Владимир Сотников.

Два с половиной сыщика

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Да нет, – объяснил Саня – Ну, раскопки какие-нибудь ведутся?

– Нет, копать не копали, – припоминала последние события кассирша. – Да вы вон туда сходите, в научный отдел, там все и спросите, – показала она на небольшой белый домик. – А велосипед, деточки, тут оставляйте. Не бойтеся, я посторожу!

– Отдыхает твой Герка, – процедил Пашка, скривившись на старушкино «деточки». – Выходной у кладоискателей.

В белом домике располагался не только научный отдел музея, но и библиотека. Пашка хихикнул:

– Так вот же она, библиотека Ивана Грозного! Проходите, граждане, записывайтесь. Только сокровища вовремя возвращайте.

– А между прочим, – поднял палец вверх Саня, – эта библиотека очень кстати. В нашем деле любая информация дорога. Главное, чтобы нас внутрь пустили.

– Ой, Чибис… – Пашка скривился так, как будто проглотил гусеницу. – Ты чего, все книжки тут собрался перечитать? Да мы ж помрем со скуки!

– Ничего мы не помрем, – возразил Саня. – И не собираюсь я все книжки читать. Гляну только. На всякий случай!

С этими словами он нажал кнопку звонка. Щелкнул автоматический замок. Ребята вошли, оглядываясь в тесном коридорчике.

– Вы на экскурсию, мальчики? – Из боковой двери вышел бородатый мужчина с болтающимися на цепочке очками. – Тогда ждите возле кассы.

– Понимаете, сейчас лето… – начал Саня.

– Понимаю, – улыбнулся бородач. – Лето в самом разгаре.

Нет, все-таки Саня не умел разговаривать со взрослыми! Он сразу начинал в подробностях разъяснять, в чем дело. А взрослым это, похоже, было совсем не нужно. Даже учителя, слушая его ответы, часто посмеивались и говорили: «Чибисов, не отвлекайся, переходи к самой сути вопроса!»

И Саня выпалил на едином дыхании, чтобы его больше не смогли перебить:

– У нас задание на каникулы: написать доклад об Александровской слободе. А городская библиотека закрыта. Может быть, вы нам покажете какие-нибудь материалы?

– Закрыта? Странно. – Мужчина посмотрел на Саню сквозь очки. – А что именно интересует моего юного коллегу?

– Вообще-то не сам музей, а окрестности, – объяснил Саня. – Ну, в смысле, места, где бывал Иван Грозный. Не сидел же он все время в кремле.

Бородач удивленно повел головой:

– Да, признаться… Ценю вашу самоотверженность. В каникулы посвятить себя научной деятельности! Такого на моей памяти не бывало. Хотя музейная библиотека предназначена только для научных работников, вам я отказать не могу. Пройдите во-он в ту комнату, я для вас что-нибудь подыщу.

У дальнего окна просторной комнаты склонился над бумагами какой-то человек. Ребята сели за стол у самой двери, разглядывая бесконечные полки, заполненные толстенными папками. Минут через пять бородач принес им стопку брошюр и книг.

– Вот, полистайте. Я думаю, этого вам за глаза хватит для доклада.

Как только дверь закрылась, Пашка сердито прошептал:

– Свихнулся ты, Чибис! Да тут и за год всего не прочитать!

– Ничего, – шепотом ответил Саня. – Мы только карты и схемы будем смотреть.

Вообще-то Саня любил читать что-нибудь историческое, и ему вовсе не было скучно.

Это тебе не физика, правильно Буздырин заметил. Но, покосившись на Пашку, он понял, что надо иметь совесть и не издеваться над ни в чем не повинным человеком. У Пашки даже веснушки побледнели от скуки! Поэтому Саня торопливо зашуршал страницами, пропуская текст и быстро проглядывая рисунки.

Сидящий впереди человек вдруг потянулся и посмотрел в окно. Саня машинально взглянул на него – и чуть не подпрыгнул на стуле. Да это же Пауль! Тот самый иностранец, который снял их с церковной крыши! А ему-то что здесь надо? Сказал же, что приехал с экскурсией… Неужели и он тоже?..

Саня толкнул Пашку локтем в бок – посмотри, мол – и приложил палец к губам.

Они замерли, стараясь не привлекать внимания Пауля, чтобы он не обернулся и не узнал их. Почему – и сами толком не понимали. Их просто настораживали странные совпадения: встреча с этим человеком сначала в «их» церкви, а потом здесь, в музейной библиотеке… А вдруг Пауль интересуется тем же, чем и они?

Пашка с кислым видом следил за тем, как Саня листает брошюрки. Но поиски, к его счастью, оказались недолгими. Саня почти сразу ткнул пальцем в какую-то схему. «Путь царского поезда из Москвы в Александровскую слободу», – было написано вверху страницы.

Карта, правда, оказалась не старинная, а вполне современная. На ней пунктиром был указан извилистый маршрут. А караваевский монастырь был отмечен как место, в котором царский обоз останавливался на постой и молебен.

– Больше нам ничего и не надо, – прошептал Саня, пригнувшись к столу.

Они быстро собрали брошюры и вышмыгнули в коридор. Дверь в кабинет музейщика была открыта.

– Что так скоро? – удивился он, поднимаясь им навстречу. – Не те материалы я подобрал?

– Да нет, как раз те. Нам вообще-то не нужны особенные подробности, – пробормотал Саня. – Только некоторые даты, еще там кое-что… Мы потом, если можно, еще придем!

– Конечно, приходите, – закивал бородач. – Прямо у меня спрашивайте, если неясности возникнут. Может, и без документов обойдемся, – хитро усмехнулся он, идя рядом с ребятами по коридору.

– Дядя… – начал было Пашка, но бородач перебил его:

– Меня зовут Викентий Викентьевич.

– Викентий Викентьевич, а этот человек – ну, который там сидит… Он у вас работает?

Конечно, Пашка не мог уйти, не задав этого вопроса!

– Нет, он такой же, как и вы, вольный стрелок. Что-то везет мне сегодня на следопытов!

– Следопытов? – затаил дыхание Пашка. – Он тоже про Ивана Грозного ищет?

– Нет, он не про Грозного, – покачал головой Викентий Викентьевич. – Он одним нашим сотрудником интересуется. Вот этим. – Он кивнул на одну из висящих на стене фотографий. – Этот сотрудник еще до войны у нас работал. Швейцарский гость читает кое-какие работы, которые уцелели у нас в архиве. А что, он ваш знакомый? В таком случае, я думаю, вам лучше его самого расспросить.

Видно было, что Викентий Викентьевич не одобряет Пашкину манеру наводить справки о незнакомых людях.

Саня дернул друга за рукав и поспешно сказал:

– Нам просто показалось, что он похож на одного нашего знакомого. Извините, Викентий Викентьевич, что оторвали вас от работы. До свидания, большое спасибо!

– Всяческих вам успехов, – чинно поклонился Викентий Викентьевич.

Кивая Викентию Викентьевичу и пятясь спиной, Саня успел рассмотреть фотографию, на которую указал музейщик. Снимок был довольно старый, и на нем был изображен самый обыкновенный человек. Вот только Сане показалось почему-то, будто он уже видел это лицо… А где, когда – хоть убей, не вспомнишь! Лицо немного вытянутое и какое-то детское. И волосы топорщатся на голове, как… Как что? Нет, не вспомнить!


Саня остановился только на Соборной площади.

– Знаешь, Пашка, анекдот про кирпич? – сердито спросил он. – Летит кирпич с крыши и думает: только б человек хороший попался. И мы вот такие кирпичи. Особенно ты!

– Почему это? – удивился Пашка.

– А попался нам хороший человек, мы и рады. И о последствиях забыли. Во-первых, ты ляпнул: «А он тоже ищет?» Значит, и мы ищем. Ну ладно, Викентий подумал, что мы ищем сведения для нашего доклада. Во-вторых, ты выдал наш интерес к Паулю. А если он и в самом деле клад разыскивает? Вот позвал бы его Викентий, он бы что подумал? Видел нас в церкви, где клад, – раз. Теперь видит здесь, где он сам копается в архивах, – два. Какой вывод? Значит, мы следим за ним. А светиться нам совсем ни к чему.

– Вечно ты, Чибис, дураком меня выставляешь, – обиженно шмыгнул носом Пашка. – Ну, ляпнул сдуру… И при чем тут кирпич? Фиг тебя поймешь!

– Это я для перестраховки, – смягчился Саня, уже и не понимая, при чем тут в самом деле кирпич. – На будущее. Нам же еще с Буздыриным общаться, потому и хочу тебе втолковать: лучше всегда чайниками прикидываться. И ни в коем случае не выдавать нашего интереса к библиотеке Ивана Грозного.

– Да ничего я не выдавал, чего ты, Чибис, выдумываешь! – рассердился Пашка. – Сам же засветился – «доклад, доклад» – а на меня бочки катишь!

– А вообще-то, благодаря твоему глупому вопросу, мы кое-что узнали, – задумчиво произнес Саня. – Похоже, конкурентов-то у нас прибавилось! Мало было буздыринской компании, теперь еще этот швейцарец… Может, он придумал про какого-то там сотрудника. А сам пробрался в архив, копается… Поди пойми, что он на самом деле ищет?

– Да не бери ты в голову всякую дурость, – поморщился Пашка. – Сам себя грузишь неизвестно чем. Пусть они своими делами занимаются – и Геракл твой, и иностранец. А мы – своими. И чего ты потащил меня в эту библиотеку? Мне прямо показалось, что завтра в школу пора… Бр-р! – Пашка даже передернулся от такой мысли. – Действовать надо, а не книжки читать. Вот отец уедет в Москву, я в его кабинет проберусь, бумаги в сейфе гляну. Тогда посмотрим, кто из нас кирпич!

Пашка обвел презрительным взглядом толстые стены кремля, старинные постройки. Нет, здесь им точно ничего не светит! Начитался Чибис разных книжек про клады, вот и любит все усложнять.

Он покосился на Саню:

– Поехали домой. Нет тут никаких кладоискателей с компьютерами.

– Да, жалко, – протянул Саня. – Неплохо было бы посмотреть, какая у них аппаратура.

Ребята уже вышли из кремля. Впереди был крутой и длинный спуск. Саня сел в седло, Пашка подтолкнул велосипед сзади и сразу запрыгнул на багажник. Скорость они набрали что надо! Чуть не слетели на повороте в овраг.

Чтобы не скучно было ехать, на выезде из Александрова купили еще по порции мороженого. Здесь оно было какое-то особенное, прямо воздушное. Саня даже в Москве такого не ел, хотя в киоске возле его дома в глазах рябило от разноцветных фантиков.

«На кого же все-таки похож тот человек на фотографии?» – думал Саня всю дорогу до Караваева.

А потом, когда простился с Пашкой и пошел пешком через мостик к «Известиям», этот вопрос как-то забылся, и Саня стал думать о том, что надо сделать завтра… Правильно Пашка ему советовал: не забивай себе голову.

Разве мог Саня предположить, что все их поиски пошли бы совсем по-другому, если бы он вовремя вспомнил, почему кажется знакомым лицо человека на фотографии!

Глава VI
ЧЕРНЫЙ ФОЛИАНТ

– Сэр Генри Баскервиль!

– Да, он самый. Говорят, что вы, мистер Холмс, умеете разгадывать всевозможные ребусы, а я как раз сегодня утром столкнулся с таким, который мне не по силам.

– Присаживайтесь, сэр Генри. Насколько я понял…

Саня не успел услышать, что же понял Шерлок Холмс, которого играл Витька Конягин с шестой дачи. А услышать, между прочим, очень даже хотелось! Как Саня ни делал вид, будто ему совсем неинтересно, что за спектакль ставит дачная компания, – а все-таки он нет-нет и заглядывал на круглую поляну за малиновыми зарослями, где вовсю шли репетиции. При этом Саня всегда держался так небрежно, будто шел в деревню за молоком, да вот на минуточку остановился. Так, от нечего делать…

Но на этот раз он и в самом деле постоял рядом со «сценой» всего одну минуту.

– Са-ашенька! – донесся мамин голос.

Ну конечно – «Сашенька»! Как будто годовалую мелочь зовет, а не нормального человека. Хорошо хоть не добавила дурацкое словечко «детка»!

– Сашенька, детка, – воскликнула мама, едва Саня показался на тропинке перед дачей, – что же ты так долго за молоком ходишь? Его ведь парным надо пить, прямо из-под козы! – Саня представил, как пахнет молоко «из-под козы», и его едва не стошнило. – А физика? – Тут мама поменяла тон, стараясь говорить точно как Лидуха. – Забыл, что сегодня папа приезжает? Ты же обещал ему пять параграфов ответить! Как минимум пять, – уточнила она. – А ты в силах выучить даже семь, я уверена.

Странный она все-таки человек. Саня сам слышал, как мама еще в Москве говорила отцу, собираясь на дачу:

– Учти, Сева: проверять, что ребенок выучил, будешь ты. Я эту физику даже открыть не в силах, сразу школа вспоминается. Ужас, прямо мороз по коже!

Она, значит, даже учебник открыть не в силах, а он почему-то в силах учить по семь параграфов в неделю. Вместо того, чтобы… Ну конечно, он ведь «детка», какие у него могут быть дела, кроме школьных!

Но то, что сегодня приезжает папа, очень хорошо. Во-первых, Саня соскучился по нему. А во-вторых, он прямо горел от нетерпения: хотелось как можно скорее все выспросить про загадочную библиотеку.


– Библиотека Ивана Грозного? – удивился отец. – А почему тебя вдруг на историю потянуло?

– Может, у тебя и по истории двойка? – сразу забеспокоилась мама.

Разговор о библиотеке Саня завел уже вечером – после того как родители переговорили о каких-то своих делах и знакомых, повосхищались сосновым воздухом и уселись пить чай на веранде.

– Да ну, при чем тут двойка, – отмахнулся Саня. – Вечно ты, мам… Просто Александрова слобода рядом, столица Ивана Грозного. Конечно, хочется что-нибудь интересное узнать. А где?

– Вот если бы ты не считал родителей отсталыми дикарями, я бы тебе многое мог подсказать, – заметил папа. – Жизненный опыт, сын, это тебе не фунт изюму.

Ну, начинается – «опыт, опыт»! А сам, между прочим, до сих пор с мамой ходит туфли себе покупать, потому что продавщиц стесняется. Но от комментариев Саня предпочел воздержаться. Вместо этого он спросил:

– Пап, а почему эту библиотеку все так ищут? Нет, я понимаю: историческая ценность и все такое… Ну, так мало ли картин всяких ценных, или там скульптур – и никому до них дела нет. А про библиотеку эту где только не пишут.

– Конечно, погоня за сенсацией тоже играет свою роль, – кивнул папа. – Некоторые вообще понятия не имеют о сокровищах либереи, только и…

– Сокровищах чего? – удивился Саня.

– Ли-бе-ре-и, – повторил тот. – Так библиотека Ивана Грозного называется. От латинского слова «либер» – «книга».

– Надо же! – хмыкнул Саня. – А я думал, «Либеры» – это памперсы.

– Ваше поколение вообще растет, как… – махнул рукой папа. – Выбирает «пепси», одним словом. К сожалению, многие взрослые люди, даже наделенные властью, тоже воспринимают эту библиотеку как собрание каких-то сомнительных сенсаций. Можешь себе представить: кое-кто уверен, что самое ценное в либерее – это Черный фолиант.

У Сани даже уши зашевелились от любопытства.

– А про что в этом фолианте написано? – затаив дыхание, спросил он.

– Я вообще не уверен, что он существует, – пожал плечами папа. – Ну, говорят, будто знаменитые древние чародеи изложили в Черном фолианте секреты земной и звездной магии. Да мало ли что говорят! Некоторые даже рецепт какого-то раствора надеются найти. Что-то вроде жидкого философского камня. Якобы любой металл в таком растворе превращается в золото. Хорошо еще, что чертеж вечного двигателя не ищут, – усмехнулся он.

– А… а вдруг он все-таки есть? – тихо произнес Саня.

– Вечный двигатель? – улыбнулся папа. – Сразу видно, что с физикой у тебя не очень.

– Да нет, рецепт. Размешаешь что надо в котле, бросишь туда обыкновенный булыжник – и…

– Саша, Саша, – поморщился папа, – я считал тебя серьезным человеком! Да разве в таких глупостях ценность либереи? Ведь первые книги для нее еще Софья Палеолог в пятнадцатом веке из Византии привезла. Пятьсот лет назад, представляешь? А она очень образованной женщиной была, при ней Кремль начали строить, великого архитектора Фиораванти в Москву пригласили. Там наверняка были собраны лучшие книги того времени. Так неужели самое интересное в такой библиотеке – это рецепт, как из булыжников золото делать? Ты подумай только, какие великие тайны истории могут открыться людям, если они найдут либерею!

– Вот именно, если найдут… – пробормотал Саня.

– Я тебе в следующее воскресенье обязательно что-нибудь на эту тему привезу, – пообещал папа. – В Интернете поищу, подшивки кое-какие посмотрю в редакции.

Нет, все-таки Саня наверняка был человеком несерьезным! И хоть «пепси» он не выбирал, потому что предпочитал «фанту», но в истории с либереей его больше всего заинтересовал именно рецепт золотого раствора. Саня тут же стал представлять, что бы он стал делать с этим рецептом. Так ведь и клад искать не надо! Знай себе помешивай ложкой в котле да золотые булыжники вытаскивай…

– Вот сдашь физику, перейдешь в восьмой класс, – словно угадав его мысли, сказала мама, – и начнешь химию изучать. Это интересно! Про металлы столько всего узнаешь, что про философский камень и думать забудешь.

– Да, человек едва ли в силах произвести что-нибудь прекраснее того, что произвела природа, – кивнул отец.

Но про это Саня уже не слушал. Взрослые ведь обожают даже самый интересный разговор заканчивать скучными словами.

Глава VII
ВОДОПЛАВАЮЩИЙ БАРМАЛЕЙ

«Только бы выдержал сук», – думал Саня, прикидывая на глаз высоту.

Хотя что тут прикидывать: высота такая же, как и у лестницы, упавшей в малинник. А еще Саня думал о том, что есть на свете абсолютно невезучие люди. И он, Саня Чибисов, из их числа.

Всего полчаса назад он шел по зарошке, вспоминая вчерашний разговор с папой и строя планы на сегодняшний день. И все в его мыслях складывалось до того гладко и удачно, что Саня от удовольствия потирал руки.

И вдруг он услышал, как что-то живое, прорываясь сквозь траву, понеслось ему навстречу! «Что-то» оказалось маленьким котенком с вытаращенными глазами и распушенным коротеньким хвостом. За котенком сквозь заросли малины неслась рыжая собака. У Саниных ног котенок метнулся в сторону и начал стремительно карабкаться вверх по сосне. Все произошло так быстро, что Саня даже не успел разглядеть, какого цвета маленький беглец. – Фу, Рос! – крикнул он вислоухому пуделю, большому любителю гонять кошек.

Дачный домик, в котором Рос жил со своим хозяином дядей Леней, стоял у самого входа в «Известия». Шустрый абрикосовый пудель не пропускал ни одной кошки, случайно забредшей на его территорию. Правда, загнав перепуганную зверюшку на дерево, он мгновенно терял к ней интерес.

Вот и сейчас: не обращая на Саню внимания, Рос обнюхал ствол сосны, задрал лапу, чихнул и побежал по тропинке дальше, будто ничего особенного не произошло. Саня закинул голову, разглядывая котенка.

Сразу понятно, что он ничейный. Грязная шерстка так слиплась, что определить цвет можно только по мордочке. А мордочка обычная, серая, и выглядит так, как будто котенок собирается заплакать.

«Бармалей-то не стал бы такого маленького гонять», – подумал Саня.

Он подпрыгнул, но не дотянулся до котенка.

– Кис-кис, – позвал Саня. – Эй, ты куда полез! А спускаться за тебя Пушкин будет?

Но котенок карабкался вверх, не останавливаясь. И обратно он, конечно, слезть не сможет. Не все взрослые коты умеют слезать с деревьев, иногда они просто прыгают вниз. Но малышу с такой высоты ни за что не спрыгнуть. Наверное, котенок и сам это понял. Он уселся на толстый сук и беззвучно замяукал от страха.

Саня притащил деревянную лестницу, приставил к сосне, быстро забрался по ступенькам. Он уже и руку протянул к котенку, но тот отполз по ветке еще дальше. Пришлось двигаться вслед за ним. Но как только Саня уселся на сук, лестница скользнула по стволу и неторопливо, словно в замедленной съемке, свалилась в заросли.

Конечно, можно было просто спрыгнуть. Но с такой высоты Саня никогда еще не десантировался. А вдруг ногу подвернет или даже сломает? Эта мысль заставила Саню покрепче вцепиться в ветку. Еще чего не хватало! А как же тогда клад?

«Ничего, – подумал он, – прыгнуть я всегда успею. И не такое уж здесь пустынное место, обязательно кто-нибудь мимо пройдет».

Нет, что-то роковое было в Санином невезении! И неприятные минуты почему-то всегда были связаны с высотой. В прошлый раз застрял вместе с Пашкой на крыше церкви, сейчас – на сосне… Хотя сейчас он сам виноват. Мог бы и мимо пройти.

Саня посмотрел на испуганную мордочку своего товарища по несчастью и не удержался от улыбки – такая она была забавная, жалкая и милая. Нет, не мог он пройти мимо, какие бы важные дела его ни ожидали! Потому что самое важное дело – это помощь другим. Особенно слабым.

Тут Сане стало немного неловко. Что это он рассуждает, как училка какая-нибудь? Правда, Пашка тоже не колеблется, когда надо кому-нибудь помочь. Они ведь и познакомились в такой ситуации…


Через неделю после приезда на дачу Саня решил, что предстоящее лето все-таки можно не считать потерянным. Если, конечно, не зарядят дожди. Дачная компания оказалась совсем не такая, как говорила вредная Анка. Никто особенно не рассуждал, надо ли «принимать» Саню Чибисова. Приехал новый парень – и отлично. Правда, роли в спектакле «Собака Баскервилей» действительно уже были распределены. Но Саня и не собирался участвовать в спектакле: он неуютно чувствовал себя, когда приходилось что-нибудь изображать, да еще под взглядами многих людей. Даже на детсадовских утренниках не любил стихи читать, не говоря уже про школьные праздники. Ему вполне хватало вечерних посиделок на крыльце седьмой дачи, походов в лес, компьютерных игр у дяди Лени и ежедневного купания в речке.

Купаться ему нравилось больше всего, для этого и компания была не очень нужна. Саня полюбил одиночное плаванье на старой автомобильной камере, которую нашел на дачном чердаке и накачал велосипедным насосом.

Захватив с собой камеру, похожую на неправильно выпеченный огромный бублик, он забредал подальше, потом доплывал до середины прохладной речки, лицом вверх ложился на камеру и медленно плыл вниз по течению.

Саня смотрел в высокое небо, по которому так же медленно плыли облака, и представлял, что плывет по реке Миссисипи, а на плоту вместе с ним – Гек Финн. Или что он не Саня Чибисов, а Тур Хейердал, и камера – вовсе не камера, а знаменитый плот Кон-Тики. И плывет он не по тихой речке, в которой всего и опасностей, что бревенчатая плотинка с водопадом, а по бурному океану, в котором лишь ненадолго установился штиль.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное