты были сейчас Филя с Даней.

Пьяный? Непохоже. Очень уж уверенно двигается это существо. Большая собака? Нет. Собаки так себя не ведут. Они более шустрые.

– Подойдем ближе? – шепнул Филя.

– Ты что, спятил? – вцепился в его руку Даня. – А может, это твой Дед Мороз вернулся? Забыл что-нибудь. Или потерял под окнами?

От этой мысли Филе стало жарко. Он только успел подумать: почему это от страха летом всегда мороз бежит по коже, а зимой, наоборот, в жар бросает? Всегда в важные минуты Филе на ум приходили самые глупые и несвоевременные вопросы. Ответить на них и в спокойные минуты не сумеешь, а тут…

Черный клубок прокатился вдоль стены, потом вдоль длинной полосы кустарника, росшего возле забора. Казалось, он останавливался и касался кустов, словно срывал с них невидимые ягоды. Потом вернулся к зданию, потоптался, покряхтел и начал распрямляться. На фоне светлой стены силуэт выделялся отчетливо, поэтому ребята сразу сумели рассмотреть на голове этого чудовища… рога! Они были длиннющие и загнутые, как ятаганы, а под ними еле заметным отблеском различалась какая-то противная и страшная морда! И самое непонятное было в этом чудище – почему это оно курило? Огонек сигареты, освещая скрюченные когти, вспыхивал где-то ниже морды, и клубы дыма поднимались в темном воздухе, оставляя на светлой стене причудливые тени…

Филя некстати вспомнил, что совсем рядом, на Большой Садовой улице, есть дом, в котором жил самый главный черт Воланд со своей свитой. Об этом даже в книжке написано… А вдруг он опять появился в Москве?

Первым вскрикнул Кирюшка. Прозевал Филя, не зажал мальчишке вовремя рот. Прозеваешь тут, когда и сам перепуган, как котенок! Кирюшкин возглас, похожий на мяуканье кошки, которой наступили на хвост, слился с криками Фили и Дани. Наверное, они хотели что-то друг другу сообщить, но получился крик, обращенный в никуда. В вечерний холодный воздух.

Глава IV
Оборотни по соседству

Легко столкнуться с кем-нибудь в темноте, когда бежишь не разбирая дороги! Особенно если бежишь по скользкому предпраздничному тротуару, обкатанному тысячами спешащих ног.

– Ой! – вскрикнул тоненький голосок человека, опрокинутого в сугроб.

Да так сильно опрокинутого, что торчали из сугроба только красивые пухленькие сапожки с пуховой оторочкой. Знакомые сапожки.

– Аська! – первым узнал Филя, рванувшись разыскивать в сугробе девчоночьи руки.

Надо же как-то вытаскивать человека из беды. Тем более если сами в эту беду, то есть в сугроб, и столкнули.

Наверное, с любым другим человеком встреча получилась бы легкой. Ну, натолкнулись бы ребята на какую-нибудь тетеньку, отрикошетили бы от нее в этот самый Аськин сугроб, и все дела. Но ведь всякие там тетеньки на скользкой дорожке снижали скорость, а Аська, наоборот, эту скорость только развивала. Потому что старалась достичь какого-то немыслимого рекорда. Например, скользнуть от подъезда до ближайшего поворота за одну секунду с маленьким хвостиком.

Вот, наверное, секунда уже прошла, а хвостик как раз и подвел Аську. Именно в это лишнее мгновение из-за поворота и вынырнула тройка запоздалых и испуганных сыщиков. Тройкой, конечно, их можно было назвать с большой натяжкой, потому что Кирюшка жалкой плюшевой игрушкой висел на руках Фили и Дани. Они из последних сил тащили его поближе к подъезду, на яркий свет, подальше от страха.

И вот эти два с половиной человека на всем ходу снесли маленькую, худенькую Аську, как пушинку, несмотря на ее нешуточную скорость. Понятное дело, такое лобовое столкновение должно было повлечь за собой самые печальные последствия.

Но печальные последствия выразились только в удивленном возгласе «Ой!» да в бесконечном сплевывании снега, которым был битком набит Аськин рот. Совсем не любила она есть лежащий снег. Тот, который летает в воздухе, – пожалуйста. Она могла ловить языком огромные хлопья сколько угодно. Не надоедало ей это занятие. А вот тот снег, который немножко полежал рядом с тропинкой, рядом с теми местами, где прогуливаются собачки, – нет уж, увольте! Даже такая прожорливая девчонка, как Аська, понимала, что этот снежок не очень съедобный.

Филя с Даней бросили Кирюшку, впопыхах легонько оттолкнув его в сторону, и принялись отряхивать Аську.

– Ну, ты летаешь! – отчитывал ее Филя. – Как Путин на горных лыжах. Смотреть надо хоть немножко вперед!

Аська наконец закончила отплевываться.

Кирюшка жалкой плюшевой игрушкой висел на руках Фили и Дани. Они из последних сил тащили его поближе к подъезду, на яркий свет, подальше от страха.

– У Путина, между прочим, охрана есть, а я одна. Некому дорогу проверить. А здесь такие неповоротливые медведи бродят…

При напоминании о медведях Филя опасливо посмотрел в сторону садика.

– Да уж, медведи… – пробормотал он, потирая ушибленный бок. Хоть и легонькой была Аська, но на такой скорости и пушинка больно ударяет. – Ты, кстати, просто так несешься или от кого-нибудь убегаешь?

– Просто так, – махнула рукой Аська. – Сама по себе спешу. Ой, наверное, помяла весь свой наряд…

И Аська стала копаться в большом пакете, который не выпустила из рук даже при падении. Она достала из пакета красивую сверкающую корону и показала краешек белого ослепительного платья. Конечно же, хвасталась перед друзьями. Не было ведь особенной необходимости в том, чтобы доставать сейчас эти вещи из пакета.

– Снеговиком будешь, что ли? – хмыкнул Филя. – Наверное, для этого и тренируешься, в сугробы ныряешь.

– Я для снеговика слишком худая. Хотя, как вы заметили, Снегурочкин костюмчик у меня белее снега, – кокетливо заявила Аська. – Между прочим, он вовсе не маскарадный.

– А какой же? – не понял Филя. – Свадебный, что ли? Рано тебе жениться.

Даня фыркнул и засмеялся. И Кирюшка хихикнул.

– Фу, глупости какие говоришь, Филька! – замахнулась на него Аська. – Специально дурачком прикидываешься. Это мальчишки женятся.

– Мальчишки? – состроил удивленное лицо Филя. – Что-то не знаю я ни одного женатого мальчишки.

– Да ну тебя! – отвернулась Аська.

И вдруг стала копаться в пакете так старательно, будто обнаружила какую-то пропажу.

– Ой! – опять воскликнула она, совсем как при падении в сугроб. – Потеряла!

– Морковку, что ли, для носа? – продолжал Филя свои приколы. – Не переживай. Я тебе другую подарю, еще больше. Раз в пять.

Но на этот раз Аська даже не отозвалась на шутку. Она прыгнула обратно в сугроб и стала ползать в нем, что-то разыскивая.

– Да что там можно найти? – пытался остановить ее Даня. – Мы же там затоптали все. И что ты потеряла, можешь сказать?

Аська чуть не всхлипывала:

– Это не здесь, не здесь. Я бы их обязательно здесь увидела. Они такие большие… Наверное, по дороге…

Она внимательно исследовала пакет и тут же обнаружила в нем длинную дырочку. Пакет просто разошелся по шву.

– Что ты потеряла? – Филя потерял всякое терпение. – Хвост, что ли, Снегурочкин?

– Пуговицы! – всхлипнула Аська. – Нам выдали в студии по три огромных пуговицы, чтобы мы сами пришили их к шубке. А я их… посеяла где-то. Что же делать?

Ясно было, что в сугробе нет никаких пуговиц. И дырявый пакет словно подтверждал это, ехидно улыбаясь своей огромной дырой.

– Если посеяла, вырастут, – успокоил ее Филя. – Да что ты расстраиваешься из-за каких-то пуговиц? Дома, что ли, замену не найдешь? И я у своей мамы спрошу. Эти пуговицы мне вечно на глаза попадаются. Большие, говоришь?

– И белые, – добавила Аська. – Нет, Филя, таких пуговиц больше я нигде не видела. А если я завтра принесу шубку с другими пуговицами, меня из представления исключат… А вы даже не знаете, где мы должны выступать!

– В зоопарке, – подсказал, не удержавшись, Филя.

– В Кремле? – спросил Даня.

– В детском доме, – сказала Аська. – Перед детьми, у которых нет родителей. Знаешь, как их жалко? И меня ни за что не пустят выступать с неправильными пуговицами… Потому что малыши сразу поймут, что я ненастоящая.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное