Владимир Лещенко.

Торнан-варвар и жезл Тиамат

(страница 6 из 38)

скачать книгу бесплатно

   Торнан взял протянутый кубок и отпил. Вино было превосходным. Как и все в жилище Анизы. Как и сама хозяйка.
   – Я вот как раз собираюсь тебе сказать, насчет третьей награды… – сообщила Аниза, пригубив вино. – Когда вы вернетесь, я думаю назначить тебя начальником охраны Дискалиона.
   – То есть?
   – Ну, начальником охраны моей школы. Мне почему-то кажется, что нам следует почаще видеться.
   – Да нет, я понял… но…
   – Что тебя беспокоит? На нашу школу уже лет пятьдесят никто не нападал. Самое большее, что тебе придется – гонять безмозглых нищих дураков, вообразивших, что они влюблены в моих воспитанниц… Что ты замолчал?
   – А ты ревновать не будешь? – только и спросил он.
   – Дружок, ты еще не забыл, кем я была? Ревнивая шлюха – это все равно что распутная девственница! – жестко усмехнулась Аниза.
   И вновь он почувствовал дистанцию между бывшей гетерой и капитаном. Между жрицей Тиамат пятого ранга и варваром с Востока.
   – К тому же, – она вдруг усмехнулась почти добродушно, – моим девочкам будет очень полезно узнать, что такое настоящий мужчина! Так ты согласен? Или откажешься?
   – Разве я похож на дурака? – поинтересовался Торнан.
   – Вот и хорошо. Ты хочешь со мной поговорить еще о чем-то?
   – Да… то есть… Вообще-то…
   – Ну ты прямо как какой-нибудь малолетний ухажер, который в первый раз пришел к потаскушке в веселый дом и стесняется просить – сколько это стоит? – изрекла Аниза. – Да еще думает-гадает – хватит ли стянутых у папашки денег?
   Торнан выругался про себя. Аниза как никто умела поставить его на место.
   – Нельзя ли все-таки куда-нибудь девать твою племяшку? – выдал он наконец.
   – Торн, это не вопрос, – очень сухо сказала жрица, каким-то образом сразу отдалившись от собеседника на должную дистанцию. – Она идет с вами.
   – Аниза, ты понимаешь – она может не вернуться… – начал Торнан.
   – Я знаю, – коротко ответила она. – На все воля Богини. Это ее судьба, и никто, кроме меня, не хотел больше, чтобы она была другой. Она так решила, а характер у нее… Будь у меня ее характер, я, может, была бы королевой Килльдара… – Аниза улыбнулась. – Так-то, друг!
   – Пороли ее в детстве мало! – прокомментировал северянин. – А еще лучше – посадила бы ты ее в кладовку этак на неделю на воду и хлеб. Быстро б поумнела!
   – Пробовала, – печально сообщила жрица. – Еще когда куртизанкой была. Держала ее точно так, как ты сказал – в подвале на привязи, – после того, как она из храмовой школы бежала. Тогда у меня совсем крышу снесло. Видел у нее шрам на предплечье?
   Торнан кивнул. Серьезный шрам, как будто хорошо рубанули фальчионом.
   – Так вот – это она пыталась перерезать себе вены осколком кувшина.
Несколько часов пилила – хорошо я тогда вовремя пришла… На все воля Тиамат, – повторила Аниза. – Но я очень хочу, чтобы она – и ты – вернулись живыми.


   Несколько предыдущих дней Торнан посвятил обходу рынков и базаров, чтобы купить все необходимое.
   Он купил легкую кольчугу для Чикко – на всякий случай. Ни от стрелы в упор, ни от меча не защитит, но скользящий удар ножа отразит.
   Он нашел себе отличный плащ из тонкого войлока – серого, некрашеного. Неброско, зато тепло, и воры не польстятся. Купил еще всякие мелочи, которые в походе взять будет неоткуда.
   Но главное было, конечно, не это. Лошади! Вот что предстояло поискать…
   За три дня он обошел все четыре конских рынка столицы, приценился, наверное, к сотне скакунов. Коней выбирал старательнее всего. Ведь от них будет зависеть не то что успех – жизнь.
   Как известно, есть две основных разновидности верховых лошадей – те, что могут идти долго, но особой резвостью не отличаются, и те, что могут развивать дикую скорость, но лишь на не слишком больших расстояниях. И если тебе нужно кого-то догонять, лучше взять коня первой разновидности, а если убегать – то второй: главное, оторваться от врага, а там уж посмотрим…
   Судя по всему, им гоняться ни за кем не придется – пресловутый жезл, может, и сильно волшебный, но вряд ли даже у него за прошедшие века отросли лапки.
   А вот убегать, вполне возможно, случай представится, и не один.
   В конце концов, когда времени уже было в обрез, Торнан остановился на трех кобылах-четырехлетках дохаллской породы. Неказистые и не слишком резвые, зато крепкие, выносливые, неприхотливые и послушные. Все три были славно выезжены, все умели ходить в строю и караванах, и никто из них не скалился зло и не щелкал зубами.
   Это, пожалуй, главное: неизвестно, как держится в седле Марисса, а уж Чикко…
   Был соблазн взять хотя бы пару заводных коней, но Торнан сдержался. Трое путников при пятерых конях привлекут внимания заведомо больше, нежели трое путников и три лошади. Причем внимания как конокрадов, так и, возможно, тех самых неведомых врагов, которые мерещатся Анизе и ее друзьям.
   Чутье, впрочем, подсказывало ему, что назад они в любом случае вернутся совсем на других конях… если вернутся.
   Убедившись, что барышник доставил коней в конюшню «Зеленого барана», куда они с Чикко перебрались пять Дней назад, Торнан посетил улочку шорников, где, отчаянно торгуясь, приобрел четыре седла – одно запасное. Не были забыты и запасная сбруя, и большие седельные сумы-хурджины. Добавив с кислой миной пару монет, чтобы товар принесли в тот же «Зеленый баран», Торнан перекусил чем Дий послал в трактирчике на той же улочке и направился по вечереющему городу в квартал, где обитала Марисса.
   Жила она в опрятном глинобитном домике за высоким забором из кусков ракушечника. При домике имелся даже крошечный садик – несколько кустов, ореховое дерево и запущенная клумба.
   Воительница храма ждала его, уже собравшись, сидя на двух увесистых мешках, заставивших его фыркнуть.
   Мебели в домике не было никакой – пол, застланный коврами, и груда подушек – по обычаям кочевников. Домик в одном из самых тихих и приличных кварталов – у него бы денег на такое, может, и хватило бы, хотя вряд ли.
   – Красиво живешь, – сообщил он ей. – Дорого тебе это встало?
   – Если бы! – пожала она плечами. – Это имущество храма. Я же все-таки что-то для Тиамат сделала? Пошли…
   И подхватила мешки, словно они и не весили ничего.
   Хотя темнота еще не опустилась и небо было не черным, а лишь темно-синим, народу на улицах было немного, хоть Корг и отличался тем, что жизнь в нем не замирала и ночью. Торнан слегка удивился, но вскоре бросил думать об этом, всецело посвятив свои мысли завтрашнему походу.
   И вернулся к действительности, когда дорогу его спутнице преградил упитанный стражник, растопыривший лапы.
   – Эй, девка, почему в столь поганом виде? Кто тебе позволил надеть штаны?! – прорычал он нечто непонятное.
   Марисса торопливо достала яшмовую пайцзу воина храма.
   – Ну и что? – издевательски осведомился страж порядка, – Где тут написано, что тебе можно носить мужскую одежду?
   Торнан решил, что пришла пора вмешаться. Распахнув плащ, чтобы был виден офицерский знак, он неторопливо двинулся на стража.
   – Она со мной, – бросил он. – Пошли, Рисса.
   Но страж не унимался:
   – Так ведь, господин капитан, извольте видеть – девка в штанах! Грех против естества!
   Секунду-другую подумав, не сунуть ли попросту толстяку в рыло, Торнан решил обойтись без рукоприкладства. Тем более стражник был явно и непроходимо глуп (иначе бы не стал спорить с армейским капитаном).
   – Разве ты не знаешь, что по указу его величества Астарима Шестого женщина, сопровождающая офицера рангом от поручика и выше, имеет право носить штаны? – сурово осведомился он.
   – Никак нет, виноват! – растерянно сообщил стражник.
   – Теперь будешь знать. Кр-ру-гом! Шагом марш!… Как это понять? – спросил он у Мариссы, когда они отошли.
   – Сам же приказал надеть шаровары, – раздраженно бросила девушка. – И вообще, не знаю, что на них нашло? И впрямь мужскую одежду нам носить нельзя, но сколько себя помню, на это уже и обращать внимание перестали.
   Подумав, Торнан стянул плащ и решительно набросил на плечи Мариссы.
   – Мне неохота выяснять отношения со стражей…
   – А что, такой указ действительно есть? – спросила она немного погодя.
   – Может, и есть, только вот я о нем не знаю…
   Они без приключений добрались до «Зеленого барана». Марисса чуть отстала во дворе. Торнан уже собирался открыть дверь, когда услышал позади:
   – Почему в штанах, шлюха?!
   И следом – сдавленный вскрик, похабную брань и совсем не героический женский визг, в котором смешались злоба и отчаяние.
   Он обернулся, инстинктивно кладя ладонь на эфес ятагана.
   В свете горевшего у конюшни костра ему предстало следующее зрелище. Двое стражников держали Мариссу, Умело заворачивая ей руки за спину. Еще один деловито извлекал из ножен клинки. Четвертый в этом всем участия не принимал – скорчившись, он держался за низ живота, жутко выкатив глаза от боли.
   Марисса отчаянно извивалась, рвалась изо всех сил, пытаясь освободиться, старалась ударить противников ногами. Тщетно – эти ребята имели большой опыт в таких делах, и из их рук было очень непросто выскользнуть, в свое время Торнан не раз испытал это на себе. Нехитрый вроде захват полностью лишал возможности сопротивляться. Без труда стражники уклонялись от коленей и каблуков растерявшейся воительницы, гнусно похохатывая.
   – Может, – предложил один, – снимем с нее штаны да пустим по улице, чтобы честь понимала?
   – Лучше оттащим в кордегардию да объясним, что к чему! – зло бросил второй. – Особенно Блум – вот сейчас хозяйство приведет в порядок…
   Поняв, что терять времени на объяснения смысла нет, а следует действовать быстро и решительно, Торнан распахнул плащ и четким строевым шагом подошел к забеспокоившимся стражам порядка. Ноздри его раздувались в непритворном гневе, глаза сверкали.
   – Па-ачему творите бесчинства?! – рявкнул он, как на плацу.
   – Да мы вот… – начал оправдываться кто-то.
   – Ты как стоишь перед офицером, мурло?! Где ваши щиты? Почему пьяные уже в начале стражи?! – рыкнул Торнан. – Распустились тут! Или столица надоела? Так я живо помогу – меня как раз за пополнением прислали. Норглинги вам быстро мозги вправят!
   И, не давая стражникам опомниться, вырвал Мариссу из их рук и нарочито грубо потащил в дом.
   – Да чтоб эта королева Сабина… – прошипела Марисса в холле, массируя руку.
   Но при чем тут королева, Торнан так и не узнал, ибо именно в этот момент сверху по лестнице скатился немолодой мужик в форменной шляпе городской стражи.
   «О, Шэтт!!!» – только и подумал капитан, и предчувствия его не обманули.
   – Ых! Почему в штанах?! – рявкнул стражник, хватая девушку за куртку.
   Терпение северянина лопнуло.
   Удар кулака в печень заставил стража порядка влипнуть в стенку и медленно сползти вниз. Пожалуй, Торнан слегка поторопился, ибо сразу вслед за стражником по лестнице спускался его начальник – худощавый тип с породистым лицом истинного кильдарианца благородных кровей, в чине поручика стражи.
   – Да ты сдурел, инородец?! – выкрикнул он при виде стонущего стражника, но тут же разглядел офицерскую бляху. – Извиняюсь, капитан, – сухо бросил он. – И чем же вам не угодил Пукус?
   – Он спросил, почему я в штанах, – как можно спокойнее ответил Торнан, закрывая собой благоразумно отступившую в тень Мариссу. – Видимо, он не догадался, что я их всегда ношу. А я ненавижу дурацкие вопросы. И вообще, поручик, вы плохо следите за своими людьми – можно подумать, им платят жалованье за то, что они шатаются пьяными по городу.
   – Жалованье, – зачем-то раздраженно повторил поручик, уволакивая пошатывающегося подчиненного.
   – Что там произошло, господин офицер? – осведомился у него попавшийся навстречу управляющий, когда они поднялись к себе на третий этаж.
   – Да так, поучил уму-разуму одного наглого типа из стражи…
   – Да, – согласился управляющий. – Стража наглеет день ото дня, а сегодня так они вообще злы как бесы, и умные люди стараются без нужды не выходить из дому.
   – Почему же стража злая? – осведомился Торнан.
   – Им выдали задержанное жалованье, – пояснил кабатчик.
   – Ай-я-яй, – покачал головой капитан. – А что, они предпочитают служить бесплатно?
   – Да нет, – кабатчик оценил юмор. – Просто оно чуть не вполовину меньше прежнего. В казне, говорят, денег нет.
   – Тогда понятно. Ладно, пошли, – дернул он Мариссу за плащ.
   Вскоре они уже располагались в номере Торнана. Чикко высокомерно поглядывал на Мариссу, а она лениво изучала рисунок ковра на стене.
   – И где я тут буду спать? – поинтересовалась она.
   – Спать еще рано. Это твои вещи? – Торнан пнул мешки. – Все, что собрала в дорогу?
   Марисса кивнула.
   – Добро. Давай, вытряхивай все – будем пересчитывать. Чикко, тебя тоже касается.
 //-- * * * --// 
   – И зачем это тебе?
   Торнан недоуменно встряхнул переливающийся сверток. В его руках развернулась тонкая шелковая туника кремово-розового оттенка.
   – Это ночная сорочка.
   – Км-хм, – многозначительно кашлянул Чикко, сосредоточенно перебиравший склянки с эликсирами и порошками, извлеченные из колдовской сумы.
   Торнан скрестил руки на груди.
   – Вообще-то, – лениво протянул он, – боюсь тебя огорчить, но большую часть пути нам придется спать в одежде. И даже в сапогах, – добавил он, вспомнив, как однажды на привале, после пяти суток погони, позволил себе стащить казавшиеся уже пудовыми сапоги, и как потом пришлось босиком удирать по лесу – норглинги, как у них принято, внезапно атаковали их бивуак.
   – Все равно. В шелковом белье не заводятся блохи и прочие кровососы. Она ведь совсем легкая, – взмолилась Марисса.
   – Ну, если против блох…
   Ночнушка была амнистирована, но вытащенная следом бритва сперва вызвала у капитана легкое недоумение. Он было уже хотел задать вопрос, на кой бес это ей нужно, но догадался сам. Для проформы раскрыл бритву и уважительно прищелкнул языком. Небольшое лезвие, упрятанное в рукоять черного дерева, было отковано из темного струйчатого булата и имело также острие. Им можно было бриться без воды и мыла, а при нужде – использовать как оружие.
   Сам-то Торнан по старой привычке пользовался дешевыми костяными, с вставками из обсидиана…
   Бритву он тоже разрешил оставить.
   – А это что?
   – Мыло, – почему-то замешкавшись, ответила девушка. Ароматный кусок с красной полоской полетел в кучу лишнего барахла. Молча Марисса положила его обратно.
   – Не понял, – озадаченно осведомился Торнан.
   – Это особое мыло, – усмехаясь, просветил его маг, оторвавшийся от увлекательного занятия – попытки пристроить колдовскую книгу в заплечную суму.
   – Волшебное, что ли?
   – Не-а, – ухмыльнулся Чикко. – Для интересных мест…
   И тут же быстро нагнулся, уклоняясь от брошенного ему в лидо «интересного» мыла.
   – Слушай, Торнан, а если мага подхолостить – он колдовать сможет? – возмущенно спросила Марисса. – Я вот думаю: ты же сказал, что нужно освободиться от лишнего груза, а магу шулята вроде как ни к чему.
   Тем не менее мыло, как и четыре пузырька с благовониями, были беспощадно брошены в общую кучу – ко всему остальному барахлу, в том числе трем магическим книгам Чикко. Мариссе удалось отвоевать лишь один – самый маленький. Зато еще один флакон, выточенный из цельного кристалла кварца, с какой-то печатью, она прямо-таки вырвала из рук Торнана.
   – Знаешь, сколько оно стоит? Мое жалованье за два месяца!
   – Да на кой Хургал тебе сдались эти духи! – вспылил капитан. – Ты бы еще трюмо притащила!
   – Это… снадобье, чтоб не забеременеть, – смущенно сообщила девушка. – Надежное и безвредное. На всякий случай.
   Торнан сдержался, зато вновь высказался Чикко:
   – Ты чего – на целебные воды едешь прохлаждаться? В Вейю аль к Светлым Водопадам? Если на то пошло, я на тебя такое классное заклятье наложу, что ты еще сто лет никаких проблем с этим делом знать не будешь!
   – Мне сто лет не нужно, – в запале бросила она, – и заклятья на меня не действуют! Ой, – Марисса прикрыла рот рукой, словно стараясь запоздало поймать вылетевшие слова.
   Чикко громко и протяжно присвистнул.
   – А я-то смотрю, что у девчонки в ауре непонятное такое? – хлопнул он себя по лбу.
   – Поэтому Аниза тебя посылает? – спросил Торнан.
   – И поэтому тоже… И по тому, и по этому, – было видно, что девушка не желает развивать тему.
   – Так, ладно, – Торнан решил не настаивать, хотя эта тема его интересовала, как и все, что касалось спутников в будущем тяжелом походе. – А вот это… – он вытянул из второго мешка футляр промасленной кожи. – Ух ты!
   – Что там? – вытянул шею Чикко. – А, лук…
   Да, это был лук. Что называется, всем лукам лук! Ничего похожего Торнан никогда не видел. Это был не какой-то из знакомых ему луков. Не простой тисовый – самый любимый в Логрии. Не ясеневый норглингский. Не склеенный из кости и высушенного можжевельника, украшенный степной резьбой. Не горский – целиком из турьего или оленьего рога. Не лакированный, обманчиво хрупкий, привезенный из дальних восточных земель. Даже не выполненный из разноцветной древесины заморский, которые изредка привозят из страны меднокожих купцы, отваживающиеся плавать туда – тетива его сделана не из жил, а из волокон тамошней пальмы, прочнее которых в мире не сыскать.
   С любопытством, переходящим в уважительное удивление, изучал Торнан оружие Мариссы. Потянул тетиву, отметив сильный и в то же время мягкий натяг.
   Плечи лука были собраны из тщательно обточенных пластин черного дерева, каждая из которых с одной стороны снабжалась стальным насадками, куда вставлялась следующая и фиксировалась специальным шнуром. При нужде его можно было легко разобрать и так же быстро собрать.
   Основание, инкрустированное слоновой костью, имело треугольную прорезь для стрелы и было снабжено рукоятью, подобной эфесу клинка, защищавшей кисть от удара тетивы. Было даже что-то вроде прицельной планки. Но главное – это тетива. Сплетенная из нескольких тонких стальных проволочек, она крепилась к «наперсткам», на одном из которых сидел миниатюрный вороток, чтобы ее можно было без усилий и мучений натянуть.
   – М-да, не хотел бы я сражаться с войском, в котором у лучников вот такие вот изделия, – сообщил он Мариссе, возвращая оружие.
   – И не придется, – обнадежила его амазонка. – Он сделан по особому заказу, для князя Теро.
   – Тебе подарил его сам князь? И за что, если не секрет?
   Северянин недовольно посмотрел на Чикко, но лицо того было сама невинность.
   – Это трофей, – коротко сообщила Марисса, разбирая оружие.
   На этом перебор имущества закончился. Воительница все же не могла успокоиться и решила сорвать зло на маге.
   – Что это за склянки у тебя? – осведомилась Марисса, глядя на все еще копающегося в куче предметов фомора. – Как будто ты аптеку обокрал. Или думаешь по дороге лекарствами торговать?
   Чикко не обиделся.
   – Если хочешь знать, то все, чем торгуют ваши аптекари, по большому счету, выдумали мы, чародеи. Это сейчас каждый цирюльник, только и умеющий, что пускать кровь когда надо и не надо, лезет во врачи. А прежде шаманы были и мудрецами, и заклинателями духов, и лекарями.
   – Но все-таки, зачем все это?
   – Видишь ли, – важно сообщил фомор, – тут все имеет свое назначение. Вот это, – он встряхнул небольшую лаковую коробочку, – снадобье, которое дает возможность видеть в темноте многие часы. Сварено из рыжих мухоморов.
   Марисса уважительно покачала головой.
   – Это – горное мумие, – указал он на небольшой глиняный горшочек. – Срастит в пять дней сломанную кость и затянет глубокую рану, даже такую, какие оставляет граненое лезвие. Вот здесь, – его палец любовно погладил мутное стекло сосуда, – лекарство, что выгонит из тела желудочную хворь: в дороге это особенно полезно. А вот это…
   – А без снадобий ты что-нибудь можешь? – К воительнице возвращалось ее прежнее ёрничество.
   Вместо ответа Чикко протянул ей ладонь, над которой возник светящийся шарик размером с мандарин.
   – Ух ты! – девушка действительно была восхищена. – Может, у тебя и демон ручной где-нибудь припрятан?
   Чикко неприязненно на нее взглянул, гася магический светильник.
   – Ты, никак, шутишь? Или вам в вашей школе не говорили, что демона невозможно вызвать в наш мир?
   – Но раньше-то…
   – Тысячу лет назад аль поболе – может быть. А теперь – нельзя. Хотя, – он недобро усмехнулся, – знавал я людей, которые похвалялись, что с демонами чуть ли не дружбу водили. Только вот… Кое-кто из них потом пропал, да так, что концов не найти.
   – В одной старой книге я читала, что демонов может вызвать человек с Древней Кровью, – сообщила амазонка.
   – В старых книгах чего только не напишут.
   Так или иначе, сборы закончились. Груда вещей уменьшилась на треть.
   Стемнело, и они решили лечь спать пораньше. Марисса устроилась за ширмой, Чикко тоже вскоре начал похрапывать, а Торнан все сидел при свете корийской масляной лампы, обдумывая все еще раз. Потому что завтра уже поздно будет переигрывать планы – начнется поход.



   Со стороны картинка могла бы показаться вполне идиллической – словно на пикнике, устроенном беспечными горожанами в окрестностях Корга.
   Торнан с Чикко, в чем мать родила, устроились на горячем песке. Их одежда отмокала в ручье, старательно разложенная их спутницей и придавленная камнями.
   Марисса, облаченная лишь в пресловутую ночную рубашку, распустив по плечам небрежно отжатые волосы, была занята важным делом – она чистила маленький медный котелок, одно из главных сокровищ путников. Благодаря ему они имели возможность попить на привалах горячего травяного отвару и когда-никогда побаловать себя похлебкой из вяленой баранины или дичи. Весьма большое удобство, если учесть, что обычно в таких походах довольствовались едой всухомятку да запеченным в кострище и жаренным на углях харчем.
   Кони их, расседланные и стреноженные, бродили неподалеку, отдавая должное высокой траве. Ну все точь-в-точь как на пикниках богатой коргианской молодежи. Правда, там частенько именно девушки снимают с себя все или почти все, в то время как мужчины остаются в одежде. При этом ничего такого там обычно не происходит – именно в этом почему-то находят особый шарм.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное