Владимир Сотников.

Хонорик выходит на дело

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

Может, эти звуки и были совершенно самостоятельными, но Макару стало не очень-то по себе. Тревожно стало! Он перестал тереть монетку и прислушался. Тихо. Он подождал несколько минут и опять осторожно подвигал бархоткой. И тотчас ворона на старом тополе, который рос во дворе, каркнула так громко и отчетливо, что Макар пригнул голову, словно ворона сидела прямо над ним.

Он положил монетку, оставив ее в бархотке, на стол. Во рту стало сухо – все никак не удавалось сглотнуть. Макар подумал, даже мысленно заикаясь: «Ни-ничего с-себе!»

Как-то не очень хотелось сидеть на месте! Двигаясь почему-то медленно, как в кино при замедленной съемке, Макар вышел в прихожую, переобулся, натянул ветровку.

«Лучше сейчас на улицу выйти, – подумал он. – Неплохо бы проветриться».

Но, открыв дверь, он бегом вернулся в комнату, схватил со стола монетку и так же быстро выскочил из квартиры.

Внизу на лестнице раздавался знакомый топот. Так топотал только Ладошка – он всегда впечатывал подошвы в ступеньки, будто забивал ими невидимые гвозди. Наверное, именно так ему казалось – очень уж старательно, с прицелом, топал он ногами.

Макар шмыгнул в нишу – просто по привычке, даже не подумав, для чего он это делает. Не всегда ведь можно объяснить самые простые свои действия!

Соня с Ладошкой приближались. Грохот шагов наполнил подъезд.

– Тише ты! – прикрикнула Соня. – Стены обрушатся.

– Не обрушатся! – весело ответил Ладошка. – Они крепкие.

Макар уже собирался скорчить страшную рожу и выглянуть из ниши, чтобы в шутку испугать Ладошку. Так он делал много-много раз, и Ладошка уже не боялся, а только добродушно хмыкал: мол, опять твои дурацкие приколы? Да, собирался Макар и скорчить рожу, и выглянуть… Но произошло это само собой, без всякого руководства своим лицом и телом! И не выглянул Макар, а вылетел из ниши пулей.

Потому что, как только он пошевелил в кармане пальцами, нащупав монетку, – прямо, как ему показалось, из-под его руки проскрипел голос:

– И кто это грохочет так? Конь вороной!

Тут Макар и вылетел навстречу замершим от неожиданности Соне и Ладошке. Наступила непривычная тишина.

– Что с тобой? – спросила изумленная Соня.

– Воробьишка! – сказал Ладошка. – Испуганный воробьишка.

– Сам ты воробьишка, – машинально ответил Макар и оглянулся.

Он тяжело дышал, будто только что убегал от кого-то. Поманив пальцем Соню, Макар сделал несколько осторожных шагов к нише.

– Т-с-с, идите сюда, – шепнул он и на всякий случай взял Ладошку за руку.

Он даже хотел зажать ему рот, но удержался. Ладошка бы, наверное, этого не понял, стал бы упираться и еще завопил бы чего доброго.

Макар успел подумать, что они сейчас похожи на каких-нибудь сказочных героев, которые приближаются к таинственной пещере, чтобы заглянуть в нее. Например, на Кая и Герду – так, кстати, часто называли их в детстве – из-за Сониной красоты, наверное. А кем же был в таком случае Ладошка? Конечно, маленьким разбойником.

Не разбойницей, как в сказке, а разбойником – очень уж подходила ему эта роль. Он был таким вертлявым, шустрым, непредсказуемым, в любую секунду мог вытворить что-нибудь неожиданное. Топнуть ногой, бросить боевой клич… И если ему не понравится, что его держат за руку, может сделать вид, что пытается укусить, – и вырвется, обязательно вырвется! Маленький разбойник, что и говорить.

Но сейчас «маленький разбойник» вел себя смирно. Он смотрел то на брата, то на сестру, ничего не понимая.

– Что ты хочешь показать? – так же ничего не понимала Соня.

– Т-с-с! – повторил Макар и, когда все заглянули в нишу, пальцами потер в кармане монетку.

– Наконец угомонились! – со вздохом облегчения раздалось в нише. – А то топочут, топочут…

– Ой! – воскликнул Ладошка, пытаясь вырваться из цепкой руки Макара. – Кто это говорит?

Он повертел головой и вдруг топнул ногой, будто вызывая голос.

– Да будь вы неладны! – не заставил тот себя ждать. – Чистые скакуны!

Ладошка замер. Соня попятилась.

– Что это? – спросила она, но уже шепотом. – Ты нас разыгрываешь?

Разыгрываешь! Когда волосы на голове шевелятся от непонимания того, что происходит, – это не розыгрыш…

– Монетка, – тихо-тихо произнес Макар. – Понимаешь, как только я ее потру, так она и говорит.

И он потер монетку еще и еще раз, не вынимая из кармана. Он боялся, что, если вытащит ее, голос станет громче и тогда Ладошка испугается еще больше.

– Я так и знала, – совсем как мама, выдохнула Соня. – Конечно, это твои шуточки – ты, наверное, незаметно шепчешь!

– Душно! – раздалось в нише. – Надо проветрить.

В это время Соня смотрела на Макара и видела, что губы у него плотно сжаты. Не мог он ничего прошептать, не чревовещатель же он!

«Проветрить! – пронеслось в голове у Макара. – Ей душно в кармане!»

Руку из кармана он так и не вытащил, а вместо этого потянул Ладошку прочь от ниши. За ними, конечно, последовала и Соня. Через несколько секунд Макар, с трудом попадая ключом в замочную скважину, уже отпирал дверь своей квартиры.

Он подбежал к своему столу и почти бросил на него бархотку, из которой выскочила копейка.

– Фу-у! – облегченно выдохнул Макар. – Полежи здесь спокойненько, проветрись. И я заодно отдохну…

– Ты что, в самом деле думаешь, что эти слова произносила монетка? – недоуменно уставилась на него Соня.

– Говорящая монетка! Говорящая монетка! – завопил Ладошка и бросился к столу. – Дай поиграться!

Макар еле успел схватить «маленького разбойника» за шиворот.

– Стой! – прикрикнул он. – А то в мышку превратишься. И тебя Нюк съест.

Нюк – это забавный зверек хонорик, которого мама купила по объявлению в газете. Она давно мечтала иметь дома какое-нибудь необычное животное. Хонорик – смесь норки и хорька – оказался похожим на кошку, не считая смешной треугольной мордочки. И повадки у Нюка были тоже кошачьими. Правда, он больше, чем кошка, любил прятаться куда-нибудь, чаще всего под диван.

– А где он? – сразу забыл о копейке Ладошка. – Нюк! Нюк, Нюк, иди сюда! Кушать, кушать!

И он побежал на кухню, чтобы зашуршать пакетом с едой – хонорик всегда появлялся, услышав этот звук. А назвали его так потому, что он сам произносил свое имя. Не мяукал, как кошка, а «нюкал». «Нюк-нюк, нюк-нюк», – посапывал он.

Ладошка занялся поисками Нюка, а Макар продолжал смотреть на монетку. Казалось, его уже больше ничего не интересовало.

– Я поняла! – сказала Соня. – Тебе так понравилась находка, что ты… немного не в себе. Знаешь, что мы сделаем? Положи ее куда-нибудь подальше в стол, а мы выйдем опять на лестничную площадку и послушаем. Ты убедишься, что монетка ни при чем.

Точно! И как Макар сам не додумался до этого? Всегда надо устраивать проверки всяким непонятностям – пробовать разные варианты и сравнивать их. Вот тайна и раскроется!

Все-таки он не удержался, подбросил на прощание монетку. Конечно, опять выпал «орел». Значит, надо сделать, как предлагает Соня, – так машинально загадал Макар. Но это был даже не жребий, а скорее согласие с сестрой.

Они выходили несколько раз. На лестнице было тихо, не считая хлопанья двери подъезда, когда входил кто-то из соседей. Как ни вслушивались ребята, никаких слов они не различили.

– Тайна осталась нераскрытой, – вздохнул Макар, когда они в очередной раз вышли и ничего не услышали. – Что я тебе говорил? Странная монетка. Без нее никаких слов не слышно. Значит…

– Ничего не значит! – перебила его Соня. – Простое совпадение. И хватит отнимать у меня время.

Но вдруг она схватила Макара за руку и дернула его за собой, увлекая в нишу. Палец она прижала к губам, приказывая затаиться. По лестнице кто-то поднимался – и не просто поднимался, а старался, чтобы шаги были бесшумными. Только легкий скрип, который различила Соня, выдавал человека. Зачем же он так крадется?

Ребята замерли, не решаясь выглянуть. Они видели только тень, скользнувшую по полу мимо них. Через какое-то время послышался легкий шорох ключа, вставляемого в отверстие замка.

– А, ч-черт! – раздался недовольный шепот. – Волосок-то на месте. Сразу не заметил…

Так же осторожно ключ вытащился из замка. Тень скользнула обратно, и быстрые шаги унесли незнакомца вниз по лестнице. Хлопнула дверь подъезда.

– Надо было выглянуть, – разочарованно протянул Макар, выскакивая из ниши. – Увидели бы, кто это был…

– Уви-идели! – передразнила его Соня. – И нас бы увидели. И что делать? Объяснять, что мы случайно подглядывали? Слушай, а монетка не этим ли голосом говорила?

– Конечно, не этим, – отмахнулся Макар. – Ты же сама слышала. Постой-постой, а про какой волосок он ворчал?

Макар внимательно посмотрел на две двери, выходящие на площадку. Одна дверь – от их квартиры. Конечно же, не ее пытался открыть незнакомец. Макар подошел к соседской двери и стал ее осматривать, как опытный сыщик. Вот бы еще лупу при себе иметь! Но и без лупы, если просматривать каждый сантиметр… Есть! Чуть выше своей головы Макар заметил две едва различимые выпуклые точки. Наверное, это были маленькие капельки пластилина. Одна находилась на двери, вторая рядом, но уже на стене. А между ними, перекрывая дверную щель, тянулся тоненький волосок.

– Смотри, – шепнул он сестре, – если дверь откроется, то и волосок окажется сорван. Поняла?

– Д-да, – кивнула Соня. – Поняла… Но зачем ему это надо? Для чего такой хитрый способ? Можно ведь просто позвонить…

– Вот ты и звони, если тебе хочется, – хмыкнул Макар. – У него такого желания не возникло.

– А почему? – Соня как будто ждала дальнейших объяснений.

– Не задавай глупых вопросов, – отмахнулся Макар. – По крайней мере таких, на которые ответить нельзя. Пока нельзя… И так мы много узнали! Человек хотел войти в квартиру в отсутствие хозяев – это раз. Ключ у него есть – это два. Волосок он прикрепил, чтобы узнать, открывалась ли дверь, – три. А в результате… все равно ничего не понятно, считай хоть до ста. Никакого ответа.

– А зачем он нам нужен, этот ответ? – спросила Соня. – Зачем мы лезем в чужие дела? Я хотела тебе доказать, что твоя монетка никакая не таинственная, а самая обыкновенная, и что получилось? Занялись какими-то глупостями…

– Ничего себе! – воскликнул Макар и, оглянувшись, сразу же перешел на шепот. – Под самым нашим носом, рядом с нашей квартирой, творятся такие дела, а ты называешь их глупостями?!

Соня молчала. А что сейчас можно сказать, кроме глупостей? В эту минуту ничего другого не мог бы придумать даже самый лучший сыщик всех времен и народов Шерлок Холмс.

Сзади скрипнула дверь – ребята в испуге шарахнулись в разные стороны. И сразу же раздался звонкий смех Ладошки:

– И Соня тоже воробьишка! Что, привидение вас испугало?

Ладошка выглядывал из-за двери хитрым-прехитрым глазом. Почему-то этот глаз находился высоковато для его роста.

«Стоит на табуретке, – догадался Макар. – Чтобы в „глазок“ смотреть».

– Какое еще привидение? – спросил он. – Днем их не бывает.

– Жалко, – вздохнул Ладошка. – А я обрадовался, что это привидение.

– Обрадовался! – хмыкнул Макар. – Ты слова не перепутал? Наверное, хотел сказать: испугался?

– Ничего не испугался! – не согласился Ладошка. – Это вот Нюк испугался – забился опять под диван. Я потому и решил, что это привидение: хонорики их чуют.

– Стоп! – хлопнул себя по лбу ладонью Макар. – Значит, ты через «глазок» видел этого человека? И узнаешь, если увидишь еще раз?

– Конечно, узнаю, – отмахнулся Ладошка. – Только неинтересно это – людей узнавать. Лучше бы он все-таки был привидением…

– Будут тебе и привидения, – пообещал Макар. – Пока мы во всем не разберемся, здесь не только говорящие монетки и привидения, а еще и что-нибудь покруче появится.

«Вот маленький разбойник! – подумал он при этом про Ладошку. – Ничего не боится! Наверное, потому, что еще совсем глупенький…»

Но все-таки он немного завидовал глупому бесстрашию «маленького разбойника». Ничего не бояться – большое счастье!

Глава III
НА ТЕМНОЙ-ТЕМНОЙ ЛЕСТНИЦЕ

Ребята установили дежурство у двери – конечно, изнутри своей квартиры. За очередностью следил Макар. Сначала он наблюдал за соседской дверью сам, а потом, когда уставали глаза, звал Соню. И странно – она соглашалась! Наверное, уж очень испугал ее визит странного незнакомца, который крался по лестнице и старался не шуметь, вставляя ключ в замок…

Ладошка тоже не остался в стороне – он был просто счастлив, что участвует в таком таинственном и ответственном деле, как подглядывание. Вот только Макар с Соней не сообразили вовремя поменять ненадежную табуретку…

Когда Соня в очередной раз попыталась заняться уроками, а Макар вытащил монетку и уставился на нее, надеясь опять сделать какое-нибудь открытие, в прихожей раздался грохот, сопровождающийся такими криками Ладошки, будто он свалился не с табуретки, а по крайней мере с вешалки.

Соня и Макар бросились в прихожую. Ладошка не спешил подниматься с пола – наверное, хотел, чтобы брат с сестрой убедились в его геройстве. Еще бы – получить ранение, находясь на боевом посту! Подняв Ладошку с пола и отвесив ему легкий подзатыльник, Макар прильнул к дверному «глазку» – и ничего не увидел… Круглый окулярчик был непроницаемо темным!

– Что такое? – оглянулся Макар. – Почему ничего не видно?

– А я откуда знаю? – огрызнулся Ладошка, потирая ушибленный бок. – Я хотел протереть «глазок», зашатался и упал. Я думал, он запотел от моего дыхания.

Макар прислонился ухом к двери, потом тихонько приоткрыл ее. И сразу же услышал на лестнице частые шаги, а потом – стук двери подъезда.

– Ах ты!.. – еле сдержался, чтобы не чертыхнуться, Макар.

В такие минуты, когда тебя окружает столько таинственного, лучше не чертыхаться. Не хватает еще всяких чертей впутывать!

Макар взглянул на дверной «глазок» с внешней стороны. Он… был заклеен! Таким же пятнышком, каким был прикреплен волосок на соседской двери. Макар расчистил «глазок» и убедился, что это в самом деле пластилин. Пятнышки на соседней двери и сам волосок оставались по-прежнему нетронутыми.

– Он опять приходил! – воскликнул Макар, захлопывая дверь. – Прозевали! Ты чего нас сразу не позвал?

Ладошка обиженно засопел.

– Не успел, – проворчал он. – Было видно, потом не видно… Я стал протирать и упал.

– Значит, он заметил слежку, – задумчиво пробормотал Макар. – Потому и заклеил «глазок».

– Не обязательно, – не согласилась Соня. – Все преступники так делают. Когда хотят обворовать квартиру, всегда заклеивают «глазки» соседних квартир. Я это сто раз по телевизору видела. Надо срочно звонить или родителям, или сразу в милицию!

– И что мы скажем? Что он услышал шум и убежал? – усмехнулся Макар. – Подумают, что мы прикалываемся от нечего делать. Рано еще куда бы то ни было звонить – мы его спугнули… Ладошка спугнул. Я так и знал, что ему нельзя доверять такое важное дело!

– Всегда я у вас виноват, – продолжал ворчать Ладошка. – Сами боятся за привидениями следить, а потом еще ругаются!

– Что ты заладил – привидения, привидения! – воскликнула Соня. – Сто раз тебе повторяли, что не бывает их! Особенно днем.

– Вот и проговорилась! – засмеялся Ладошка. – Особенно днем! Значит, ночью они могут быть.

– Ничего себе, – удивился Макар, – какой вывод сделал! Улавливаешь смысл сказанного и… несказанного. Тебе не в первом классе надо учиться, а по крайней мере в пятом. Чтобы мы за тобой в школу не ходили… Но все равно: никаких привидений не бывает даже ночью, понял? Иди лучше играйся с Нюком – не будем мы больше подглядывать. А ведь он прав, – сказал Макар, когда Ладошка в соседней комнате стал ползать возле дивана.

– Ты что? – удивилась Соня. – Тоже в привидения веришь?

– Нет, конечно, – усмехнулся Макар. – Я про ночь подумал. Ясно, что этот человек будет осторожничать, не зря же он наш «глазок» заклеил. Да еще шум за нашей дверью услышал… Вполне возможно, что придет он сюда только ночью.

– Ой! – невольно вырвалось у Сони. – Ты что же предлагаешь? Ночью караулить? Нет уж, давай лучше обо всем папе с мамой расскажем. Неприятно все это, особенно после того, как он наш «глазок» заклеил…

– Приятного мало, – согласился Макар. – Но родителям говорить не стоит. Представляешь, какой переполох мама устроит? К тому же меня в первую очередь даже не этот тип интересует, а тот голос… Хочется монетку до конца проверить, пусть даже и ночью. Хотя это и страшновато…

Макар не постеснялся признаться сестре в своем страхе. А что тут такого? Он только представил, как выйдет ночью на лестницу, как услышит голос… Б-р-р!

– Да ни при чем здесь твоя монетка, – заверила его Соня. – Ты что, маленький? Может, как раз этот незнакомец и пугал нас, чтобы мы не мешали ему! Вот что меня тревожит, а не твоя говорящая копейка. Ладно, я тебе помогу, – решительно сказала она. – Выйдем ночью вместе. И посмотрим: может быть, все-таки придется родителям рассказать, дело-то нешуточное… А сейчас оставь меня в покое и не мешай уроки делать.

Соня ушла к своему столу, заваленному книгами, а Макар все-таки повеселел. Хорошо, когда есть такая решительная сестра! Одному ночью выходить на лестницу страшно, что и говорить, а вот если Соня будет подстраховывать, стоя у открытой двери… Совсем другое дело.

Ладошка играл с Нюком, Соня делала уроки, а вот Макар найти себе занятие не мог. Да какое еще может быть занятие, если столько вопросов скопилось сразу? И ни одного ответа…

Все-таки он не удержался: взял монетку, вышел осторожно на лестницу – конечно, перед этим долго выглядывая через «глазок». Пусто и тихо… И в нише было тихо, только раздавались какие-то шорохи – но это, наверное, бегал по квартире Ладошка, и поэтому разносился топот его ног. Как Макар ни тер монетку, как ни рассматривал на ладони, даже гипнотизировал ее – ни одного слова не расслышал.

Ничего нового не произошло и до вечера. Вернулись с работы родители, начались обычные вечерние дела, ужин… Казалось, жизнь стала прежней, привычной – но это только казалось.

Макар ждал ночи. Конечно, он не собирался караулить всю ночь до утра – спать же все-таки надо, – но вот выйти на лестничную площадку в самое таинственное время… Ожидание этого события волновало его особенной тревогой.

– Что это вы такие сегодня молчаливые? – несколько раз спрашивала мама.

Макар с Соней только переглядывались, пожимая плечами. Хорошо, что в это время Ладошки рядом не было: вполне мог бы проболтаться.

А вот сам Макар все же не удержался, показал папе монетку.

– Понимаешь, пап, она какая-то странная, – сказал он. – Как живая…

Папа улыбнулся, разглядывая копейку:

– Что ж, хорошо, что ты так относишься к старинным вещам. Конечно, живая. Достаточно представить, какую долгую жизнь она прожила… Вот придет как-нибудь в гости дядя Миша, покажешь ему. Он может о монетах рассказывать бесконечно.

Как у взрослых все просто! Каждый интересуется чем-то определенным, как будто самое главное в жизни – найти свое самое любимое занятие. Дядя Миша увлечен старинными монетами, а вот папа почти не заинтересовался копейкой, но после ужина, как всегда, засел в кабинете за словари и стал расшифровывать происхождение названий всяких рек, деревень и городов. Это было его любимое занятие, только считать его хобби было никак нельзя: ведь папа работал этнографом, значит, в свободное время занимался своим профессиональным делом.

А вот у Макара пока нет ни профессии, ни основного любимого занятия – точнее сказать, наоборот: его все интересует одинаково. Поэтому он и станет раскрывать все тайны подряд – и про монетку, и про таинственного незнакомца… Так даже интересней!

Сначала уснул Ладошка – вернее, Ладошка с Нюком: хонорик, оставленный в покое Ладошкой, сразу же улегся на коврик. В квартире стало тихо. Папа был в кабинете, мама на кухне, Соня читала, сидя в кресле в гостиной. А Макар даже книгу не мог взять в руки! Только ходил и ходил по комнате, будто заведенный. От волнения, конечно.

Соня несколько раз взглянула поверх книги на Макара, потом усмехнулась:

– Боишься, да? В таком случае забудь обо всем – считай, что ничего особенного не произошло.

Макар даже встрепенулся от обиды:

– Если хочешь знать, совсем ничего не боятся только люди без нервов! Вот и читай свою книгу и баиньки укладывайся. Не понадобится мне твоя помощь! Сам справлюсь!

Макар махнул рукой и ушел в свою с Ладошкой комнату. Он прекрасно знал, что в таком состоянии поссориться – пара пустяков. Когда ожидаешь, нервничаешь и пусть даже немного боишься, любые неосторожные слова могут подействовать как оскорбление. Лучше уж с Сонькой не разговаривать… Захочет – подстрахует его сегодня ночью, не захочет – и не надо. Только бы выполнила свое обещание: не спешила пока рассказывать родителям эту странную историю.

Макар лег в кровать, все-таки взял книгу и стал просматривать страницы, почти не читая. Хорошо еще, что он не в засаде какой-нибудь! Лежать в постели и просто ждать, пока дома все уснут, все-таки удобнее, чем мокнуть где-нибудь под дождем или снегом или сидеть на дереве… Макар от нечего делать стал представлять самые разнообразные способы засады и слежки – и не удержался, улыбнулся: его нынешний способ не мог себе представить, наверное, ни один сыщик в мире. Засада в чистой постельке. Главное – не уснуть!

«Проспал!» – Этот голос так громко вскрикнул внутри Макара, что он подпрыгнул на кровати.

Он был абсолютно уверен, что его кто-то разбудил. Иначе кто же это прокричал?..

Часы показывали одну минуту первого. Стрелки на светящемся циферблате заметно начали разъединяться, и от этого таинственность первой перешедшей за полночь минуты нарастала – казалось, с этой минуты начинается совсем другое, неизвестное время.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное