Владимир Сотников.

Похищение лунного камня

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Тогда что же мы бездействуем?! – чуть не подпрыгнул Петич.

– А что вы предлагаете? – спросил Ганнибал, опустившись в кресло.

Прямо на какие-то листы бумаги, старые кисточки. Казалось, силы покинули его.

– Пропала вещь. И непростая. – Петич говорил и словно при этом загибал пальцы. – Камень, обладающий необычными свойствами. Метеорит. Скорее всего метеорит, – поправился он, потому что при этих словах старик махнул рукой. – Надо начинать расследование.

– Посмотрите, пожалуйста, – попросила Вилька, беря на руки котенка, – а не пропало ли еще что-нибудь?

Художник, даже не вставая, обвел взглядом комнату. Конечно же, он смотрел на свои картины.

– Нет, все на месте. Даже ничего не потревожено, – сказал он.

– А деньги, ценности?

В очередной раз старик махнул рукой. Красноречивый жест! Видно, никаких особенных ценностей и денег у него просто не было.

– Вы говорите, как в фильме про милицию, – устало пробормотал он.

– А как же еще говорить? – встрепенулась Вилька. – Кстати, мы можем позвонить нашему знакомому, как раз милиционеру. Он раньше работал в экологической милиции, а сейчас закончил свою милицейскую школу и стал участковым. Знаете, какая у него фамилия? Тихоня! Но он очень даже сообразительный.

– Еще одно интересное имя, – через силу улыбнулся художник.

– Подожди ты с Тихоней, – вмешался Петич. – Успеем позвонить. Надо убедиться окончательно, что камень пропал.

Странно, но Ганнибал его послушался. Он поднялся и вновь стал осматривать шкаф, заглядывать под столы, стулья. Короче, вел более тщательный осмотр места происшествия, говоря милицейским языком. Ребята не решались ему помогать. Наконец художник повторил привычный жест рукой и уселся обратно.

– Убедился. Окончательно, – тихо произнес он.

– Послушайте, – вдруг вскричал Петич, – ведь дверь-то у вас была открыта! Вилька же мне принесла эту треногу, пока вы там висели! Она вошла в открытую квартиру!

– Первая версия, – спокойно произнесла Вилька. – Вор проник сюда перед нашим приходом. Версия простая и не очень убедительная. Потому что, как я знаю, к Ганнибалу Абрамовичу многие заходят запросто. Поэтому необязательно для преступных целей проникать в его квартиру тайком. А вы давно видели камень на своем месте? – обратилась она к художнику.

– Давно? Да, пожалуй. Я не очень-то обращал на него внимание. Так, иногда показывал его тем, кто спрашивал, что это такое.

Петич даже вздрогнул. Показывал иногда! Тем, кто спрашивал! А теперь еще не понимает, куда мог подеваться камень! Вот дает художник…

– Попробуйте вспомнить, – как можно спокойнее попросил он, – кто бывал у вас в последнее время?

Художник задумался.

– Понимаете, – медленно говорил он, – меня беспокоит даже не пропажа камня. Бог с ним… Я изумлен самим фактом, этой неожиданной переменой в моей жизни. Кто мог меня ограбить? Ведь я бы мог в конце концов и подарить этот камень, если бы понял, что он так необходим человеку.

Но выкрасть его тайком? Не понимаю… С какой целью? Для чего?

«Вот заладил, – раздраженно подумал Петич. – Его спрашивают, кто приходил сюда, а он возмущается, не понимает. Да все, у кого что-нибудь украли, не понимают и возмущаются. Тут думать надо!»

Будто в ответ на мысли Петича художник пробормотал:

– Я сейчас позвоню отцу Николаю, попрошу помочь. Три головы хорошо, а четыре лучше… Даже пять – я и еще одного своего друга позову, того самого ученого. Посоображаем…

– Да хоть десять голов, – не выдержал Петич. – О том и речь – всех надо вспомнить!

– Да не так и много тех, кого надо вспоминать, – отозвался Ганнибал. – Раз-два и обчелся, как говорится.

– А почему вы его назвали отцом, этого, как его, Николая? – спросила Вилька. – Странно!

– Что же странного? Мой лучший друг служит в церкви. В церкви Покрова. Священником.

У Петича сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

– Священником? – сухими губами прошептал он.

Ведь они же, когда шли сюда, видели во дворе священника!

– Да, а что тут такого? Понимаете, разные бывают профессии…

Петич это понимал. Не дурак. Профессии профессиями – не это его так взволновало!

Они с Вилькой переглянулись. Настала очередь котенку шлепнуться на пол уже из Вилькиных рук…

Глава IV. Три плюс два

Ребята были в замешательстве. Кому первому звонить? Тихоне? Если хозяин квартиры разрешит, то, конечно, они позовут на помощь своего старого знакомого. Но, видимо, Ганнибал пока еще никак не мог поверить в серьезность случившегося настолько, чтобы приглашать милицию. Да и что ей сказать? Что у него пропал найденный на улице камень?

Ганнибал потянулся к телефону и минуту поразмышлял, наверное, выбирая в своей памяти номер.

Когда он нажимал кнопки, Петич постарался подсмотреть и запомнить номер. На всякий случай. Он знал, что в новом деле может пригодиться любая мелочь, любая информация.

– Алло, Николай? Хорошо, что я тебя застал. – Художник старался говорить как можно спокойнее. – Спешишь? Жалко. Я хотел, чтобы ты ко мне заглянул. Что случилось? Понимаешь, кто-то был в моей квартире. Да, пропало. Камень мой исчез. Да, тот самый. – Ганнибал помолчал, наверное, выслушивая изумленные восклицания отца Николая. Трубка при этом смешно пищала. – Ну, спасибо. Я так и знал, что придешь.

Художник положил трубку, задумался. Петич был уверен, что думает он как раз о своем друге, этом самом отце Николае. А кто же еще мог утащить камень? И дураку понятно, что это сделал священник.

– Вы только не давайте ему опомниться! – брякнул Петич и сразу пожалел о сказанном.

– Что? – отвлекся от своих раздумий художник. – Кому не давать опомниться?

Лучше бы Петич помолчал в эту минуту. Есть же такая дурацкая реклама: «Иногда лучше жевать, чем говорить»! Но он уже не мог молчать. И жевать ему было нечего. Мороженое они с Вилькой съели. Раз начал говорить, слова уже сами продолжались…

– Ну, в смысле, огорошить его надо! Отца этого… Николая. Мол, зачем же камень взял? Попросил – и так бы дал! Он удивится, что вы знаете, что он взял…

Петич совсем растерялся, запутался в словах. Он понимал, что ляпнул глупость. Давать такие советы пожилому человеку! Как ему вести себя со своим же лучшим другом! Да, думать все-таки надо, а не жевать, перед тем как говорить, если молчать совсем не умеешь, это точно!

У художника расширились глаза, он набрал побольше воздуха…

«Сейчас завопит», – подумал Петич.

Наверное, Ганнибал Абрамович и собирался завопить, но только зашипел – громко, как питон Каа на обезьян в мультфильме «Маугли»:

– Да вы что себе позволяете, молодой человек? Как могли вы?!. Про Николая… такое…

Но тут Ганнибал взял себя в руки. Это было видно по тому, как холодно сверкнули его сощуренные глаза, как губы тронула ухмылка.

– Виленька, милая. – Он даже не смотрел в сторону Петича. – Ты не обидишься, если я попрошу тебя прийти в следующий раз? Как-нибудь потом, ладно?

Вилька поспешно закивала, выпустила котенка прямо на колени старику и выкатилась в прихожую. По дороге она так сильно ущипнула Петича, что тот от неожиданности чуть не подпрыгнул до потолка. И как получилось у Петича в такой тесной прихожей обогнать Вильку? Он выскочил на лестничную площадку первый, потирая ущипленное место.

– Ты что? Больно!

На самом деле никакой боли от щипка Петич не чувствовал. Он чувствовал обиду. На старика, на Вильку, на самого себя… Все выходило как-то нехорошо, несправедливо. Шмыгнув носом, он на всякий случай поспешил вниз первым, чтобы Вилька не увидела его глаз.

Когда они вышли из подъезда, Вилька вздохнула и отвернулась, стала смотреть куда-то вдаль. Весь ее вид выказывал полное, безнадежное расстройство.

Увидев ее такой, Петич тихонько кашлянул и спросил:

– Он что, всегда такой нервный?

И Вилька взорвалась. Как будто ждала этих Петичевых слов.

– А ты всегда такой глупый? – воскликнула она. Похоже было, что сработала автомобильная сигнализация. – Все так интересно начиналось, а ты раз – и испортил!

– Я, что ли, этот камень слямзил?

– Ты что? – Вилька выразительно постучала Петича по голове. – Продолжаешь прикидываться, что ли? Ты же обидел Ганнибала! Он зовет своего друга на помощь, радуется, что тот сможет прийти, а ты вдруг заявляешь, что этот друг и украл камень! Видел, как он расстроился?

Петич глубоко вздохнул и быстро зашагал прочь от этого дома. Мало того, что целый день ему рассказывали какие-то сказки про волшебные камни, метеориты и прочее, мало того, что он, рискуя жизнью, спас этого клоуна, который болтался на высоте тринадцатого этажа, – так его же еще и оскорбляют! По голове стучат. Обидный жест! Это хуже, чем дураком напрямую обозвать. Нет уж! Вот и поищите другого дурака!

Он несколько раз услышал, как Вилька громко позвала его. Сначала просто крикнула, потом в ее голос добавилось чуть-чуть просительной интонации, потом еще чуть-чуть, а потом Вилька уже просто попросила:

– Ну пожалуйста, подожди!

И только Петич собрался обернуться – так, будто нехотя, чтобы не показаться совсем послушным, – как вдруг уткнулся в какую-то черную жесткую бороду!

«Тьфу!» – чуть не сплюнул он, но сдержался и лишь сморщился. Оказывается, из-за угла дома прямо на него выскочил… священник! Конечно, тот самый.

«Отец Николай спешит на помощь», – подумал Петич и внимательно вгляделся в лицо священника, чтобы запомнить его.

На всякий случай. Да к тому же не очень часто встречаются бегающие священники.

Отец Николай и правда спешил. Прошмыгнув мимо Вильки, он исчез в знакомом подъезде.

– Видала? – мотнул головой Петич, когда Вилька подошла ближе. – И десяти минут не прошло со времени телефонного разговора. Наверное, недалеко живет.

– А почему ты об этом говоришь? – спросила она. – Ты что, следить за ним собираешься?

Петич промолчал. Ничего он не собирается. Выходит он из этой игры. Не будет ни за кем следить, очень надо! Потому что никто не хочет прислушаться к его мнению. Да еще и делают из него какого-то несмышленыша, который, видите ли, обидел старика. Да старику этому думать надо научиться, прежде чем обижаться!

Ребята молчали. Вилька ждала, что скажет Петич, а он… Он просто жалел, что вляпался в эту историю.

И вдруг тяжелая рука легла на его плечо.

– Добрый день, ребятки, – услышал он и быстро оглянулся.

Перед ним стоял… ведущий передачи «Поле чудес»! Петич чуть было не воскликнул: «Якубович!» Но вовремя прикусил язык. Потому что человек был очень, очень похож на Якубовича, но все же – не он. К тому же на его лице были толстые очки, которые ведущий телепередачи никогда не носил.

«Надо же, – подумал Петич, – как бывают похожи люди! Двойник он, что ли?»

– А вы… откуда нас знаете? – пролепетал Петич.

– Почему знаю? Пока не знаю, – добродушно рассмеялся незнакомец. – Просто одна тетенька пожаловалась, что вы здесь петардами баловались. Такой грохот устроили… Вы что же это, не знаете, что запрещено петарды взрывать в жилых кварталах, а?

В голосе «ведущего», однако, не было никакой угрозы. Он словно не ругал ребят, а ласково расспрашивал. Поэтому Петич растерялся и молчал, глупо улыбаясь. Зато Вилька затараторила, как пулемет или отбойный молоток, которым асфальт долбят:

– Да вы что? Это мы балуемся? Да пусть ваша тетенька, если она так за порядком следит, получше смотрит! Это малыши здесь петарды нашли и уже подожгли, а мы в самый последний момент отшвырнули их подальше. Вот он, – толкнула она Петича, – отшвырнул. Им бы глаза повыбивало!

Незнакомец улыбался:

– Верю, верю. Я, знаете ли, не очень-то доверяю всяким тетенькам, – сказал он и похлопал Петича по плечу. – Молодец. Если успел отбросить петарды, значит, хорошая у тебя реакция. Как у солдата Службы спасения. А вы не видели кого-нибудь из взрослых во время взрыва?

Петич уже собирался сказать про священника, но посмотрел на Вильку. Она пожала плечами. Почему, он не понял. Но раз так, что, Петичу больше всех надо? Почему он должен рассказывать этому незнакомцу, кого видел, кого не видел? Следователь нашелся! И Петич выдавил:

– Да… нет. Вроде никого не видели.

– Ну ладно, ребятки, извините, что задержал. Да и мне пора.

И «ведущий» пошел дальше. И куда? К тому же дому, в котором жил художник! Тут Петич почему-то не удержался и сказал ему вслед:

– Священник перед взрывом здесь проходил. Но ваша тетенька-стукачка должна была тоже его видеть. Ведь на взрывы из всех окон повысовывались.

– Священник и петарды? – засмеялся незнакомец. – Это уже странно, да? Так, говоришь, все из окон выглянули? И заметили его?

Петич пожал плечами:

– А как вы думаете? Конечно, заметили. Только на него никто не пожаловался, а вот на нас сразу указали.

– Да привыкли жильцы, что подростки всегда хулиганят! – засмеялся «ведущий«. – Не переживайте, ребятки, вы правильно поступили. Молодцы. Так держать!

И незнакомец скрылся в подъезде.

Петичу уже порядком надоела вся эта кутерьма. Петарды, священник, камень… А главное и самое обидное, что художник, можно сказать, выгнал его из дома! Своего спасителя. Этого вынести Петич не мог. Обида есть обида. Просто так, в одну минуту, она не проходит.

– Пошли, – сказал он Вильке. – Хватит с меня! Поинтересней дела найдутся. А ты не расстраивайся. Придешь еще в гости к своему художнику. Нарисует он с тебя эту… «Анаконду». И узнаешь, чем история с камнем закончится.

Вилька прыснула смехом:

– Не «Анаконду», а «Джоконду»! Анаконда – это змея такая.

И покорно побрела следом. В эту минуту она не решалась спорить с Петичем. Наверное, понимала его обиду и чувствовала себя в какой-то степени виноватой. Ведь это она потащила Петича знакомиться с художником, смотреть таинственный камень. Хотя на самом деле ей просто хотелось, чтобы он увидел ее портрет… А после того как Петич показал себя настоящим героем, спасателем, – вон как все обернулось… Зря, зря так обиделся Ганнибал! И в своем гневе даже не подумал о том, что ребята могут помочь ему. И что сейчас делать? Не возвращаться же обратно в квартиру художника!

Вилька как мудрая девчонка рассудила следующим образом: позвонит она Ганнибалу, будто спросить про камень, и защитит Петича, объяснит, что просто поспешил он в своих подозрениях насчет отца Николая. И тогда Ганнибал, конечно же, позовет их опять. И Вилька уговорит Петича опять прийти сюда.

«Хороший план», – вздохнула она с облегчением.

Когда они уже спускались к кольцевой дороге, чтобы опять пройти под мостом, Петич вдруг остановился и сказал:

– Какие мы глупые.

– Ты это о чем? – улыбнулась Вилька.

Ей понравилось, что Петич произнес эти слова спокойным, совсем незлым голосом.

– Мы же самых главных свидетелей не расспросили! – воскликнул Петич.

– Каких еще свидетелей? – не поняла Вилька. – Этих ябед, что ли, которые из окон выглядывали? К тому же, – хитро усмехнулась она, – ты же говорил, что у тебя поважнее дела найдутся.

Насчет «дел» Петич будто не расслышал. Стоит ли замечать такие незначительные подколки?

– Мелких – вот каких свидетелей, – пояснил он. – Они ведь там игрались, у подъезда. Может, видели, кто еще, кроме священника, выходил. Как ты думаешь?

Вилька не думала – она соглашалась. И радовалась, что Петич все же не хочет бросить это странное, с самого начала такое запутанное, дело.

Через минуту они были опять в Ганнибаловом дворе. Сейчас, к сожалению, совершенно пустынном. Наверное, после взрыва петард все родители расхватали своих детишек по домам.

– Да, не везет, – пробормотал Петич. – Но ничего, часика через два опять сюда наведаемся. Выйдут же ребятишки гулять. В такую погодку. А того хитрого малого я запомнил. Вот его и расспросим.

Ребята уже почти скрылись за углом, когда Петич совершенно случайно оглянулся. И сразу дернул Вильку за руку, увлекая за дом.

– Ты чего? – не поняла она.

– Тише. Смотри!

И Петич сам осторожно выглянул из-за угла. Из знакомого подъезда вышли трое. Художник, священник и… «ведущий»!

– Это, наверное, и есть их третий друг, тот самый ученый, который про метеориты объяснял, – прошептал Петич. – Кстати, он мне сразу понравился. Вот бы с кем законтачить! С его помощью мы точно выведем на чистую воду этого отца Николая.

– Ну так пошли, познакомимся, – попыталась освободить руку Вилька.

– Ты что, с ума сошла? С этим ученым надо отдельно встретиться, без художника и тем более без священника! Я уверен, что он все поймет и поможет. Не станет обижаться, как твой Ганнибал, что мы его друга заподозрили. Тем более что мы и не скажем ему об этом.

– Ну и как ты собираешься с ним встретиться? – съехидничала Вилька. – Объявление повесишь, назначишь время и место?

– А вот сейчас и начинается слежка, – спокойно ответил Петич. – Три плюс два. Их трое, нас двое. И нужен нам из этой троицы только один, ученый. Почему-то кажется мне, что он самый толковый из них. Согласись, редкое качество для взрослых.

Глава V. Иногда лучше подслушивать, чем выслеживать

Но следить не пришлось.

Через два квартала, на краю заасфальтированной дороги, стоял старый проржавевший «Москвич». Ученый подошел к машине и распахнул дверцы для своих спутников.

– Ну во-от, – протянула Вилька, когда они с Петичем осторожно выглянули из-за крайнего дома. – За машиной мы уже не уследим…

Петич даже сплюнул с досады. Да что же это за день такой! В который раз уже срываются все их планы. Хотели камень посмотреть – облом, хотели помочь художнику в поисках – то же самое, сейчас затеяли самостоятельное расследование – опять не везет!

– Знаешь что, Вилька, – вздохнув, проговорил он, – я вообще думаю, что этот камень нам никогда не найти. Даже на след его выйти не удастся.

– Это почему еще? – удивилась Вилька. – Что мы, новички, что ли, в сыскном деле? А мошенников, которые бриллиантики в пойме реки Сходни откапывали, кто выследил? А кто ценности Братцевскому музею вернул? А, между прочим, они глубоко под землей спрятаны были. А мы нашли! Забыл, что ли? Забыл, как Тихоня признавался, что даже в милицейском училище не найдется таких сообразительных, как мы? И ты сейчас, в самом начале расследования, опускаешь руки?…

Вилька негодовала. Она даже забыла о том, что им надо быть осторожнее и не высовываться из-за дома. Зато об этом помнил Петич и затащил ее обратно.

– Да тихо ты! Раскудахталась. «В милицейском училище не найдется таких сообразительных», – передразнил он Вильку. – Чего их там искать? Если среди них даже Тихоня – гений. Я о том говорю, что камень-то необычный. Это тебе не кусок золота лопатой откапывать. Понимаешь, получается так: человеку, у которого камень, сопутствует удача, он счастлив, у него хорошее настроение, короче, все у него на мази, как говорит мой знакомый дядя Вася. А мы, то есть люди, которые за камнем охотятся, терпим неудачи, у нас плохое настроение, короче, не жизнь, а тоска.

– А с чего это ты взял? Какая это у меня тоска?

– Ну, не тоска, ладно. Ты у нас вообще никогда не грустишь. Но все-таки вспомни сегодняшний день. Хоть в чем-то нам повезло?

– Что-то с тобой и правда сегодня происходит. – Вилька поморщилась, выражая этим крайнюю степень досады и недоумения, и уже собралась поднять руку, чтобы покрутить у виска пальцем, но передумала. Она знала, как не любит Петич этот жест. – А кто у малышей из-под самого носа петарды выдернул? А кто Ганнибала спас? Вместе с котенком, между прочим.

– Это им повезло, – отмахнулся Петич. – А нам, нам-то что с этого? Даже спасибо никто не сказал. Ганнибал за дверь выставил, а за эти петарды еще и в милицию могли потащить. Как же, подростки только и могут их взрывать! Вот я и говорю: не день, а сплошная невезуха. И виноват, конечно, в этом камень. Точнее, не он…

– А его отсутствие? – подсказала Вилька.

– Правильно, его отсутствие, – хмыкнул Петич.

– А он у тебя когда-нибудь был? – Вилька вздохнула так, будто имела дело с абсолютным тупицей. – Развел тут рассуждалки, а камня еще и в глаза не видел. Нечего выводы делать из всяких глупостей. Особенно если не умеешь этого делать.

И не успел Петич обидеться на эти слова, как Вилька подняла вверх палец и спросила:

– Слушай, а почему машина так и не завелась? Или у нее мотор работает бесшумно?

Петич прислушался. Действительно, было тихо. А ведь такие машины, как этот «Москвич», заводятся громко, а работают – и того громче. Как трактор без глушителя.

Ребята осторожно выглянули из-за угла. Петич ожидал любого чуда – а вдруг, например, это не обычный автомобиль, а самая настоящая машина времени? Ведь никто не знает, как должен выглядеть подобный аппарат.

«Такой народ там собрался, – подумал он, – художник, священник и ученый. Им палец в рот не клади. И машину времени могут придумать. И кататься на ней по всем векам и тысячелетиям. Уследишь тут за ними!»

Петич так задумался, что не сразу сообразил, в чем дело. Машина стояла пустая, задрав почему-то вверх нос. Но какие-то звуки и разговоры доносились с другой стороны. И Петич наконец понял. Да у машины оказалось сдутым колесо! Села наша неразлучная троица в машину, а она и перекосилась! Глядь – а колесо спущено. Вот ученый и передок поднял домкратом, меняет колесо на запасное, звякает с той стороны инструментом, а друзья, наверное, рядом присели, глупыми советами помогают.

– Вот, первое везение за весь день, – прошептал Петич и поманил Вильку подальше за дом.

– Что, подойдем с другой стороны? – тихо спросила она.

Петич кивнул. Хорошо, когда ничего не надо объяснять девчонке. А Вилька как раз такая девчонка, которой очень редко надо было что-то объяснять. В основном она понимала все сама.

«Правда, не всегда правильно», – подумал Петич и хихикнул.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное