Владимир Невежин.

Если завтра в поход…

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

   Несомненно, стремлением противостоять «буржуазному влиянию» мотивировалось требование, обращенное в 1940 г. Молотовым к сотрудникам Народного комиссариата иностранных дел: непосредственно участвовать в повседневной текущей пропаганде по вопросам, касавшимся международного положения, которая велась через прессу, по радио, в сети партийного просвещения. Хорошо информированные и ориентированные при любых изменениях политической ситуации, они были призваны соответствующим образом влиять на своих читателей и слушателей. Однако В.М. Молотов рекомендовал выступавшим в прессе и по радио работникам наркомата иностранных дел пользоваться псевдонимами, чтобы предотвратить «нежелательные спекуляции иностранных дипломатов и журналистов». [176 - Новиков Н.В. Воспоминания дипломата: Записки, 1938–1947. М., 1989. С. 37.] Сам Молотов являлся автором передовых статей в центральных советских газетах, но эти статьи, как правило, печатались без указания его фамилии. [177 - Краминов Д.Ф. Указ. соч. С. 29.]
   К руководству пропагандистской деятельностью был причастен также и Михаил Иванович Калинин (1875–1946), являвшийся с 1938 г. председателем Президиума Верховного Совета СССР. Он относился к числу большевистских функционеров, которые хотя и были полезны И.В. Сталину «своей податливостью и политической бесцветностью», однако никогда не имели авторитета у вождя. [178 - Рубцов Ю.В. Указ. соч. С. 7.]
   М.И. Калинин – крестьянин по происхождению, получил образование в сельской школе. В конце XIX в., работая токарем на Путиловском заводе, стал заниматься революционной деятельностью, вошел в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». С этого времени (1898 г.) ему был впоследствии засчитан партийный стаж. После Октябрьской революции избран городским головой Петрограда. По предложению В.И. Ленина сменил умершего Я.М. Свердлова на посту председателя ВЦИК, который занимал до 1938 г. С декабря 1922 г. – председатель ЦИК СССР. С марта 1919 г. кандидат, с 1926 г. член Политбюро ЦК большевистской партии. Статус М.И. Калинина соответствовал занимаемой им высокой должности в СССР. В то же время его использовали как «официальную вывеску» советской власти, за которой реально стояли Сталин и Молотов. Однако благодаря пропаганде был создан образ «всесоюзного старосты», «дедушки Калинина», выходца из простого народа, который якобы держал в руках бразды правления государством.
   Помимо прочих своих почетных обязанностей как председателя Президиума ВС СССР (вручение наград, поздравление с присвоением званий и т. д. и т. п.) М.И. Калинин выступал с докладами (в том числе – в среде армейских политработников) по вопросам агитации и пропаганды, встречался с представителями средств массовой информации. Тексты его выступлений перепечатывались центральными советскими газетами и журналами, публиковались отдельными брошюрами.
   Сталинская борьба за власть, приведшая к концу 1930-х гг. к оттеснению с политического Олимпа и даже к физическому уничтожению ряда видных большевиков-ленинцев, в том числе – основных «идеологов» партии (Н.И.
Бухарина, Г.Е. Зиновьева, Л. Б. Каменева, К.Б. Радека и других), несколько сузила круг ближайших соратников, выступавших в роли интерпретаторов основополагающих идей вождя.
   Видными фигурами в деле руководства политико-пропагандистской деятельностью в стране со второй половины 1930-х гг. являлись А. А. Жданов (1896–1948) и А. С. Щербаков (1901–1945). Жданов был выходцем из семьи инспектора народных училищ. Окончил реальное училище в Твери, обучался в Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии. С 16 лет участвовал в революционном движении. В 19 лет вступил в РСДРП. Служил в Красной Армии (1918–1920 гг.), был политработником, редактором газеты «Тверская правда». В 34 года стал членом ЦК ВКП(б). Благодаря личному знакомству со Сталиным Жданов, работавший секретарем Нижегородского (Горьковского) губкома (крайкома) ВКП(б), «пошел на повышение». После гибели С.М. Кирова (1934 г.) стал секретарем ЦК ВКП(б), а также Ленинградского городского и областного комитетов партии. С 1935 г. кандидат в члены ЦК ВКП(б).
   В середине 1930-х гг., еще не взойдя на верхние ступени партийной иерархии, А.А. Жданов играл влиятельную роль в сталинском окружении. Жданову поначалу были доверены сельскохозяйственный, планово-финансово-торговый и политико-административный отделы, управление делами и отдел руководящих работников ЦК. Однако постепенно он начал проявлять себя и в совершенно другой, идеологической сфере, стремясь продемонстрировать Сталину «амбициозное намерение утвердиться на ниве руководства партийной пропагандой». [179 - Костырченко Г.В. Указ. соч. С. 158.]
   В мае 1934 г. Политбюро доверило А.А. Жданову руководство подготовкой Первого съезда советских писателей. Именно он сделал на этом съезде основной доклад, в котором прямо сформулировал перед литераторами задачу служения народу, «делу Ленина – Сталина, социализма». Позднее Жданов все чаще стал появляться на различных совещаниях творческой интеллигенции, выступая в качестве своеобразного сталинского рупора. Так, с А.А. Андреевым он проводил совещание советских писателей в конце февраля – начале марта 1938 г., где обсуждалась работа ССП.
   По решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 16 апреля 1937 г. Жданов должен был работать в Москве не десять дней в месяц, как ранее, а один месяц из двух. Активно участвовал он в идеологическом обеспечении репрессивных акций 1937–1938 гг.: лично выезжал в Башкирию, Татарию, Оренбургскую область, где провел «чистку» местных партийных органов. С 27 ноября 1938 г. А.А. Жданов заведовал отделом агитации и пропаганды ЦК ВКП(б). В его компетенцию входили «наблюдение и контроль за органами печати и дача редакторам необходимых указаний». В марте 1939 г. Жданов был избран членом Политбюро. Фактически освободив Сталина от большинства текущих дел в ЦК, он не только получил возможность осуществлять полный, едва ли не единоличный контроль над всей партийно-идеологической сферой, но и стал курировать ВЛКСМ. [180 - Жуков Ю.Н. Указ. соч. С. 99–101.] Вероятно, с той поры у вождя вошло в привычку называть Жданова «надзирателем по идеологии». [181 - Марьямов Г.Б. Указ. соч. С. 11.]
   А.С. Щербаков – выходец из семьи рабочего. Вступил в большевистскую партию в 1918 г. Получил начальное образование, работал на заводе. В период Гражданской войны – на комсомольской работе в г. Рыбинске, затем – в ЦК РКСМ. В 1925–1930 гг. – под началом А.А. Жданова в Нижегородском обкоме партии. Именно Жданов рекомендовал Щербакова (своего шурина) Сталину.
   В 1932 г. А.С. Щербаков начал работать в аппарате ЦК ВКП(б): вначале – заместителем заведующего, затем – заведующим отделом. За его плечами была учеба в Коммунистическом университете им. Свердлова, который он, однако, не закончил, но зато прошел полный курс обучения в Институте красной профессуры (ИКП). В конечном счете Щербаков был включен в кадровый «страховой резерв» с прицелом на руководство партийной пропагандой.
   При поддержке своего «старого шефа» Жданова и по рекомендации самого Сталина он был назначен в 1934 г. оргсекретарем Союза советских писателей. Этому назначению мог в какой-то мере способствовать проявившийся у А.С. Щербакова интерес к художественной литературе. Хотя формально ССП возглавлял М. Горький, на Щербакова было возложено решение всех административных, хозяйственных и политических вопросов. После расформирования Агитпропа он в 1935–1936 гг. возглавлял отдел культурно-просветительной работы ЦК ВКП(б). [182 - Костырченко Г.В. Указ. соч. С. 159.]
   Карьерное продвижение А.С. Щербакова не могло не вызвать раздражения у большевиков «ленинского призыва», в частности, у А.Я. Аросева (1890–1938). Аросев, активный участник революционных событий октября 1917 г. в Москве, в 1926–1934 гг. был полпредом СССР в Литве и Чехословакии. С 1934 по 1938 г. являлся председателем Всесоюзного общества культурной связи с заграницей, а затем репрессирован. А.Я. Аросев, обучавшийся в свое время на философско-филологическом факультете Льежского университета (Бельгия) и владевший в совершенстве несколькими иностранными языками, зафиксировал 5 марта 1935 г. в дневнике свои впечатления от выступления генерального секретаря ССП на писательском пленуме. «Щербаков („не литератор“, как назвал его Аросев), „потрясая руками и головой перед воображаемым врагом, на холостом ходу читал по бумаге написанную ему речь“. При чтении он „пальцем водил по тексту“. „Все знали, – подчеркивал А.Я. Аросев, – что он – только голосовой аппарат, через который передаются директивы…“. [183 - Цит. по: Аросева О.А., Максимова В.А. Без грима. М., 1998.С. 62.]
   Другой старый большевик Е.С. Варга, сталинский «экономический советник», охарактеризовал А.С. Щербакова как одного «из худших представителей самовластной бюрократии». [184 - Варга Е.С. «Вскрыть через 25 лет» // Политические исследования (далее – ПОЛИС). 1991. № 2. С. 157.] Писатель К.И. Чуковский дал ему следующую характеристику: «По культурному уровню это был старший дворник…». [185 - Цит. по: Цензура в СССР. Документы 1917–1991 / Сост. А.В. Блюм. Бохум, 2000. С. 325.]
   Выступавший в роли «голосового аппарата» для передачи партийных директив, Щербаков явно «не сработался» с «инженерами человеческих душ», о чем чистосердечно сообщал Сталину в письме от 2 января 1936 г.. [186 - «Счастье литературы». Государство и писатели. 1925–1938 гг. Документы. М., 1997. Док. № 86.] В результате он был освобожден от руководства ССП. По приглашению А.А. Жданова в 1936–1937 гг. А.С. Щербаков занимал должность 2-го секретаря Ленинградского обкома. 2 июня 1937 г. уже по инициативе Г.М. Маленкова, согласно решению Политбюро, назначен первым секретарем Восточно-Сибирского (Иркутского) обкома ВКП(б). [187 - РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1151. Л. 70.] В апреле – декабре 1938 г. – первый секретарь Донецкого (Сталинского) обкома ВКП(б), затем избран первым секретарем Московской городской и областной организаций ВКП(б). В конечном счете А.С. Щербаков оказался фигурой «компромиссной», которая устраивала не только А.А. Жданова, но и других секретарей ЦК, в частности, А.А. Андреева и Г.М. Маленкова. [188 - Жуков Ю.Н. Указ. соч. С. 103.] В то же время, как свидетельствовали современники, находясь на руководящих должностях, он сочетал в себе крайнюю осторожность со склонностью к перестраховке. [189 - Ортенберг Д.И. Сталин, Щербаков, Мехлис и другие. М., 1995. С. 37, 38, 66, 67, 96, 98; Эренбург И.Г. Указ. соч. С. 236.]
   К концу 1930-х гг. для Жданова и Щербакова был «очищен» путь к руководству политико-идеологической сферой, поскольку их непосредственные предшественники стали жертвами репрессий. Это – А.И. Стецкий (1896–1938), член партии с 1915 г., заведовавший с 1930 г. отделом партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б); Б.М. Таль (1898–1938), большевик с 1918 г, в 1929–1937 гг. занимал последовательно должности заместителя заведующего отделом агитации и пропаганды, заведующего сектором науки, заведующего отделом печати и издательств ЦК, член редколлегии газеты «Правда» и заместитель ответственного редактора «Известий».
   Как уже отмечалось, большевистское руководство придавало огромное значение периодической печати, в первую очередь партийной. В 1931 г. ответственным редактором «Правды» стал Л.З. Мехлис (1889–1953), сменивший сестру Ленина М.И. Ульянову. Мехлис принадлежал к «ограниченному кругу руководителей второго эшелона» из окружения Сталина. [190 - Биографические данные и сведения о деятельности Л.З. Мехлиса почерпнуты из публикаций Ю.В. Рубцова.] Он родился в Одессе, в семье служащего. Получил домашнее образование в объеме полного курса реального училища. Начинал свою трудовую деятельность как конторщик, затем учительствовал. В 1907 г. вступил в Еврейскую социал-демократическую рабочую организацию «Поалей-Цион», в которой состоял до 1910 г. В 1911 г. был призван в армию и участвовал в Первой мировой войне (на Юго-Западном фронте). Революционные события февраля и октября 1917 г., последовавшая гражданская война способствовали вовлечению Л.З. Мехлиса в активную политическую деятельность. В 1918 г. он вступил в большевистскую партию; весной 1919 г. был мобилизован на фронт. Занимал должность политического комиссара запасной маршевой бригады, дивизии, армейской группы, участвовал в боях на Украине против частей П.Н. Врангеля, получил тяжелое ранение в одном из боев.
   По излечении состоял «для особых поручений» при Реввоенсовете (РВС) Юго-Западного фронта. Здесь впервые встретился со Сталиным, членом РВС фронта. Встреча со Сталиным фактически предопределила дальнейшую политическую карьеру Мехлиса. В 1921 г., находясь уже в Москве, он был назначен начальником канцелярии Совета Народных Комиссаров, а в ноябре переведен на работу в Наркомат Рабоче-крестьянской инспекции, который возглавлял Сталин, ставший в апреле 1922 г. Генеральным секретарем ЦК РКП(б). В ноябре 1922 г. Л.З. Мехлиса назначили на должность помощника генсека. Спустя два года он стал первым помощником Сталина и одновременно заведующим бюро Секретариата, которое впоследствии было преобразовано в особый, а затем – в секретный отдел ЦК большевистской партии.
   Таким образом, бывший скромный военком дивизии возглавил важную структуру, занимавшуюся техническим обслуживанием руководящих органов большевистской партии, сотрудники которого, согласно решению ЦК от 19 декабря 1924 г., были заняты «конспиративной партийной работой».
   В январе 1926 г. Л.З. Мехлис по его личной просьбе был освобожден от обязанностей заведующего бюро Секретариата ЦК и помощника секретаря ЦК и зачислен на курсы марксизма при Коммунистической академии. В 1930 г. он окончил полный трехгодичный курс экономического отделения Института красной профессуры.
   По свидетельству А.С. Аросева, Л.З. Мехлису было свойственно невежество, характерное для всех вновь назначенных «культработников». [191 - Аросева О.А., Максимова В.А. Указ. соч. С. 48.] Однако это отнюдь не явилось препятствием для получения Мехлисом ученой степени доктора экономических наук, которая была присвоена ему в ноябре 1935 г. решением бюро президиума Коммунистической академии… без защиты диссертации. [192 - Там же. С. 5–7, 27–64, 83.]
   Подобно А.С. Щербакову, также закончившему ИКП, Л.З. Мехлис вошел в число тех, кто составил «ближайший кадровый резерв» Сталина. Превратившись в «красного профессора», Мехлис сыграл собственную роль в реализации планов вождя по заполнению своими сторонниками важнейших идеологических органов партии. Именно ему и было доверено довершить разгром одного из главных сталинских политических оппонентов Н.И. Бухарина. [193 - Аросева О.А., Максимова В.А. Указ. соч. С. 64.]
   На посту ответственного редактора Л.З. Мехлис приобрел опыт идеологической работы, навыки пропагандистской обработки населения. Эффективность печатной пропаганды он рассматривал с точки зрения того, насколько талантливые люди будут работать в прессе и для прессы. Мехлису удалось привлечь к работе в «Правде» известных писателей. Художественная литература рассматривалась им как составная часть идеологии, а писатели – исключительно как «работники идеологического фронта».
   Деятельность Л.З. Мехлиса в качестве ответственного редактора центрального печатного органа ЦК ВКП(б) была по достоинству оценена сталинским руководством. В мае 1937 г., в связи с 25-летием газеты «Правда», его наградили орденом Ленина. 4 сентября по постановлению Политбюро Л.З. Мехлис возглавил по совместительству отдел печати и издательств ЦК ВКП(б), сменив на этом посту «изъятого» органами НКВД М.Б. Таля. После октябрьского пленума 1937 г. Мехлис стал членом ЦК; он был также избран депутатом Верховного Совета СССР. 22 марта 1938 г. Мехлис вошел в состав Оргбюро ЦК ВКП(б).
   Таким образом, и формально, и фактически ему удалось приобщиться к высшей политической элите.
   Последствием политических репрессий являлось нагнетание «внутриведомственного страха». Начальники и ответственные лица «внезапно исчезали» со своих важных постов. Это приводило к тому, что пропагандистские структуры заполнялись, с одной стороны, людьми образованными, но элементарно некомпетентными в пропагандистской сфере, а с другой – малообразованными и некультурными и уже по этой причине непригодными к политико-идеологической работе.
   Не миновала репрессий и такая специфическая и повсеместно распространенная в условиях советского режима сфера, как государственная цензура. В данной связи нельзя не отметить «плодотворной» деятельности в этом направлении Мехлиса, который «всегда был склонен к самым крайним мерам». [194 - Штеменко М.С. Генеральный штаб в годы войны. Кн. 1. М., 1985. С. 17.]
   Так, едва заняв должность заведующего отделом печати и издательств ЦК ВКП(б), Мехлис начал выявлять «неблагонадежных». В октябре 1937 г. он направил секретарям ЦК ВКП(б) Сталину, Л.М. Кагановичу, А.А. Андрееву, А.А. Жданову и Н.И. Ежову докладную записку, из которой следовало, что «кадры газетной цензуры засорены политически ненадежными людьми». Примечательно, что для подобного вывода Мехлису было достаточно беглого «предварительного знакомства» только с цензорами центральных газет, которых вызвали для этого в отдел печати и издательств. По его мнению, из 25 вызванных, по крайней мере, 8 нельзя было доверять в политическом отношении. В число «сомнительных» (политически неблагонадежных) попали имевшие ранее связи с «врагами народа» либо родившиеся за границей или владевшие иностранными языками. Среди цензоров областных и районных газет бдительный Л.З. Мехлис также быстро определил и тех, кто был склонен к допущению «политических ошибок». Он беспощадно клеймил их за «многочисленные случаи разглашения военных тайн». [195 - История советской политической цензуры… С. 68–69.]
   Вслед за этим вновь назначенный заведующий отделом печати и издательств занялся поисками «крамолы» в руководящем составе Главлита. 22 ноября 1937 г. Л.З. Мехлис направил в ЦК ВКП(б) и в СНК СССР записку «о политическом положении» в этом ведомстве. В документе констатировалось, что лишь за 3 предыдущих месяца из центрального аппарата Главлита было изъято 11 чел., в том числе – первый заместитель начальника и заведующий отделом военной цензуры. В целом же, как подчеркивал Мехлис, «под нажимом отдела печати» из центрального аппарата цензурного ведомства уволили 60 чел., из которых 17 чел. исключили из рядов ВКП(б). Мехлис утверждал, что из 19 представленных на утверждение ЦК кандидатур цензоров центральных газет «почти половина политически сомнительных людей». Кроме того, в вину руководству Главлита было поставлено: создание атмосферы круговой поруки; зажим критики и подхалимаж; указание «о рассылке в десятках тысяч экземпляров списков изымаемых книг с указанием фамилии автора». [196 - История советской политической цензуры… С. 72–73.] Понятно, почему последнее деяние было отнесено Мехлисом к категории «преступных дел». Ведь рассылая изданные массовым тиражом списки изъятой литературы, руководство Главлита фактически дезавуировало заявления советского руководства о наличии свободы слова в СССР. Не обошел он вниманием и факт разглашения в печати, прежде всего по вине работников Главлита, «важнейших военных тайн», в частности, разрешения к изданию книг, раскрывавших расположение предприятий оборонного значения.
   Особую неприязнь, судя по докладной записке Л.З. Мехлиса, вызывал у него начальник Главлита С.Б. Ингулов (1893–1938), занимавший этот пост с июня 1935 г. Мехлис обвинил Ингулова в том, что тот оказывал покровительство «врагам народа», способствовал «засорению аппарата», не желая «по-большевистски» ликвидировать «последствия вредительства в Главлите и сокрытия им от партии своих антипартийных поступков в прошлом». В свете изложенного в упомянутой докладной записке Мехлис предлагал снять Ингулова с должности начальника Главлита, подобрать с помощью отдела печати и издательств новую кандидатуру на его место, а также «очистить аппарат» цензурного ведомства «от политически сомнительных людей». [197 - История советской политической цензуры… С. 72.] В результате активного вмешательства Л.З. Мехлиса С.Б. Ингулов вначале был освобожден от работы, а затем арестован органами НКВД и репрессирован. Его место занял А.С. Самохвалов. Но в его биографии было несколько «компрометирующих» моментов. Так, в 1908–1917 гг. он работал журналистом в газете «Нижегородский листок». Поскольку она являлась печатным органом кадетской партии, в 1918 г. Л.М. Каганович на губернской конференции в Нижнем Новгороде высказался за отвод кандидатуры А.С. Самохвалова в качестве кандидата в члены губкома. Так или иначе, но Самохвалов получил назначение в Главлит лишь в качестве «временно исполняющего обязанности». До этого он занимал должность начальника газетного сектора Главлита (по 1931 г.), затем, с октября 1937 г., являлся заместителем С.Б. Ингулова.
   Уже 13 января 1938 г. в своей докладной записке заведующий отделом печати и издательств ЦК ВКП(б) А.Е. Никитин (впоследствии, в 1939 г., репрессированный), который сменил на этой должности Л.З. Мехлиса, поспешил «отрапортовать» Сталину, Л.М. Кагановичу, А.А. Андрееву, А.А. Жданову, Н.И. Ежову и В.М. Молотову, что А.С. Самохвалов «по своим деловым качествам ни в коей мере не способен, хотя бы кратковременно, стоять во главе такого сугубо политического органа, как Главлит». Никитин внес предложение утвердить уполномоченным по военной цензуре при СНК СССР и начальником Главлита Н.Г. Садчикова (1904–1967).
   Садчиков вступил в большевистскую партию в 1920 г. С 1920 по 1926 г. – на комсомольской работе. В 1929 г. окончил комвуз им. Сталина в Ленинграде, а в 1929–1931 гг. работал в Астрахани. В 1931–1933 гг. учился в аспирантуре при Ленинградской Коммунистической академии, преподавал диалектический материализм в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта. С 1933 по 1937 г. заведовал отделом пропаганды и агитации Октябрьского РК ВКП(б) г. Ленинграда. [198 - История советской политической цензуры… С. 82.]
   В 1938–1939 гг. штат Главлита увеличился с 5800 до 6027 чел., из которых 4279 чел. являлись цензорами. [199 - ГАРФ. Ф. 9425. Оп. 1. Д. 11. Л. 50.] Однако в результате репрессий его кадровый состав пострадал весьма существенно. Репрессии не миновали и кадры местных органов цензуры, в частности, районных уполномоченных обллита. Не случайно культурная и политическая подготовка данной категории цензорского состава находилась на низком уровне. К тому же ее представители не обладали практическим опытом в данной сфере деятельности. Так, по сведениям Л.З. Мехлиса, цензором газеты «Индустрия» назначили некоего Федорова, который работал заведующим складом, гаражом, не имел никакого образования и оказался малограмотным человеком «во всех отношениях». [200 - История советской политической цензуры… С. 69.] Низкий образовательный уровень и некомпетентность цензурных работников приводили порой к курьезным случаям. Например, секретарь Ленинградского обкома партии 10 октября 1939 г. сообщал в докладной записке на имя А.А. Жданова, что один из районных уполномоченных Обллита предложил снять предназначенную для публикации в газете заметку о работе завода только потому, что в ней упоминались револьверные станки. По мнению цензора, на револьверных станках изготовлялись револьверы, и печатать подобный материал означало нарушить военную тайну. [201 - Цензура в СССР. Документы 1917–1991. Док. № 237.]
   Те «методы» достижения номенклатурных постов, которые использовали Л.З. Мехлис, А.Е. Никитин, некоторые другие функционеры, а именно: написание доносов с обвинениями в «политической неблагонадежности» как основного средства для «устранения» (иногда – в буквальном смысле) своих оппонентов, оказывались в атмосфере репрессий весьма эффективными. То и дело возникали межличностные конфликты, которые, по определению Л. Максименкова, «достигали уровня внутриведомственной истерики». Например, ответственный руководитель ТАСС Я.Г. Долецкий 10 февраля 1937 г. в письме на имя Сталина обвинял своего заместителя Я.С. Хавинсона в том, что тот «психически больной» «либо ненормальный». [202 - Кремлевский кинотеатр… С. 44.] В свою очередь, Хавинсон в июне 1937 г. уверял вождя: большинство заграничных корреспондентских кадров и работников центрального аппарата ТАСС не внушают политического доверия. В конечном счете ему удалось добиться ареста Я.Г. Долецкого и впоследствии занять его руководящее место. [203 - Костырченко Г.В. Указ. соч. С. 161.]
   В результате репрессий практически полностью сменился кадровый состав Отдела печати НКИД. На смену репрессированным профессиональным дипломатам и журналистам пришли молодые сотрудники, уже окончившие либо еще обучавшиеся на краткосрочных курсах подготовки при Наркомате иностранных дел. Многие из них «строчили доносы и ораторствовали на собраниях». Эти «беззастенчивые клеветники и карьеристы» периодически устраивали травлю «неугодных» работников Отдела печати. [204 - Гнедин Е.А. Указ. соч. 380.]


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное