Владимир Невежин.

Если завтра в поход…

(страница 5 из 26)

скачать книгу бесплатно

   14 ноября 1938 г. Политбюро утвердило решение «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском „Краткого курса истории ВКП(б)“. Эта книга, которая была написана при непосредственном участии Сталина, в течение десятилетий была в СССР обязательной для изучения. В упомянутом постановлении Политбюро помимо формулировки задачи изучения „Краткого курса истории ВКП(б)“ констатировалась необходимость изменения структуры партаппарата всех уровней. Ранее действовавшие изолированно друг от друга отделы пропаганды и агитации, печати и издательств были объединены в один отдел пропаганды и агитации (ОПиА). В результате значительно упростилась задача контроля над идеологической работой партийных органов. ОПиА контролировал всю печать в стране, следил за литературой и искусством. В его подчинении находился теоретический центр ЦК ВКП(б) – Институт Маркса-Энгельса-Ленина (ИМЭЛ), а также ИМЭЛ в союзных республиках. [137 - Там же. С. 99.]
   Выступая на XVIII съезде ВКП(б) (1939 г.), Сталин выдвинул предложение сосредоточить в одних руках дело партийной пропаганды и агитации, объединив уже существующие соответствующие структурные подразделения ЦК. [138 - XVIII съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М., 1939. С. 31.] С этой целью по его инициативе 3 августа 1939 г. было создано Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (УПА). [139 - Вопросы структуры и деятельности УПА ЦК ВКП(б) в предвоенный период подробно отражены в ряде документальных публикаций (см., напр.: «Литературный фронт»…) и научных исследований (Бабиченко Д.Л. Указ. соч.).] Вместе с Управлением кадров Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) стало одним из двух базисов, на которых отныне предстояло покоиться партаппарату. На УПА были возложены следующие функции: руководство пропагандой и агитацией в стране при помощи подконтрольных ему средств массовой информации, издательств и т. д.; подготовка в теоретическом плане всей массы партийных и государственных служащих, т. е. осуществление «коммунистического воспитания». [140 - Жуков Ю.Н. Указ. соч. С. 110.] Первоначально в составе Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) имелось пять отделов: партийной пропаганды, марксистско-ленинской подготовки кадров, печати, агитации и культурно-просветительских учреждений. В штате УПА насчитывалось 115 чел. В дальнейшем его структура усложнилась, а численность сотрудников значительно увеличилась.
   Разрастание военно-политической функции сталинской системы обусловило создание в 1939 г. по решению XVIII съезда ВКП(б) в райкомах, горкомах, окружкомах, обкомах, крайкомах и ЦК компартий союзных республик военных отделов. Они были призваны оказывать помощь соответствующим органам в деле проведения учета военнообязанных, призывов в армию и мобилизации в случае войны, организовывать противовоздушную оборону, руководить деятельностью Осоавиахима, военно-физкультурной работой спортивных обществ, комсомольских организаций. [141 - Великая Отечественная война Советского Союза, 1941–1945.: В 6 т.
Т. 1. М., 1960. С. 427.]
   Большевистское руководство высоко оценивало политико-пропагандистский потенциал периодической печати. Сталин прямо говорил по этому поводу: «Нет в мире лучшей пропаганды, чем печать – журналы, газеты, брошюры. Печать – это такая вещь, которая дает возможность ту или иную истину сделать достоянием всех». Он характеризовал издательское дело как «крупное машинное производство». [142 - РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 10. Д. 130. Л. 135.]
   Постоянно укреплялась политическая цензура в стране. С этой целью были созданы соответствующие структуры. В частности, более трети ответственных работников Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) сосредоточивались в отделе печати. Этот отдел, во-первых, осуществлял наблюдение за работой центральной и местной периодической печати, проводя в жизнь указания высших партийных органов; во-вторых, следил за проверкой и подбором кадров для редакций газет и журналов; в-третьих, рассматривал тематические планы основных издательств; в-четвертых, отвечал за тиражную политику, наконец, в-пятых, курировал работу Телеграфного Агентства Советского Союза (ТАСС) и Главлита. [143 - Бабиченко Д.Л. Писатели и цензоры… С. 17.]
   Главлит был учрежден декретом СНК СССР от 6 июня 1922 г. (полное наименование – Главное управление по делам литературы и издательств). Сотрудники Главлита занимались предварительным просмотром предназначенных к опубликованию или распространению как рукописных, так и печатных периодических и непериодических изданий, снимков, рисунков, карт и т. д., а кроме того, реализацией распоряжений и инструкций по делам печати, издательств, типографий, библиотек и книжных магазинов. 5 октября 1930 г. было принято постановление СНК СССР «О реорганизации Главного управления по делам литературы и издательств (Главлита)», согласно которому значительно расширялся список запрещенных для опубликования в открытой печати и озвучивания по радио сведений, главным образом, негативно характеризовавших положение внутри СССР.
   В 1930-е гг. Оргбюро, Политбюро ЦК ВКП(б), лично Сталину не раз приходилось решать различные вопросы, связанные с деятельностью Главлита. Так, в связи с ростом тенденции к «всеобщей военизации страны» все больше внимания обращалось на необходимость сохранения военных тайн. В 1933 г. представители руководства наркомата по военным и морским делам СССР (нарком К.Е. Ворошилов и его заместитель М.Н. Тухачевский) обратились в ЦК ВКП(б) со специальной запиской по данному вопросу. В документе, в частности, отмечалось следующее: в союзных республиках, а также в национальных республиках, краях и областях РСФСР «абсолютно неудовлетворительно» поставлено дело охраны государственных и военных тайн. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об усилении охраны государственных тайн». Согласно этому постановлению на начальника Главлита (Б.М. Волина) была возложена обязанность «уполномоченного СНК СССР по охране государственных тайн». В этом же постановлении были намечены меры по усилению охраны военных тайн. Группа Главлита РСФСР по охране государственных тайн выделялась в самостоятельный отдел при Уполномоченном СНК. В союзных республиках при начальниках Главлитов создавались соответствующие структурные подразделения, также подчиненные Уполномоченному СНК СССР. Сотрудники этих отделов, которые были призваны заниматься охраной государственных и военных тайн, считались состоящими на действительной военной службе. [144 - История советской политической цензуры… С. 60–61.]
   31 января 1936 г. на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) рассматривался вопрос о состоянии дел в органах Главлита и в результате был принят проект соответствующего постановления ЦК. Предлагалось выделить Главлит и его органы на местах из системы Наркомпроса, для чего планировалось создать Главное управление по делам цензуры при Совнаркоме СССР, а также подчиненные ему соответствующие управления при СНК союзных и автономных республик. Новое структурное подразделение должно было, среди прочего, решать задачи недопущения «разглашения государственных (военных, экономических, внешнеполитических и др.) тайн в печати, по радио и на выставках». В постановлении ЦК ВКП(б) «О работе Главлита» также обусловливалось рассмотрение перечня сведений, составляющих военную тайну, и, кроме того, намечалось укрепить состав работников военной цензуры «знающими военное дело и политически проверенными товарищами». [145 - История советской политической цензуры… С. 65–67.]
   21 октября 1937 г. Оргбюро приняло постановление, согласно которому в номенклатуру работников, утверждаемых ЦК ВКП(б), были включены цензоры центральных газет. Соответственно, цензоры республиканских, краевых и областных газет утверждались ЦК компартий союзных республик, крайкомами и обкомами, а цензоры районных газет – райкомами партии. Эта мера была предпринята по инициативе руководства отдела печати и издательств ЦК ВКП(б) в целях «ликвидации бесконтрольности в работе Главлита», а также для «укрепления цензорского состава» этого отдела. [146 - Там же. С. 68–69.]
   По состоянию на 24 января 1938 г. было утверждено около 1600 цензоров районных газет решениями бюро райкомов и около 230 цензоров городских, областных и республиканских газет – решениями бюро обкомов, крайкомов, компартий союзных республик. [147 - Там же. С. 70.] В 1938 г. учрежден специальный институт политредакторов, которые проверяли работу цензоров, строго следя за соблюдением специального «Перечня сведений, составляющих государственную тайну». [148 - Гаряева Т.М. Советская политическая цензура (История, деятельность, структура) // Исключить всякие упоминания…: Очерки истории советской цензуры. Минск, 1995. С. 20, 27, 30, 35.]
   К концу 1930-х гг. контроль Главлита распространялся на 70 000 библиотек, им было охвачено около 1800 журналов. Цензоры предварительно проверили содержание почти 40 000 названий книг общим тиражом порядка 700 млн. экземпляров. [149 - ГАРФ. Ф. 9425. Оп. 1. Д. 11. Л. 3.] Штат Главлита в 1938 г. составлял 5800 чел.. [150 - Там же. Л. 4.]
   9 февраля 1923 г. по постановлению Совнаркома РСФСР в составе Главлита был образован Комитет по контролю над зрелищами и репертуаром. Помимо драматического репертуара, в ведение этого Комитета входил контроль над любыми публичными зрелищами и выступлениями, будь то лекции, доклады, исполнение эстрадных и музыкальных произведений. [151 - История советской политической цензуры… С. 39–40.]
   Позднее, в 1929 г., возникло Главное управление по делам искусств, что, в свою очередь, потребовало разграничения сферы деятельности этого структурного подразделения и Реперткома. Наркомпрос принял 26 февраля 1929 г. специальное распоряжение по данному вопросу. [152 - Там же. С. 283–284.] Репертком должен был осуществлять «политический контроль за репертуаром зрелищных предприятий», не вмешиваясь, однако, «в ту или иную трактовку или стиль публичного исполнения (постановки) произведения». Но на практике то и дело происходило «вторжение» его в данную сферу. [153 - Блюм А.В. Советская цензура в эпоху тотального террора. 1929–1953. СПб., 2000. С. 29.]
   26 февраля 1934 г. СНК РСФСР постановил, во-первых, переименовать Комитет по контролю за репертуаром в Главное управление по контролю за зрелищами и репертуаром (ГУРК), а во-вторых, передать его в состав Наркомпроса РСФСР. В этом постановлении излагались Общие положения, регламентировавшие деятельность, предметы ведения, определялись местные органы ГУРК. [154 - История советской политической цензуры… С. 63–64.] В его ведении оказался политико-идеологический контроль над репертуаром кино, театра, а также – за исполнением музыкальных произведений.
   Таким образом, Репертком был отделен от Главлита и превратился в структурное подразделение, действовавшее под непосредственным руководством Наркомпроса.
   Важнейшим внешнеполитическим ведомством СССР являлся Народный комиссариат иностранных дел (НКИД). В его составе функционировал, в частности, Отдел печати, который отвечал в числе прочего и за работу с иностранными корреспондентами. В конце 1930-х гг. Отдел печати НКИД стал заниматься также предварительным просмотром статей на международные темы, которые предназначались для публикации в центральной советской прессе (кроме газеты «Правда»). [155 - Гнедин Е.В. Указ. соч. С. 382.]
   Телеграфное Агентство Советского Союза, возникшее в 1925 г., являлось центральным информационным органом СССР. В ноябре 1934 г. было принято постановление ЦК ВКП(б), согласно которому ТАСС наделялось исключительным правом распространения внутри страны иностранной и общественной информации. [156 - Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1986). Изд. 9-е. Т. 7. М., 1985. С. 181.]
   Радиовещание, наряду с издательской деятельностью, играло важную роль в распространении большевистской пропаганды. Существовала целая система центральных, республиканских и местных программ с общим объемом вещания 383 часа в сутки. [157 - Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Военно-исторические очерки. Кн. 1. С. 60.] Центральное радиовещание, включая передачи на 14 языках за границу, ежедневно передавало в эфир свыше 30 печатных листов текста. [158 - РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 73. Л. 18.] Помимо этого в рамках созданного в 1933 г. Всесоюзного комитета по радиофикации и радиовещанию при СНК СССР (ВРК) функционировал Иностранный отдел (отдел Инорадио). Вещанием на зарубежные страны постоянно занималось в тот период около 150 чел.. [159 - Позняков В.В. Указ. соч. C. 166, 169.]
   Кино было весьма популярно в СССР и одновременно являлось, по словам Сталина, «величайшим средством массовой агитации». [160 - Сталин И.В. Организационный отчет Центрального комитета XIII съезду РКП(б). 24 мая 1924 г. // Сталин И.В. Соч. Т.6. С. 217.] Не раз в своих выступлениях он говорил о значении кино. По его мнению, каждая выпущенная в СССР кинокартина должна была иметь большой общественно-политический резонанс. [161 - Марьямов Г. Кремлевский цензор. Сталин смотрит кино. М., 1992. С. 48–49.] С учетом этого Сталин и его ближайшие соратники осуществляли тщательный контроль над производством кинофильмов и даже устанавливали, какие именно темы должны освещать в своих произведениях советские кинематографисты. [162 - Подробнее об этом см., напр.: Кремлевский кинотеатр…]
   Средства массовой информации настраивались на восприятие значительными контингентами людей. В таких условиях не учитывались запросы небольших групп, а тем более – отдельной личности. Подобная задача и не ставилась. Кроме того, специфика средств массовой информации предопределяла отсутствие живой обратной связи, характерной для непосредственного общения людей между собой. Требовалось дополнительно проводить устную агитационно-пропагандистскую работу, которую не могла заменить периодическая печать. Не случайно устной пропагандой в конце 1930-х гг. постоянно занималось более 112 тыс. чел.. [163 - Советская культура в реконструктивный период, 1928–1941. М., 1988. С. 212.]
   Велика была тяга Сталина к общению с писателями. В свою очередь, именно писатели во многом способствовали его возвеличиванию. Большое значение правящий режим придавал руководству литературой и искусством. Интеллектуальная элита постоянно находилась в поле зрения большевистских функционеров. Ее духовный потенциал всесторонне использовался для пропаганды советского строя и коммунистической идеологии. Около 45 тысяч писателей, журналистов, редакторов, а также свыше 100 тысяч человек, принадлежавших к «прочему культурно-политико-просветительскому персоналу», десятки тысяч «работников искусства» [164 - Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги. М., 1992. Табл. № 35.] были призваны участвовать в этой нелегкой и по-своему опасной деятельности. [165 - Подробнее об этом см., напр.: Большая цензура…]
   Высшее военное руководство уделяло особое внимание политической работе среди личного состава Вооруженных Сил. Нарком обороны СССР маршал К.Е. Ворошилов требовал максимально усилить его политическое воспитание. «Нужна упорная, хорошо продуманная работа над непрерывной политической, классовой, партийной шлифовкой кадров армии», – заявлял он. [166 - М.Н. Тухачевский и «военно-фашистский заговор» II. // Военные архивы России. Вып. 1. М., 1997. С. 170.] Общее руководство партийно-политической работой в воинских соединениях и частях находилось в ведении Политического управления Рабоче-Крестьянской Красной Армии (ПУРККА), которое было создано в 1929 г. и функционировало на правах самостоятельного отдела ЦК ВКП(б). Согласно Положению от 22 ноября 1934 г. ПУРККА имело следующую структуру. В подчинении начальника Политуправления, действовавшего в тесном контакте с парткомиссией, находились 7 отделов: руководящих партийных органов; культуры и пропаганды ленинизма; кадров; политико-пропагандистской работы в военно-воздушных силах; политико-пропагандистской работы в автобронетанковых частях; политико-пропагандистской работы в морских силах; отдел снабжения политпросветимуществом.
   8 января 1938 г. по постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) была проведена новая реорганизация Политического управления РККА. В его составе стало функционировать 9 отделов вместо прежних 7. Отдел культуры и пропаганды ленинизма оказался разделенным на два: партийной пропаганды, агитации и печати и культурно-просветительной работы. Упразднялся отдел политико-пропагандистской работы в морских силах, но зато возникли два новых: по работе среди комсомольцев и мобилизационный.
   В распоряжении ПУРККА имелась мощная издательская база. Центральным печатным органом являлась газета «Красная звезда». Помимо этого выходила газета «На страже», освещавшая деятельность массовых оборонных организаций (с 1939 г. периодичностью три раза в неделю). В центральной газете «Боевая подготовка» регулярно помещались материалы, ориентированные на личный состав отделения и взвода (выходила до 12 июля 1941 г.).
   Постоянно возрастала сеть окружных изданий. В 1938 г. имелось 13 ежедневных газет такого рода, а в 1941 г. – уже 17. Кроме того, к 22 июня 1941 г. издавалось 11 военных журналов. [167 - Осьмачко С.Г. Указ. соч. С. 136.] Крупнейшие из них («Пропагандист и агитатор РККА» и «Политучеба красноармейца») являлись печатными органами Политуправления РККА. Последний начал выходить по решению ЦК ВКП(б) с февраля 1939 г. и предназначался для групповодов (руководителей) политических занятий с личным составом. [168 - Петров Ю.П. Указ. соч. С. 330, 331.] В 1939 г. его тираж составлял 80 тыс. экз. Оргбюро ЦК ВКП(б) в 1939 г. постановило увеличить тираж журнала на 25 тыс. экз. Вдвое меньшим был в 1939 г. тираж журналов «Партийно-политическая работа в РККА» и «Красноармеец» (по 50 тыс. экз. каждый). [169 - РГАСПИ. Ф. Там же. Д. 13. Л. 138.]
   Армейская периодическая печать играла ведущую роль в политико-пропагандистской работе. Помимо двух названных центральных журналов и газет («Красная звезда», «Боевая подготовка», тиражом по 500–600 тыс. каждая), [170 - Клочков В.Ф. Указ. соч. С. 44.] в апреле 1939 г. по решению ЦК ВКП(б) стали создаваться армейские газеты. В конце 1930-х гг. издавалось, помимо 2 центральных, 16 окружных, 11 армейских, 3 корпусных, 589 газет соединений и учебных заведений. [171 - Известия ЦК КПСС, 1990. № 3. С. 198.]
   10 мая 1937 г. в Красной Армии был введен институт военных комиссаров, которые действовали во всех войсковых частях, начиная от полка и выше, в штабах, управлениях и учреждениях. В составе отдела руководящих партийных органов ПУРККА существовало специальное отделение по изучению политико-морального состояния командиров и начальствующего состава, куда стекалась вся информация об этой категории руководителей.
   Сталин и его идеологи обеспечивали абсолютный контроль над пропагандистской сферой. В подобной обстановке все новации, политико-идеологические кампании, в которых решающая роль отводилась пропаганде, начинались лишь после принятия советским вождем соответствующих решений, которые «озвучивались» его ближайшими соратниками. Это создавало определенные условия для стабильного функционирования партийно-пропагандистской машины.


   Как уже отмечалось, для системы тотальной пропаганды, которая достигла своего расцвета в СССР во второй половине 1930-х гг., была характерна крайняя централизация. Большевистское руководство предпринимало радикальные меры в этом направлении для превращения ее в надежный инструмент проведения курса на укрепление правящего режима.
   Кадровая политика Сталина имела своим итогом переход власти от старой большевистской гвардии к партийной молодежи, выдвинувшейся при его содействии. Он намеревался не только устранить путем репрессий и запугивания потенциальную угрозу со стороны своих идеологических оппонентов и противников, но и стремился утвердиться в качестве единодержавного диктатора.
   Сталин лично осуществлял полный контроль над партийной пропагандой. В 1934 г. и в 1935 г. при распределении обязанностей между секретарями ЦК ВКП(б) вождь оставлял за собой «наблюдение» за отделом культуры и пропаганды. [172 - Костырченко Г.В. Указ. соч. С. 159.]
   В 1930-е гг. в общественное сознание активно внедрялась большевистская идеология, изначально рассчитанная на восприятие широкими массами. Советское руководство стремилось использовать в своих целях постулаты марксизма-ленинизма, приспособить их к решению текущих политических задач. Сталин негативно относился к проявлению партийными функционерами неоправданной «активности», если она не была предварительно одобрена руководством большевистской партии в лице Центрального Комитета и Политбюро. Ему приписывается следующее заявление: «Слыхано ли у нас, чтобы работник ЦК проявлял собственную линию, выступал по собственной инициативе?». [173 - Независимая газета. 1999. 9 сент. С. 16.]
   Кроме того, во второй половине 1930-х гг. уже сложилась практика, когда даже отдельные мысли вождя, звучавшие в застольных речах в узком кругу его приближенных, становились ключевыми при проведении политико-идеологических кампаний. [174 - Подробнее см.: Невежин В.А. Застольные речи Сталина…] Так, 7 ноября 1937 г., после парада и демонстрации на Красной площади по случаю 20-летия Октябрьской революции, Сталин в своих тостах, с одной стороны, высказался за беспощадное уничтожение «врагов народа», «действиями и мыслями» покушающихся на «единство социалистического государства», с другой – за «средние кадры» – партийные, хозяйственные, военные, которые, по его мнению, являлись опорой советского строя, обеспечивая «успех дела». Присутствовавший в числе других сталинских соратников на обеде Г.М. Димитров немедленно заявил, что это указание «будет учтено в партии». [175 - Димитров Г. Указ. соч. С. 129.]
   При проведении политико-идеологических кампаний 1930-х – начала 1940-х гг. пропагандистские структуры брали на вооружение не только основополагающие высказывания и указания Сталина, но и соответствующие письменные и устные выступления его ближайших соратников. Одним из основных проводников сталинских идей в идеологической сфере являлся Вячеслав Михайлович Молотов (1890–1986). Его отцом был приказчик; мать происходила из богатой купеческой семьи. В 16 лет Молотов (настоящая фамилия – Скрябин) вступил в РСДРП, примкнул к большевикам. Окончил Казанское реальное училище (1908 г.), а затем обучался на экономическом факультете Петербургского политехнического института. Завершить университетское образование Молотову не удалось, поскольку его арестовали за революционную деятельность и отправили в ссылку. Участвовал в создании газеты «Правда», являлся ее секретарем (1912–1913 гг.). В период Октябрьской революции 1917 г. – соратник В.И. Ленина, в послереволюционный период – один из активных приверженцев Сталина, который сменил его на посту Генерального секретаря ЦК большевистской партии в 1922 г. В 1921 г. В.М. Молотов избран кандидатом в члены, а в 1926 г. – членом Политбюро. В 1930 г. стал главой советского правительства, назначен председателем Совета Народных Комиссаров СССР.
   Поскольку Молотов занимал высокие государственные посты, он оказался в предвоенные годы одним из наиболее приближенных к Сталину функционеров большевистской партии. В его устных выступлениях и газетных статьях, публиковавшихся преимущественно под псевдонимом либо вовсе без подписи, давалась оценка главных событий внутри страны и внешнеполитических акций СССР. Уже само по себе данное обстоятельство предопределяло широкое использование высказываний и указаний В.М. Молотова в политико-пропагандистской деятельности.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное