Владимир Лещенко.

Торнан-варвар и жезл Тиамат

(страница 5 из 38)

скачать книгу бесплатно

   Клинок был совершенством в своем роде: более удобного оружия, чем скимитар, Торнану держать в руках не приходилось. Правда, не без недостатков – колоть им не так удобно, удар лучше наносить всем телом, да и время между взмахами таково, что ловкий противник может успеть заколоть ставшего беззащитным бойца. Одним словом, все те недостатки, что были у его предка – танакки, привезенной из-за моря три века назад предками нынешних измельчавших фельтов, ходивших в дальние плавания вокруг Суртии (ныне в такое верится плохо).
   – Я вот что хотела спросить, – Марисса между тем внимательно изучала сброшенную на скамью куртку Торнана. – Если кожа василиска такая прочная, то как же из нее доспехи шьют?
   – Есть особые мастера для такого дела, – пояснил Торнан. – Раньше больше было, целые улицы в той же Алидии или в Маке этим кормились. Теперь василиска найти не проще, чем белого оленя, так что только несколько стариков и осталось… Вообще-то никакого секрета особого нет. Выкройки из дерева делаются, а потом по ним обсидиановыми резцами обводят – дня три-четыре на один разрез. Потом сверлом с наконечником из того же обсидиана дырочки сверлят для шитья. Потом его же, василиска, сухожилиями и сшивают. Вот и все дела. Шкуру вот с него снять тяжело. Приходится пасть ему раздирать да тушу наизнанку выворачивать – как чулок снимать. Главное – успеть, пока тухнуть не начал: чуть завоняет – пропала шкура!
   – А говорят, василиск может превращать людей в камень, – улыбнулась Марисса.
   – Да, а потом сгрызает их, как змей Йурмунхард гранитные скалы, – хохотнул Чикко.
   – Если кто-то при встрече с василиском и закаменеет, то разве что от страха, – ответил Торнан, – и я его понимаю.
   – А как ты с ним все-таки справился? – Девушка с завистью погладила матово блестевшую кожу.
   – Повезло. Мы тогда на охоту отправились, я да приятель, сержант Гроллу, кабана выслеживать. Вдруг смотрим – прет на нас этакий валун на четырех лапках и с хвостом. Спасибо на мне доспех был охотничий, в каком на кабана или на медведя ходят умные люди. Ну, пока Гроллу его копьем держал, я на загривок запрыгнул да в глаз кинжалом успел засадить, прежде чем эта скотина меня хвостом на землю сшибла. Был бы без панциря – лег бы там с перебитым хребтом, а так только два ребра и синяк на всю спину. Сказать по правде, со страхуя это сделал: василиск нас в овраге зажал, и деваться было некуда. Если можно бежать, то от василиска надо бежать, потому как прикончить его очень трудно.
   – Ты храбрый человек, раз можешь признаться, что тебе страшно было, – тихо сказала Марисса.
   – Да вроде не трус, – согласился северянин.
   – А шкуру как делили?
   – Не пришлось делить, – вздохнул капитан, возвращая ей клинок и забирая свой. Нужно было делать дело, не тратя лишнего времени и не сетуя на судьбу. – Итак, Рисса, расскажи-ка нам о себе.
Все же мы идем не на прогулку. Если что-то захочешь узнать обо мне или о нашем маге, спрашивай, отвечу.
   – На любой вопрос? – Амазонка сунула меч в деревянные лакированные ножны.
   – Да, – просто сказал капитан, глядя прямо ей в глаза. И девушка неожиданно смутилась, хотя и попыталась изо всех сил это скрыть.
   – Ладно, расскажу. Только… что именно ты хочешь знать, капитан?
   – Хочу знать, на что ты способна и что умеешь.
   – Ну… – начала она. – Как я фехтую, ты видел сам. «Дура, неужели ты не поняла, что в настоящем бою я тебя прикончил бы уже на половине склянки?!» – подумал Торнан.
   – Воином я стала в шестнадцать, так что меч ношу уже шесть лет… Мне двадцать три года… ну почти двадцать три.
   – Ну, это мелочи, – усмехнулся северянин. – Я вот меч ношу с тринадцати, а лет мне побольше, чем тебе.
   – А сколько? – тут же с любопытством осведомилась она.
   – Двадцать девять. – И с усмешкой добавил: – Почти.
   – Я бы тебе больше дала, – сообщила девушка, как показалось Торнану, с некоторым разочарованием.
   – Хорошо, что ты не судья! – вступил в разговор молчавший до того Чикко.
   Марисса недобро посмотрела в его сторону.
   – Как нога, уже прошла? – издевательски осведомилась она.
   – А твоя? – не остался в долгу маг.
   – Не отвлекайся, – неодобрительно указал Торнан Чикко. – Так вот, мечами мы меряться и в самом деле не будем; лучше скажи – еще что-то ты умеешь?
   Марисса задумалась.
   – Умею стрелять из лука и арбалета – из лука выпускаю двенадцать стрел за четверть склянки, правда, не целясь. Из арбалета попадаю на трехстах шагах в человека.
   – Еще что?
   – Клинки шести видов – спада, рапира, фальчион. Еще – бой на двух кинжалах, метательные ножи, кистень, боевой цеп, – перечисляла Марисса.
   – Большой или малый?
   – Малый, – уточнила Марисса.
   – Малым цепом лучше всего убивать кроликов и кур, – Чикко, вздохнув, внес в список еще что-то.
   – Магов тоже, – парировала воительница.
   – Дальше, – потребовал Торнан.
   – Ну… Еще я умею лазать по скалам без ничего.
   – Совсем без ничего? И даже без сапог? Хотел бы посмотреть на это! – оживился маг.
   – Чикко, ну хватит, – бросил Торнан через плечо. – Так ты говоришь, можешь залезть на скалу? Как горцы, что ли? – Впервые у капитана мелькнула мысль, что навязанное Анизой приобретение не так уж безнадежно.
   Марисса кивнула, не забыв одарить довольно ухмыляющегося Чикко обжигающим взглядом.
   – И, кстати, могу забраться на любую стену. Даже на башню Девы залезла однажды.
   Торнан с уважением кивнул – в этой древней башне, которая стояла вроде как еще до того, как заложили первый камень Корга, было триста футов.
   – Правда, с кинжалами, – уточнила она. – Один сломала даже. Еще могу на одной руке висеть дольше, чем мы с тобой дрались. Еще я неплохо управляю повозкой, и даже парусной лодкой. Могу проскакать верхом целый день – хоть по лесу, хоть по дороге, хоть по горам. Еще могу идти без еды три дня, еще переплываю Сурдан туда и обратно – в верхнем и нижнем течении, – с гордостью перечисляла Марисса свои достижения.
   – И в верхнем? – Торнан уловил в ее голосе маленькую запинку сомнения.
   – Да, – она кивнула, а потом все же добавила: – Если честно, в верхнем – только в одну сторону.
   – А готовить, шить, стирать? – деловито задал вопрос Чикко.
   – Естественно! – фыркнула Марисса. – Воинам Храма слуг не полагается.
   – Ну вот, хоть будет кому кашу варить, – как бы про себя сказал маг. – Да, чуть не забыл – мышей, крыс, тараканов и темноты не боишься?
   – Нет, не боюсь, – даже не поморщилась Марисса. – А если кто-то из моих спутников страшится маленьких серых мышек, ему не о чем беспокоиться – я обещаю защитить его от них.
   Растерянный Чикко недоумевающе взглянул на Торнана, тот подмигнул чародею: что, мол, съел?
   – А как насчет боя без оружия?
   – Крайг-мавен, малиновый кушак.
   – «Вольный бой»? Слыхал про такое. Недурно. А где изучала?
   – В нашей воинской школе. Нас натаскивал сам Федро Молот. И еще знаю два десятка приемов из «Кендай», но оно мне не особо нравится.
   – А «Кабуно» случайно не изучала? – вновь подал голос Чикко.
   – Изучала, представь себе, и владею неплохо, – пренебрежительно бросила Марисса. – Только вот на тебе испытывать его неохота – боюсь, не переживешь. Хлипковат.
   Про такую школу рукопашного боя северянин не слышал, но не подал виду.
   Ладно, будем считать, что знакомство состоялось.
   – Теперь, Марисса, слушай меня внимательно. Не знаю про всякие ваши храмовые дела – послов-ослов и прочее. Но в походе и в драке ты будешь подчиняться мне беспрекословно.
   – Я согласна, – четко, по-военному ответила воительница.
   Торнан слегка растерялся – он уже заготовил целый ворох аргументов в казавшемся ему неизбежным споре.
   – Ты более опытный воин, и я не спорю, – пояснила она. – И, надеюсь, ты не прикажешь мне согревать свою постель?
   «Нет, она все-таки дура! – подумал северянин. – О боги! Ну почему ей не досталось хоть сколько-нибудь теткиных мозгов?!»
   – Так вот, слушай мой первый приказ. Первое. Ты сейчас пойдешь к себе и ляжешь спать, и хорошенько выспишься. Второе. На все про все тебе дается неделя. Завтра, как встанешь, начинай собирать все, что сочтешь нужным. К вечеру седьмого дня будешь готова. И – подберешь себе нормальную одежду. Штаны там, куртка теплая, свитер. И обязательно нормальные высокие сапоги.
   – Ясно. А куда приходить-то?
   – Ладно, я сам за тобой зайду.
   – Вот язва! – хихикнул Чикко, когда за девушкой захлопнулась дверь. – Ох, наплачемся мы с ней…
   В душе капитан был склонен согласиться с Чикко, но счел необходимым поставить ехидного мага на место.
   – А ты, дружище, лучше б, вместо того чтобы к Мариссе цепляться, подобрал себе оружие. Не на прогулку ведь идем.
   – Торнан, ты же знаешь, – неуверенно улыбнулся Чикко, – оружие меня почему-то не любит…
   – И ты отвечаешь ему взаимностью?
   Чикко с готовностью закивал.
   – Да и потом, – я же все-таки маг, а не воин.
   – Хлеб ты тоже магией резать будешь? Уж по крайней мере кинжал ты у меня будешь носить. Чую, предстоит нам дальняя дорога, а во многих местах если при тебе оружия нет, то ты не человек, а так, полчеловека…


   Торнан проснулся от того, что утреннее солнце светило ему прямо в лицо.
   Приподняв голову, он оглядел свою келью, на полу которой ночевал, устроившись на мягком тюфячке, судя по запаху благовоний, въевшихся в шерсть, принадлежавшем какой-то молоденькой жрице.
   Он вздохнул – уж больно приятным был сон. Снилась ему Аниза во всяких видах…
   В комплексе главного храма Тиамат в Корге народу сейчас почти не было. Множество жриц-насельниц разбрелось до поздней осени по стране, да и за ее пределы: собирать пожертвования для храма, справлять свадебные торжества в деревнях, лечить, подбирать брошенных детей и творить прочие добрые дела. В храме остался лишь десяток жриц да еще служки. Собственно, кроме Анизы и еще полусотни охранниц, тут почитай никого и не было.
   Наскоро сполоснув лицо у коновязи, Торнан направился к трапезной, в чаянии чего-нибудь перекусить.
   Внимание его привлекли голоса, доносящиеся из лекарского корпуса. Визгливый дребезжащий голос старой Герны, главной составительницы лекарств, перемежался ехидными восклицаниями Чикко.
   – Да, я варю зелья подольше, чем ты, недомерок, живешь на свете! И это честные старинные зелья, освященные мудростью Матери Мира! Да, именно так, а не всякая фоморская пакость!
   – Да пойми ты, старая кошелка, это всего-навсего трава! Какая разница, кто это придумал! И если хочешь знать, мой народ владел мудростью, когда твои предки пасли в дальних степях баранов, отгоняя от них волков каменными топорами…
   Торнан усмехнулся. Уже несколько дней Чикко завладел лекарственной лабораторией Герны и занимался приготовлением разных магических порошков и эликсиров, которые должен был захватить с собой. Вообще-то официально он должен был поведать храмовым травницам кое-какие фоморские секреты и честно пытался это сделать, надо отдать ему должное. Но напрасно – Герна видела в нем врага и шарлатана, полагая, что сама кого хочешь научит.
   Однажды, когда она оскорбила его особенно крепко, он даже предложил ей поединок на ядах, и Анизе пришлось улаживать конфликт лично. Впрочем, как и всякий дикарь, Чикко был отходчив и незлопамятен. Кстати, он был уже не какой-то безродный шаман, а иерофант храма великой богини. Так было нужно для затеянного ими дела. Да и Торнан, хотя и не был уволен из Стражи Севера, находился теперь на службе у Коргианского соборного храма Великой Матери, будучи отпущен на оную службу «на срок, потребный храму для совершения дел, храма касающихся». Так гласила грамота, показанная ему Анизой. Про некрасивую историю в «Королевских рогах» там даже не упоминалось. Так что все основания быть довольным у него имелись.
   Еще Торнан был доволен, что Марисса не живет с ними, а пропадает в городе. Успеют еще друг другу надоесть в походе.
   Старый кухарь, немой раб (а может, и не раб), выдал Торнану его завтрак – кусок окорока и четверть большого каравая с оливками. Наскоро поев и запив корм холодной водой, капитан отправился обратно в келью и занялся делом.
   В очередной раз он перебрал бумаги. Карты, отрывки из летописей, какие-то древние пергаменты и папирусы, коряво начерченные планы зданий и городов, старые записи с незнакомым, архаичным начертанием букв. Торнан в очередной раз благословил Тарну – ту бесшабашную купчиху, что когда-то, в промежутках между уроками любви, научила его бегло читать на нескольких языках.
   Часть бумаг он отложил – там, где требовались знания магических штучек: пусть их посмотрит Чикко. Кое-что – там, где дело касалось всяких священных и божественных заморочек с Тиамат и прочими небожителями, – требовало совета Мариссы. Но вот все, что касалось маршрута их предстоящего похода – вот тут помочь ему было некому, да и не рискнул бы капитан просить совета в таком деле: боком выйти может.
   К началу третьей дневной стражи Торнан почувствовал, как начинает трещать голова. Хотя и научившись водить в бой сотню и даже манипул, все же он по натуре оставался волком-одиночкой, бойцом, а не командиром. И в который раз он думал, что ему было бы проще, отправься он в это путешествие сам, даже без закадычного приятеля-мага.
   Но чему быть – того не миновать…
   Жезл, вернее его части, могли быть спрятаны в семи местах. Причем места эти были разбросаны без малого по всей Логрии – от хребтов и пустынь Дагарры и Южного Эльгая до жарких побережий Уттикского царства. И сейчас Торнан решал задачу, как пройти все семь мест наикратчайшим путем.
   Для этого он еще утром отрядил Чикко в книжные ряды, чтобы тот приобрел самое полное описание всех этих земель, какое найдет, и заодно – карты их области мира: побольше и не торгуясь. Чикко вернулся, нагруженный книгами и свитками, ворча на дороговизну. Не стесняясь, он сообщил, что надеялся выгадать несколько монет, чтобы вечерком навестить девочек и хоть немного наверстать упущенное за недели тюремного воздержания, но тутошние книжники, похоже, дадут сто очков вперед картагунийским ростовщикам.
   (Правда, когда он показал Торнану список магических снадобий и всего прочего, который составил, да еще с цифрой внизу, сколько это стоит, пришел черед сетовать уже капитану.)
   Сейчас дорогие карты были безжалостно исчерканы углем и небрежно брошены на пол. И капитан вынужден был признать, что труды его были почти напрасны.
   Самый короткий маршрут оказывался самым трудным, самый легкий и быстрый – самым опасным, самый безопасный – самым медленным и неудобным. Торнан пытался было комбинировать, соединяя достоинства различных планов. Не помогло: почему-то всякий раз происходило наоборот – шансов дойти хотя бы до середины у них было меньше, чем у кролика – сходить в гости на волчью свадьбу и вернуться живым и невредимым. В нескольких местах тлели войны и смуты. В других, как говорили, до сих пор обитали древние нехорошие твари и нечисть. В третьих на дорогах не было житья от разбойников, обнаглевших до того, что они открыто выходили к караванам и требовали плату за проход. В четвертых… В седьмых…
   И это не говоря о том, что большая часть карт была не самого лучшего качества. Проще говоря – хуже некуда. Уже беглый взгляд капитана отмечал ошибки в определении дней пути и направлений. Да и вообще их составляли хотя и со слов знающих людей, но книжники, сами никуда из своих городов не выезжавшие.
   Вот хоть этот чертеж – это ж надо было написать, там где живут айханы: «Место обитания породы сильных собак»! Спору нет, собачки там действительно неплохи, но вот не дай боги и демоны кому-нибудь отправиться туда их покупать…
   Да еще два из возможных мест упокоения жезла находились не где-нибудь, а в Восточных пределах. А добираться туда… Как знает всякий, между основными землями Логрии и ее восточной частью пролегли непроходимые Рихейские горы, на чьих вершинах никогда не тают снега. И единственный удобный путь сквозь них, через перевал Карат, уже двести с лишним лет как разрушен Великим Землетрясением. Так что попасть туда можно тремя способами – либо морем, обогнув Ликонский полуостров, либо через северные земли даннов, либо высокогорными пастушьими тропами (если не очень боишься смерти). Сам Торнан пришел в эти края, кстати, именно через хребет, но было это много лет назад, он был тогда молод и глуп, и те несколько недель были не самыми лучшими в его жизни.
   Древние герои в сказках в таких случаях садились на доброго коня и ехали напрямик к цели. Последовать их примеру? Да, как говорится в тех же былинах: «Тут ему, молодцу, и смерть пришла». Торнан еще в ранней юности на своем опыте понял, что прямые пути не всегда самые короткие – чаще как раз совсем наоборот.
   Поэтому придется примеряться к направлению караванных троп и протяженности трактов, бродам и мостам; к течению рек, к сезонным ветрам и скорости хода кораблей. Выбирать, проехать еще лишних сто лиг, добраться до реки и, сев на паром, спокойно переправиться или пересекать двадцать лиг какого-нибудь Чернолесья с его буреломами, болотами, и вурдалаками… Думать, идти ли через славный бунтами и смутами Синий Берег или плыть в Гвойс, что и дальше, и куда как менее удобно.
   И так далее, и тому подобное.
   Пожалуй, будь у капитана возможность взять с собой – на всякий случай – сотню конных воинов, будь у него довольно золота, чтобы, не считая, покупать новых коней взамен сдохших, да еще имей он грамоту не храмового посла, а нормального королевского – можно было бы и рискнуть.
   Но ничего этого не было, а кроме того, все надлежало совершить в глубокой тайне.
   Он еще раз просмотрел карту Логрии. Семь мест. Подземные катакомбы возле руин мертвого города в пустыне Тэр и непонятная Часовня Второго Брата у самых границ Килльдара. Соборный Храм в столице Даннелага. Урочище Мертвой Змеи – это уже за хребтом. Храм Дочери в Алаваре…
   Немолодой служка появился в дверях его каморки, оторвав от дела.
   – Капитана Торнана желает видеть благословенная Аниза, – сообщил он кастратным фальцетом, хотя редкая бороденка свидетельствовала, что все части тела у него на месте.
   – Хорошо, иду. – Ант отодвинул карты. Поднявшись следом за писклявым в жилое крыло, он толкнул дверь, беззвучно распахнувшуюся на хорошо смазанных петлях. Как только Торнан вошел, его сапоги утонули в толстом ковре, синем с вытканными серебром дельфинами. Он почувствовал запах знакомых духов. Капитан поднял глаза и встретился взглядом с той, которая предпочитала эти духи. Ее вкусы не изменились за прошедшие годы.
   Аниза отступила в сторону.
   – Входи, дружище. Я все думала, когда же ты наконец соберешься навестить меня.
   Торнан вошел в покои. В комнате был тот изящный беспорядок, что отличает жилища богатых и безалаберных людей. У окна из белой фаянсовой чаши лакал молоко рыжий кот в серебряном с чернью ошейнике.
   – Добро пожаловать в мое скромное жилище, Торнан. – Аниза сняла с кресла еще одного кота, трехцветного. – Садись, чувствуй себя как дома.
   – Я рад слышать это, – сказал он, придав лицу благодарное выражение.
   Хозяйка принарядилась: длинное платье до пола открывало плечи, по бокам шли разрезы до талии, скрепленные золотыми застежками, украшенные жемчугами и сапфирами.
   – Присаживайся, Торнан, – повторила она.
   Он двинулся было к креслу, но наглый котище тут же вскочил обратно, показывая всем видом, что не намерен уступать место чужаку. Можно было, конечно, сбросить хвостатого нахала на пол, но кто знает, что скажет хозяйка? Капитан огляделся. В обшитой панелями розового падуба комнате единственным местом, где можно было сесть, кроме кресла и стола, являлось ложе из эбенового дерева с пурпурными подушками, с балдахином, вышитым серебром. Перехватив его взгляд, Аниза приглашающе похлопала ладонью рядом с собой. Но все же не совсем рядом. Он сел – ровно там, где она указала: не дальше и не ближе.
   – Ты, наверное, хочешь знать, как идет подготовка к походу? – начал он.
   – Нет, я доверяю тебе – ты ведь более опытен в таких делах. Если только тебе не хватает денег…
   – Нет, спасибо, золота достаточно.
   – А сама затея у тебя не вызывает сомнений?
   – Теперь уже поздно что-то менять… – пожал он плечами. – Хуже нет бросать начатое дело и все переигрывать.
   После раздумий над ситуацией он предложил способ избежать возможного постороннего внимания. Они отправятся как бы не за жезлом, а с поручением в один из окраинных храмов Тиамат. Посол из числа храмовых воинов с двумя сопровождающими – мелким иеродулом-лекарем и телохранителем-наемником – не должен вызвать подозрений ни у кого, включая служителей храмов: Аниза и ее неназванные друзья предполагали, что у их неведомого противника могут быть глаза и уши и среди жрецов Тиамат. При всем этом они не должны будут слишком часто пользоваться гостеприимством храмовых подворий по пути и категорически не извещать о себе служителей богини в тех местах, где будут искать жезл.
   – А с Мариссой у тебя как отношения? – осведомилась она
   – Благополучно, слава богам, – сообщил Торнан. – Она говорит, что хоть завтра готова в поход.
   – Да знаю уж, она всегда готова… – непонятно бросила жрица.
   – А я и не знал, что у тебя есть племянница, – сообщил он зачем-то.
   – А я ее вам и не показывала, – пожала она плечами. – Сам должен понимать, почему. Да и вообще: она тогда в жреческой школе училась, а я кто была? Вот, думала, вырастет, станет Повелительницей Алтарей, а вон как получилось… – Застарелая печаль прозвучала в ее голосе.
   Повисло молчание. Торнан поднялся, шагнув к двери.
   – Погоди…
   – Есть еще что-то?
   – Да так… Сущая мелочь…
   Аниза встала, и ее руки поднялись к застежкам платья. Ловкие пальцы вмиг справились с фибулами. Быстрое движение плеч, и платье соскользнуло на ковер.
   – Ты знаешь, что делать дальше? – спросила она.

   Аниза, набрав в пригоршню воды, плеснула себе на великолепную грудь.
   На шее у нее было жемчужное ожерелье с рубиновой подвеской, покоящейся в глубокой ложбине между ее грудей, которые были такими же впечатляющими, как в дни их первого знакомства. Больше ее тело не было прикрыто ничем.
   В большой круглой мраморной ванне, где поместились бы не только Торнан с Анизой, эта женщина могла бы показаться человеку, склонному к поэзии, прекрасной жемчужиной в раковине. Но Торнану такое сравнение в голову не пришло. Он думал о другом.
   Если Анизе добавить несколько лет, то Торнан вполне мог бы быть ее сыном. Но смотрелась она от силы его ровесницей. Белоснежную атласную кожу еще не избороздили морщины, а в иссиня-черных волосах не видно ни одной седой пряди.
   Выбравшись из мраморной емкости, Аниза убежала за занавеску и вскоре вернулась с парой серебряных кубков и кувшином. Из кувшина она налила вина в кубки, не пролив ни единой капли.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное