Владимир Сотников.

Похищение неправильной собаки

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

– Тяпочка! – нежно воскликнула Галкина мама. – Наша защитница!

– Фу, Тяпа! – приказала Галка. – Фу, прекрати лаять!

Емеля подхватил Тяпу на руки – так она быстрей должна была успокоиться. Тем более что кроме чучела волка в гостиной застыли в неподвижности маленький медведь и рысь. Все эти манекены Тяпа могла бы облаивать до завтрашнего утра. Но что за зоопарк появился в Галкином доме в одночасье?

– Вот видите, Игорь Петрович, – сказал лысый человек, назвавший Тяпу волкодавом, – какую атмосферу в доме создают мои произведения? Это только кажется, что они неживые. Картинка-то, в которой они участвуют, вмиг оживилась!

Он с удовольствием потер маленькие пухлые ручки и провел ими по своей бородке, торчащей клинышком. Видно было, что это его любимый жест. Даже за короткое время, которое Емеля видел этого человека, он повторил его несколько раз.

– Да уж, – вздохнул Галкин папа. – Веселья хоть отбавляй. Вы понимаете, Виталий, у моей жены аллергия. Это тот самый случай, когда болезнь эта меня… гм… ограждает, что ли. От вашего предложения. Потому что я и сам не хотел бы иметь в доме чучела животных. Вот, – показал он на Тяпу, – достаточно и живого существа. А красоты этих застывших тушек я не понимаю.

Лысый с бородкой наставительно поднял палец:

– Мода! Престиж! Вы думаете, это пустые слова? Да благодаря им мы как раз и принадлежим к элите общества. А вы отворачиваетесь от того, что уже принято в определенных кругах. Знаете, как обставлены подобными, как вы говорите, тушками лучшие дома Подмосковья? Если их собрать вместе, ни в какой зоопарк не поместятся.

«Элита общества! – подумал Емеля. – Как это можно самого себя внести в элиту? То же самое, что говорить «я самый лучший» и гладить себя по лысой голове».

Что и говорить, гость-папа ему сразу не понравился. Если бы хоть молчал… К тому же рядом с ним сидел мальчишка, примерно их с Галкой ровесник, и почему-то корчил Тяпе рожи. Разве может нормальный человек в чужом доме кривляться перед собакой? Ну, показал ей один раз язык, но не постоянно же растягивать свои уши руками, оскаливать зубы и тихонько рычать. При этом вообще не обращая внимания на замечания своей мамы, сидевшей рядом, которая, смущаясь, все время говорит:

– Кирилл, ну перестань, веди себя прилично!

Галкин папа сказал:

– Ну что вы, Галя, Емеля? Присаживайтесь. Может, вы меня поддержите? Вот, Виталий предлагает мне обставить дом чучелами животных. Видите ли, это сейчас модно. А он как раз изготавливает такие чучела.

– Но тебе же этого действительно не хочется, – удивилась Галка. – Зачем же нам тебя поддерживать? И мне этого не хочется. Наверное, и маме. Как она еще терпит эту выставку с ее аллергией?

– Ничего-ничего, – махнула рукой мама, – я выпила лекарство. К тому же, наверное, Тяпа меня немного приучила. Ее-то я совсем уже не боюсь, – улыбнулась она.

– Не понимаю, Виталий, – сказала гостья-мама. – Почему ты так настойчив? Твоя настойчивость уже превращается в назойливость, а это неприлично.

Люди не хотят разделять твоих взглядов, значит, надо говорить о другом. Давайте о чем-нибудь высоком и светлом поговорим!

При этих словах Тяпа взвизгнула, и все засмеялись.

– Вот, – сказал Виталий, – ваша собачка уже высказалась о высоком и светлом.

Емеля с удивлением оглянулся и увидел, что, оказывается, Кирилл стоит совсем рядом. По тому, как Тяпа укоризненно смотрела на вредного мальчишку, можно было понять, что он тайком дернул ее за хвост. Но что мог сделать Емеля? Он же этого не заметил. На всякий случай он опустил Тяпу на пол, подальше от чучел. Она уже не лаяла на них, а только с интересом поглядывала.

– Кстати, о высоком, – сказал Виталий. – Я все-таки не ухожу от своей любимой темы, как ты, Светочка, меня призываешь. Так как считаю: человек должен говорить то, что думает, – это и есть приличие. Ведь это не просто чучела. Вспомните рыцарские времена, представьте себе средневековые замки. Их украшали не только картины и скульптуры, но и целые коллекции специально сделанных чучел. Что ни говорите, а это настоящие произведения искусства. Тем более я ведь изготавливаю не просто тушки, как вы изволили выразиться. Я создаю композиции! Сюжетные, стилевые, пейзажные. Настроенческие, если хотите! Посмотрит человек на такую сценку, и это будет для него нечто вроде спектакля из жизни природы.

– Ну, если так необходимо видеть дома жизнь природы, то можно повесить картину, – сказал Галкин папа. – Извините, но в этих чучелах я вижу прежде всего что-то… – Он откашлялся. – Неживое.

– Напрасно, – обиженно сказал Виталий. – Я вкладываю в них столько фантазии, сил, вдохновения! Мне кажется, это шедевры! Посмотрите на этих красавцев.

– Виталий, ну хватит, – громко шепнула его жена Светочка.

В комнате повисла неловкая пауза.

– А знаете, что мы заметили за нашей Тяпой? – весело сказала Галка. Она явно хотела разрядить атмосферу. – Знаете, что она умеет?

– Неужели заговорила? – улыбнулась мама. – Мне кажется, это единственное, что отличало ее от тебя.

– Нет, я серьезно. Оказывается, Тяпа умеет разряжать батарейки и гипнотизировать злых собак.

– Что она у вас волкодав, мы убедились, – снова заговорил Виталий. Видно, молчать он долго не умел. – А что же она с батарейками делает? Языком их разряжает, что ли?

– Почему языком? Просто у нее ошейник на батарейках, – объяснила Галка. – Японский. Он показывает, чего она хочет: есть, спать, гулять. Игрушка, конечно, но мы уже привыкли надевать его на Тяпу. Так вот, батарейки хватает буквально на пять минут.

– Батарейки надо покупать вовремя и в нормальном магазине, а не в последнюю минуту неизвестно где, – сказала Галкина мама. – Они просто поддельные.

– Батарейки хорошие, – отмахнулась Галка. – Дело не в них. Дело в Тяпе! Ее сигналы на ошейник такие сильные, что батарейки сразу садятся. Наверное, и на злых собак она точно так же действует. Представляете, она успокоила огромную овчарку. Овчарка уже готова была броситься, но Тяпа посмотрела на нее – и все! Наверное, загипнотизировала.

– Хорошо, что еще не разорвала на части, – ухмыльнулся Виталий.

– Просто все знают, что с нашей Тяпой лучше не связываться, – улыбнулась Галкина мама. – Как начнет играть, ни у кого сил не хватит соревноваться с ней в прыжках и кульбитах.

– Гав! Гав! – вдруг услышали все и, оглянувшись, увидели Кирилла, стоящего на четвереньках.

На шее у него был… Тяпин ошейник. Его мама прямо подпрыгнула на стуле и метнулась к сыночку.

– Кирилл, прекрати! Если тебе кажется, что это смешно, то ты ошибаешься.

– Надо сказать «фу», – шепнул Галке Емеля. – Может, он только собачьи команды понимает. Тоже артист нашелся!

Все смущенно заулыбались. Виталий потер ручки, погладил бородку и сказал:

– Светочка, посмотри на ошейник, не пора ли заменить батарейку? Неужели у нашего Кирилла меньше способностей, чем у… как вы сказали, Чуши?

«Сам ты Чушь», – подумал Емеля.

А Галкина мама вежливо ответила:

– Тяпа. Можно Растяпа, это ее полное имя.

– Извините, милейшая Растяпа, – поклонился Виталий. – Больше я не ошибусь. К сожалению, нам уже пора. – Он посмотрел на часы. – Обещали заехать еще к одним знакомым, они интересуются чучелами…

– Посидите еще немного, – предложила Галкина мама. – Дети ведь только пришли, еще даже не начали играть.

– Да нет, наш уже разыгрался, – ответила Светочка. – Абсолютно не умеет себя вести в гостях! Не хотелось бы через минуту увидеть его в наморднике.

Кирилл сердито насупился. Емеля заметил, что он незаметно гладит Тяпу по шерстке. Емеле даже стало его жалко, он уже хотел предложить в самом деле поиграть в Галкиной комнате на компьютере или просто побегать в саду вместе с Тяпой… Но Виталий взял чучело рыси и вышел из комнаты.

– Жалко, что мои зверюшки не могут уйти сами, – сказал он.

Через минуту пришел водитель и забрал волка с медведем.

– Извините, мы как будто навязывать товар приехали, – сказала Светочка. – Конечно, хотелось бы просто пообщаться. Но муж так увлечен своим делом, он считает, что лучшие произведения должен прежде всего предложить друзьям.

– Что вы, что вы! – в один голос воскликнули Галкины родители. – Виталий такой творческий человек! И любое увлечение вызывает уважение.

– Мне кажется, он чересчур увлечен, – вздохнула Светочка и развела руками. – Но что делать? Приезжайте и вы к нам. Вместе с вашей милой собачкой. У нас ей будет кого облаивать.

«Нет уж, – подумал Емеля. – Представляю, что творится у них дома! Мертвый зоопарк, сплошной ужастик».

Хозяева вместе с Емелей вышли на крыльцо, чтобы проводить гостей. Глядя, как водитель укладывает в багажник и на заднее сиденье машины чучела животных, Галкина мама вздохнула:

– Цирк какой-то бродячий. А точнее, зверинец. Выездной.

Когда махали руками вслед выезжающей за ворота машине, Емеле показалось, что Тяпа тоже пытается поднять лапку, подражая людям. А может, она просто радовалась, что уезжают эти страшные чучела?

Глава III
Беда

Казалось, дни становились все более похожими друг на друга. Наверное, это было оттого, что каждое утро Емеля думал одну и ту же мысль. Мысль, что дни похожи. Вот и получался замкнутый круг. Емеля сам помогал времени быть монотонным и надоедливым. И ничего не мог он поделать. Ведь каждый день они с Галкой и Тяпой совершали одну и ту же прогулку, видели одни и те же предметы вокруг… В общем, находились в том мире, в котором были и вчера, и позавчера. Емеле казалось, что никакое изменение, если оно даже и случится, он просто не заметит – так привык он к постоянству своего настроения.

Поэтому на очередной прогулке он не сразу понял, в чем дело, когда Галка вдруг толкнула его и спросила:

– Слушай, тебе это не кажется странным? Я вижу его уже с третьей собакой.

Емеля равнодушно посмотрел на маленького птицеобразного паренька, который вел на поводке огромного черного ризеншнауцера.

– Этого, что ли? – переспросил Емеля. – А что, разве запрещено иметь трех собак? Или даже четырех. Моя мама, например, говорила, что у нас в школе одна учительница держит у себя на даче тридцать восемь собак. Она каждый день уносит из школьной столовой целую сумку объедков. Мелкота из младших классов даже есть перестала. Всю свою еду старается в эту сумку засунуть. Даже специальное дежурство возле этой сумки пришлось установить. Это нам одной Тяпы достаточно…

– Дело не только в количестве собак, – отмахнулась Галка. – Он как-то странно себя ведет.

– Все люди странные, – хмыкнул Емеля. – На себя посмотри. Или на меня. Ты шустрая, я медлительный. Любой человек, взглянув на нас, удивится: как мы можем общаться?

– Нас Тяпа сближает, – улыбнулась Галка. – Мы можем вообще друг с другом не разговаривать, а она будет передавать наши мысли.

– Да уж, мысли! – вздохнул Емеля. – Какие-то они у нас неинтересные…

И тут, словно в ответ на его слова, Галка встрепенулась.

– Да он же следит за нами! Точно, следит. И вчера я это заметила, и позавчера. Просто я тогда подумала: вдруг случайность? Но не может же человек три дня подряд вести себя одинаково!

– Что ты зациклилась на этой цифре? – насмешливо переспросил Емеля. – Три собаки, три дня… Кажется тебе все. От скуки и кажется.

При этих словах Емеля даже зевнул.

– Надо было мяч взять, – пробормотал он. – Хоть бы погоняли с Тяпой.

Но Галка совсем не слушала Емелю. Она неотрывно следила за Птицеобразным. А тот, словно ничего не замечая, шел, наклонив голову и опустив свой длинный нос так, что было похоже: большой аист идет по болоту и высматривает в воде лягушек. Но… Наверное, Галка все-таки была права. Птицеобразный нет-нет да и посматривал на ребят исподлобья.

– Не смотри на него, – шепнула Галка. – Вот увидишь, сейчас он приблизится к нам.

– Как же я увижу? – пожал плечами Емеля. – Если не смотреть.

– Услышишь, – успокоила Галка. – Он и вчера, и позавчера своих собак на Тяпу натравливал.

– Что-то не помню, – удивился Емеля. – Ни звука не помню. Ни лая, ни рычания. А ты говоришь, натравливал.

– Да в том-то все и дело! – быстро зашептала Галка. – Вчера был бульдог, позавчера доберман. И все они рвались к нам. Ты не видел, просто не видел! А я так испугалась, даже ойкнуть не успела, потому что… Потому что все быстро и закончилось. Они хвостами повиляли и успокоились.

– Ни у бульдога, ни у добермана нет хвостов, которыми можно заметно вилять. Что ты все выдумываешь?

– Да я в переносном смысле, – пояснила Галка.

– Ну а этот, хозяин их, – в переносном смысле что делал? Тоже хвостом вилял? Собаки-то, понятно, всегда друг к дружке тянутся. Почему бы твоим доберману и бульдогу, да и этому ризену, к Тяпе не подойти? Тоже мне, странность заметила!

– Хозяин? – переспросила Галка. – А хозяин их специально к нам подводит!

– Что? – не понял Емеля. – Зачем?

– А вот и разгадывай! Ты же хотел всякие загадки.

– Стоп!

Емеля мгновенно остановился, схватил Тяпу на руки и круто повернул обратно. Он зашагал так быстро, что Галке пришлось побежать ему вдогонку.

– Ты куда это?

– Что напрасные предположения делать? – сказал Емеля. – Сейчас мы проверку устроим. Любое подозрение нуждается в проверке.

Быстрым шагом они прошли еще метров сто.

– А сейчас скорее в кусты, – шепнул Емеля.

И они юркнули в густые заросли. Пробежав за стеной кустарника, ребята осторожно выглянули на аллейку с противоположной стороны. Птицеобразный вертел по сторонам своим клювом, явно кого-то выискивая.

– Ну что, убедился? – довольно сказала Галка. – Как ты думаешь, кого он ищет?

– Ничего себе! Я думал, ты в шутку все сказала… И я в шутку предложил устроить эту проверку, а оказалось… Не так все просто. Слушай, а зачем мы ему нужны? Или, может, он все-таки кого-нибудь другого ищет?

– Кого? – развела руками Галка. – Никого не было вокруг. Он направлялся к нам, мы в одну секунду исчезли, вот он и вертит головой. Старается понять, куда мы подевались.

– Да я сейчас!.. – возмущенно воскликнул Емеля. – У нас свобода личности! Что он лезет со своей слежкой? Перепутал нас с кем-то, так объясниться надо!

И он отважно шагнул на тропинку. Правда, перед этим он передал Тяпу Галке, а сам на всякий случай взял в руку палку. Галка не успела его остановить.

Емеля шел на незнакомца, не сводя с него глаз и опираясь на палку, как какой-нибудь старичок или странник.

«Кто его знает, что за характер у этого ризена, – думал Емеля при каждом шаге. – А палочка вот она. Верная подсказка в диалоге с незнакомыми собаками».

Морда ризена была отнюдь не дружелюбной. Из открытой пасти капала слюна, в глазах отсвечивали глубокие затаенные искорки. В какой огонь могли они разгореться? Неприятный холодок пробежал по спине у Емели. Он уже раздумал приближаться к ризену и решил на расстоянии спросить у его хозяина, в чем дело, почему он так ищет встречи с ними.

Но тут ризен рванулся вперед и, вырвав из рук хозяина поводок, помчался по тропинке прямо на Емелю! Он машинально соступил с тропинки на лужайку и выставил вперед свой защитный аргумент – палку. Но странное дело: ризен промчался мимо, даже не обратив внимания на Емелю. Галка взвизгнула от страха. Емеля хотел броситься к ней на помощь, но увидел, что ризен опять ведет себя как-то странно. Он остановился шагах в четырех от Галки и Тяпы и стал смотреть на них умиленными глазами, подобострастно вертя головой справа налево.

– Н-да… – издал непонятный звук хозяин ризена. – Н-да… Действительно…

Он не торопясь подошел к своей собаке, наклонился, взялся за ошейник, довольно сильно дернул и потащил упирающегося ризена прочь по тропинке.

– Что вам надо от нас? – крикнул вдогонку Емеля. – Вертитесь возле нас третий день!

– Да? – удивился Птицеобразный. – Кто бы мог подумать! Тесен, тесен мир… Особенно места для собачьих прогулок.

Недобро ухмыльнувшись, он скрылся за кустами вместе со своей собакой.

– Вот это да! – воскликнула Галка, опуская Тяпу на землю. – А ты говоришь, неинтересно жить! Да стоит присмотреться к окружающему миру, и становится понятно, что непонятностей хоть отбавляй.

– Между прочим, – сказал Емеля, – само по себе твое замечание не представляет никакого интереса. В этих непонятностях еще и разобраться надо.

Пока ребята спорили, в конце аллейки появился мальчишка. К груди он прижимал какую-то шапку. Мальчишка вел себя странно. Он приблизился к ребятам и, не доходя до них метров пять, вдруг взмахнул шапкой и бросил ее в кусты. Шапка оказалась… перепуганным котом. Кот мяукнул и, приземлившись, с громким треском рванул сквозь кусты. Тяпу, конечно, удержать при этом было невозможно. Повинуясь своим охотничьим инстинктам, которые диктовали ей, что бегущего кота надо преследовать, собачка в одно мгновение пронзила кусты. Два удаляющихся шороха понеслись по зарослям. Емеля с Галкой растерянно переглянулись.

– Ты зачем это сделал? – воскликнул Емеля, наступая на мальчишку. – Ты специально?

– А что я такого сделал? Ничего я такого не делал, – как ни в чем не бывало засмеялся мальчишка и припустил со всех ног в обратную сторону.

Он был уверен, что ребята за ним не погонятся. И точно, Емеле с Галкой было совсем не до этого хулигана.

– Тяпа! – закричали они в один голос и рванулись к кустарнику.

Но, конечно, как кот и собака, они по кустам бегать не умели.

– Ты налево, я направо! – воскликнул Емеля.

И они с Галкой разбежались по дорожке, чтобы обогнуть заросли. Емеля помнил, что в этом месте они тянутся вплоть до парковой ограды. По дороге ему показалось, что он слышит какой-то сдавленный скулеж.

«Может, Тяпа ударилась о дерево? – на бегу подумал он. – Вот глупая! Что ей до этого кота? Вот что значит инстинкт! Подумала бы хоть минуту и никуда бы не побежала».

Емеля налетел на ограду и остановился.

– Тяпа! – позвал он.

Вместо Тяпы с другой стороны кустов к ограде выскочила взъерошенная Галка.

– Ты ничего не слышал? – встревоженно спросила она. – Мне показалось, скулил кто-то.

Не сговариваясь, ребята рванули прямо в кусты, без всяких тропинок.

– Тяпа, Тяпочка! – наперебой кричали они.

Емеля ощутил приближение беды. Это было странное чувство: когда все в мире становится безразличным, кроме одной-единственной мысли. Эта мысль крепла с каждой секундой: Тяпы поблизости нет. Ведь не могла же она их не слышать! И не могла же не отзываться. Значит…

На маленькой полянке под березой лежал Тяпин ошейник. На нем медленно угасала надпись: «Искать».

Глава IV
Двойное одиночество

Емеле вдруг показалось, что исчезли все звуки и над парком повисла тяжелая, звенящая тишина. Не чирикали птицы, не шумели деревья, и Галка кричала что-то беззвучно – Емеля видел, как открывается и закрывается ее рот, но звуков не слышал. Галка показывала куда-то в сторону, звала, и наконец сквозь звон в ушах Емеля различил слова:

– Там… кто-то лает! И дверца машины хлопнула!

Действительно, он услышал сдавленный скулеж. Негромко закрылась дверца, потом завелся мотор, и шум машины стал удаляться.

Поздно! Бегом машину не догнать. А если тот, кто сидит за рулем, спешит смыться побыстрее, какая уж тут погоня? К тому же Емелю словно кто заколдовал – он не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой.

– Что с тобой? – кричала Галка. – Да очнись же ты! Приди в себя!

Но Емеля ничего не мог с собой поделать – у него хватало сил лишь понимать, что уже поздно. Поздно догонять похитителя Тяпы, поздно приходить в себя. Случилось нечто страшное, о чем раньше они с Галкой не думали. Даже не допускали подобных мыслей. Поэтому так поразило Емелю случившееся. А случилось все быстро, неожиданно и… непоправимо.

Пока Емеля стоял как громом пораженный, Галка действовала. Она осматривала ошейник, полянку, стараясь найти человеческие следы. Тяпу, судя по всему, унесли на руках.

– Ты зря ошейник схватила, – машинально пробормотал Емеля. – На нем отпечатки пальцев.

– Какие там отпечатки! – отмахнулась Галка. – Кто их снимать будет? Ты умеешь? Нам бы след увидеть на земле. Чтобы понять, кто это сделал.

– Кошатник этот и сделал, – уверенно, со злостью сказал Емеля. – При помощи своего помойного кота.

– Да этот мальчишка в другую сторону побежал! Он просто помогал кому-то, – так же уверенно возразила Галка.

Емеля с удивлением посмотрел на нее. Это же надо – так сохранять спокойствие после случившегося! Он чуть голову не потерял, а Галка еще может рассуждать. Стыдно быть слабее девчонки!

– Так, – сказал он как можно спокойнее, – эмоции нам сейчас только помешают. Может быть, надо вообще забыть, что это Тяпа. Просто, просто… – Он чуть не всхлипнул. – Обычная собака.

Емеля отвернулся, поморгал, чтобы Галка не видела выступивших слез. Тяжело все-таки взять себя в руки.

– Обследуем каждую травинку, – сказал он. – Хоть мы и не умеем отпечатки снимать, но не может быть, чтобы никаких следов эти похитители не оставили.

Но, кроме примятой травы, никаких следов не было. Ни одного отпечатка подошвы, ни разбросанных по тропинке визитных карточек. Это Галка так сказала:

– Конечно, будут они свои визитные карточки оставлять!

В парковой решетке не хватало одного прута.

– Вот в этот пролом он и пролез, – сказал Емеля. – Значит, специально все было устроено. Возле этой дырки. Здесь кто-то ждал Тяпу, мальчишка должен был ее в эти заросли котом заманить… Да, операция разработана что надо! А мы-то как Тяпу не удержали?

– О чем ты говоришь, Емеля? Разве можно все предусмотреть в жизни? Если кто-нибудь хочет пакость сделать, то обязательно сделает. Предотвратить преступление очень сложно.

– Так что же, всегда ждать, пока оно случится, а потом уже его расследовать? Надо, чтобы люди были все хорошие, тогда и пакостей в мире не будет, – сказал Емеля.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное