Владимир Сотников.

Мошенник на Поле Чудес

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

Рабочие ставили аппаратуру в большом зале.

– Кто здесь заведует хозяйством? – прогремел Колобок.

Может быть, он произнес эти слова обычным голосом, но звуки мгновенно разнеслись по всем коридорам.

Через минуту явилась Нана.

– Мы заведуем. Арендуем. Как и договорились вчера, оставили все двери открытыми. Вот, смотрите.

– Ключи! – протянул руку Колобок.

– А мы не договаривались ключи вам отдавать! – отвела свою руку за спину Нана.

Видно было, что киносъемки в доме, к которому она привыкла, не очень-то радовали ее.

– Васико! – громко позвала она.

Колобок стал ходить туда-сюда возле той лестницы, которая вела в подвал. На ходу он громко выкрикивал хлесткие фразы. Похоже, ему нравилось, что они звучат так громко и значимо:

– Здание принадлежит Союзу театральных деятелей! Вы – всего лишь арендаторы. И вы обязаны впустить нас сюда. Потому что каждый день нашего пребывания здесь оплачен!

– Э-э, зачем кричать? – развел руками появившийся по Наниному зову Васико. – Разве кто-то кого-то не пустил? Разве кто-то кого-то не кормил? Разве мы поссорились? Нана, что хочет этот человек?

– Ключи.

– Отдай ему ключи! Он как ребенок. Хочет ключи – дай ему ключи. И он сразу успокоится. Только я не понимаю, разве мы сами не можем открыть все, что нужно? Вы укажете дверь – Нана откроет. У нас секретов нету. Это я вам клянусь!

– Я вам не обязан объяснять всю специфику нашей работы, понимаете? – заявил Колобок. – И не должен ходить в сопровождении вашей Наны по дворцу, чтобы выбирать, где снимать, где не снимать.

Тут в разговор вступил Кит Китыч.

– Не горячитесь, Олег Петрович, – примирительно заметил он. – Во-первых, где снимать, где не снимать – это мое дело. И незачем обижать этих гостеприимных людей. Что с того, что они всего лишь арендаторы? Они, в конце концов, несут ответственность. А с ключами разберемся как-нибудь. Действительно, почему бы не обойти вместе с Наной все помещения? Если, конечно, вам это так необходимо… Мне, например, хватит для съемок нескольких залов.

– А реквизит? – воскликнул продюсер. – Да здесь в любом чулане, в любой подсобке можно найти вещь Екатерининской эпохи! Вот что меня волнует!

Китыч махнул рукой:

– Ну, вещи Екатерининской эпохи, как вы сами понимаете, здесь уже давно отсутствуют. Слишком большая ценность, чтобы просто так пылиться по чуланам.

– А я уверен, что… – начал было Колобок, но тут же, словно обрывая себя, решительно заявил: – Одним словом, я требую, чтобы ключи от всех помещений находились при мне. При мне – всегда и неотлучно! И только с моего разрешения…

Для пущей убедительности он взмахнул руками. И вдруг покачнулся, попытался ухватиться за поручень лестницы, ведущей в подвал, не удержался, оступился – и, словно притянутый магнитом, покатился по лестнице вниз!

Ребята невольно прыснули, хотя смешного в этом было мало – человек же с лестницы свалился! Но Колобок был так толст и так смешно катился, что удержаться от смеха было трудновато.

Взрослые бросились к перилам лестницы.

– Олег Петрович! – крикнул вниз режиссер. – Что с вами?!

– Лечу-у! – тихонько вставил Петич, и притихшая было Вилька снова хихикнула.

Режисссер сердито взглянул на ребят.

– Быстро вниз! – скомандовал он рабочим. – Помогите человеку выбраться.

И впредь всем не бегать, не шляться где ни попадя. Видите, какое ветхое строение. Каждая ступенька может обвалиться.

Ларик прислушался. Дворец вовсе не казался ему ветхим. Но весь он скрипел – и ступеньки, и паркет, и, кажется, даже стены. Каждая, даже самая мелкая часть дворца издавала какой-нибудь звук. Этот дом был живым и таил в себе загадку.

Ларику почему-то стало не по себе. Мало ли что может произойти в таком загадочном здании!

Глава IV
Загадочный дворец

Васико настаивал на том, чтобы вся группа уселась за стол.

– Нельзя начинать работу на новом месте без застолья! – убеждал он Китыча.

По коридорам плыли такие ароматы, что актеры крутили носами, как будто те отчаянно чесались. Ни о какой работе, конечно же, не могло быть и речи.

– Ладно, – скомандовал режиссер, – легкий такой завтрак. А потом, я вас прошу, Васико, накрывайте столы где-нибудь на веранде. Ну невозможно же работать посреди такого, – он потряс в воздухе сжатыми в щепоть пальцами, – воздушного гурманства.

Васико довольно закивал.

Тем временем Колобок, кряхтя, вылез наверх сам.

– Черт побери эти проклятые ступеньки! – ворчал он. – Хорошо, что я в подвальную дверь мягким местом впечатался.

Это вызвало дружный взрыв смеха.

– А не вышибли ее? – поинтересовался кто-то. – А то бы вам и ключей никаких не надо…

Под яростным взглядом Колобка остряк сразу прикусил язык.

Вскоре ключи уже висели у Олега Петровича на запястье, и он довольно позвякивал ими. Обиженная Нана шмыгнула вон из зала. Раз забрали ключи, пусть сами и разбираются, от чего они! Нана-то знала, что за каждой из многочисленных дверей – лишь гулкая пустота. Никаких картин, никакой екатерининской мебели, никакой старинной посуды нигде и в помине нету.

– Все же я рискну подняться на ту верхнюю площадку, – улыбнувшись, сказал Кит Китыч и стал подниматься по лестнице к стеклянному куполу.

– Красота-то какая! – воскликнул он сверху. – Здесь и будем снимать. Правда, придется кое-что подкрасить, но это займет полдня, не больше. А мы пока отрепетируем. Ах да, нас же ждет легкий перекусончик!

«Перекусончик» оказался пышным кавказским застольем. И если бы не решительность Китыча, сразу отказавшегося от тостов, то, наверное, через полчаса застолье стало бы напоминать богатую свадьбу.

– Все, спасибо! – поднялся из-за стола режиссер. – По местам. Работа не волк, но и в лес ее отпускать не следует.

Наверху, на площадке, художники уже приступили к своей работе. Они подновляли облупившуюся краску, а рабочие мыли стекла. Через полчаса купол сиял как новый.

Ларик и Петич, конечно, тоже забрались под купол. С одной стороны открывался обширный вид на пологий луг, с другой – прямо над стеклянной поверхностью колыхались вековые кроны лип. Ребятам казалось, что они находятся в какой-то небесной беседке.

– Что это вы задумали, Никита Никитыч? – снисходительным тоном поинтересовался снизу Колобок. – Вы ведь, кажется, встречу Маши с Дубровским собирались сегодня снимать на улице?

Но Китыч уже загорелся новой идеей.

– Солнца все равно пока нет. А здесь мы снимем разговор Троекурова с Шабашкиным, – ответил он, сминая бумажный мячик. – Хоть и неожиданное местечко, зато выразительное. А вас я попрошу, Олег Петрович, раз уж вы так уверены, что в чуланах имеется нужный реквизит, поищите что-нибудь такое, что в минимальные сроки и за минимальные деньги можно будет превратить в мебель Екатерининской эпохи.

Олега Петровича не надо было уговаривать. Он, что называется, рвался в бой. Ключи прямо обжигали ему руку!

– Я пока один. Помощников не надо. Нужны будут грузчики – позову, – скороговоркой пробормотал он и быстро сбежал по ступенькам.

И не боялся же споткнуться после своего недавнего падения!

– Девочка, – обратился Кит Китыч к Вильке, – а ты вот что будешь делать: угощение принесешь и поклонишься. Тебя научат как. Да с таким личиком мы тебе еще и крупный план сделаем.

От удовольствия он совсем смял свой бумажный мячик, и дядя Петя тут же подсунул ему новый.

Вилька сияла от счастья. Отойдя в сторонку, она тут же стала репетировать поклон. Наверное, в каком-то фильме видела, как подают угощение крестьянские девочки.

Ларик помогал осветителям. Как только те включили свои мощные лампы, во всем дворце сразу выскочили пробки. Чертыхаясь, осветитель Саша побежал их чинить.

Только Петичу нечем было заняться. Он побродил по залу, осмотрел через купол все дальние и ближние окрестности, даже заметил тех самых трех старушек, которые еще сидели на своей скамейке.

«Автобуса поблизости нет, – усмехнулся он про себя. – А то бы меня приставили за ним следить».

Интереса ради Петич спустился из-под купола вниз на цыпочках. Ступеньки скрипели, но в общем шуме это было не слышно. Куда, интересно, запропастился Колобок? Петичу почему-то захотелось пройти за ним по пятам, проследить, как тот будет открывать дверь за дверью…

Он бродил по коридорам, трогал ручки дверей, но нигде не находил Колобка. Тогда он вернулся в самый большой зал. Все были заняты своими делами, никто не обращал на него внимания, и это было даже обидно. Петич всегда оказывался заводилой в любой компании, поэтому он не привык находиться не у дел.

Он еще раз обошел зал, машинально глянул вниз, вдоль ведущих в подвал ступенек… И вдруг заметил, что тяжелая подвальная дверь приоткрыта! За ней мелькал какой-то тусклый свет.

Оглянувшись вокруг, Петич осторожно стал спускаться по лестнице. Дойдя до открытой подвальной двери, он заглянул в нее.

Какого только хлама там не было! Сломанные столы, стулья, вполне целое кресло, пианино, еще какие-то музыкальные инструменты, покрытые паутиной… Были там и огромные картины, но Петич сразу решил, что они не имеют никакой ценности. Он совсем не разбирался в живописи, но и младенцу было понятно: так настоящие картины не хранят – чтобы холст был проткнут во многих местах ножками стульев. Ясно, свален обычный ненужный хлам.

Колобка он заметил в дальнем углу подвальной комнаты. Тот светил перед собой фонариком, как будто что-то искал. Странными показались Петичу его поиски! Колобка, казалось, совсем не интересовала вся эта мебель, за которой он якобы отправился. Он высвечивал своим фонариком стену – обычную кирпичную стену. Петич прикинул возраст дворца и сразу понял: стеночку-то складывали никак не во время постройки!

Костяшками пальцев Колобок выстукивал эту стену, будто проверял ее на прочность. А чего бы ему зря пальцы сбивать?

Тут фонарик Колобка завертелся из стороны в сторону, и Петич шмыгнул за дверь. Она предательски скрипнула.

– Кто здесь? – спросил продюсер.

Петичу захотелось приколоться, произнеся замогильным голосом: «Никого!» – но он удержался и затаился. Колобок стал пробираться к выходу.

Стараясь не скрипеть, Петич взлетел по ступенькам обратно в зал. Тут он сразу же бросился к Ларику.

– Отойдем, дело есть, – шепнул он.

– Какое еще дело? Тут и так все в делах, – отмахнулся было Ларик.

Он так увлекся работой с осветителями, что даже вспотел, и белый клок волос прилип к его лбу. Но, увидев лицо друга, Ларик сразу понял: тот раскопал что-то интересненькое.

– Вон тот хмырь, – показал Петич на Колобка, который поднимался на площадку со старым стулом с руках, – ищет здесь что-то.

– Ну, конечно, ищет, – согласился Ларик. – Его же Китыч попросил найти какую-нибудь старую мебель.

– Ме-ебель! – передразнил Петич. – А еще считаешь, что разбираешься в людях. Вынюхивает здесь что-то этот косолапый толстяк, и не просто так вынюхивает, а со знанием дела.

И Петич быстренько рассказал о том, как Колобок простукивал свежую кладку.

– Спрятано здесь что-то, точно тебе говорю! И этот толстый занят поисками. Прикинь, как он ключи требовал – чтобы, значит, беспрепятственно по всему дворцу расхаживать. Потом стенку эту простукивал… Знает наверняка, что здесь что-то ценное спрятано, вот и ищет!

– Нет, Петич, так что-то ценное не ищут, – возразил Ларик. – Должен быть план, наводки какие-нибудь. И что, он один поисками занимается? Обычно сокровища или клады ищут группами.

– И где ты начитался такой глупости? – даже обиделся Петич. – Да по-всякому бывает! Вспомни, кому в голову могло прийти, что в нашем овраге алмазы рассыпаны? И что мошенники не парк там устраивают, а камешки из земли выбирают. Разве я не прав?

Прав был Петич, на сто процентов прав. Всякое бывает в жизни…

Ларик взглянул на Колобка. Тот с довольным видом вытирал лысину. Глазки его маслянисто блестели. Да, точно, нехорошие мысли витают в этой лысой голове! И выражение лица у этого человека – как у кота, собирающегося прыгнуть за мышью.

– Что это вы тут шушукаетесь? – незаметно подошла к ним Вилька. – Люди делом заняты, а вы сговор какой-то учиняете? Или опять приколы свои дурацкие готовите? Учтите, опозорите меня, больше с вами водиться никогда не буду.

Видно было, что Вилька волнуется о своем артистическом будущем.

– Да больно надо тебя позорить, артистка придворная, – хмыкнул Петич. – Не отрывайся от работы. Сейчас будешь Екатерину Великую играть!

Обиженная Вилька отошла к ассистенту режиссера – шустрой дамочке, которая учила ее по-старинному кланяться.

– Нельзя спускать с него глаз! – шепнул Петич Ларику. – И следить надо, с кем он в контакте работает.

– Да тут все в контакте работают, – пожал плечами Ларик. – За кем же следить?

– Ну, если мы увидим, что он с кем-нибудь перемигивается или шушукается, сразу на мушку берем.

– Нашли что-нибудь, Олег Петрович? – громко спросил Кит Китыч.

– Нашел, нашел. – Тот поставил перед режиссером старый стул. – Там в подвале такой мебели – целые залежи. По-моему, при минимальном усилии ее можно будет превратить в нечто из Екатерининской эпохи.

– Ну, это наши бутафоры сумеют! – обрадовался Китыч. – По-моему, можно соорудить в нижнем зале что-то вроде мастерской. Вы туда спускайтесь с художником.

Колобок покивал и вышел. Немного погодя за ними двинулись и мальчишки.

– Ты куда? – спросил осветитель Ларика. – Наработался уже?

– Да вот же надо… Мебель грузить… – смущенно промямлил тот.

Через некоторое время в нижнем зале уже стояли несколько стульев, столик. Рабочие выволокли из подвала даже пианино.

– Разбирайтесь пока со всем этим, а я еще пошарю, – распорядился продюсер.

Народу в зале было много, и ребятам ничего не стоило прошмыгнуть незамеченными вниз – вслед за Колобком.

Луч его фонарика все так же обшаривал кирпичную стену.

– Я что тебе говорил? – шепнул Петич. – Только стенка его и интересует. Видно, замуровано тут что-нибудь драгоценное! А где точно, он не знает. Вот и ищет свежую кладку.

Колобок оглянулся на шум:

– А вы что здесь делаете?

– Да мы думали, что-нибудь еще выносить надо, – не растерялся Петич.

– Марш наверх! Позову, если надо будет! – прикрикнул Колобок.

Ребята заметили, что в руке у него зажата ножка от стула. И, уже выбираясь из подвала, они услышали легкое постукивание. Колобок продолжал свои поиски. Поиски пустоты в стене…

Глава V
Поиски свидетелей

Наверху вовсю шла репетиция. Мебели для этого пока не требовалось, Кит Китыч просто показывал актерам, что каждый из них должен делать.

– Давай по очереди следить за этим толстопузым, – предложил Петич. – А то бросили его там одного и смылись.

– А ты думаешь, он средь бела дня будет свой клад выковыривать, да? – резонно заметил Ларик. – Видно, он только принюхивается. И ясно, что основная слежка у нас впереди.

– Все равно, нельзя выпускать его из виду, – покачал стриженой головой Петич. – Пусть принюхивается. Видно же будет по нему, нашел он свое потайное местечко или нет. У него же на лбу все его настроение написано. Довольный – лысина аж блестит. Расстроен – вытирает ее каждую секунду.

Теперь уже Петич остался помогать осветителю, а Ларик шмыгнул вниз. Там бутафоры вовсю выпиливали лобзиками замысловатые узоры, прибивали их к стульям. С виду получались старинные кресла.

Колобок бродил по коридорам, заглядывая по очереди то в один зал, то в другой. Всюду было пусто. Только один зал напоминал военный музей. В углу стоял красный флаг, по стенам висели фотографии. Колобок внимательно вглядывался в них.

– Что это здесь? – войдя в зал вслед за ним, спросил Ларик.

– А я откуда знаю! – вздрогнув, оглянулся Колобок. – Обычно в таких дворцах во время войны госпитали находились. Может, и в этом… Видишь, много людей с крестами на сумках.

Да, на фотографиях узнавался фасад дворца, группы раненых бойцов. Наверное, они снимались на память о лечении.

– Ну, смотри, если тебе интересно, а у меня еще много работы.

С этими словами Колобок исчез.

Конечно, съемки во дворце только начинались, так что спешить продюсеру было некуда. Только глупый человек мог рассчитывать на успех в первый же день поисков. А в том, что Колобок занят таинственными поисками, у Ларика уже не было никаких сомнений. Тут уж и с Петичем советоваться не надо. Ларик и сам видел, что Колобок старательно изучает дворец.

– А что в этой части? – спросил продюсер пробегающую мимо Нану.

– Кухня, – коротко бросила та. – Кухня и подсобка. Надеюсь, там вы снимать не будете?

– Нет, конечно, – расплылся в ухмылке Колобок. – Но со временем и там посмотрим, – может, кое-какая посуда пригодится.

Он чувствовал себя полным хозяином, и видно было, что он наслаждается злостью Наны.

– Все берите, – отмахнулась она. – Что хотите берите! Тарелки, тазы, лоханки – все сгодится, да?

– Будет видно, будет видно, – довольно звякал ключами Колобок. – Что понадобится, то и возьмем. Договоренность на этот счет имеется.

Он зашел в туалет и долго шумел сливным бачком.

«Не надеется ли там клад найти?» – с насмешкой подумал Ларик.

Потом Колобок вышел в парк. С виду он ничем не отличался от остальных гуляющих, а на самом деле внимательно оглядывал все углы дворца, все рвы в парке, приметные деревья.

«Прикидывает, где можно было устроить тайник», – понял Ларик.

У дворца было несколько флигелей. Наверное, когда-то в них хранили запасы еды, жила прислуга. И эти постройки привлекли внимание Колобка. Прошел всего лишь час его «экскурсии», а он уже успел, не торопясь, метр за метром исследовать всю огромную территорию. Похоже, точного плана поисков у него не было.

«Да, трудная у него задача, – подумал Ларик. – Найти иголку в стогу сена и то легче. Так в каждом старинном здании можно искать клад!»

Пишут ведь в газетах: при разрушении любого старого особняка находятся какие-нибудь тайники. Всякий дворец, всякий древний дом за свою долгую жизнь накопил в себе столько секретов, что, если разрушить его дотла, что-нибудь ценное обязательно обнаружится. Но ведь Строгановский дворец никто не собирается разрушать дотла. Значит, Колобок надеется найти клад как-нибудь иначе…

Несколько раз Ларик чуть нос к носу не сталкивался с Колобком, обходя за ним следом вокруг дворца. И каждый раз он то шнурок принимался завязывать, то стремительно отбегал в сторону мальчишек, которые гоняли мяч невдалеке на лужайке. Правда, по возрасту эти мелкие мальчишки совсем не подходили Ларику. Да и что уж ему было так конспирироваться? Ну, гуляет он одновременно с продюсером по парку, что тут особенного?

Вдруг Колобок подошел к знакомым Ларику старушкам, вежливо поклонился и попросил разрешения присесть рядом. Такому галантному обхождению старушенции явно обрадовались. Засюсюкали что-то о погоде, о прекрасном парке – единственном месте, где можно спастись от жары.

Ларик спрятался за ближними густыми кустами. Можжевеловые кусты – лучшие союзники сыщиков! Абсолютно непрозрачные, как живая стена. А слышимость свозь них – стопроцентная.

– Да, бежит время… – протянул Колобок.

Такой фразочкой любую старушку на крючок поймаешь! Бабульки сентиментально закивали головками, как одуванчики под ветром.

– Бежит, бежит, – продолжал вздыхать Колобок, – и сколько хорошего, памятного уносит с собой в пропасть неизвестности… Вот на такие философские мысли натолкнули меня трудности, с которыми мы столкнулись в работе. Ведь мы здесь фильм начали снимать. Надеюсь, вы в курсе событий?

– А из какой жизни фильм? – поинтересовалась самая разговорчивая старушка.

– Из прошлой, конечно, из прошлой, – замахал руками Колобок. – Все эти современные ужасы надоели не только зрителям, но и нам, профессионалам. Мы классику снимаем – «Дубровского». Полезный будет фильм, особенно для детишек: может, книжку захотят почитать.

Конечно, такими нудными рассуждениями он все больше и больше располагал к себе собеседниц.

– А вот живых свидетелей той эпохи, к сожалению, становится все меньше, – тяжело вздохнул продюсер.

Ларик едва удержался от смеха. Каких еще «живых свидетелей эпохи» собирался найти Колобок? Крепостных крестьян, что ли? Но старушки не замечали, что их вежливый собеседник просто запудривает им мозги.

– Рассчитывали мы на свои силы, на своих консультантов – так ведь не помнят ничего! – продолжал Колобок. – Особенно по части этой великолепной усадьбы. Обрыскали мы все музеи, все библиотеки, но накопали самую мизерную информацию. Жаль, жаль, не достигнем мы того уровня достоверности, которого ждет от нас зритель…

– Да что вам надо-то? – спросила разговорчивая старушка, оглянувшись на своих подружек. – Мы, почитай, всю жизнь сызмальства рядом с этим парком и прожили. Когда-то это еще Подмосковье было, село Братцево называлось. Теперь вот – район московский. Братцевская усадьба – она ведь на всю Москву место известное. В выходные и с Чертанова сюда едут, и с Медведкова. Кого отсюда когда-то выселили, тот уж этих мест не забудет. А мы как жили здесь, так и остались. Только из бараков своих в современные квартиры перебрались, прямо через дорогу.

– Неужели? – всплеснул ладошками Колобок. – Вот удача-то! Да вы себе не представляете, какой ценный материал вы собой представляете! Не обижайтесь – так уж принято у людей искусства называть хранителей живой памяти.

Старушки зарделись от такого обращения. Да их живыми мумиями назови, и то – только обрадуются!

– И вы все помните, что происходило в этом районе на вашей долгой памяти? – продолжал играть в поддавки Колобок.

– А как же, на то она и память, чтоб ничего не забывать, – закивала вторая старушка. – Вот, сидим на лавочке и вспоминаем житье-бытье наше довоенное, войну, разруху. Тяжелая жизнь нам выпала, тяжелая. Но грех жаловаться, все от бога, все судьба-матушка спасала…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное