Владимир Круковер.

Извращение желаний

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

 Станислав Ежи Лец

   Ыдыка Бе, как и все Ыдыки, особенно сидельные Ыдыки, всегда находился внутри любой информации, одновременно оставаясь снаружи ее. Приближение третийного возраста для сидельных Ыдыков часто чревато разтроением «Я», что приводило к тройственному созерцанию за этой информации. Четвертийный возрастной рубеж возвращал их к исходному состоянию.
   Разтроеные Ыдыки были опасны лишь для Ыдыков, не достигших нравственной зрелости и смотрщиков Закрытых обиталищ. Барые дедеки не могли в их присутствии Дерить, а смотрщики Закрытых обиталищ не могли смотреть.
   Как отражается контакт с разтроеными Ыдыков среди обитателей Закрытых обиталищ никто не знал.
   Все это сообщил мне рыжий кот, которого я по-инерции продолжал звать Васькой. Впрочем, я, будучи слегка обалдевшим, больше выражался односложно: «Да. Конечно. Может быть. Да неужели? Кто бы мог подумать. Это надо обсудить…»
   Зачем это надо обсуждать, я как-то и не понимал толком. Тем более, что Ыдыка Бе по-прежнему находился внутри информации, продолжая тройственно оценивать ее снаружи, что, несомненно, несколько затрудняло наш диалог. Я, даже, попытался быстро просмотреть инструкцию по общению с закукленными цивилизациями («Малыш», стр. 157.), но Ыдыка Бе сообщил, что их цивилизация вполне открыта и, даже, присматривает за другими.
   Тогда я не нашел ничего лучше, чем спросить кота:
   – Как мне к тебе теперь обращаться: Василий или Ыдыка Бе? И что эта самая Ыдыка означает?
   – Пока я общаюсь с тобой через это животное, – сказал нежданный гость, – лучше обращаться ко мне по имени – Бе. А Ыдыка – это, скорей, титул, если применить простенькую аналогию с принципами вашей социальной структуры. Нечто вроде понятия ученый, могущественный, правящий, дворянин.
   – Хорошо, Бе… Как-то странно звучит, прямо скажем. Послушай, Бе… Да-а. Может, все же Василий?
   – Сам ты Василий, – обиделся Бе. – Для меня ваши земные имена тоже странно звучат, будто в одно имя сразу нескольких человек воткнули.
   – А у вас что, каждый слог – имя.
   – Естественно, – ответил Бе, почесывая задней ногой противоблошный ошейник. – Ты бы купил, что ли, ошейник новый, этот уже выдохся.
   – Кусают? – спросил я.
   – Покусывают, – уклончиво ответил Бе.
   Подожди, читатель. Я что-то увлекся. В этой главе я должен вкратце рассказать о сущности Ыдык, а не описывать подробности нашего общения. Итак, слушай.
   Ыдыка Бе, как и все Ыдыки, особенно сидельные Ыдыки, всегда находится внутри любой информации, одновременно оставаясь снаружи ее. Приближение третийного возраста для сидельных Ыдыков часто чревато разтроением «Я», что приводит к тройственному созерцанию за этой информации. Четвертийный возрастной рубеж возвращает их к исходному состоянию.
   Разтроеные Ыдыки опасны лишь для Ыдыков, не достигших нравственной зрелости и смотрщиков Закрытых обиталищ.
Барые дедеки не могут в их присутствии Дерить, а смотрщики Закрытых обиталищ не могут смотреть.
   Как отражается контакт с разтроеными Ыдыков обитателей Закрытых обиталищ никто не знает.


   Революция свершилась. Коммунист говорит матери:
   Ну, теперь у нас всего вдоволь будет: и еды, и одежды, и товаров!!
 Совсем как при царе, – комментирует мать.

   – Ни одна живая душа не должна об этом узнать! – строго сказал нечистый пенсионер Зюгатофель. Потом он немного подумал (в телефонной трубке было слышно его трудное дыхание и зримо виделось шевеление мясистого носа) и добавил: – Старшим коммунальным ведьмам, пожалуй, можно рассказать.
   Старшие коммунальные ведьмы (big vеdimacus urbanicus kommunisticus) были важны для деятельности престарелого синекурца, так как на зловредных митингах они выкрикивали лозунги и собирали пожертвования у людей и нелюдей.
   Елена Ароновна кивнула головой.
   – И нечего кивать! – взвизгнул Зюгатофель. – За нами тысячи душ человеческих. Нас – тьмы и тьмы, и тьмы. И мы – не скифы. Как учил наш духовный вождь: конспирррация и еще раз конспирррация. Не кивайте, а выполняйте, мадам Елена.
   – Слушаюсь! – четко сказала ведьма, поправила на пышной груди халат, отчего один фиолетовый павлин соединился с другим оранжевым, и нажала кнопку номер два.
   – Алеу, – отозвалась трубка.
   – Сабина, голубушка, что я тебе расскажу, – заворковала Елена Ароновна…


   С религией получается то же, что с азартной игрой: начавши дураком, кончишь плутом.
 Ф. Вольтер

   В церквушке на краю столицы имени Владимира Путного Специализированного шло богослужение.
   Тощий поп в пышном облачении тряс кадилом. Кадило, естественно, кадило пряным дымом.
   Немногочисленные прихожане, среди которых были два бомжа, семеро профессиональных нищих, двенадцать вредных старушек, инвалид на деревянном протезе, стайка иностранных туристов, пионер, дворник и непонятный человек в темных очках возносили молитвы.
   Молитвы состояли из богословских скороговорок и личных просьб.
   – Боже еси на небеси… – частила старушка.
   – Пенсию пусть заплотют, – вторил басом инвалид.
   – И не мусорят пущай, – подхватывал дворник.
   – Боже, отучи папу водку пить, – шептал пионер.
   – Да освятится имя твое, – привычно бубнил нищий.
   – Кровать была расстелена, а ты была растеряна, – шептал бомж.
   – Хуанита протекторато мадонна грация диас, – говорил смуглый иностранец.
   – Да будет воля твоя… – частила вторая старушка.
   – Ту би ор нот ту би, – выговаривал непонятный человек.
   – И создал Господ Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женой: ибо взята от мужа, – шептал поп из Первой книги Моисеевой.
   Каждый, одновременно с речевками, думал о своем.
   «Вот отмолюсь, пойду к Тоське чай пить, – думала старушка. – Тоська вчерась пенсию получила».
   «Где же на бутылку достать? – думал инвалид. – Под пенсию уже не дают взаймы».
   «Метлу новую получить надо, – думал дворник, – после службы пойду прямо в ЖЭК и скажу – давайте метлу новую. И лопату совковую».
   «Если папа с работы опять пьяный придет, – думал пионер, – лучше домой не приходить. Переночую у бабки. Она, хоть и ворчит, но не дерется зато».
   «Зря я машину так близко припарковал, – думал нищий. – Еще увидит кто-нибудь, что я на БМВ разъезжаю».
   «Пять свечек уже спер, – думал бомж, – еще бы подсвечник спереть, тогда точно в подвале уютней станет».
   «Лючия наверняка мне изменяет, – думал иностранец. – Приеду домой, устрою ей корриду по-испански».
   «Сколько же попу дать, – думала вторая старушка, – рубль мало, три рубля много. Дам рупь с полтиной».
   «Так все же, пить или не пить, – думал непонятный человек, – вот ведь гамлетовская проблема! Если пить не брошу, с работы точно выгонят».
   «Попадья совсем оборзела, – не смиренно думал поп, – главной себя считает. Сказано же: это кость от костей моих и плоть от плоти моей. Надо будет после службы по плоти ее, так, чтоб до костей прошибло».
   В это время и произошло чудо, которое епархия до сих пор не решается отнести к проявлению божьего замысла.
   Мысли прихожан неведомым образом озвучились в скудном разуме священника. Характерно, что озвучились они с неким акцентом, напоминающим мяуканье шального кота.
   – Так вот, о чем думаете, грешники! – взревел поп, и начал охаживать кадилом посетителей.
   Из кадила летели угольки, поджигая одежду. Часть угольков попало на рясу, ряса задымила.
   – Смирение должно быть, – причитал поп хорошо поставленным голосом. – Метлу тебе – на метлу, получай! А ты, убогий, на БМВ собрал, диавольское отродье. У меня всего лишь «волга» казенная, а ты на БМВ. Получай! Свечи воровать, я тебе покажу свечи!!
   Под общий шум свершился беспорядок. Дым ел глаза. Дьякон и двое прислужников с трудом утихомирили взъяренного попа, отобрали у него огненное оружие и увели в подсобку, где затушили рясу. Часть прихожан, потрясенные ясновидением священника стали молиться с возможной искренностью. Другая часть позорно бежала. Впереди мчался нищий, за ним – дворник.
   А мальчик, которого поп не упомянул, поплелся домой и с восторгом обнаружил трезвого отца.
 //-- *** --// 
   Один из ведьмаков Думы, незначительный нечистый по имени Жиритофель, известный своей истеричностью и бабьей придурью, вдруг стал исповедоваться с искренностью новообращенного. Он бил себя пухлыми кулачками в безволосую грудь и, всхлипывая, каялся в том, что в детстве занимался грехом онановым, мучил кошек и воровал у родителей мелочь.
   Привычные депутаты слушали его с терпеливыми лицами. Причем, каждый ждал подвоха. Сидельцы первых рядов на всякий случай пересели подальше от трибуны, а секретарь убрала от Жиритофеля все бутылки с минеральной водой.
   Зюгатофель страшно радовался, подпрыгивал на креслице, смачно чмокая ягодицами, и пытался отобрать микрофон у своего соседа. Сосед микрофон не отдавал.
 //-- *** --// 
   В центре Москвы, рядом с мавзолеем появился неизвестно откуда Мавродий старший. Он приехал на пикапе, кузов которого был заполнен пачками долларов, и начал раздавать деньги всем желающим.
   Желающих было много. Даже очень.
   В результате лишь объединенными силами ФСБ и бойцов «Альфа» удалось оттеснить народ за пределы Красной площади. Машины скорой помощи, сновали, как муравьи в потревоженном муравейнике. Задавленных везли прямо в крематорий.
 //-- *** --// 
   Во время трансляции рекламы по ОРТ некоторые люди стали испытывать сильную головную боль. Реакция на рекламу других каналов пока была нейтральная. В результате, в ряде городов были предприняты попытки нападения на телебашни. Охрана и вызванный ОМОН успешно отразили плохо организованные теракты. Но в городе Дурново какой-то неизвестный с фигурой Апполона и, несмотря на прохладную погоду, в одних шортах все же ухитрился взорвать телевышку. Когда его задержали, он пытался убедить спецназовцев в том, что они живут не внутри, а снаружи земного шара.
 //-- *** --// 
   На ТНТ появилась новая программа: «Форточка». Ведущий руководил программой из реанимационного отделения. В отличии от прежней, большеформатной программы, показ «Форточки» происходил в уменьшенном кадре. Газета «Окна» нахально опубликовала большую, цветную фотографию фекалий Петросяна. Сатирик подал в суд за оскорбление чести и достоинства.
 //-- *** --// 
   По поводу некоторых происшествий выступил ведущий вечернего прогноза ТНТ. Он поглаживал крашеную басмой бородку и вещал о символах откровенности, связанных с прохождением луны под темным знаком скорпиона.
   «Московский комсомолец» разразился большой статьей желтого цвета, в которой, ссылаясь на «проверенные источники», объяснял случившееся локальными испытаниями секретного препарата ФСБ – газа правды. Газета СПИД-инфо во всем обвиняла трансгенные продукты, особенно напирая на «ножки американского президента».
   Зарубежные агентства сообщали о массовых случаях сумасшествия в разных районах Москвы. От комментариев информаторы пока воздерживались.
   Те, кто успел получить у Мавродия деньги, срочно выехали из Москвы в провинцию.
   Дворник так и остался без новой метлы и без совковой лопаты, так как в ЖЭК не пошел, а запил горькую.
   Попа отлучили от сана и он перешел на работу в общество кришнаитов. Ему всегда нравилась одежда кришнаитских монахов. Кроме того, поп, став лицом светским, получил, наконец, право официально развестись с попадьей.
   Атлет в шортах ухитрился сбежать из психиатрической лечебницы, куда был помещен на судебно-медицинскую экспертизу. Его розыски пока не увенчались успехом.
 //-- *** --// 
   Все эти происшествия не миновали чуткого внимания Елены Ароновны. Она сделала определенные выводы и решительно направилась к соседу. Предварительно деликатная ведьма сменила халат с павлинами на другой, изготовленный из гигантского полотенца с яркими цветными рисунками абстрактного содержания.


   Не водись с идиотами, если ты не психиатр. Они слишком глупы, чтобы платить неспециалистам за общение.
 Станислав Ежи Лец

   – Тебя кормить надо или нет? – спросил я Ыдыка Бе.
   – Кормить надо тело кота, – ответил пришелец. Мы же, Ыдыки, питаемся лучистой энергией. Ты, наверное, не понимаешь, что твоего кота я просто использую как временную форму, позволяющую нам общаться на сенсорном уровне. Ты же не умеешь общаться на энергетическом уровне. Почти все разумные существа умеют, а вы – люди, не умеете.
   – Так бы и сказал – надо, – сказал я. – А я было порадовался, что не надо. А с котом ничего не случиться?
   – Что с ним может случиться. Он живет, физиология его не нарушена, а, напротив, улучшена. Вот тут у него было небольшое нарушение в обмене веществ, так я исправил. А разум его временно спит, функционирует только спинной мозг, иначе я двигаться бы не смог. Ну а я пользуюсь его органами, чтоб воспринимать окружающую вещественность.
   – Значит, ты мир нам ощущаешь по-кошачьи.
   – В какой-то мере. Кроме того я беру информацию из множества человечьих разумов. В том числе и из твоего. Нет, не бойся, это не вредно для здоровья. Ты же ничего не чувствуешь.
   Наш разговор прервал осторожный звонок в дверь.
   – Соседка твоя пришла, – сказал Бе. – Интересная дама, она почти разумна и может принимать слабые энергетические флюиды.
   Я открыл дверь. Вошла соседка. На ней был огромный халат, который уместен на пляже, а не в гостях. Халат был разрисован всеми цветами радуги. Если долго вглядываться в это невероятное переплетение цветных линий, то можно получить спектральный удар.
   – А вы таки дома, – сказала Елена Ароновна, – и, как я вижу, не смотрите телевизор. И вы не знаете какие новости происходят вокруг. Так я вам таки все расскажу.
   – Милейшая Елена Ароновна, – почти обрадовался я ее появлению. Хоть ненадолго прозаичная сплетница отвлекла меня от происходившего дурдома с говорящими котами.
   Я провел бабулю на кухню и налил ей из термоса кипяток. Из прошлых визитов информационного вампира – Елены Ароновны я знал, что она очень любит чаевничать.
   – Вот, берите сразу два пакетика, – сказал я, – настоящий «липтон», в Елисеевском покупал. Сахар, коржики оттуда же, есть еще конфеты шоколадные.
   – «Мишка»?
   Бабуля обожала именно ««Мишку косолапого». Тут у нас вкусы сходились.
   Возникла Женя.
   – А Васька просится на улицу, – сообщила она.
   – Так выпусти, – механически сказал я и тут же опомнился. – Нет, подожди, я сам.
   Я вышел в коридор. Кот сидел у выхода и выразительно смотрел на дверь.
   – Далеко собрался? – спросил я.
   – Гулять, – ответил кот.
   – А не опасно?
   – Что может быть опасного в прогулке…
   – Ну, мало ли. Люди могут неправильно понять твои монологи.
   – Я, честно говоря, и не собираюсь на улице болтать с кем попало. Как это говорил один из ваших кумиров: «конспирррация прежде всего».
   – Ну-ну, – сказал я неопределенно, открывая дверь.
   Кот ушел. Я вернулся на кухню.
   – Любит поговорить… – начала соседка, ехидно прищурившись. Впрочем, она как раз дула на блюдечко с чаем (она всегда пила чай по-старинке – вприкуску), так что ее прищур мог быть вызван горячим паром.
   – Кто? – спросил я.
   – Ну этот, кот ваш.
   – Подслушивали?
   – Естественно. Но не корысти ради, а токмо ради пославших меня. Вещие предостеречь просили, дабы не обольщался ты речами пагубными. Много вреда причинить себе и другим можно.
   – Собственно, откуда у вас такие сведения? – несколько раздраженно спросил я.
   – Земля слухами полниться. Истинно говорю, не наш этот, кто устами кошачьими бает.
   – А что это вы, уважаемая соседка, так странно изъясняетесь. Не в девятнадцатом веке живем, чай.
   – Это, милок, привычка детская. В отрочестве я только так и говорила, как все.
   – Это что ж, сто лет тому назад?
   – Больше, милок, больше. Мне в этом году, посчитай, сто тридцать стукнуло. Мы, ведьмы, ежели себя в чистоте блюдем, дооолгонько век свой маем.
   – Так, мало того, что вы долгожитель, вы еще и ведьма. Впрочем, я и раньше догадывался, когда вы мне коврик у двери керосином облили. Не знал только, что ведьмы неподвластны старению.
   – Стареют, милок, стареют. Но это больше те, что с мужиками человеческими грешат. А те, кто по-честному с козлами или другими братишками нечистыми, те и до двухсот на здоровье не жалуются.
   – А что это вы, вдруг, так разоткровенничали? Вроде второй год по соседству живем, а ничего, кроме пакостей, от вас раньше не видел.
   – Это все из-за кота твоего. Не наш дух в него вселился, не земной. Как бы беды большой не случилось.
   – Ну и что вы предлагаете? Может, вам кота отдать?
   – Что ты, милый, никак это не можно. Мне с ним и встречаться-то опасно. Ты вот что, как они тебе что скажет – тот час мне пересказывай. А я уж подскажу, что можно, а что нельзя.
   Бабка допила чай и грузно встала. Стул освобождено заскрипел.
   – Пойду я. Ты не думай, я с ума не выжила, всю правду сказала. Когда так, нам, на земле живущим, делиться нельзя, вместе надо быть. А за пакости прощения прошу, работа у нас, ведьм, такая, что жизнь вам раем не казалась. Только это все так, мелочи, по сравнению с тем, что этот, не наш, натворить может.
   Она прошествовала в коридор. Я сунулся было открыть, но в коридоре уже никого не было.
   «Ну вот, – подумал я скорбно, уже соседки через канализацию просачиваются, дожили!»
   Я вернулся на кухню, чтоб прибрать со стола. Около блюдца, из которого пила зловредная старуха, лежал сотовый телефон. Я взял трубку, чтоб отнести соседке и она тот час зазвонила. Я некоторое время поразмышлял, какую кнопку нажать, сообразил, наконец, поднес трубку к уху.
   – Это я вам оставила, – сказала трубка приторным голоском. – Что бы могли мне сразу все сообщать. Презент. Спонсорская помощь. И вот еще что себе на ум намотайте. Сформулировать просьбу точно почти невозможно. Допустим, вы просите организовать вам чай. Уточняете: горячий, сладкий, крепкий. И вам на голову льется ведро горячего, сладкого, крепкого… Вы вновь уточняете – в стакане. И получаете пятиметрового размера стакан с крепким, сладким, горячим ЗЕЛЕНЫМ чаем. Еще раз уточняете – «липтон», мол, в обычном стакане. И вам на колени падает обычный стакан с горячим, сладким, крепким «липтоном». Запомните, почти невозможно наладить правильный контакт с тем, кто выполняет ваши желания. Почти всегда попытка пожелать приводит к трагическим результатом. Что прибавится – то отнимется. Держите телефон при себе всегда.
   – Ладно, – сказал я смущенно.
   Положил телефон на стол и пошел к Жене.
   В ее комнате меня ждало множество сюрпризов.


   Заткнуть дураку глотку – невежливо, но позволить, ему продолжать – просто жестоко.
 Адам Смит

   В Думе был выходной. Тем ни менее, буфет работал, как и все другие технические и подсобные службы.
   В буфете сидели ведьмаки, которые по установленному на заре человечества порядку составляли 30% от общего числа думаков [1 - Думак – думающий член думы. Не путать с дураками.].
   В каждом человеческом объединении всегда 30% нечистых, 30% чистых, 30% равнодушных и 10% дураков. Возьмем для примера рядовой ЖЭК (домоуправление по-старому), в котором работает 100 человек. Тридцать из них работают честно, стараясь удовлетворять нужды подопечных домов. Тридцать других всячески вредят работе. Чаще всего это конторские служащие и слесари-водопроводчики. Еще тридцать человек отбывают повинность. Они, вроде, и работают, только толка от их работы не видно. Если их уволить, ничего в деятельности ЖЭКа не измениться. Они приметны лишь постоянным ворчанием на предмет малой зарплаты. Ну, а десять оставшихся – откровенные дураки. Бэкон говорил, что «Молчание – добродетель дураков». Однако, не все дураки обладают добродетелью. Когда дурак начинает говорить прописные истины, его может отличить от умного только писатель-сатирик. Впрочем, как умный человек может сгоряча сказать глупость, так и дурак иногда произносит умные фразы.
   Дураков в нашей стране любят. Они исполнительны и трудолюбивы. Они почти всегда бодро настроены. Когда простой человек говорит, что зал наполовину пуст, дурак заявляет, что он наполовину полн. Из них получались хорошие партийные работники. Думские дураки приятны и обходительны. Их чаще других можно увидеть в горячих точках и по телевизору. Ведущие телепрограмм отдают предпочтение беседе именно с ними, так как от дураков во время прямого эфира не бывает неожиданных высказываний.
   Ведьмаки только на людях высказывали неприязнь друг к другу. Они специально создали разные партии и внешне ссорились друг с другом – ведь задача любого ведьмака вносить разлад в любую людскую деятельность. А в их партиях состояли и обычные люди, которые становились хроническими носителями вражды и раздора.
   Надо сказать, что в прошлом сообщество ведьмаков допустило огромную ошибку – позволило главной партии победить все другие. Диктатура ведьмаков продолжалась достаточно долго, но не привела к нужному результату: превращению людей в нечистых. Люди стали покорными, но покорность не способствует превращению. Для того, чтоб стать нечистым, надо проникнуться идеями зла, стать их носителем, вырастить жесткие волоса на сердце и избавиться от души. Ошибка была исправлена, теперь люди верили в обманчивую свободу воли и становились на путь зла самостоятельно, по демократическим принципам дерьмократов. Ведьмаки разбили людей по партийным бандам и даже не стали лично травить их друг на друга, партийные люди восприняли сладостный вкус вражды с большой охотой.
   В данный момент все думские ведьмаки собрались по экстренному, тревожному сигналу. Впервые за последние десять тысяч лет на Земле появился чужой разум, по самой скромной оценке превосходящий энергетические возможности нечистых в сотни раз.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное