Владимир Михайлов.

Переводчик с инского

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   И вытянул руку раскрытой ладонью вверх. Привычное движение. Над ладонью в воздухе возник, неподвижно повис зеленый экранчик, девять на двенадцать. Страничка вирт-нота с несколькими словами текста. Я, не раздумывая, ответил тем же, перевел текст на свой экранчик и убрал его в память. Человек повернулся и ушел, на прощание сказав, вернее – прошептав:
   – Через полчаса.
   Я проследил его – при помощи камеры, конечно, – вплоть до лифтов. Он поехал вниз.
   Только после этого я занялся тем, что он передал мне.
   Намного ли я обогатился информацией?
   Несколько слов. На инском языке. Но с использованием здешней письменности.
   Ничего удивительного. Вы, полагаю, не хуже моего знаете, что пользоваться вирт-нотом можно только при помощи столь же виртуальной клавиатуры, существующей в вашей памяти. Эта технология передачи и хранения информации поддерживается специальной сетью, существующей в каждом цивилизованном мире. А сеть эта в каждом мире основана на местном языке или языках и на здешней письменности, что совершенно естественно. То есть передать и принять можно любую комбинацию знаков – но только таких знаков, какие существуют в данном мире. Лишь самые большие миры поддерживают по нескольку систем письменности. Сальта к таким не принадлежит.
   А в результате пользование местной вирт-нотсетью порой может поставить клиента в совершенный тупик. Как и оказалось сейчас со мною.
   Наверное, в тексте было бы легче разобраться, будь он написан древней клинописью или русской глаголицей. К сожалению, такими техниками Орро не владел. И сделал, что мог.
   А что делать с этим посланием мне?


   Записку я смог прочесть без труда.
   Однако прочесть – это одно, а понять порой совсем другое.
   Ох, этот инский язык!..
   Похоже, тут мне не обойтись без новой порции пояснений.
   От всех известных в Галактике языков инский отличается прежде всего двумя свойствами.
   Во-первых, крайней фонетической бедностью.
   И во-вторых, обилием, даже изобилием многозначных слов.
   Ины выговаривают лишь двенадцать звуков. Не могу судить: из-за устройства их речевого аппарата или же из-за исторических условий, в которых он возникал. В нем существует восемь гласных и лишь четыре согласных, все четыре – слогообразующие. Возможно, так получилось потому, что в давние времена инам приходилось общаться голосом на больших расстояниях, и у них сохранились лишь те звуки, которые можно было громко выкрикивать и улавливать вдалеке. Иначе и невозможно было в условиях горной страны, в какой зародилась их культура, и в широко распахнутой равнине, где она потом развивалась. Правда, у них самих существуют и другие предположения на этот счет, но они сейчас вас вряд ли заинтересуют.
   Естественно, что из двенадцати звуков можно образовать значительно меньше слов, чем из тридцати или сорока.
Поэтому слов в инском намного меньше, чем в других языках. В то же время, поскольку инская цивилизация ни в чем не уступает любой другой, количество понятий в этом языке такое же, как и у нас с вами. Их куда больше, чем слов.
   Следовательно – почти каждому слову в инском языке приходится нести даже не двойную или тройную, но порой более чем десятикратную нагрузку. Причем выражаемые одним и тем же словом понятия чаще всего не имеют друг с другом ничего общего.
   Этот недостаток у инов компенсируется другим качеством: интонацией. Слово одно, но, произнесенное с десятью разными интонациями, оно и выражает столько же разных понятий. Интонация – вот ключ их языка. Поэтому у тех, кто слышит инский язык впервые, возникает впечатление, что они не говорят, а поют. На этом языке просто невозможно разговаривать монотонно: никто ничего не поймет.
   Итак, интонация – при разговоре. А на письме?
   Ины выходят из этого положения при помощи дополнительных значков, которыми сопровождается каждое написанное слово. Они могут быть над– или подстрочными, единичными или удвоенными, даже утроенными. Иноговорящие в этом отлично разбираются, значки (там их называют «немыми знаками») имеются в любом пишущем устройстве инского производства.
   Ну а если слова есть, а значков нет?
   Тогда плохо.
   Ну вот например: представьте, что в вашем языке все личные местоимения обозначаются одним и тем же словом, и глагол во всех временах – тоже одним словом. Если нет немых знаков, вы вряд ли поймете, что вам написали: «Я буду» или «Они были». Или даже «Они не были», поскольку отрицание тоже выражается интонацией.
   Вот так обстоят дела с этим языком.
   Что же касается полученной мною от Орро депеши, то она была выполнена, как уже говорилось, на сальтской письменности. В которой никаких интонационных знаков, естественно, не существует. Автор записки, видимо, не успел сообразить этого. Наверное, обстановка, в которой он писал, не была спокойной и благоприятной.
   Хотя не исключалось, что он сделал так намеренно. Рассчитывая на то, что я, попотев, все-таки разберусь, что к чему, другие же, даже знакомые с инским, только зря потеряют время.
   Пробежав текст глазами, я сильно усомнился в своих способностях.
   Потому что с первого взгляда было ясно: тут могли быть десятки смыслов.
   Никак не менее. Даже мощный компьютер стал бы чесать в затылке.
   Хотя нет. Он бы исправно выдал мне все возможные варианты. Десятки, а то и сотни.
   А определить, какой из них истинный, все равно пришлось бы мне самому.
   Весело, правда?


   Информация для тех, кто любит, так сказать, потрогать все своими руками.
   Вот что я прочитал на виртуальной табличке и запечатлел в памяти:
   «Уро ам изор онури а иномо унэ».
   Я с минуту размышлял на тему: что предпринять в первую очередь? Приниматься за расшифровку текста или все же удрать отсюда, заползти в какую-нибудь норку и уже там заняться делом?
   Принять решение оказалось непросто. Потому что тут возник своего рода порочный круг: мое решение должно было зависеть от той информации, что содержалась – обязательно содержалась, ведь текст был передан мне не просто шутки ради! – в полученной записке. Но чтобы овладеть этой информацией, следовало сперва текст расшифровать; ну а чтобы заняться разгадкой всерьез, надо было прежде всего оказаться в спокойной обстановке. А место, где я все еще находился, считать надежным я более не мог.
   Когда отведенная на размышления минута истекла, я поймал себя на том, что уже прокручиваю в голове возможные варианты смысла полученного сообщения. То есть, подсознание само выбрало нужное решение. И мне оставалось только подчиниться ему.
   Нет смысла приводить здесь все варианты, возникавшие и распадавшиеся в моем мозгу. Но чтобы создать у вас хотя бы представление о той работе, которую мне предстояло выполнить, дам в качестве примера словечко-другое из содержавшихся в тексте.
   Вот возможные значения первого слова: уро. Должен (я, ты, он, мы, вы, они, или же наоборот – не должен), приказ, план, оружие, скала, желание, объяснение, наступление, встреча – или, напротив, расставание… Будь здесь обозначены немые знаки, сразу стало бы ясным, какое именно значение выбрано для этого контекста – однако, как уже сказано, их-то и недоставало.
   Или вот другое слово, изор: дерево, пища, склад (база), исток, секрет, укрытие, объятие (или, при отрицательной интонации, ссора), плотина, спальня, шалаш, станция (вокзал) – любого транспорта: сухопутного, водного, воздушного, космического…
   Ам: это и подобие артикля, и усиливающая частица, и, наоборот, смягчающая значение предшествующего слова (опять-таки значение определяется интонацией), и, главное, все формы глагола «быть» – в том числе и с отрицанием. Но в определенной позиции может иметь и значение «убить, убийство»; правда, не в литературном инском, но в разговорном, просторечном. Орро, как я знал, владел и пользовался языком улицы широко и охотно. И – тоже в просторечии – слово могло получить значение «выручить, спасти».
   Пожалуй, хватит с вас. Я был бы очень рад, если бы мог сказать то же самое и о себе. Увы, ко мне это не относилось.
   Решить возникшую задачу стало бы куда проще, если бы я мог сейчас загрузить всю музыку в стационарное железо (это заняло бы не более получаса), получить все варианты – их оказалось бы, я думаю, все же меньше тысячи – и выбрать из них такой, что придется мне по вкусу более других. И нужный компьютер – вот он, на его привычном месте, сейчас дремлет, но разбудить его – дело трех секунд. Я уже повернулся лицом к нему. И даже сделал шаг, чтобы приблизиться.
   Это, несомненно, свидетельствовало о том, что я находился в состоянии если не полной растерянности, то, во всяком случае, легкого умственного расстройства. Потому что воспользоваться компьютером в этой обстановке означало бы сделать всю работу за моих противников: после отключения защитной системы уже не оставалось сомнений в том, что прослушиваются и фиксируются не только разговоры, но перехватывается любая информация, какая бы тут ни возникала. То есть, использовать имевшуюся технику тут было самой большой глупостью из всех возможных. И я вовремя повернулся к устройству спиной.
   Следующая мысль была: но ведь те, кто так пристально интересовался мною (после Орро, конечно), ждут от меня именно чего-то подобного. Потому что существовал и такой вариант: мой наниматель ими взят, ему позволили отправить мне сообщение – которое, естественно, скопировали и теперь хотят воспользоваться моей помощью в расшифровке, поскольку им самим она явно не по силам. При этом Орро, понятно, думает, что ему удалось сделать все скрытно, считай он иначе – не предпринял бы ничего подобного даже под страхом смерти; ины вообще народ страшно упрямый. Если дело обстоит так – легко объяснимо, почему за мной еще не пришли, да еще и позволили тексту добраться до адресата: они ждут, что я сейчас подключу к расшифровке технику, и им останется лишь записывать результаты. Тем самым они дают мне какое-то время для действий. Что же, спасибо, постараюсь использовать его наилучшим образом.
   Рассудив так, я все-таки вернулся к компьютеру. Разбудил его, представляя, какое радостное оживление возникло в этот миг там, откуда велся контроль. Ладно, хорошо смеется тот, кто пьет шампанское, – или как там принято говорить. Я загрузил одну из тех программок, которые всегда таскал в памяти; есть такие задачки, чаще всего из области теории времени, которые (в рамках доступной нам математики) решений не имеют; тем не менее, в мире хватает чудаков, которые все грузят и грузят эти задачки, заставляя ни в чем не повинные машины тратить время и энергию на поиски несуществующего результата.
   Я – один из таких чудаков, только задачки мои относятся исключительно к области теоретической лингвистики. Например: найти возможное предельное количество смыслообразующих гласных в сутирском языке; задача интересна потому, что Сутир – планета совершенно необитаемая и такого языка, следовательно, не существует, но когда-нибудь, лет этак миллионов через двести, он может возникнуть. Или, например… Ну да ладно. Словом, один из подобных ребусов я и загрузил, и комп набросился на него прямо-таки с урчанием. Я представил, как эти там застыли в приятном ожидании. Вольно им. Сам же я начал строить варианты при помощи собственного мыслительного аппарата, хотя и куда как слабого по сравнению с железом, но зато в данный момент недоступного для прослушивания или копирования.
   Варианты получались разные. Например:
   «Должен скрыться. Делай сам. План тот же».
   «Этому верь. Прочее поймешь. Делай как сказано».
   «Меня могут убить. Закончи дело, сам знаешь как».
   «Я убил, защищаясь. Должен скрыться. Продолжай работать».
   «Тебя хотят убить. Скройся. Закончу дело сам».
   «Никуда не уходи. Жди связи со мной».
   «Иди туда, куда поведет этот человек. Встретимся».
   Ну, и еще дюжина такого же рода. Из них можно было выбирать или, наоборот, выкинуть все к чертям собачьим.
   Впрочем, возможности еще не исчерпывались. Человек, передавший сообщение, обещал вернуться. И от него, безусловно, можно будет получить какую-то дополнительную информацию – хотя бы о том, где, когда и при каких обстоятельствах это сообщение было курьером получено, в каком положении находился Орро, что произошло, а чего, напротив, не происходило. Тогда станет более или менее ясно, в каких пределах следует держаться при поисках подлинного смысла этого послания.
   Тем более что оговоренное курьером время подходило к концу. И я испытывал уже легкое нетерпение, опасаясь, что, если он не придет, я буду вынужден снова решать все ту же задачу: ждать тут или уходить, пока до меня не добрались.
   Нетерпение усиливалось так быстро, что я не выдержал: подошел к пульту и переключил мониторы на внешние камеры. Хотя это мое действие будет, несомненно, отмечено наблюдающими и истолковано как начало активных действий с моей стороны: они быстро поймут, что вместо дешифровки я занят наблюдением за окрестностями. То есть – собрался в бега. И примут меры. Тем не менее беспокойство заставляло рискнуть.
   И, как оказалось, не напрасно.
   Потому что я сразу же увидел курьера. Почему-то посланец и на этот раз передвигался по поверхности, вместо того чтобы воспользоваться воздушным путем. Скорее всего потому, что во время полета человек является наиболее беззащитным, и если за ним охотятся, то достаточно заглушить движок его агриндика – и преследуемый ссыплется с немалой высоты, после чего будет пригоден только для похорон; на твердом же грунте всегда остается возможность для маневра. Так что он только что показался из-за угла и спокойной, неторопливой походкой стал приближаться к подъезду здания, в котором находился я. Подошел. Вошел беспрепятственно.
   Я переключился на вестибюль.
   Курьер пересекал его все так же уверенно, направляясь к подъемной шахте. Я облегченно вздохнул. Его никто не преследовал, не напал, не схватил. В вестибюле находилось не менее дюжины разных людей, сидевших, стоявших и пересекавших его, но никто не обратил на курьера ни малейшего внимания.
   Он вошел в шахту один.
   К сожалению, просматривать внутренность этой трубы, по которой можно, пользуясь своим агриндиком, достичь любого из полутора сотен этажей, отсюда было невозможно: камера в шахте была, но выход она имела только на службу охраны здания. Зато выход из шахты на моем этаже я, после очередного переключения, наблюдал прекрасно. Судя по огонькам индикатора, курьер был уже на подходе. Вот и он.
   Шахтный проем очистился, и курьер вышел на площадку.
   Хотя, пожалуй, «вышел» – не совсем точное слово. Не вышел; его вытолкнули. За ним одновременно протиснулось двое; они держали курьера за руки, завернутые за спину. И еще двое. Когда он входил в шахту, вокруг было пусто; видимо, четверо вошли в трубу на одном из этажей, а может быть, и на двух.
   Вся процессия направилась к двери в наш отсек.
   Похоже, что моя проблема, наконец, решилась сама собой в пользу немедленного исчезновения. Если, конечно, оно было еще возможно. Я подумал, что нерешительность, как это обычно и бывает, привела к худшему из возможных результатов.
   Компьютер продолжал с великим усердием терзать не имеющую решения задачу. Похоже было, что и сам я оказался точно в таком же положении.


   Впрочем, не совсем. В моем распоряжении оставалось куда меньше времени, чем у компьютера, – если справедлива мысль, что время измеряется количеством происходящих изменений, если же ничего не происходит, то и время перестает существовать: его никак нельзя ощутить. В компьютере изменений происходило в миллионы раз больше, чем во мне. Что же касается меня, то, по моей прикидке, минуты полторы еще имелось; столько потребуется визитерам, уже приблизившимся к моей двери, для того чтобы вскрыть ее без моего согласия и доставить мне неудовольствие видеть их лицом к лицу. Одна минута десять. Нормального выхода отсюда для меня не существует: он перекрыт ими. Минута ровно.
   Но существует и быстрый выход: через стартовое окно. Что за окном? Как назло, никого. Ни единого прохожего. Хотя на самом деле речь идет, конечно, о пролетающих: в третьей вертикальной зоне (высота моего этажа над поверхностью – двести сорок три метра на уровне подоконника) пешком, как вы и сами знаете, не ходят; однако в век гравитехники это мало кого волнует. В этой зоне с моей стороны здания коридор движения на восток – в десятке метров выше окна, на запад – на столько же метров ниже. Это, кстати, не случайно: помещение для переговоров мы с Орро выбирали с учетом разных возможных ситуаций – в том числе и той, что создалась к этому мгновению.
   Сорок секунд; за дверью уже тоненько запел отмыкатель, но замок еще выдержит полминуты с лишним, это неплохая техника, кстати, терранского производства. Местный уже поддался бы.
   «Очистить окно!» Повинуясь голосу, прозрачная преграда между мной и внешним миром начинает таять, как и полагается, от центра к периферии. Уже можно высунуть голову. Но вот ведь свинство какое: на восток не движется ни единого человека, и если я направлюсь туда – заметить меня не потребует никаких усилий, просто выглянуть – техника задержания у них наверняка отработана до совершенства, явно не любители занимаются Орро и, значит, мною. Ладно. С востоком не везет. А с западом?
   А вот это уже похоже на удачу. Даже двойную. Первая заключается в том, что здешнее светило, по традиции именуемое солнцем, хотя официально носит совсем другое название, – солнце, большое и багровое, как ему и полагается в этот час суток, снизилось уже настолько, что западный коридор движения как бы упирается в него. На этом раскаленном фоне разглядеть что-либо становится куда сложнее, чем на экране блекнущего, да еще и с белыми облачками, неба. Хорошо. А вторая удача – и, пожалуй, главная – состоит в том, что с востока в этом коридоре движется, приближаясь, немалая группа местных жителей, навскидку – человек под двадцать. Я заранее знаю, что это за толпа: студиозусы из Сальтского университета коммерческих наук, у них четверть часа тому назад закончилась последняя пара. Хотя если бы и не знал – сразу догадался бы: обычный для них галдеж слышен даже сейчас, да и скорость, с какой они перемещались, не щадя свои аграресурсы, выдавала их: раза в полтора она превышала рекомендуемую для этой трассы в такой час. Двигаясь в таком темпе, они поравняются со мной…
   Четырнадцать секунд осталось. Пора.
   Оконный проем тем временем совершенно очистился. Я стою на подоконнике на коленях. Мой агриндик поспешно, но аккуратно извлеченный из внутреннего кармана, уже закреплен на спине. Инстинкт (унаследованный от самого сотворения мира, не иначе) сейчас, как и всякий раз при выходе в воздух, злобно протестует; но это уже привычно, чтобы он не возражал, его надо упоить до такой степени, чтобы он уснул, – однако это грозит более серьезными недоразумениями. Так что я просто мысленно рявкаю на него: «Заткнись!» – и ныряю с подоконника, одновременно плавно вводя аппарат в работу.
   Рассчитал я неплохо. Студенческая орава догнала меня на пятой секунде моего полета и стала обтекать со всех сторон, соблюдая, конечно, приличия. Еще через пять секунд я оказался в ее середине – и плавно увеличил скорость до той, с какой передвигались коммерц-адепты. Не оглядываясь, я еще через четыре секунды почувствовал (лопатками, что ли?), как кто-то высунулся из бывшего моего окна и стал пялиться вдогонку нашей быстро отдаляющейся ватаге. Но меня вряд ли можно было разглядеть среди плотной толпы, даже если в его распоряжении был серчер со всеми моими параметрами. Адье, мои красивые, встретимся, я надеюсь, никогда, jamais!..
   В середине студенческой компании я, чтобы на меня не косились и не старались выдавить из группы, сразу же включился в горячую дискуссию на тему: примерный мыслимый доход от инвестиций в миры восьмого класса. Это позволило мне удерживаться в группе до второго перекрестка, которые на высоте обозначены так же четко, как и на твердой поверхности. Мой летный опыт относительно невелик, так что лететь непринужденно и одновременно болтать, что в голову придет, чтобы не выделяться из окружения, требовало определенных усилий. Хотя летели все мы в одной и той же, выработанной с годами позе (не горизонтально, как плыли бы в воде, и не вертикально, как принято ходить по тротуару, но, так сказать, по биссектрисе – под углом сорок пять градусов, используя кроме аградвижка еще и возникающую подъемную силу), но среди нашей достаточно плотной группы все время происходило внутреннее движение: менялись собеседники, потому что тут возникала одна тема, там – другая, и сразу начиналась новая перегруппировка по интересам, при этом меня снова невольно оттесняли в сторонку. Я вежливо сопротивлялся, внутренне завидуя молодой безмятежности и уверенности в себе и как-то и самого себя начиная ощущать куда более молодым и даже оптимистом – хотя давно уже не был ни тем, ни другим. И лишь когда пришла пора отвернуть в сторону, я позволил выдавить себя к самой периферии группы, а как только мы оказались в границах развязки – плавно замедлил скорость, отстал и повернул на север по одиннадцатому коридору Север – Юг (западно-восточные здесь обозначаются литерами, хотя в разговоре чаще называются именами тех проспектов, улиц и проездов, над которыми пролегают).
   Я изменил курс не потому, что студенты мне надоели – напротив, я с удовольствием еще побыл бы с ними, заряжаясь бодростью, но оставалась задача, которую надо было решать независимо от качества моего настроения, а для этого следовало в первую очередь оказаться в надежном укрытии, где никто не смог бы не только принести мне вред, но даже и просто помешать. Такое место существовало, и я знал, где оно находится – или, во всяком случае, находилось еще позавчера, когда его проверяли в очередной раз; именно туда я и держал путь.
   Место это – не единственное, но, пожалуй, лучшее – было выбрано нами по давно известному принципу: где надежнее всего спрятать камень? В каменной россыпи или на галечном пляже, а вовсе не в каком-нибудь укромном уголке. Хотя бы потому, что всегда имеется некоторое количество людей, обожающих искать и находить именно укромные уголки – даже без всякого злого умысла, просто у них есть такая внутренняя потребность. От тайников лучше держаться подальше, и самые рискованные действия лучше предпринимать у всех на глазах – тогда люди, скорее всего, просто не поверят, что вы действительно делаете это. И вот выбранное нами убежище соответствовало как раз этому принципу – не полностью, может быть, но в главном соответствовало. Тут, наверное, стоит оговориться: произнося «выбранное нами», я имею в виду вовсе не Орро. Он как раз ничего об этом не знал и не знает, следовательно – не раскроет его даже в случае, если изменит своим принципам (во что я, впрочем, не верю).


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное