Владимир Круковер.

Извращение желаний

(страница 13 из 24)

скачать книгу бесплатно

   Тематику же учебника должна определять не группа чиновников, а статистика несчастных случаев. И, если наибольшее число пострадавших детей связано, например, с пожарами, то и в учебнике львиная доля материала должна быть уделена пожарам, а не блужданию в саване.
   Кроме того для разных регионов России учебники должны быть разными. Совершенно незачем школьнику из Сочи учить главу о поведении человека в тундре, а норильчанину – выживание в песках Кара Кума. Впрочем, учебник может быть один, но методические указания должны давать педагогу возможность что-то проходить факультативно, а что-то обязательно, в соответствии с регионом.
   2
   А теперь попробуем ответить на вопрос – каким должен быть учебник для мальчиков и девочек 12 – 13 лет?
   Сперва, для наилучшей иллюстративности, реализуем «проблему» с пещерами.
   «…Кто-то из вас увидел вход в незнакомую пещеру. Ох, как хотели бы взрослые, чтоб вы в эту пещеру и не заглядывали, справились с любопытством и пошли заниматься чем-нибудь полезным: вынесли мусорное ведро или сели за уроки. Но мы знаем, что мало найдется мальчишек (да и девчонок тоже), которые пройдут мимо таинственной пещеры. Ведь там может быть закопан пиратский клад, там могут водиться привидения, там многое может быть.
   Поэтому я не собираюсь вас, ребята, отговаривать и усмирять свое любопытство. В конце концов, человек без любопытства превращается в пожилую и скучную овцу. Но принять некоторые меры предосторожности просто необходимо. Хотя бы потому, что заблудиться в пещере можно запросто, а бродить в темноте, страдая от жажды и голода, натыкаясь на скользкие стены, шарахаясь от летучих мышей, которые норовят вцепиться тебе в волосы, не так уж приятно.
   Самый простой способ не заблудиться – прицепить у входа прочную веревку (обязательно проверьте на разрыв и убедитесь, что конец закреплен хорошо) или толстую рыболовную леску. Вы будете, как рыба, на крючке и всегда сможете вернуться.
   Если веревки нет, то неплохо ставить через определенное время пометки на стенах, стрелки или какие-нибудь значки, по которым вы сможете найти обратный путь. Но значки помогают лишь при свете, а вы можете остаться без него. Поэтому запаситесь камешками и выкладывайте на каждом повороте стрелку обратного пути, чтоб ее можно было найти наощуп.
   Конечно, вы должны «вооружиться» фонариком или факелом, так как остаться без света в пещере не всегда приятно. Но, если фонарик испортиться или спички кончаться, не пугайтесь, вам помогут стрелки из камешков.
   Какие еще опасности могут подстерегать вас в пещере? Непрочные своды, которые могут обрушиться и засыпать дорогу. Поэтому захватите палку и как бы прощупывайте дорогу, пробуйте на прочность палкой сомнительные места, подсвечивая на них фонариком. Заодно, кстати, этой же палкой обследуйте дорогу под ногами, чтоб не свалиться в скрытый провал, они в пещерах встречаются.
Летучие мыши, которые на самом деле неопасны, но могут напугать. Они ночные животные, а ваш свет их пугает и они стараются от него улететь, и со страху могут об вас удариться. Поэтому не пищите при виде этих безобидных зверьков, а пригасите свет и дайте им спокойно улететь от вас подальше.
   Честно говоря, на такую авантюру, как изучение пещеры, лучше идти не в одиночку. Тогда один из вас остается у входа, как часовой, и, если вы долго не возвращаетесь, сможет вызвать помощь. Он же, если вы остались без света, сможет подавать вам сигналы голосом, помогая ориентироваться».
   Приблизительно так должна звучать доверительная беседа с ребятами. Менторский тон недопустим, он ничего, кроме скуки и желания поступить наоборот, у детей не вызовет.
   Нельзя забывать, что, если плохой учебник по математике жизнь школьника не искалечит, в крайнем случае он будет считать на калькуляторе, то плохой учебник по ОБЖ может поставить под угрозу ребячью жизнь. В нем каждая фраза должна быть точной, с учетом детской психологии, доходчивой и мнемонически окрашенной, для мгновенного запоминания. Никогда нельзя ограничиваться простыми запретами, не проиллюстрировав эти запреты эмоционально сильными причинами. Дети редко воспринимают мир логикой, у них на первом месте чувства.
   Кроме того для детей весьма важна авторитарность наставника. И шкала авторитетов у современного подростка резко отличается от той, к которой привыкли преподаватели и составители учебников. Одно дело, если советы безлики и догматичны, другое – когда они исходят от Шварценеггера или Конан Варвара.
   Рассмотрим это утверждение на простом примере. Допустим, учитель советует сперва подумать, а потом действовать, не спешить в трудной, мало знакомой ситуации. Все, на первый взгляд, логично, правильно. Но совет этот пролетит мимо ушей, так как он безлик, эмоционально не окрашен. Пролетит точно так, как пролетают мимо наших ушей газетные штампы. Но можно же сказать так: «Все разведчики знают, что спешит надо медленно». Вот, Рэмбо, прежде чем пойти в тыл к врагу, долго готовился, он знал: поспешишь – попадешь в засаду».
   Я упомянул о мнемонических «хитростях». Под этим подразумевается такая конструкция задания, которая запоминается сразу и надолго. Мы знаем из физики, что цветовой спектр легче запомнить, если выучить фразу: Каждый Охотник Желает Знать Где Сидит Фазан (Как Однажды Жак Звонарь Головой Сломал Фонарь). Так же и в нашем учебнике. Совет о том, как выбираться из водяной воронки, можно усилить стихами: «Что б в воронке не тонуть, не забудь до дна нырнуть», а потом рассказать историю с участием покемона, который нырнуть боялся и едва не утонул.
   Или рассказ о способах защиты от угарного газа (о чем, кстати, в учебнике всего два слова, будто среди школьников только москвичи из благоустроенных квартир), который гораздо более полезен, чем обширная глава о «Возможности выживания человека в условиях автономного существования в природной среде» (!!!). Тут мы можем использовать стремление детей к «взрослости». «Твои родители часто забывают о том, что угарный газ не имеет ни вкуса, ни света, ни запаха и убивает исподтишка. Позаботься о взрослых недотепах, всегда сам проверяй – прогорела ли печь до конца и не рано ли закрыли заслонку».
   Кроме того, подобный учебник должен большую часть уроков превращать в лабораторные и практические занятия. Как ставят опыты на уроках физики или химии, так и на уроках ОБЖ надо строить макеты, «топить» в зыбучих песках или болоте куклу, «бродить» по самодельным пещерам, «убивать» угарным газом лабораторную мышь, а потом ее оживлять по всем правилам медицинской техники. Ну, а возможности практических занятий вообще беспредельны. И это лишний раз подтверждает мнение автора, что преподавателем ОБЖ ДОЛЖЕН быть СПЕЦИАЛИСТ ПО ВЫЖИВАНИЮ. Или, на худой конец, учитель, прошедший специальную подготовку на специальных курсах.
   Выводы
   Собственно, выводы однозначны – пересмотреть всю систему обучения школьников ОБЖ, создать специализированные курсы для преподавателей, заказать профессионалам учебники, тематику которых определить дифференцированно, согласно статистике разных возрастных категорий. (Возможно объявить конкурс на лучший учебник).
   К основным параметрам Основ необходимо добавит защиту от педофилов, предостережения о вредных привычках (курение, алкоголь, наркотики, вдыхание паров лакокрасочных и клеевых изделий). Для старшеклассников ввести главу безопасного секса.
   Решать эти проблемы ни в коем случае не должно Министерство образования единолично, а только лишь под жестким контролем МЧС. Профилактика несчастных случаев первоочередная задача именно МЧС, а широкообразовательная кампания может свести их количество среди школьников до минимума.

   Вот такое ироничное и злое письмо. Отправил и, забегая на месяц вперед, могу сказать, что ответ был странный. В том смысле, что ответа не было вовсе. Позвонил какой-то офицер из МЧС, уточнил адрес мой, фамилию – и все.
   Нет, они и не обязаны были отвечать, в советское время я и писать бы не стал [30 - Хотя в советское время как раз бы ответили, там строгий учет был. Другое дело, что ответили бы простой отпиской, но ответ бы был.], но как-то думалось, что перестройка, новые отношения. Да и министр производил приятное впечатление на телеэкранах: сам ходит, сам говорит.
   Ладно, сам не знаю чего это я из-за такой мелочи, как дурацкий учебник и дурацкое письмо так расстроился и столько порассуждал на эту тему. Могу, конечно, посочувствовать тому, кто всю эту галиматью прочитал. Хотя, могли бы и не читать. Перелистнули бы страницу, как делали мы в юности, натолкнувшись на описания природы, и все дела.
   Я, собственно, в этой главе хотел рассказать совсем о другом. О том, как смотрел по телевизору КВН (не могу удержаться от просмотра игр, хотя за последние годы телепрограммы вызывают отвращение) и привычно раздражался на рекламу, на все эти: «Комбелга, связь для онанистов», «Колготки опса, носить на переносить», «Наше поколение выбирает «фанту», «Альфа-банк, где вас обманут культурно»…
   Смотрю, значит, я свою любимую передачу, злюсь на рекламу, пытаюсь во время ее чем-то заняться, выпадаю из юмористического ритма, злюсь на себя, на параноиков из Думы и Кремля, на всю эту страну, на народ ее безропотный. Одновременно пытаюсь не злиться, перевести злые мысли, если не в шутку, то хоть в сарказм. Делаю это, как все писатели, готовыми фразами, будто фельетон пишу. И вот, что у меня получается:
   «Кинофильмы нынешнего проката стоят весьма недорого. При советской власти покупали по дешевке индийские фильмы, теперь покупают очень дешевые мыльные оперы и голливудский ширпотреб. Тут необходимо помнить, что второсортная кинопродукция – это еще и скрытая реклама. Самая опасная из рекламных разновидностей. Реклама одежды, бытовой техники, еды, сигарет, напитков, образа жизни…
   (Я часто ставлю многоточие, так как продолжать перечень можно до бесконечности, а это не корректно по отношению к читателю. Отклонившись от темы, сообщу вам, что многие книги содержат полезной информации 10 – 15 страниц, разбавленной 400 страницами словесного мусора. Именно таким образом издатели второсортной литературы делают свой «бизнес по-русски» – продают бумагу в красивой упаковке под видом книг).
   Коммерция породила мерзкую тенденцию превращать хорошую книгу, хороший фильм, получившие успех, в многосерийную муть. Все эти «Робошкаф-2», «Молчание телят-3», «Такси-4» – тощие потуги сценаристов продлить жизнь понравившихся героев. Но у этих реанимированных героев жизни нет, а есть пресное существование в окружении пошлых штампов. Как у реанимированных «Знатоков…» или упрощенных героев отличных повестей ленинградского писателя, которых телевидение превратило в примитивных «ментов».
   Вообразите: «Незнакомка-2», «Доктор Живаго-3», «Капитанская дочка – 4»… Ладно, это классические примеры. А хотелось бы вам почитать (посмотреть): «Пролетая над гнездом кукушки-2», «Заводной апельсин-4», «Идиот-3»?
   Культурным людям клонирование безвкусицы не угрожает. Они, может, не знают, как штампуются на конвейере книги того же Незнанского или «кино-менты», но врожденный вкус уберегает их от употребления подобных суррогатов. А вот массовый потребитель приучен к ним.
   Впрочем, я лично этому потребителю не слишком сочувствую. Жаль лишь детей…
   Штампованные часы обходятся производителям третьего мира в 30 центов за штуку. Продажная цена – один доллар в среднем. Служат они обычно 2-3 месяца. Поразительно, насколько люди не знают цену времени!
   Навязывание штампов присуще не только «часовщикам». Идущий (бегущий) за поездом (автобусом, трамваем, троллейбусом) человек, проводивший любимую девушку (бабушку, друга, сослуживца, дочку, сына, внука). Бег от взрыва с последующим полетом (герои остаются невредимыми). Долгое бегство героя от автомобиля (мотоцикла, поезда, всадника, велосипедиста, скайбордиста). Бесконечная стрельба с одной обоймы… Киношные штампы можно перечислять долго.
   Мне вспоминается армия, когда нам часто демонстрировали китайские фильмы. Был это 1962 год. И до конца этих фильмов досиживали только мы с товарищем, Владиславом Ботиным, который, как и я, находил их забавными. Еще бы, подползает китаец к офицеру в окопе и спрашивает:
   – Командир Ли, разрешите бросить гранату.
   – Боец Ван, – отвечает командир Ли, – а ты справишься с этой боевой задачей?
   – Так точно, командир Ли!
   – Тогда бросай!!
   Боец Ван бросает гранату, в километре от взрыва, подобного взрыву фугасного снаряда, взлетают на воздух сотни тел и обломки бронетехники.
   Или еще оттуда же.
   – Боец Ван, сегодня ты пойдешь в разведку.
   – Я не могу, командир Ли.
   Командир сосредоточенно думает и изрекает:
   – Тогда пойдет твой брат, Мяо!
   Не лучше штампы книжные. Когда мне хочется черного юмора я читаю вслух одну многотиражную писательницу из Москвы. Цитирую разговор молодого следователя с воровским авторитетом. Он перед этим назвал вора козлом и старый следователь объяснил юнцу, что это большое оскорбление.
   – Иван Иванович, вы должны меня извинить, за то, что я назвал вас козлом. Я молодой следователь и поэтому не знал, что воров нельзя называть козлами. Я, признаться, не знаю жаргона и поэтому допустил ошибку, назвав вас козлом. Больше я не буду называть вас, Иван Иванович, козлом.
   Еще мне очень нравится у этой «писательницы» диалог в кафе. (Не из этого ли диалога выросла одна реклама кофе?)
   Посетитель: – У вас есть кофе?
   Официант: – Да, у нас есть кофе. Это же кафе, а в кофе всегда есть кофе.
   Посетитель: – А какое кофе у вас есть?
   Официант: – У нас есть разное кофе. А какое кофе вы предпочитаете?
   Посетитель: – А что вы могли бы мне порекомендовать?
   Официант: – У нас есть черный кофе по-турецки. Это кофе, который варится в специальных сосудах на жаровнях, посыпанных песком. Подается вместе с гущей. Еще у нас есть черный кофе со взбитыми сливками. Есть кофе «капучино». Это такой кофе, который…
   Ограничусь многоточием, так как официант в оживленном диалоге на пяти страницах подробно рассказывает главной героине о различных способах приготовления кофе, не забывая упомянуть его сорта и страну произрастания.
   Неправильно ориентирование потребностей общества и есть самый тупиковый путь развития. А в роли Сусанина выступают производители чепухи. На первый взгляд все чинно: один производят, другие потребляют. Но производят-то в большей части то, что выгодно, что приносит максимум дохода, а не то, что необходимо. Выгодно заполнить детский разум «Охотой на Покемона» – примитивным порождением комиксов, но не выгодно разработать и активировать «Маленького принца» (не упрощенную пародию на Экзюпери, вроде голливудской пародии на «Аленький цветочек» – «Красавица и чудовище-1, 2, 3, 4, 5…»). Еще бы, философская, полная лиризма сказка не предназначена для толпы!
   Иногда жалко смотреть, как ведущий вымучивает дохлую и скучную конструкцию передачи. Особенно грустно наблюдать за ними в передачах юмористических. Невольно вспоминаются конферансье, осмеянные еще куклой Образцова. Так и хочется спросить – не проще ли ограничиваться демонстрацией самой передачи, оставаясь ведущим, но за кадром? Неужели все дело в стоимости экранного времени, которое режиссер растягивает за счет болтовни ведущего и бесконечных интервью с участниками передачи? Точно так растягивают количество страниц изготовители детективной макулатуры. Количество стоит дороже, чем качество!
   Не только в компьютерах водятся информационные вирусы… Людей эти болезнетворные микробы, вирусы и прочие беспокоят еще чаще. Мы живем в атмосфере болезнетворной информации… Раньше – меньше было носителей информации, она не была столь мощной и управляемой…
   Защита, фильтры, психозащита, лечение и у специалистов и т. д.
   РТР как-то меня поразило:
   «– Хуан, мы больше не встретимся.
   – Почему, Лучия?
   – Мы вынуждены снять рекламу с нашего канала. А, ведь, за счет рекламы мы и покупаем эти сериалы!»
   Голливуд ухитрился опохабить почти все шедевры литературы. Ведь им необходимо вписать классику в стандарты голливудского видения, то есть – в примитивный штамп. Поэтому Уэллс (грустный философ и предостерегающий фантаст) отправляется на машине времени в будущее не с целью познания, а для того, чтобы… укротить Джека Потрошителя! И, конечно, устраивает гонки на автомашине (впервые в жизни ее увидев), лихо конкурирует с полицейскими детективами, мгновенно влюбляется в работницу банка… Вообщем стандартный набор: любовь, гонки, перестрелки, трупы, маньяки…
   Не забыли американские штукаделы и Конан Дойла. Сериал «Затерянный мир» – прекрасная пародия на известную повесть. Только сделана эта похабщина всерьез.
   Вообще, судя по кинофильмам в Америке мало обычных людей. Там все поголовно владеют восточными единоборствами, стреляют из всех видов оружия, управляют всеми транспортными средствами, начиная от велосипеда и кончая ракетой. Американец способен из ракетницы сбить вертолет. (Если нет ракетницы, он сбивает его просто камнем). Пистолеты у американцев стозарядные, автоматы действуют с эффективностью водородной бомбы. Американцы постоянно разыскивают маньяков, а в редкие выходные спасают мир от гибели. Кроме того, США – излюбленное место посещения комическими туристами. И почти все эти пришельцы настроены по отношению к землянам агрессивно. Но им ничего не светит. Скромные американские супермены всегда начеку.
   О культуре восприятия говорить стоит отдельно. Мы уже иронизировали по поводу китайских фильмов советского периода. Американцы перещеголяли этот примитив, оснастив его великолепной технологией. И мы этот примитив заглатываем. Почему?
   Крестьяне прошлого века не воспринимали настоящую живопись. Они были воспитаны на плоскостной иконописи и плоскостном лубке. Перспектива холста их неумелыми глазами читалась, как хаос красок. Точно так же не могли «читать» неподготовленные люди авангардистскую живопись. Бесполезно рассматривать картины Ван Гога, упершись носом в холст и разыскивая там привычные классические формы. Не зря в ресторанах вывешивали копии с Шишкина или Айвазовского, а не Рембрандта или Дега.
   Обыватель прошлого века и обыватель нынешнего – «близнецы – братья». Они не желают воспринимать подлинное искусство. Нынче самый доступный вид зрелища – телевизор, который и воспитывает их телелубком. Объемное и тем более – стереоскопическое видение – привилегия маленькой группы интеллигентов. Да и то не всех. А слово интеллигент давно уже стало ругательным.
   Телевидение ДОЛЖНО быть платным. Мы же не удивляемся плате за радиоточку. И тогда мы ЗА СВОИ ДЕНЬГИ вправе ТРЕБОВАТЬ качества телепередач. И тогда рейтинг программ перестанет быть пустым словом. И тогда пусть попробуют пичкать нас рекламной жвачкой или нудными разговорами, интересными только телевизионным болтунам.
   Впрочем, телевизионщики и сами рады бы избавиться от рекламы. Она, подобно раковой опухоли, разрывает нормальную ткань передачи, портит стройную структуру программы. Именно реклама убила (или убьет) чуть ли не единственную интеллектуальную передачу Ворошилова. А любители собак скоро начнут бойкотировать «Дог шоу», выразив этим презрение к опасному для здоровья животных корму спонсоров.
   Самое печальное, что инфекция информации делает людей неуверенными в себе. Где уж реальную жизнь и самих себя в этой жизни сравнивать с героями боевиков, слащавых сериалов! Реклама – в том же ряду, тех, кто ей верит, она унижает: невозможность приобрести рекламируемое изобилие развивает у людей комплекс неполноценности.
   Которым, кстати, они и так наделены сверх меры».
   Ну вот. Опять я не добрел до темы главы. И понаписал тут какую-то публицистику, годную лишь для газеты «Правда». Никогда бы не подумал, что с такой яростью буду обличать капитализм.
   Нет, сил моих больше нет. Сегодня не мой день. Придется тебе, уважаемый читатель, потерпеть. Завтра, если настроение будет получше, я все же напишу о том, как я смотрел КВН и что тогда случилось из-за этого Ыдыки Бе. А сегодня – увы. Пойду лучше съем чего-нибудь. Только не икры, на икру уже смотреть не могу.


   Пикассо приехал в Лондон. На вокзале у него украли часы. Инспектор полиции спросил:
   – Вы кого-нибудь подозреваете в краже?
   – Да, я помню одного человека, который помогал мне выйти из вагона.
   – Вы – художник, нарисуйте его портрет.
   И к вечеру по рисунку Пикассо оперативная лондонская полиция задержала по подозрению в краже трех стариков, двух старух, горбуна, два троллейбуса, один трамвай и четыре стиральных машины.
 Анекдот из коллекции Ю. Никулина

   Пятый день проживает Дормидон Исаакович в карцере. Он привык к «вертолетам», нарам, прижатым в дневное время к стене, на манер железнодорожных. Он уже знает, что чифир пьют по очереди, по три глотка (а на Севере – по два), передавая кружку товарищу, что после ритуала чифироглотания наступает время прикола – душевных разговоров за жизнь. Вася-Хмырь простучал соседние камеры, узнал, что его сосед – старый зэк Гоша-Бармалей и относится к профессорским странностям снисходительно. Ему все равно: косит ли Бармалей или в самом деле сошел с катушек, не буйствует – и ладно. В чем-то Вася даже доволен неординарным поведением сокамерника, оно вносит в его довольно-таки однообразную жизнь элемент новизны.
   Следователь профессора не вызывает, ждет, когда строптивый уголовник наберется ума. Профессор же с жадностью неофита познает замкнутую на себя вселенную тюрьмы. Васины байки он слушает, открыв рот и жутко жалея, что не может конспектировать из-за отсутствия бумаги с ручкой.
   Наблюдать за их беседой уморительно. Но наблюдать некому. Штатные наблюдатели – коридорные надзиратели – заглядывают в глазок редко, они давно отупели от своей сторожевой службы и предпочитают проводить время в тоскливом созерцании собственного пупка днем, а вечером отводят душу у женских камер. Надзиратели-женщины ненавидят представителей обоих полов, время на подглядывание за мужиками, в отличие от надзирателей-мужчин, не тратят, а выбирают себе в жертву одну камеру и начинают «доставать» ее жителей разнообразными придирками.
   Вот небольшой пример диалога между Дормидоном Исааковичем и Васей-Хмырем. Оба от беседы получают взаимное удовольствие.
   Д. И. – Вот помню, уважаемый Василий Хмыревич, на банкете в Венгрии нам подавали удивительное блюдо. Берется, знаете ли, целый набор нежнейших осерди теленка.
   В. Х. – Чего, чего берется?
   Д. И. – Осерди. Грубо говоря, различные внутренние органы. Сердце, почки, легкие…
   В. Х. – Так бы и говорил – кишки.
   Д. И. – Ну, не совсем кишки… Впрочем, приближенно можно считать осерди аналогом куриных потрошков.
   В. Х. – Чем считать?
   Д. И. – Аналогом. Это нечто вроде синонимов в семантическом анализе языковых структур.
   В. Х. – Слушай, псих! Кончай пиздеть!! Прикалываешь про жратву – прикалывай. А темнить фраерам в белых фартуках будешь. Ну, че вылупился! Трепись дальше, интересно же.
   Д. И. – Простите, на чем я остановился?
   В. Х. – На кишках и на этих, как их? – синонимах.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное