Владимир Невежин.

Если завтра в поход…

(страница 4 из 26)

скачать книгу бесплатно

   В современной российской и зарубежной историографии большое место уделяется проблеме социальной мобилизации в СССР на начальном этапе Второй мировой войны. В данной связи уделяется внимание политико-идеологическим кампаниям, осуществлявшимся в Советском Союзе, которые можно рассматривать как один из действенных способов ее осуществления. Это, в свою очередь, дает возможность оценить реальные возможности воздействия с помощью подобного рода кампаний господствующего режима на общественное мнение, составить представление об особенностях мобилизационных процессов.
   В конкретных условиях конца 1930-х – начала 1940-х гг., когда в СССР уже существовала система тотальной пропаганды, политико-идеологические кампании осуществлялись с применением всего имеющегося инструментария, начиная от устной агитации и кончая средствами массовой информации и печати. Разразившаяся 1 сентября 1939 г. Вторая мировая война обусловливала необходимость социальной мобилизации советского общества, в основу которой была положена психологическая подготовка к неизбежному вооруженному столкновению с «капиталистическим окружением». Выражаясь языком современной политологии, это был конфликтный тип мобилизации, где превалирующим являлся фактор угрозы извне. Соответственно, в предлагаемом исследовании рассматриваются политико-идеологические кампании, направленные на формирование, главным образом у личного состава Красной Армии, стереотипов и связанные с подготовкой и проведением военных действий в периоды: 1) «освободительного похода» 1939 г. в Западную Украину и в Западную Белоруссию; 2) «Зимней войны» 1939–1940 гг. против Финляндии; 3) подготовки к вооруженному столкновению с Германией (май-июнь 1941 г.), которая велась под лозунгом «наступательной войны».
   Несомненный прогресс, достигнутый к настоящему времени в изучении обстоятельств и хода советско-финляндской («Зимней») войны 1939–1940 гг., [81 - Зимняя война 1939–1940. Кн. 1 Политическая история. М., 1998; Советско-финляндская война 1939–1940. В 2 т. Т. 2. СПб., 2003. С. 495–515.] позволил по-новому взглянуть на содержание советской пропаганды. Однако встречаются утверждения, что, будучи примитивной, нечеткой, построенной на нереальных предположениях и дезинформации, она не выполнила задач, стоявших перед ней в тот период. [82 - Ксенофонтова Н.Ф. Советско-финлядская война в освещении советской пропаганды (1939–1940 гг.) // Великая Отечественная война в оценке молодых: Сб. статей студентов, аспирантов, молодых ученых. М., 1997. С. 45.] Подобного рода оценки, хотя и отвечают в какой-то степени реалиям «Зимней войны», однако являются излишне категоричными и не могут способствовать объективному изучению названной темы. В данной связи в монографии уделяется внимание эволюции советской пропаганды в преддверии, в течение и по завершении этой войны. Автор опирался не только на публикации своих предшественников, в которых в той или иной степени отражена названная тема, [83 - Мельтюхов М.И.
Упущенный шанс Сталина…; Осьмачко С.Г. Указ. соч. и др.] но и на собственные разработки. [84 - Невежин В.А. Советская пропаганда в период «зимней войны» // 105 дней «зимней войны». К шестидесятилетию советско-финляндской войны 1939–1940 гг. // СПб, 2000. С. 86–97; он же. Финляндия в советской пропаганде периода «зимней войны» (1939–1940) // Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия. Вып. 1. М., 2000. С. 284–305; он же. Политико-идеологические кампании Кремля (1939–1941 гг.)…]
   Общепризнанна та специфическая особенность сталинского режима, что Сталин практически единолично (либо внутри «узкого круга» своих соратников) принимал важнейшие решения по основным проблемам внутренней и внешней политики. Лишь после этого принятые решения (устно или письменно) передавались по «инстанциям». В данной связи представляет первостепенный интерес содержание выступлений Сталина перед выпускниками военных академий РККА 5 мая 1941 г., за семь недель до начала войны между Германией и СССР. Ранее автор монографии неоднократно обращался к анализу содержания этих выступлений, осознавая их большую пропагандистскую значимость. [85 - Невежин В.А. Выступление Сталина 5 мая 1941 г. и поворот в пропаганде. Анализ директивных материалов // Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? C. 147–168; он же. Речь Сталина 5 мая 1941 г. и апология наступательной войны…; он же. Синдром наступательной войны… Глава четвертая; он же. Москва, Кремль, 5 мая 1941 года // Военно-исторический журнал. 2001. № 5. С. 62–69; он же. Так что же сказал Сталин 5 мая 1941 г.? Историография вопроса // Преподавание истории в школе. 2001. № 5. С. 17–23; он же. Оценка Сталиным Германии как потенциального противника накануне 22 июня 1941 года // Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия. Вып. 2. М., 2002. С. 101–111; Nevezhin V.A. Stalin’s Speech of 5 May 1941 and the Apologia for Offensive War // Russian Studies in History. Vol. 36. 1997. № 2. P. 48–72; Nevezhin V.A. Stalin’s 5 May 1941 Adresses: The Experiens of Interpretation // The Journal of Slavic Military Studies. Vol. 11. 1998. № 1 (March). P. 116–146; Niewieїyn W. Wehrmacht w ocenie Stalina w przededniu wojny niemiecko – sowieckiej // Arcana (Krakо€w). 2000. № 2. S. 155–166.] На рубеже XX–XXI вв. появились работы отечественных и зарубежных исследователей, в которых также содержатся разнообразные интерпретации сказанного советским вожде -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


а, [86 - Басистов Ю.В. Сталин – Гитлер. От пакта до войны. СПб., 2001. С. 145–150.] -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  
 -------


зыменского, [87 - Безыменский Л.А. Гитлер и Сталин перед схваткой. М., 2000. С. 421–442.] О.В. Вишлева, [88 - Вишлев О.В. Накануне 22 июня 1941 года… С. 79–102.] М.А. Гареева, [89 - Гареев М.А. Факты, опровергающие недобросовестные утверждения.] Ю.В. Емельянова, [90 - Емельянов Ю.В. Указ. соч. С. 199–200.] А.В. Шубина, [91 - Шубин А.В. Мир на краю бездны. От глобального кризиса к мировой войне: 1929–1941 годы. М., 2004. С. 487–488.] историков из Германии (Б. Бонвеча [92 - Bonwetsch B. Nochmals zu Stalins Rede am 5. Mai 1941. Quellenkritisch-historiographishe Bemerkungen // Osteuropa: Zeitschrift fьr Gegenwartsfragen des Ostens. 1992. № 6. S.536–542.] и Й. Хоффмана [93 - Hoffmann J. Stalin’s War of Extermination 1941–1945. Planning, Realization and Documentation. Capshaw, 2001. P. 39–51.]), Израиля (Г. Городецкого [94 - Городецкий Г. Роковой самообман: Сталин и нападение Германии на Советский Союз. М., 1999. Рец.: Невежин В.А. Намеревался ли СССР напасть на Германию? // Книжное обозрение «Ex libris НГ». 1999. 18 нояб. С. 13.]).
   В предлагаемой монографии основное внимание сосредоточено на доказательстве того, что выступления Сталина перед выпускниками военных академий явились своеобразным «посылом», главной отправной точкой развернувшейся в мае-июне 1941 г. политико-идеологической кампании, которая велась под лозунгом наступательной войны.
   В таком же контексте трактуется и «Опровержение ТАСС» от 9 мая 1941 г. В книге показано, какая роль была предназначена этому опровержению, в написании текста которого принял участие лично Сталин, и какое место отводилось ему вождем в упомянутой пропагандистской кампании.
   Еще одним «посылом сверху» в разворачивающейся политико-идеологической кампании явилась публикация буквально накануне германо-советской войны сталинского письма «О статье Энгельса „Внешняя политика русского царизма“, адресованного членам ЦК ВКП(б). [95 - Сталин И.В. О статье Энгельса «Внешняя политика русского царизма» // Большевик. 1941. № 9 (май). С. 1–5.] Ранее нами уже делался краткий обзор суждений авторов 1960-х – первой половины 1990-х гг. на сей счет. [96 - Невежин В.А. Синдром наступательной войны… С. 20–21.] Позднее появились новые работы, в которых затрагивается данный вопрос. [97 - Бордюгов Г.А. Гитлер приходит к власти: новые доминанты внешнеполитических решений сталинского руководства. 1933–1934 годы // Отечественная история. 1999. № 2. С. 38–41; Бордюгов Г.А. Чрезвычайный век российской истории: четыре фрагмента. СПб., 2004. С. 139–169; Бордюгов Г., Бухараев В. Национальные истории в революциях и конфликтах советской эпохи. М., 1999. С. 17–19, 29; Павлова И.В. Указ. соч. С. 417–418; И.В. Сталин – «О статье Энгельса „Внешняя политика русского царизма“ – и идеологическая подготовка к мировой войне (Вступительная статья М.В. Зеленова) // Вопросы истории. 2007. № 7. С. 3–40; Мартиросян А.Б. 22 июня. Правда генералиссимуса. М., 2005. С. 223–230.] В предлагаемом исследовании сам факт публикации письма Сталина интерпретируется, наряду с его выступлениями перед выпускниками военных академий РККА 5 мая 1941 г. и «Опровержением ТАСС» от 9 мая 1941 г., в качестве «посыла» в разворачивавшейся политико-идеологической кампании.
   Как уже отмечалось, в ходе «незапланированной дискуссии» российских историков был поднят вопрос о размахе работы пропагандистского аппарата большевистской партии накануне германо-советской войны 1941–1945 гг. Исследователям удалось выявить архивные материалы по данной теме, которые были частично опубликованы и проанализированы. Эти материалы готовились в Центральном Комитете ВКП(б), Управлении пропаганды и агитации (УПА) ЦК ВКП(б), Главном управлении политической пропаганды Красной Армии во второй половине мая – первой половине июня 1941 г. В названных документах было воплощено сталинское указание о переходе «к военной политике наступательных действий», прозвучавшее в выступлении перед выпускниками военных академий РККА 5 мая 1941 г. Из анализа их содержания следует, что накануне 22 июня 1941 г. в советской пропаганде наметился коренной поворот: она начала перестраиваться под лозунгом «наступательной войны». [98 - Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера?… С. 122–168; Невежин В.А. Синдром наступательной войны… С. 215–235; Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина… С. 415–453.]
   Данная точка зрения разделяется рядом российских [99 - Тоталитаризм. Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления. М., 1996; Гречухин П.Б. Указ. соч. С. 172; Молодяков В.Э. Начало Второй мировой войны: геополитические аспекты // Отечественная история. 1997. № 5. С. 128–137; он же. Рец. на кн.: В.А. Невежин. Синдром наступательной войны… // Отечественная история. 1998. № 3. С. 183–185; Соколов Б. Пропаганда как зеркало реальной политики // Независимое военное обозрение. 1998. № 5(79). 6-12 февраля и др.] и зарубежных исследователей. [100 - Wehner M. Der letzte Sowjetmythos. Ein russischer historikerstreit: Die Debatte ьber Stalins Angriffplдne 1941 // Frankfurter Allgemeine Zeitung. 1996. Seite № 6 / Mittwoch, 10. April. № 84; Раак Р.Ч. Источник из высших кругов Коминтерна о планах Сталина, связанных со Второй мировой войной // Отечественная история. 1996. № 3. С. 45, прим.9; Бонвеч Б. Наступательная стратегия – наступление – нападение. Историк из Германии о дискуссии вокруг событий 1941 года // Отечественная история. 1998. № 3. С. 24; Derbski S. Syndrom wojny zaczepnej w sowieckiej propagandzie 1939–1941 // Arcana. 1998. № 5. S. 110.] Вместе с тем наблюдается тенденция снизить значимость политико-идеологической кампании большевистской пропаганды, начавшейся после 5 мая 1941 г., но так и не завершенной по объективной причине – в связи с нападением Германии на СССР. [101 - Вишлев О.В. Накануне 22 июня 1941 года… С. 80; Костырченко С.В. Указ. соч. С. 221.]
   Учитывая всю важность темы пропагандистской подготовки СССР к наступательной войне и неоднозначную ее трактовку в отечественной и зарубежной историографии, автор предлагаемой монографии счел необходимым вновь обратиться к ней. Он ставил перед собой задачу дать представление о директивных и инструктивных материалах, готовившихся в мае-июне 1941 г. в ГУППКА, с основной целью – показать, что уже на стадии подготовки проекты этих пропагандистских документов рассматривались как руководство к действию, поскольку в них практически полностью были отражены и дополнены сталинские идеи, высказанные в выступлениях 5 мая 1941 г.
   Для решения поставленных в данном исследовании задач использовались разнообразные архивные материалы и опубликованные документы, дневники и мемуарная литература.
   При написании монографии удалось привлечь некоторые ранее малодоступные источники. Основной комплекс архивных материалов, использованных автором, – документы РГАСПИ. В первую очередь привлекли внимание дела, относящиеся к деятельности Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК ВКП(б). К этим материалам тесно примыкают документы личных фондов Сталина, [102 - РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11.] В.М. Молотова, [103 - Там же. Ф. 82.] а также А.А. Жданова [104 - Там же. Ф. 78.] и А.С. Щербакова, [105 - Там же. Ф. 88.] курировавших работу Управления пропаганды и агитации.
   Для понимания действия пропагандистского механизма советского режима многое дают документы, отложившиеся в фонде УПА ЦК ВКП(б) РГАСПИ. В совокупности с материалами из личных фондов Сталина и его соратников, а также Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК они способствуют созданию наглядного представления о механизме разработки основных директивных и инструктивных материалов, развертывания политических кампаний, связанных с процессом идеологической подготовки СССР к войне во второй половине 1930-х – начале 1940-х гг.
   На рубеже XX–XXI вв. в научный оборот были введены источники о переосмыслении сталинским руководством опыта военных действий Красной Армии 1938–1940 гг., в особенности – итогов «Зимней войны» против Финляндии. Среди них – тексты: выступления Сталина на совещании при ЦК ВКП(б) начальствующего состава (17 апреля 1940 г.), [106 - Тайны и уроки зимней войны, 1939–1940. СПб., 2002. С. 504–516; Зимняя война 1939–1940. Кн. 2. И.В. Сталин и финская кампания. (Стенограмма совещания при ЦК ВКП(б). М., 1998. С. 272–282.] его указаний на заседании комиссии Главного военного совета (21 апреля 1940 г.). [107 - Военно-исторический журнал. 2001. № 3. С. 95–96.]
   Американским историком Д. Бранденбергером был опубликован доклад Л.З. Мехлиса о военной идеологии. [108 - «Ложные установки в деле воспитания и пропаганды»…] При этом Брандербергер, к сожалению, допустил некоторые неточности. Во-первых, он неправильно назвал должность Л.З. Мехлиса (начальник Главного политического управления РККА), во-вторых, историк неверно указал дату, когда был сделан этот доклад (13 мая 1940 г.). [109 - М.И. Мельтюхов, ссылаясь на публикацию Д. Бранденбергера, писал, что совещание по военной идеологии имело место 13–14 мая 1940 г., а Л. З. Мехлис выступил на нем «с основным докладом» (Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина… С. 344). См. также: Рубцов Ю.В. Указ. соч… С. 95.] В-третьих, Д. Бранденбергер необоснованно утверждал, что доклад о военной идеологии был сделан на совещании, созванном наркомом обороны. [110 - «Ложные установки в деле воспитания и пропаганды…». С. 82.] Что касается должности Мехлиса, то до сентября 1940 г. он являлся начальником Политического управления (а не Главного политического управления) РККА. Другие неточности, допущенные американским исследователем, легко поправимы, если обратиться к публикации материалов комиссий Главного военного совета (ГВС) РККА по итогам «Зимней войны» (апрель-май 1940 г.), которая осуществлена силами научных сотрудников РГВА. [111 - «Зимняя война»: работа над ошибками (апрель-май 1940 г.). Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании. М.: СПб., 2004.] Из нее, в частности, следует, что Л.З. Мехлис сделал свой доклад о военной идеологии не 13 мая, как утверждал Д. Бранденбергер, а 10 мая 1940 г., и не на совещании, созванном наркомом обороны, а на пленарном заседании комиссии ГВС. [112 - Там же. С. 328, 329.] В упомянутом издании не только вновь опубликован текст доклада Мехлиса, но и впервые вводится в научный оборот стенограмма заседания этой комиссии 13–14 мая 1940 г. с обсуждением выступления начальника ПУРККА. [113 - Там же. С. 329–389. К сожалению, при публикации стенограммы пленарного заседания ГВС по вопросу военной идеологии в заголовок вкралась опечатка. Следует читать не 13–14 апреля 1940 г., а 13–14 мая 1940 г. (Там же. С. 344). Материалы стенограммы частично введены в оборот М.И. Мельтюховым. См.: Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина… С. 345.]
   О размахе политико-идеологической кампании, которая была инициирована сталинскими выступлениями перед выпускниками военных академий РККА 5 мая 1941 г., позволяют судить различного рода опубликованные и архивные материалы. Среди них – первый вариант проекта директивы ГУППКА «О задачах политической пропаганды в Красной Армии на ближайшее время». Он был представлен А.А. Жданову и А.С. Щербакову в конце мая 1941 г. Затем дважды обсуждался на Главном военном совете и, как считается, 20 июня 1941 г. был передан Сталину, но тот не успел одобрить его до начала войны с Германией.
   К нему примыкает составленный в ГУППКА и уже привлекавший внимание исследователей доклад «Современное международное положение и внешняя политика СССР», [114 - Позняков В.В. Указ. соч. С. 169; Готовил ли Сталин?… С. 123; Невежин В.А. Синдром наступательной войны… С. 149.] основные положения которого перекликаются с изложенными в них мыслями.
   Большую значимость представляют ранее не публиковавшиеся и лишь в конце XX в. введенные в научный оборот тексты выступлений Ленина [115 - В.И. Ленин. Неизвестные документы…] и Сталина. [116 - 1941 год. Документы. Кн. 2. М., 1998. Док. № 437; Зимняя война 1939–1940. Кн. 2; Невежин В.А. Застольные речи Сталина. Документы и материалы. М.; СПб., 2003.] В монографии также использованы сборники документов о партийно-политической работе в РККА. [117 - Партийно-политическая работа в боевой обстановке. Сб. док-тов, изданных во время освободительного похода в Западную Украину и Западную. Белоруссию; Партийно-политическая работа в Красной Армии…] На рубеже XX–XXI вв. вышли в свет документальные издания, в которых нашла отражение фундаментальная проблема «Власть и художественная интеллигенция», в частности, такие ее аспекты, как осуществление большевистской партией и советским государством повседневного руководства литературой и искусством, подчинения их текущим политико-пропагандистским задачам. [118 - «Литературный фронт». История политической цензуры 1932–1946 гг. Сб. документов. М., 1994; Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) – ВКП(б), ВЧК – ОГПУ – НКВД о культурной политике. 1917–1953. М., 1999; Большая цензура: Писатели и журналисты в Стране Советов. 1917–1956. М., 2005; Кремлевский кинотеатр, 1928–1953: Документы. М., 2005.]
   Выше уже отмечалась актуальность анализа состояния советского общества предвоенных лет, составление его «коллективной психограммы». Как представляется, решение данной задачи невозможно без привлечения ранее совершенно секретных документов НКВД, в частности – аналитических материалов о настроениях различных социальных групп. В монографии использованы документальные публикации и исследования, в которых представлены материалы такого рода, которые дают некоторое представление не только об отношении к внешнеполитическим акциям советского руководства сугубо гражданского населения, [119 - Международное положение глазами ленинградцев, 1941–1945: (Из Архива Управления Федеральной Службы Безопасности по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области). СПб., 1996; Никулин В.В. Советско-гермаский пакт 1939 г. и население (Социально-политический аспект) // Материалы Пятнадцатой Всероссийской заочной конференции. СПб., 1999. С. 5–7.] но и личного состава Красной Армии. [120 - Мельтюхов М.И. Материалы особых отделов НКВД о настроениях военнослужащих РККА в 1939–1941 гг. // Военно-историческая антропология. Ежегодник, 2002. Предмет, задачи, перспективы развития. М., 2002. С. 306–318; он же. Упущенный шанс Сталина…; он же. Советско-польские войны. 2-е изд., исправ. и доп. М., 2004; Осьмачко С.Г. Указ. соч.]
   Периодическая печать предвоенного периода представлена рядом центральных газет («Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Красная звезда») и журналов («Большевик», «Историк-марксист», «Политучеба красноармейца», «Пропагандист и агитатор РККА» и др.).
   Привлечена мемуарная литература, прежде всего – воспоминания писателей К.М. Симонова, [121 - Симонов К.М. Глазами человека моего поколения: Размышления о И.В. Сталине. М., 1988.] И.Г. Эренбурга, [122 - Эренбург И.Г. Люди, годы, жизнь. Воспоминания: В 3 т. Изд. исправ. и доп. Т.2: Кн. 4, 5. М., 1990.] журналистов и дипломатов Е.А. Гнедина, [123 - Гнедин Е.А. В Наркоминделе. 1922–1939 // Исторический сборник. Париж, 1982. С. 357–393.] Н.Г. Пальгунова, [124 - Пальгунов Н.Г. Указ. соч.] Д.Ф. Краминова, [125 - Краминов Д. Ф. Указ. соч.] З.С. Шейниса. [126 - Шейнис З.С. Перед нашествием: Из записной книжки 1939–1941 годов // Новая и новейшая история. 1990. № 1. С. 98–118.]
   Большой интерес представляли дневниковые записи представителей советской интеллигенции. Для них этот жанр служил подчас своего рода творческой лабораторией, где накапливались впечатления и оттачивалось писательское перо. [127 - Чернявский Г.И. Дневники Г.М. Димитрова // Новая и новейшая история. 2001. № 5. С. 48.] В монографии использованы дневники и записные книжки писателей М.М. Пришвина, [128 - Пришвин М.М. Дневники. М., 1990.] В.В. Вишневского, [129 - РГАЛИ. Ф. 1038. Оп. 1. Д. 2076, 2077, 2079. Подробная характеристика содержания этого источника представлена в следующих публикациях: Вишневский Вс. «…Сами перейдем в нападение». Из дневников 1939–1941 годов// Москва. 1995. № 5. С. 103–110; Невежин В.А. Синдром наступательной войны…; он же. Размышления писателя о грядущей войне… С. 271–273.] академика В.И. Вернадского. [130 - Вернадский В.И. Дневник 1938 года // Дружба народов (далее – ДН). 1991. № 2. C.219–248; он же. Дневник 1939 года // ДН. 1992. № 11–12. С.; он же. Дневник 1940 года // ДН. 1993. № 9. C.173–194.]
   Для политиков коммунистического толка дневники, как правило, – явление необычное. [131 - Чернявский Г.И. Указ. соч. С. 48.] В этой связи огромную ценность представляют уникальные дневниковые записи одного из ближайших соратников Сталина – Генерального секретаря Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала Г.М. Димитрова, [132 - Димитров Г. Дневник (9 март 1936 – 6 февруари 1949). София, 1997.] которые уже неоднократно анализировались в исследовательской литературе. [133 - Чернявский Г.И. Указ. соч.] Раскрытию темы способствуют и свидетельства представителей молодого предвоенного поколения советских людей. [134 - Баранов Ю. Голубой разлив: Дневники, письма, стихотворения, 1936–1942 гг. Ярославль, 1988; Маньков А. Из дневника 1938–1941 гг. // Звезда. 1995. № 11. С. 167–199.]



   Система тотальной пропаганды в СССР в предвоенный период характеризовалась крайней степенью централизации. Советским руководством предпринимались радикальные меры по унификации политико-пропагандистской машины, превращению ее в надежный инструмент для проведения курса на укрепление правящего режима. Репрессии внутри страны, процесс «всеобщей военизации» СССР, связанный с осложнением международной обстановки, приближением неизбежного вооруженного столкновения с «капиталистическим окружением», – все эти тенденции коренным образом влияли на процесс дальнейшего структурирования данной системы.
   Еще в начале 1930-х гг. Сталин всерьез взялся за решение задачи подготовки собственного «идеологического кадрового резерва». К этому времени уже существовал Институт красной профессуры (ИКП), созданный в 1921 г. Он готовил преподавателей общественных наук для высшей школы. Одновременно через ИКП велась подготовка кадров для партийных и государственных органов. Кроме этого, с 1918 г. функционировала Коммунистическая академия, являвшаяся своеобразным противовесом прежней Российской академии наук, преобразованной в 1925 г. в Академию наук СССР. В 1931 г. научно-исследовательские структуры ИКП и Комакадемии были объединены и на их базе создано несколько самостоятельных ИКП, названных научно-исследовательскими институтами: аграрный; мирового хозяйства и мировой политики; естествознания; советского строительства и права; философии, литературы, истории. [135 - Костырченко Г.В. Указ. соч. С. 155–156.] 13 мая 1935 г. по инициативе Сталина было принято решение существовавший ранее в качестве самостоятельного структурного подразделения ЦК ВКП(б) Агитпроп разделить на пять отделов: печати и издательств; партийной пропаганды и агитации; школ; науки; культурно-просветительной работы. [136 - Там же. С. 159.]


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное