Владимир Михайлов.

Посольский десант

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

   – Ну, давай тогда мультик досмотрим. Что там? Ты смотри, и точно – там у них война назревает. Столько кораблей. А вооружение какое! Ну-у! Я такого и не видал никогда. Нет, это не ракетное, ручаюсь. Такие цилиндры…
   – Смотри: отблескивает. Там оптика какая-то, что ли? Лазерные деструкторы?
   – Хорошо, если только лазерные… Может, авторы их и аннигиляторами вооружили – экран все стерпит… Ага, ну наконец. Субтитры пошли. Сейчас все поймем. Смотри, смотри, как выстраиваются: словно бы кольцом… Вокруг кого это они? В центре-то кто?
   – Да в центре, похоже, мы… – пробормотал Алас. – Ага! Постой! Все понятно. Это не мультик, парень, понял?
   – А что же?
   – Это игра. Нормальная компьютерная игра. Вот не думал, что Меркурий этим увлекается! Серьезный мужик вроде бы. Игра! И мы в ней должны участвовать. Только как? Ага, наверное, в субтитрах и дается объяснение… Шрифт очень мелкий. Да и язык какой-то… Ты можешь понять?
   – Если бы. Хреновина какая-то. На иссорский ничуть не похоже. И с граанским – ничего общего. Может, из синерианской группы? Поднять Меркурия?
   – Я же тебе сказал: его теперь пушкой не растолкаешь. Нет, это не синерианский: знаки ведь совсем другие – никакого сходства. Стой. А может – террана? Ну, на которой эти двое говорят.
   – Не канается. Я их тексты видал – на их языке. Ничего общего.
   – Вот угораздило дворянина набрать титр на тарабарском наречии. Как же нам в эту игру включиться?
   – Погоди. Понял. У нас же Генеральный компьютер есть.
   – Ну и что?
   – Машина мощнейшая. Подключим его к игре; голову на отсечение – он за полминуты этот язык разгадает и нам все на блюдечке выложит.
   – Светлая идея. Только он ведь и так при деле?
   – Какие у него дела: наблюдать за пустым сопространством. При его-то мощности! Да он и не заметит дополнительной нагрузки!
   – Меня ты уговорил. Осталось уговорить компьютер. Пошли в пост! А то игра-то идет, смотри: они уже кольцом стоят и начали, похоже, стягиваться к центру – к нам с тобой. Пора войти в игру. Давай!
   Дверь послушно уехала в переборку, и оба оказались в центральном посту корабля. И остановились, каменея.
   Потому что на большом мониторе Генерального компьютера увидели то же самое, что было и на маленьком, служившем для развлечений. Только в другом увеличении. И видно все было очень четко и ясно.
   – Дьявол! – пробормотал Алас. – Он что – сам подключился, что ли? Откликнулся на наше желание?
   Но Гост начал уже понимать, что к чему. И ему сделалось очень не по себе.
   – Он и не отключался вовсе!
   – Но это же игра на нем!
   – Игра для дураков.
Вроде нас с тобой. О, боги…
   – Что ты там бормочешь?
   – Ты слабоумный? Не понял, что ли, – никакая это не игра! Компьютер показывает реальную обстановку!
   – И эти корабли…
   – Они есть, Алас! И находятся именно там, где мы их видим!
   – То есть окружили нас?
   – Вот именно.
   – А эти надписи… Они что-то передают нам. Требуют каких-то действий. Но мы, к сожалению, ни слова не понимаем. Господи! Что теперь будет?!
   – Алас! Буди всех!
   – Я же тебе сказал…
   – Плевать я хотел на то, что ты сказал! Нашел средство усыпить – сумей и разбудить их. Поройся в той же аптечке… А я тем временем попробую хоть что-то просигналить. Чтобы они не заподозрили нас во враждебных замыслах… Потому что, судя по их действиям, они настроены крайне воинственно. О! Смотри…
   – Бог и все дьяволы! Они наводят на нас эти штуки…
   – Ты еще здесь? Буди капитана!
   – Я уже бегу! Уже бегу! Господи! Они…
   Он не успел договорить. Экран озарился ослепительным светом. Потом потемнел.
   – Ну, пришел нам конец, – пробормотал Алас. – Сейчас…
   – Убью! – заорал Гост что было сил.
   Алас исчез в двери. Гост невольно пригнулся; он не очень верил, что в них попадут с первого залпа – судя по прыгающим изображениям на экране, Генеральный компьютер самостоятельно производил маневр уклонения, – но все же – как знать… Он почти лег на пульт, ухватился за его закраины.
   Ничего, однако, не произошло. Ни малейшего сотрясения, никаких осколков – словно бы и не стрелял никто. Неизвестные же нападающие продолжали неторопливо сжимать кольцо в плоскости, перпендикулярной курсу, какого все еще придерживался корабль Меркурия. Лишь временами один или два из них покидали кольцо, то стремительно обгоняя корабль и на несколько секунд как бы замирая впереди, словно они стремились таранить атакуемого; однако едва ли не в последний миг быстрым маневром уходили с курса и вновь занимали свое место в строю среди остальных уравнявших свои скорости с судном беглецов и описывавшим синхронно медленную циркуляцию вокруг него, – то, напротив, отставали, резко тормозя, и пристраивались в кильспейс. И снова то на одном, то на другом вспыхивали ярчайшие огни – без всякого, однако же, урона для преследуемых.
   Так продолжалось, пожалуй, не менее получаса. Опытный пилот, разумеется, заметил бы время с точностью до секунды, Гост этого не сделал – слишком уж был взволнован, чтобы не сказать напуган, но компьютер наверняка отметил и время начала атаки, и все последующие маневры пиратов – или кто они там были. Немного придя в себя, Гост решил, что нужно хотя бы включить носовой прожектор – чтобы дать понять, что противник замечен и что преследуемый корабль не намерен применять оружие, – иначе вместо прожектора включились бы средства защиты; Гост, правда, толком даже не знал, имеются ли они на этом корабле, а если и есть, то какие именно.
   Трудно сказать, что предпринял бы он в дальнейшем, если бы за переборкой не послышались голоса – хриплые и сердитые, какие бывают у людей, разбуженных в пору самого сладкого сна. Гост облегченно вздохнул, а в следующее мгновение в центральном посту появились немилосердно зевавшие и теревшие глаза Меркурий и оба терранских дипломата. Меркурий окинул экран быстрым взглядом, тут же, ни слова не сказав, плюхнулся на пилотское кресло и кинул пальцы на клавиатуру Генерального. Пальцы тут же задвигались, как вышколенные солдаты, каждый из которых и без команды знал свой маневр. На экране вспыхнул вопрос:
   «Численность нападающих?»
   Ответ последовал незамедлительно:
   «Восемнадцать тел».
   «Создают ли их действия угрозу?»
   «Действия угрозы не создают».
   «Согласованы ли их действия между собой?»
   «Действия согласованы».
   «Пытаются ли они установить связь с нами?»
   «Ведется передача. Код неизвестен».
   Меркурий, нажав одновременно на три клавиши, включил дешифратор.
   «Ищи смысл».
   «Поиск начат».
   «Непрерывно передавай наши опознавательные и характеристику нашего кода».
   «Выполняю».
   «Есть ли выводы о намерениях посторонних тел?»
   «Опознаю тела как управляемые корабли. Предположение: хотят изменения нашего курса».
   И в самом деле: один из кораблей кольца снова, увеличив скорость, вырвался вперед и опять оказался на курсе путешественников; однако на сей раз не стал затормаживаться, а продолжал двигаться с той же скоростью, что и судно Меркурия, как бы указывая ему путь. И почти одновременно на нем – на одной из далеко вынесенных решетчатых ферм, на правой – зажегся и замигал яркий зеленый свет.
   – Черта с два, – мрачно пробормотал Меркурий и отстучал на клавиатуре:
   «Сохранять прежний курс».
   «Выполняется».
   Передний мателот тем временем начал плавно изменять курс, уходя вправо по дуге большого радиуса и все более смещаясь к краю экрана.
   – Вообще-то это возмутительно, – заявил Изнов сердито. – Мы находимся в сопространстве, не подлежащем ничьей юрисдикции, и никто не имеет права препятствовать нам в совершении рейса. Мы не создаем ни для кого ни малейшей угрозы… Вы не можете попытаться объяснить им это? Не могут же они не знать общеизвестных истин!
   – Попытаться-то я могу… Но если они не захотят понять, то у них будет полная возможность исполнить это их желание.
   – Тем не менее такие действия предусмотрены шестой главой специальной части Космического права, и мы просто обязаны призвать их к порядку.
   Меркурий, пожав плечами, снова занес руки над клавиатурой. Но, упреждая его, компьютер выбросил на экран надпись:
   «Корреспондент использует код, близкий к Лотарианской группе. Возможна частичная расшифровка».
   «Вывести расшифровку на экран», – тут же отозвался капитан.
   Несколько мгновений экран оставался чистым. Затем на нем начали возникать строки, хотя и с ощутимыми пропусками, а порой и со словами, какие вряд ли можно было бы разыскать даже в самом фундаментальном словаре.
   «Планетелентр Тивиза убедишает причастие всегалакт смотрители движение избор очень (весьма, сугубо) большой пресиделец всего народоления оглавление обезжарено прицелом и незабвенные подачки на возлюбленный смотрец – не опознано – не опознано – злой дух опасность просимы не загораживать мы (нас, нам, нами) прибежать насилу просим крикнуть со голос ее брать мы (нас, нам) ставит впереди говорить говорить тивидра три».
   – Бред собачий, – сказал Меркурий. – Ну-ка, пусть прогонит еще раз.
   Но и после повторной команды текст появился без всяких изменений.
   – Кто-нибудь что-нибудь понимает? – спросил Изнов, задрав брови чуть ли не до затылка.
   – Понимаю только, что нам хана, – пробормотал Гост. – Ей-богу, ради такого результата не стоило забираться так далеко.
   Федоров задумчиво почесал в затылке.
   – Погодите читать отходную… Что-то здесь все-таки прощупывается, мне кажется. Мерк, уступи мне местечко на несколько минут.
   Меркурий сорвался с кресла мгновенно, словно только и ожидал такого приглашения. Федоров уселся, обеими руками пригладил волосы, собираясь, видимо, с мыслями, потом вытащил на экран меню, просмотрел, покачал головой:
   – Слабо вы там вооружены на Синере, неубедительно… Мерк, будь любезен – там в каюте мой сидор…
   – Сидор – это, по-моему, архаичное мужское имя, – припомнил вслух синерианский вельможа.
   – Эх ты, лингвист… Мой саквояж, пожалуйста. Сумку. Уразумел?
   Меркурий послушно выполнил просьбу. Передавая сумку, сказал:
   – Итак, сидор? Очень интересно… Я всегда говорил, что на Терре, в России, язык обновляется быстрее, чем мода.
   Федоров лишь ухмыльнулся и не стал поправлять синерианского лингвиста. Он вытащил из одного из многочисленных отделений сумки маленькую коробочку. Осторожно извлек из нее плоский кристалл.
   – Где тут у тебя шестимиллиметровый драйвер? Ага, уже вижу. Ну-ка, попробуем нашу программу…
   Он ввел кристалл, нажал несколько клавиш. Хмыкнул:
   – Ну-ну…
   Сгрудившись за его спиной, остальные ждали. Генеральный компьютер трудился больше минуты. Наконец на экране возник уже вполне связный текст:
   «Планетарный Телевизионный центр Тивизы (предпол. название планеты) убедительно приглашает принять участие (в качестве) (независимых) галактических наблюдателей (в кампании) по выдвижению и выборам Великого Президента всего (тивизианского) народа. Содержание (на время пребывания на Тивизе) обеспечено целиком, (предусмотрены также) памятные подарки каждому (любому) наблюдателю. (Также гарантируем) полную безопасность. Просим не вынуждать (заставлять) нас прибегать к силе. Просим принять нашего представителя для подробных переговоров. (Отправитель) – Телевизионная эскадра (номер) три».
   – Всего-то и делов, – сказал Федоров небрежно.
   – Что это у вас за программа? – поинтересовался Алас.
   – Обычная, – ответил Федоров невозмутимо. – Специально для дипломатов.
   Изнов чуть приподнял уголки губ.
   – Для некоторых дипломатов, – уточнил он. – Но сейчас не это главное. Коллега, мы можем передать достаточно понятный ответ?
   – Полагаю, что да. А что вы хотите ответить?
   – Думаю, что придется выполнить их просьбу – в той ее части, где они просят принять их посланца и не вынуждать их прибегать к силе.
   – А если представителей окажется дюжина, и вооруженных к тому же? – поинтересовался Гост. – Похоже, они – хотя не знаю, с кем нам приходится иметь дело, – считают нас непроходимо наивными.
   – Вы видите другой выход? У них – восемнадцать единиц… Так что с нами они могут разделаться и не поднимаясь на борт. Мы же, по сути дела, безоружны…
   – Ну, автоматы-то у нас есть, – уточнил Федоров.
   – О, против их лазеров это – непобедимое оружие!
   – Они вооружены, похоже, в основном телекамерами. Пока они, я полагаю, лишь снимали нас, ничего более, – предположил Гост.
   – А вы уверены, что они оснащены только телекамерами? – поинтересовался посол.
   Гост промолчал, только пожал плечами.
   – Попробуйте передать такой текст, – сказал Изнов: – «Согласны принять одного представителя для переговоров с условием, что остальные корабли не приближаются». Сообщите данные о нашем шлюзе – пусть позаботятся о переходнике, если он им нужен. И побыстрее, пожалуйста, накрутите эту вашу чудо-программу, иначе… Я не уверен, что они отличаются долготерпением. Во всяком случае, если судить по нашим терранским телевизионщикам…
   – Да и по нашим тоже, – хором сказали все остальные.
   – Ладно, – проговорил Федоров, – в конце концов, одной ошибкой больше в нашей дипломатической карьере, одной меньше – разница непринципиальная.
   И он снова повернулся к пульту. Отстучал текст и приготовился принять ответ. Но приготовления оказались напрасными.
   – Что за черт! – пробормотал он. – Мерк, твоя механика чудит. Он не желает больше работать. Погляди, что за свистопляска! Тебе приходилось встречаться с таким поведением?
   И в самом деле, разноцветные индикаторы компьютера затеяли какую-то странную игру. Похоже было, что машина переваривала какую-то странную программу.
   – Пусти-ка! – и Меркурий почти столкнул Федорова с пилотского кресла.
   – Вот она, хваленая дворянская обходительность! – ухмыльнулся дипломат разведки.
   Меркурий между тем вступил в оживленный диалог с Генеральным компьютером – на пальцах, словно с глухонемым. Но через минуту руки синерианина бессильно упали.
   – Он мне больше не подчиняется…
   – Надеюсь, мы его не пережгли? Или он не выдержал этой дешифровочной программы?
   – Да он может выдержать в миллион раз больше и сложнее! Нет, тут хуже. Они у себя перехватили управление им – не знаю уж, каким способом, – вернее всего, по одному из его внешних каналов. И теперь он подчиняется только им.
   – Понятно, – медленно проговорил Изнов. – Они получили наше согласие и решили, что в дальнейшем могут с нами не церемониться. Что же нам остается?
   – Сложить руки и ждать, – ответил Меркурий.
   – Только не складывайте их на груди, – посоветовал Федоров. – Все равно соответствующих свечек не найдется.
   – Ну а ты что предлагаешь?
   – То же самое: ждать. Но в руки взять не свечки, а эти самые презренные автоматы – пусть этот их парламентер видит, что мы не собираемся сдаваться просто так.
   Пока Генеральный компьютер, совершенно вышедший из повиновения, совершал посадочные маневры, Изнов – теперь руководство снова перешло к нему, поскольку в капитане они пока что больше не нуждались, – приказал подальше спрятать все оружие. Федоров попытался было возразить, но Полномочный посол тут же пресек всякие попытки:
   – Вы же не собираетесь воевать со всей планетой?
   Федоров, прежде чем ответить, поглядел на экран. Планета была достаточно большой, чтобы отказаться от такой мысли.
   – Во всяком случае, не сразу, – произнес он осторожно.
   – Ну вот и не будем показывать, что у нас могут возникнуть подобные мысли.
   Оружие спрятали. Затем посол приказал всем одеться поприличнее.
   – Мой мундир остался в тюрьме, – сказал Гост с некоторой обидой.
   – А меня вообще похитили едва ли не в чем мать родила, – добавил Алас.
   – Меркурий, вы ведь возите с собой свой гардероб, – напомнил Федоров.
   – Мой придворный туалет вряд ли сочетается с этими физиономиями, – возразил царедворец. – И вообще синерианский закон запрещает кому бы то ни было носить платье других сословий.
   – Ну а у нас на Терре с этим куда свободнее, – сказал Изнов голосом, не допускавшим возражений. – И поскольку мы, все здесь присутствующие, будем называться Терранской дипломатической миссией, попрошу неукоснительно выполнять все мои распоряжения. Во всяком случае, до того времени, пока обстановка не разъяснится совершенно.
   – Надо перевести? – спросил Федоров. – Или все ясно?
   Все действительно оказалось совершенно ясным.
   – Смотрите: один из кораблей и в самом деле направляется к нам, – возгласил Алас – единственный, пожалуй, из пятерых, не испытывавший, казалось, никакого волнения.
   – Что же: приходится вспомнить, что мы все-таки дипломаты, – усмехнулся Изнов. – Советник, наши документы, надеюсь, в порядке?
   – Были бы мы в порядке, – сказал Федоров. – А уж бумажек я, если понадобится, настругаю вам полную корзину.
   Корабль неизвестных перехватчиков медленно приближался.
   – Совсем не похоже на нашу конструкторскую традицию, – с интересом проговорил Меркурий. – Помесь морского ежа, какие водятся у вас на Терре, и положенной на ребро лестницы. Любопытно…
   – К сожалению, они все же летают, хотя на нас и не похожи, – ответил Федоров. – Было бы лучше, если бы они были похожи, но не летали.
   – Или летали бы где-нибудь в другой части мироздания, – присовокупил Гост.
   – Ничего не попишешь – это их пространство, – пожал плечами Алас.
   Федоров внимательно посмотрел на него, но промолчал.
   – Ладно, – сказал Изнов. – Готовимся к встрече.
   – На одного линейного дистанции! – скомандовал Федоров. – Вот только оркестра нет для полной торжественности. Хотя боюсь, что шума и так будет предостаточно.
   – Пожалуйста, не настраивайтесь на драку, – попросил Изнов. – Мы оказались в достаточно двусмысленном положении. Как мы вообще попали в это пространство? Мы ведь шли в никому не принадлежащем сопространстве, никого не беспокоили… Как мы ухитрились вынырнуть здесь? Нас силой вытащили, что ли?
   – Не надо было разрешать ему, – Федоров кивнул в сторону Аласа, – править вахту.
   – Я тут ни при чем, – заявил бывший полковник.
   – Ладно, разбираться будем потом – если останется такая возможность, – остановил их Изнов. – Они уже выдвигают рукав. Постарайтесь не схватываться хотя бы при посторонних.
   – Открываю внешний люк, – объявил Меркурий.
   Оба столь несхожих друг с другом корабля ухитрились все-таки соединиться в единое, хотя и хрупкое, целое. Остальные корабли тем временем продолжали описывать прежнюю окружность вокруг теперь уже двойного центра. Они вновь и вновь озарялись ярчайшими вспышками.
   – Да, телевидение у них на высоте, – сказал Гост.
   – На весьма большой, – согласился Меркурий, тем временем манипулировавший клавишами и тумблерами стояночного пульта и не забывавший наблюдать за большим экраном. – Кстати, до их планеты остается не более двух миллионов километров – если только мой грамотей правильно переводит их меры в наши.
   – Поживем – увидим, – сказал Изнов успокоительно.
   – Если поживем, – проворчал Гост.


   Стыковка, синхронизация работы люков и сам переход прибывшего парламентера – или как еще можно было его назвать – прошли без осложнений. И уже через несколько минут собравшиеся в салоне путешественники (в центральном посту остался только Меркурий, не желавший оставить органы управления кораблем без призора) смогли узреть представителя нового для них мира, так сказать, в натуральную величину, без применения оптики и электроники. И особого изумления у них при этом не возникло.
   Собственно, удивляться, правду говоря, было и нечему. Население Тивизы – во всяком случае, судя по парламентеру – в принципе не отличалось от самих прилетевших: две нижние конечности, две верхние. Пальцев, правда, был недочет: всего по четыре на каждой руке, зато противостоящих было целых два, так что получалась странная конфигурация: два больших пальца и два указательных; наверное, в этом было даже какое-то удобство. Зато тивизианин совершенно не имел шеи, торс плавно переходил в голову, что, надо полагать, значительно ограничивало возможность оглядываться, не поворачиваясь всем туловищем. Однако и в этой анатомической странности имелось, без сомнения, свое удобство, что не преминул заметить Гост:
   – Вряд ли здесь в моде повешение, – пробормотал он.
   – Мелочь, но приятно, – согласился с ним Федоров. – Вообще он сильно напоминает мне огурец – только несколько переросший. Интересно, каков он был бы в засоле.
   – Не думал, что вы склонны к каннибализму, – укоризненно проговорил Изнов, одновременно ослепительно улыбаясь вновь прибывшему.
   – Главное – чтобы людоедством не страдали они, – ответил Федоров. – Я уж как-нибудь стерплю…
   И он тоже заулыбался, потому что как раз в это время парламентер обратился к ним с длинным монологом, который они решили считать приветственной речью, не поняв, правда, ни единого слова, поскольку язык местных обитателей больше всего напоминал достаточно монотонную мелодию, исполняемую на расстроенном ксилофоне.
   Для полного соблюдения ритуала надо было чем-то и ответить. И посол торжественно откашлялся, хотя и чувствовал себя несколько стесненно: еще никогда в жизни он не оказывался в столь глупом положении, вынужденный говорить что-то существу, заведомо его не понимавшему.
   – Уважаемый господин! – провозгласил он так громко, как только был способен. – Я счастлив заявить вам, что птичка божия не знает ни заботы, ни труда, хлопотливо не свивает долговечного гнезда, и еще чего-то там такое, встрепенется и поет: расцветали яблони и груши, я очень люблю груши, господа встречающие, и не премину заметить, что броня крепка и танки наши быстры, но тем не менее – извозчик стоит, Александр Сергеич прогуливается, и значит, наверное, что-нибудь произойдет, а кто спорит, тот ничего не стоит. О чем и заявляю торжественно от имени Правительства Терранской Федерации, а также любого, кто захочет присоединиться к моему заявлению. Все на выборы, господа!
   Последние слова он выкрикнул с неподдельным энтузиазмом.
   – Что это вы там наплели? – поинтересовался Федоров вполголоса. – Урина в голову ударила? Cлишком сильное потрясение? Да не стесняйтесь: может, вам нужна первая помощь? Или последняя?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное