Владимир Михайлов.

Фасолевый суп

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Владимир Дмитриевич Михайлов
|
|  Фасолевый суп
 -------

   «Сюрвейер Кром» уже скрылся из виду, затерялся среди великого множества светил Рукава, а провожавшие, оставшиеся под прозрачным куполом Большого Узла, все махали и махали прощально руками, не в силах остановиться. Наверное, таким способом они пытались снять нервное напряжение, не оставлявшее их всю последнюю неделю – время, когда на Узле пребывала инспекция регистра Опорной сети. Дважды в год эта беда навещала Узел, и каждый раз, выйдя из схватки с проверяющими и понеся при этом относительно небольшие потери, команда Узла не сразу начинала осознавать, что и на этот раз все остались не только живыми, но и здоровыми. Никого не увезли в наручниках (так принято было выражаться; на самом деле наручников у инспекторов не было, если кого-то и обвиняли в нарушении каких-то правил поведения или просто в недостаточной компетенции, его просто отрешали от должности, и ему не оставалось ничего другого, как улететь на корабле инспекции, чтобы уже на Земле предстать перед Кадровой комиссией), а в протоколах и актах инспекции красовались сплошные «Удовлетворительно», местами даже почти неправдоподобные «Хорошо». Можно было расслабиться как следует, прежде чем вернуться к повседневным делам.
   Дела эти, в общем, заключались в поддержании механизмов и систем Узла в рабочем состоянии в ожидании сигнала какого-нибудь транспортюги, после выхода из прыжка, желающего задержаться на денек-другой. Якобы для проверки состояния машины и медицинского обследования экипажа, а на самом же деле просто для такого же расслабления, о каком сейчас думали капитан Узла Козырь и директор матчасти Колян Юр – руководящий дуэт этой затерявшейся на самом краю Рукава станции. Оба они перестали наконец изображать ветряные мельницы и теперь медленно продвигались к лифту, чтобы спуститься на жилой уровень станции, и с каждым шагом картина предстоящего становилась все шире, красочнее и заманчивее. Целую неделю находившиеся в загоне фантазии вырвались на свободу и принялись резвиться вовсю.
   – Если я сегодня не надерусь до полной аннигиляции, – задумчиво проговорил Юр, – то моя нервная система просто зависнет. И не отговаривай: если ты не примкнешь, то я буду чокаться хоть бы и с причальной трубой, но от своего не отступлюсь. Здоровье важнее. Только не говори, что лучше сперва осмотреться, прийти в себя… Мы только так и сможем прийти в себя. Ну?
   – Я думаю, – задумчиво ответил Козырь, – что мы двинем в «тропики». Только сперва надо рассчитать все с полной точностью. Чтобы не получилось так, как после прошлой инспекции, когда уже к ночи все кончилось досуха, и пришлось ползти на склад за пополнением. Мне было очень стыдно. Так что озаботься.
   – Тогда мы были в лучшей форме, – сказал Юр. – Пожалуй, сейчас надо взять раза в полтора против того количества.
   – Хочу жить со спокойной совестью, – заявил капитан. – Так что бери вдвое.
   – Тяжело нести будет.
   – Не сами же потащим.
Возьмем тележку. Еще нужно что-то, на чем полежать под жарким солнышком, пару пневматиков, что ли. Вообще – подумай о комфорте. Случай все-таки выдающийся, надо, чтобы было потом, что вспомнить.
   Колян Юр представил, как они разлягутся на пневматиках в оранжерее, которую называли «тропиками», в теплом свете рефлекторов, питье привезут в термосумках, где оно останется холодным, а закуску можно рвать прямо с грядок. Благодать! Он проглотил набежавшую слюну. И сказал:
   – А не слишком ли мы размечтались? Знаешь, судьбу искушать – дело рисковое. Она тетка ехидная…
   – Это верно, – согласился капитан Козырь. – Да только что тут может помешать? Все графики я наизусть помню, четверо суток в наших краях все будет мирно – никто не возникнет ни туда, ни оттуда. Пространство чистое, народ у нас в команде надежный – на вахту всегда заступают трезвыми, медицина, как говорится, творит чудеса. И вообще, это было бы уж слишком жутким свинством – если бы что-то вдруг приключилось.
   – Ну да, – сказал Юр, – кстати, о свинстве: мяса возьмем на закусь? Или обойдемся всякими огурчиками?
   – И почему огурцы не выращивают сразу малосольными? – задумчиво спросил капитан.
   – Наверное, потому, что тогда засольщики остались бы без работы, – ответил Юр, немного подумав. – Наверняка это они противятся. Других причин не вижу…
   В таких приятных разговорах они успели спуститься на обитаемый уровень, и капитан сказал:
   – Ну, я пошел в пост, всех сориентирую, что и как, и чтобы нас попусту не тревожили. А ты давай, загружай тележку, и через полчаса встречаемся здесь же. Продержишься трезвым столько времени? Не то я обижусь.
   – Полчаса продержусь, – пообещал Юр. – Если никакого свинства не будет.

   И, конечно же, свинство не заставило себя ждать. И не самое маленькое.
   Еще самый первый кайф не словили, только начало хорошеть, одного бока отлежать не успели, как в их приятнейший тет-а-тет ворвалась третья голова, и не голова даже, а мурло Вита Швабера, которому сейчас было положено сладко дремать, изображая несение вахты в рубке местной, дальней и универ-связи. Начальники не успели еще толком отреагировать на столь вопиющее нарушение всех и всяческих правил, инструкций, установок и устных внушений, как Вит предупредил грозно нависшие претензии, отрапортовав:
   – Мои глубокие извинения, но получен «гром»!
   В первые мгновения офицеры даже не поняли, о чем речь.
   – Какой еще, туда-сюда, гром?! – Спрошено было таким голосом, от которого затрепетала вся зелень, а ее тут было много, еще чуть громче – и листья стали бы желтеть и опадать. – Ты что, нализался на вахте? Гром! Вот я сейчас такую молнию загоню в твою маршевую дюзу, что…
   – Большой «гром» по местной! – несколько смутившись, все же продолжил связист. – Не счел возможным промедлить с доставкой. По инструкции положено…
   – Слушай, так это же «гром»! – сказал капитану директор матчасти. – Забыл?
   Но капитан и сам, похоже, уже лег на верный курс.
   – Большой «гром»… – пробормотал он, скривившись так, словно в его стаканчик кто-то ухитрился налить воды. – Откуда? Что где горит? Жми, жми на полной тяге!
   – Разрешите вручить?
   – Давай сюда!
   Несколько секунд капитан вглядывался в переданный ему бланк. Потом вернул его связисту:
   – Очки, туда их, в каюте остались. Доведи голосом.
   – Слушаюсь – довести голосом. – Вит Швабер раскатисто откашлялся. – Адресовано: капитану интерстанции «Большой Узел». Текст: «Яхта „Парадиз“ безраздельного властелина мира Элизиум Его королевского величества Алоэндра Шестьдесят четвертого, наносящего Государственный визит наивысшего уровня, терпит бедствие. В результате прохождения через не обозначенное в лоции магнитное поле очень большой мощности вышли из строя все внешние защитные и ориентировочные системы, что привело к столкновению с небольшим небесным телом. Состояние корабля: деформированы, а частично потеряны энергоприемные антенны большого хода, маршевая мембрана нуждается в точной рихтовке, часть жилых отсеков разгерметизирована, корпус материальных запасов, в том числе продовольствия, утрачен. Сохранившаяся возможность местного хода позволяет через сутки достигнуть Узла. В соответствии с „Положением об оказании помощи терпящим бедствие в Просторе и Открытом пространстве“ просим обеспечить возможности срочного ремонта и восстановления систем, создать соответствующие условия для размещения Его величества Короля и сопутствующих ему лиц и персонала. Обращаем Ваше особое внимание на необходимость их пропитания с учетом того, что природа населения мира Элизиум позволяет употреблять в качестве пищи очень ограниченное число веществ, известных в других мирах, населенных преимущественно гуманоидами. Надеемся, что ваш Узел обладает, в числе прочих запасов, и всем необходимым в возникшей ситуации. Примечение: экипаж яхты состоит из гуманоидов и может довольствоваться на общих основаниях. Подписал шкипер яхты „Парадиз“ старший Простор-навигатор Ял Пипст». Конец текста.
   – Ничего себе уха, – высказал свое мнение капитан Козырь. – Вот и покейфовали.
   – Ну, а что, собственно, такого? – попытался возразить Юр. – Подумаешь, яхта. У нас тут и трансгалакты чинились, и никакой суеты. Ну, притопают через сутки, загоним в шестой док, если потребуется, а то и просто к причалу, восьмому или даже третьему, размеры позволяют – и пусть латаются на здоровье. Команду и прочее население поселим в гостевом корпусе, я потом проверю, как там убрали после инспекторов. Помоем, накормим, все сделаем чин чинарем. А пока давай расслабляться дальше. Вит пускай идет к себе слушать водород, а чтобы не обижался, выдай ему стопаря. Примешь, Швабер?
   – Так точно, – отозвался связист. – И огурчик, если можно.
   Капитан Козырь с полминуты молчал, говорил только его взгляд, переходивший с одного присутствовавшего на другого и обратно; и говорили капитанские глаза такими оборотами, какие не приняты в цивилизованном обществе.
   Лишь когда на глаза стали уже навертываться слезы от напряжения, какого требовала подразумевавшаяся лексика, Козырь подключил и речевой аппарат, чтобы заявить:
   – Я давно знал, что командую сворой дураков. Но не думал, что – таких!
   – Эй, эй, – предостерег его Колян Юр. – Мы еще не в том градусе, чтобы такое сходило с рук. Давай-ка полегче.
   – Отвечаю за каждое слово! – не уступил капитан. – Доказать?
   – Ну, попробуй.
   – Принято. Поднимайся, пошли.
   – Это куда же? Чем тут плохо?
   – В центр. Доказательства получишь там. Швабер, бери свой огурец и дуй на связь. Скоро придем к тебе. Бегом!
 //-- * * * --// 
   В командном центре Узла капитан уселся на свое место за пультом и проговорил совершенно трезво:
   – Терпит бедствие яхта из мира Элизиум, верно?
   – Так по тексту, – согласился Колян Юр.
   – Прекрасно. Входим в справочник. Ищем этот мир…
   Названия запрыгали по экрану.
   – Стоп! – первым проговорил Юр. – Вот он.
   – Он самый. Вызываем справку. Крохотная справка, верно? Это даже и не справка вовсе, а лишь свидетельство ее отсутствия. Возражения есть?
   И в самом деле: то, что появилось на экране на титул справки не тянуло. Там был лишь следующий текст:
   «Элизиум. Мир с координатами (следовали цифры). Условия допускают существование жизни, которая однако обнаружена лишь на втором уровне. Разумная жизнь отсутствует. Три попытки колонизации закончились неудачей: никто из колонистов не уцелел».
   – Это какого же года материал? – поинтересовался Юр. – Не прошлого века? Ты не в исторический раздел залез?
   – К твоему сведению: свежий, как только что снесенное яичко. Инспекторы позаботились – обновили всю базу данных. Значит, получается у нас очень интересно: разумной жизни нет, а яхта есть, да что яхта – целое королевство есть, со своим королем и прочими причиндалами. Логично?
   – Нет, – пришлось признать Коляну. – Никак не логично.
   – Вот именно. То есть, этой яхты быть не должно. Но она есть. И терпит бедствие. И требует помощи. Или, может, это все нам померещилось? И не приходил Швабер, и не зачитывал полученный текст?
   – А что нам стоит проверить? Пойдем в рубку связи…
   – Уже идем!

   В рубке связи Вит Швабер был на своем месте, а вот огурца не было. Но этому никто не удивился. Судьбы огурцов, соседствующих с бутылкой, вообще наводят на размышления о бренности всего земного. Но сейчас Узел волновали другие проблемы.
   – Новые связи были? – спросил Козырь.
   – Никак нет. Глухо.
   – Понятно. Вызывай яхту. Скорее всего она, конечно, не ответит – просто потому, что на самом деле ее и не существует. Но попробовать мы обязаны.
   – Понял: вызывать яхту.
   Прошло менее полуминуты – и связист доложил:
   – Яхта на приеме. Что передать?
   Козырь и Юр обменялись взглядами. Юр, высоко подняв брови, покачал головой. Капитан же сказал:
   – На приеме, говоришь? Ну-ка, дай сюда…
   Швабер был вынужден уступить сперва наушники с микрофоном, а потом и свое место. Козырь уселся поудобнее:
   – Яхта «Парадиз»! Большой Узел вызывает капитана Пипста! Большой Узел – капитану Пипсту. Отзовитесь!
   Странно, но ответ не заставил себя ждать:
   «Яхта „Парадиз“ на приеме. Сообщаю: капитана Пипста на борту не существует. Прием».
   – Ну, вот, – сказал Козырь удовлетворенно. – То ли недоразумение, то ли розыгрыш. Может, инспекторы решили подшутить?
   – Ага, – согласился Юр. – Только с кем же тогда ты ведешь обмен?
   – Черт! – сказал Козырь. – И в самом деле! Алло, «Парадиз»! Кто командует кораблем?
   «Яхтой командует шкипер, старший Простор-навигатор Пипст!»
   – Вот формалист хренов! – сказал капитан Козырь. – Шкипер Пипст, сообщите о положении на данный момент!
   «Новых повреждений не получено, запас энергии позволяет добраться до станции „Большой Узел“, то есть до вас, в пределах двадцати трех условных часов. Выражаю надежду, что вы должным образом готовитесь к нашему прибытию».
   – Шкипер, по нашим сведениям вашего мира вообще не существует!
   «Я тоже знаю много смешных анекдотов, но запас энергии связи практически исчерпан, так что нет возможности…»
   И в самом деле, слышимость становилась все хуже.
   – Дьявол! – пробормотал капитан Козырь. – Алло, Пипст! Скажите хотя бы, к какой расе принадлежат ваши хозяева! И чем их кормить! Слышите – чем! Кормить!..
   «…ышу… охо… общаю… ролевское меню: суп… сфа… аз… сты… доб… рен… на трет… вод…»
   И это оказалось последним, что удалось услышать с яхты.
   – Дерьмо! – сказал Козырь. – И его много. И мы в нем тонем. Можно считать, уже потонули.
   – Надо разгребать, – ответил Колян Юр озабоченно. – Не то и в самом деле нахлебаемся. Король – он везде король.
   – Так-то оно так, – сказал Козырь, – только информации у нас – корень квадратный из минус единицы. Меньше, чем ничего. Значит, так. Швабер, твоя задача – не слезать с их волны, может, они как-нибудь сподобятся еще выйти на связь. Если прорежутся – сразу коли их на тему: какой он расы, этот король, и что все-таки они там у себя едят. Пока что я ни бум-бум не понял. Может, они и не белковые вовсе? Какие-нибудь хрен знает какие? А нам с тобой, директор, остается самое пустяковое: поскольку на связь надежды мало, вычислить этого короля с его сворой. Потому что у меня скверное предчувствие: когда они окажутся здесь, то мы обнаружим, что в наших запасах есть все – кроме того, что будет нужно. И пойдет скандал в галактическом масштабе, а мы окажемся главными дураками цивилизации на ближайшие сто лет, а то и тысячу. И доживать будем сторожами на самой вонючей из галактических свалок. Так что давай за дело.
   – С чего начнем? – только и спросил Колян Юр.
   – С размышлений о том, с чего начать, – решил капитан Козырь.

   – Что вообще жрут? – поставил вопрос Козырь.
   – Кто? – потребовал уточнений Юр.
   – Обладатели разума, – ответил Козырь.
   – Да их сколько угодно.
   – Мне угодно, чтобы ты перечислил всех возможных кандидатов.
   – Ты что – рехнулся? Крыша поехала?
   – Хорошо бы. Здравым смыслом таких задач не решить.
   – Золотые слова. Поэтому предлагаю для начала вернуться в «тропики».
   – Принято, – сказал капитан. – Только надо еще прихватить с собой. Потому что начинать придется опять с самого начала.

   – Какие нам известны разумные расы? – Таким вопросом капитан Козырь открыл обсуждение проблемы. – Давай сперва самые общие определения, потом примемся уточнять.
   На этот раз начальники притащили в тропики не только то, что Бог послал, но и кое-какую аппаратуру, так что нужные справки можно было навести в любой миг. На клавиатуре работал Колян Юр, поскольку право спрашивать целиком и безраздельно оставил за собой Козырь. У капитана всегда найдутся кое-какие преимущества перед подчиненными.
   – Самые общие: все разумные расы делятся на видимых и невидимых. В смысле – видимых в нашем диапазоне частот, но только при помощи приборов.
   – Ясно, – констатировал Козырь. – Начнем с невидимых.
   Юр помедлил, прежде чем ответить:
   – Ну, тут где начали, там и кончим. Мы о них, собственно, знаем только по результатам их деятельности, ничего другого. Может, они сейчас рядом с нами сидят, слушают и ухмыляются, а у нас – никакого представления.
   – Не знаю… – протянул Козырь с сомнением. – Если они действительно разумные, то на такое угощение обязательно отозвались бы. Запахи-то какие! – Он с удовольствием потянул носом воздух; действительно, интересная комбинация получалась из смеси аромата цветов с выразительными запахами, исходившими от полных стаканчиков и разогретых свиных консервов. – Но раз они такие, то, надо полагать, не выходят в пространство на яхтах с нормальным, судя по всему, экипажем, а значит, и не терпят бедствие вместе с ним. Так что, кончаем с невидимками. Давай нормальных. Подробно, без халтуры.
   – Есть, – согласился Колян Юр. – Даю по средам обитания: сухопутные, водные, атмосферные, заатмосферные…
   – Постой. Заатмосферные – это какие же?
   – Тут сказано, что к ним относится та самая газовая туманность, о которой было – помнишь? – столько шуму лет пять назад. Произвольно движущаяся. Она тут называется гипотетически разумной. Других видов не установлено.
   – Ну и что – думаешь, что эта туманность питается, как он там сказал: «суп сфа»?
   – Кто тебе сказал, что я так думаю? Вот еще!
   – И молодец, что так не думаешь. Атмосферные – кто такие? Давай.
   – Известны две расы, обитающие на газовых планетах, одна из них, кстати, на Юпитере. Но с ними никаких контактов до сих пор не установлено, они нас просто не признают, тут сказано опять же про косвенные признаки, а вообще с ними обстоит так, как в свое время с летающими тарелками: то ли они есть, то ли все это туфта, есть сторонники и противники, но в классификацию их на всякий случай включили.
   – Ну да, по принципу: лучше пересолить, чем недосолить. Отвергаем и атмосферников. Дальше кто у нас – водные? Поехали.
   – Знаешь, – сказал Юр с сомнением, – если этими заниматься всерьез, нам не то что суток – нам жизни не хватит. Потому что здесь полно всяких рас, от литоральных начиная, и ниже по глубинам. И на каждой глубине где-нибудь да существует разумная раса, местами – по нашим представлениям – теплокровные, в других мирах – вроде наших рыб, где-то моллюски, где-то обнаружили даже мыслящий планктон: собираются в кучу и мыслят до полного опупения. А ведь в каждом этом классе разновидностей – хоть ставь отсюда до Земли в колонну по одному…
   – Стоп, стоп, – осадил своего собеседника капитан Козырь. – На кой черт такие подробности, нам же не уху варить. Посмотри вот что: в Простор они выходят?
   – Тут сказано, что у подавляющего большинства водных рас существует лишь весьма неопределенное представление о космосе.
   – А у подавленного меньшинства? Нам важна точность, чтобы не промахнуться. Ищи, ищи.
   – Сейчас… Ага, вот: у некоторых рас понятие космоса существует, однако, он расценивается как враждебная среда, обиталище сил Зла, и потому вопрос о выходе в Простор не возникает. Тут еще упомянуто, что мировоззрение большинства этих рас основано на интуитивной науке, не имеющей прикладной ветви, и потому…
   – Ясно и понятно. Значит, они тут не при чем. Отвергаем. Давай сухопутных. Их, наверное, и вообще не счесть?
   – Не стоит и пробовать.
   – Нет, боюсь, так мы ничего не найдем. Попробуем иначе. В мире существует великое множество сухопутных видов, но их, так сказать, кормовая база куда беднее, а нам ведь только она и нужна, потому что как этот король будет выглядеть – мне до лампады, все, что мне нужно – это чем его накормить, чтобы у него не возникло претензий. Сделай-ка запрос на тему: что вообще можно есть, жрать, кушать, штефкать, хавать… Не обязательно по разумным: в конце концов, они везде пользуются тем же провиантом, что и самые недоразвитые. Интересно, что нам ответят…
   Ждать пришлось более десяти минут, что при быстродействии современной техники было небывало длительным сроком. А когда аппаратура начала наконец выдавать текст, у заказчиков глаза полезли на лоб, пожалуй, с такой же скоростью, с какой выползала лента с ответами.
   – Да ну! – не выдержал Козырь. – Быть не может, чтобы все это ели!
   – Вот это в особенности, – присовокупил Юр, ткнув пальцем в одну из записей.
   Она гласила: «Человек: исторически, а местами и в настоящее время».
   Принтер продолжал шуршать, а капитан и директор все еще смотрели друг на друга.
   – В общем-то, – после паузы нерешительно проговорил Колян Юр, – мы об этом всегда знали, просто нас это как бы не касалось…
   – А сейчас возникает предчувствие, что на сей раз коснется, – ответил капитан Козырь. – Потому что у меня так: раз уж начинает не везти, то не везет до самого конца.
   – Из колонистов никто так и не вернулся, – не ко времени вспомнил Юр.
   – Чудится мне, – сказал Козырь мрачно, – что они не были последними…
   Колян Юр хотел, похоже, что-то возразить. И уже во второй раз сделать это не позволил Вит Швабер, ворвавшийся в тропический климат с очередным бланком в руке.
   Козырь, однако, на этот раз не рассердился. Наоборот, в глазах его, обратившихся на вошедшего, можно было увидеть огонек надежды, хотя и слабый, словно спичка на ветру:
   – Вит, – сказал он, – не хочешь ли принять стаканчик? При условии, конечно, что у тебя хорошие вести. Ну обрадуй меня, скажи, что они осчастливили нас, передав королевское меню…
   – И что в нем не упоминаются блюда из человечины! – добавил Юр.
   – …или хотя бы ты принес сообщение о том, что эта хренова яхта отвернула в другом направлении – или справилась со всеми неурядицами и продолжит путь без захода на Узел, – закончил капитан Козырь.
   – Ты не забыл снова очки? – ответил Швабер вопросом на вопрос. – Тогда возьми и прочитай сам.
   – Ну и ленив же ты! – с досадой молвил капитан, неохотно протягивая руку.
   Текст был таков:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное