Владимир Шестаков.

Новейшая история России

(страница 7 из 50)

скачать книгу бесплатно

   Начало кампании 1914 г. для русской армии было успешным. 1-я армия Северо-Западного фронта (командующий генерал от кавалерии Я. Г. Жилинский) 7(20) августа в Гумбиннен-Гольдапском сражении в Восточной Пруссии разгромила 8-ю германскую армию. Однако, несмотря на то, что русская авиация имела в своем составе 244 самолета и была второй по величине в Европе, воздушная разведка не смогла проследить перемещение немецких войск, отступающих за Вислу, и, соответственно, их преследование не было организовано. Воспользовавшись бездействием Ренненкампфа, германское командование, зная о положении русских из их незашифрованных телеграмм, оставило против 1-й армии небольшой заслон, а все остальные силы двинуло на 2-ю русскую армию, что и привело в сражении в районе Мазурских озер (13(26)–18(31) августа) к тяжелому поражению русских (2-ая армия была окружена, 30 тыс. человек попали в плен), генерал А. В. Самсонов покончил жизнь самоубийством). Затем под ударами германских войск была вынуждена отступить из Восточной Пруссии и 1-я армия. Потери 1-й и 2-й русской армии составили 80 тыс. и 90 тыс. человек соответственно. Причиной неудач была плохая организация взаимодействия двух армий, отсутствие связи, слабая разведка и др. Тем не менее ценою собственных неудач русская армия обеспечила спасение Франции от неминуемого поражения.
   Военная катастрофа русской армии в Восточной Пруссии затмила ее успехи на Юго-Западном фронте, который был растянут на 450 км. В ходе развернувшихся с 10(23) августа 33-дневных кровопролитных боев, в которых с обеих сторон участвовало более 100 пехотных и кавалерийских дивизий (около 2 млн человек), русские войска разгромили четыре австро-венгерские армии, заняли Галицию и ее столицу Львов и вышли в предгорья Карпат на линию реки Висла в 80 км от Кракова. В результате Галицийской битвы неприятель был отброшен на 280–300 км к западу. Потери австро-венгерских сил составили 400 тыс. человек, из них 100 тыс. человек пленных, русские потеряли 230 тыс. человек. Галицийская битва относится к числу крупнейших стратегических операций Первой мировой войны. Победа в ней русских полностью разрушила планы Германии на быструю победоносную войну и вывела из игры Австро-Венгрию как самостоятельную силу.
   15 сентября 1914 г. немецкие войска начали новое наступление на Восточном фронте. На берегах Вислы развернулось масштабное Варшавско-Ивангородское сражение, в котором участвовало свыше 820 чел. с обеих сторон. Русская армия в течение всего октября отражала мощные удары германских войск западнее р. Вислы, не позволив им взять Варшаву, затем перешла в контрнаступление и отбросила неприятеля на исходные рубежи. Взять реванш у русских немцы планировали в Лодзинской операции, начавшейся 30 октября. Кровопролитные бои, в которых с обеих сторон участвовало более 600 тыс. чел., завершились в конце ноября окружением двух германских корпусов русскими войсками. Однако из-за ошибочных действий командующего 1-й русской армией генерала Ренненкампфа и его штаба немцам, хотя и с большими потерями, удалось прорваться из окружения.
Генерал Ренненкампф был отстранен от командования армией и отправлен в отставку. Первая попытка немцев разгромить русские войска на территории Польши была сорвана. В декабре 1914 г. из-за больших потерь с обеих сторон и истощения материальных запасов на Восточном фронте наступило короткое затишье.
   Вступление Турции в войну 16 октября 1914 г. создало для России новый Кавказский фронт. Турецкое наступление во второй половине октября сопровождалось истреблением армянского населения на захваченных территориях. В Сарыкамышской операции, начавшейся 9 декабря, 3-я турецкая армия была полностью разбита, ее потери составили 90 тыс. человек. Победа русских на Кавказе обеспечила англичанам успешные действия на Ближнем Востоке.
   Главным итогом военных действий кампании 1914 года стал срыв германского плана молниеносной войны благодаря активным действиям русских войск на Восточном фронте. Итог военной кампании 1914 года не сломил духа русской армии. Разочарование принес 1915 г.
   «Горечь поражений и неудач». В 1915 г. Россия под давлением союзников, несмотря на большие людские потери и ограниченность материальных ресурсов, по-прежнему планировала наступательные действия на двух стратегических направлениях: в Восточной Пруссии против Германии и в Карпатах против Австро-Венгрии. Целью наступления в Восточной Пруссии было взятие Берлина.
   Германское командование, решив упредить наступление русских, намечало нанести два удара (с севера – из Восточной Пруссии и с юга – из района Карпат) с целью окружить и уничтожить главные силы русской армии на территории Польши.
   25 января (7) февраля 1915 г. 8-я и 10-я германские армии перешли в наступление из Восточной Пруссии против 10-й русской армии, располагавшейся у Мазурских озер. В упорных боях на реках Бобр и Нарев в феврале-марте русские войска в ходе Праснышских операций нанесли поражение неприятелю и оттеснили его назад в Восточную Пруссию.
   Для поддержки наступления немцев на севере австро-германское командование 9(22) января начало наступление в Карпатах с целью освобождения осажденной русскими войсками австрийской крепости Перемышль (Пшемысль). 10 января 8-я русская армия также перешла в наступление. 9(22) марта после продолжительной осады русские войска взяли мощную крепости, в плен попал 120-тысячный гарнизон, было захвачено 900 орудий.
   Не смирясь с поражениями, Германия готовила прорыв русского фронта в Галиции по линии Горлица – Громник. 19 апреля германская армия перешла в наступление, в результате чего 3-я русская армия вынуждена была начать отступление. Сказалось двойное превосходство австро-германских войск в живой силе, пулеметах, легкой и тяжелой артиллерии и боеприпасах. Русские войска оставили Перемышль, Львов, большую часть Галиции. Одновременно немцы усилили давление на северном участке Восточного фронта. Успехи немцев на Восточном фронте заставили Ставку менять стратегию, впервые была поставлена задача сохранения живой силы армии. В условиях новой стратегии русские армии начали отступление по всему фронту. Под угрозой окружения русской армии были оставлены Варшава, Вильно. В летней кампании 1915 г. было убито и ранено 1 410 000 человек, в плен попало 976 000 человек. Но не этот фактор подрывает дух русской армии, а принятое верховным командованием здравомыслящее решение об отступлении. Масштабы этого отступления, оставление ранее взятых городов и крепостей рождают в армии слухи об измене. Пессимистические настроения фронта передаются из армии в тыл. В тылу и в руководстве армии зреют настроения, что немца победить нельзя. Увольнение великого князя Николая Николаевича с поста Верховного главнокомандующего, который пользовался большим уважением среди солдат, также не способствовало поднятию духа армии, а роспуск Думы и отсрочка ее созыва были негативно восприняты либеральными кругами.
   В октябре 1915 г. наступление немцев было остановлено под Ригой, Двинском, Минском, Сарнами, Ровно, Кременцом, Тарнополем, Каменец-Подольском. Фронт удалось стабилизировать, и до выхода России из войны он оставался в этом положении. На Кавказском фронте русские войска, развивая успех Сарыкамышских боев, в ходе Алашкертской операции 1915 г. успешно отразили зимнее наступление 3-й турецкой армии. После этого Отдельная Кавказская армия (генерал от инфантерии Н. Н. Юденич) уже не выпускала стратегической инициативы из своих рук до конца войны.
   В ноябре того же года Россия ввела войска в Северный Иран. Попытка немцев и турок закрепить свое влияние в Иране была сорвана. Одновременно создались условия для установления взаимодействия с английскими войсками в Месопотамии. В результате германского наступления на Восточном фронте в 1915 г. российские войска были вытеснены из большей части Галиции, Польши, части Прибалтики и Белоруссии. Потери русской армии с начала войны составили 3,5 млн убитыми, ранеными и пленными, из них свыше 300 тыс. было убито, 1,5 млн попало в плен, офицерский корпус потерял 45 тыс. человек, кадровая армия была почти полностью выведена из строя. Очевидные причины поражения русской армии во второй половине 1915 года – людские потери, нехватка снарядов, орудий, – дополнялись отсутствием согласованных действий со стороны союзников. Они не сделали ничего, чтобы остановить переброску немецких дивизий с Западного фронта на Восточный (к сентябрю 1915 г. на русском фронте находилось 140 австро-германских дивизий, а на англо-французском – 91). Не дождалась Россия от своих союзников и помощи в вооружении. Обеспечивая передышку союзникам, Россия истощала силы Германии и свои собственные. На конференции представителей всех союзных армий в декабре 1915 г. в Шантильи (Франция) было принято решение о согласованных наступлениях союзных армий в 1916 г.
   Военные операции 1916 г. Брусиловский прорыв. Главным событием кампании 1916 г. явилось наступление на Юго-Западном фронте (генерал от кавалерии А. А. Брусилов), вошедшее в историю под названием «Брусиловского прорыва». Оно началось по просьбе союзников на 11 дней раньше намеченного срока и было неожиданным для Германии, которая считала, что после поражений 1915 г. русские войска уже не смогут начать наступление. Весной 1916 г. немцы сосредоточили свои силы под Верденом, и Франция, как и в 1914 г., начала просить помощи у России. Италия под угрозой полного разгрома итальянской армии австро-венгерскими войсками также просила помощи у России. Перейдя в наступление 22 мая (4 июня) на 450-километровом фронте, русские войска в первые же дни прорвали сильную оборону австрийцев на нескольких участках и за три месяца продвинулись на глубину 80–120 км. Неприятель потерял до 1,5 млн человек, в том числе около 420 тыс. пленными. Как отмечал А. Ф. Керенский, Брусиловское наступление сорвало осаду Вердена и спасло Италию.
   В срочном порядке, перебросив с Западного на австрийский фронт 11 дивизий, немцы смоги остановить наступление брусиловцев. Этому способствовали несогласованность военного руководства русских фронтов и медлительность командования союзников в выполнении своих обязательств перед Россией. Операции англо-французских войск на реке Сомме начались не через две недели после начала русского наступления, а лишь через месяц – в конце июня.
   Успешные действия русских войск оказали большое влияние на всю кампанию 1916 г., сыграв решающую роль в захвате Антантой стратегической инициативы. Выжидавшая с начала войны Румыния примкнула к Антанте, вынудив немцев готовиться к противостоянию на новом русско-румынском фронте. Союзники имели реальные выгоды от открытия румынского фронта, но для России это было новым бременем, поскольку румынская армия к январю 1917 г. фактически развалилась, и русским войскам приходилось держать этот фронт в одиночку.
   Победоносно для русской армии завершилась кампания 1916 г. на Кавказском фронте. Разгромив турок в последовательно проведенных Эрзерумской (февраль), Трапезундской (апрель), Эрзинджанской (июль) и Огнотской наступательных операциях, русские войска продвинулись в горных областях Турции на глубину до 250 км и овладели городами Эрзерум, Трапезунд, Огнот и Эрзинджан.
   В Персии успешно действовал экспедиционный казачий корпус Баратова. Однако находившиеся там же английские войска отказались от совместных наступательных действий с русскими. Действия русских войск на Кавказе стали решающими для Ближневосточного театра: в конце 1916 г. им противостояли 27 турецких дивизий, тогда как англичанам в Сирии и Месопотамии – только 18.
   Обладая значительным превосходством над турецкими силами на Черном море, российское верховное командование так и не смогло решиться на морскую десантную операцию с целью захвата проливной зоны в самом благоприятном для этого 1916 году. Все противостояние сторон на Черном море фактически свелось к артиллерийским поединкам с германским линейным крейсером под турецким флагом «Гебен». В то же время противостоящие турецкие сухопутные войска в 1916 г. были поставлены на грань катастрофы Кавказской армией под руководством командующего генерала Юденича.
   Неудачи на фронтах рождают пессимистическое настроение в тылу. Даже генерал Алексеев в 1916 г. сомневался в победе русских в этой войне. В правительстве преобладала критика военных, недовольство действиями Ставки. В 1916 г. происходит окончательное падение авторитета власти, происходит потеря веры в способность царя выиграть войну, ухудшается материальное положение всех слоев общества (продовольственный кризис вызвал введение карточной системы снабжения населения, образование хлебных очередей), по стране прокатывается волна стачек рабочих (в октябре в Петрограде бастовало около 250 тыс. рабочих), растет число пораженцев – сторонников поражения России в войне, в армии растет число дезертиров (по данным Родзянко, число их в 1915–1916 г. дошло до 1,5 млн человек). Представители партии большевиков ведут активную пропаганду на фронтах против войны. В конце 1916 г. в либеральных кругах, в ответ на предложения приближенных царя ввести в больших городах военное положение и закрыть либеральные органы печати, растут настроения за устранение Николая II.
   Распад Восточного фронта. В 1917 г. немецкое командование решило перейти к стратегической обороне на всех фронтах. На Восточном (Русском) и Кавказском фронтах наступило затишье. В апреле 1917 г. США вступили в войну на стороне Антанты, чем сразу обеспечили приоритетность Западного фронта. России отводилась роль отвлечения германских сил, для чего планировалось ее наступление на Восточном фронте. Общий разлад в обществе, потеря управляемости правительством в конечном итоге приводит к свержению самодержавия. Временное правительство, верное союзническому долгу, продолжало войну. После Февральской революции и свержения царя в России число сторонников продолжения войны стремительно уменьшалось. Временное правительство так и не смогло поднять наступательный дух фронтов. Июньское наступление русских войск закончилось полной неудачей. Неудачи на фронте летом 1917 г. привели к требованию выхода России из войны. Именно эта идея, лозунги «Мир народам», «Долой войну», ставшие популярными среди основной массы населения, привели большевиков к власти. Сепаратный Брестский мир положил конец участию России в войне и тем самым вычеркнул Россию из списка победителей в Первой мировой войне.
 //-- § 4. Война и российская экономика --// 
   Война и промышленность. Мировая война явилась суровым испытанием на прочность для растущей российской экономики, прервав экономическое развитие Российской империи на взлете.
   В предвоенные годы Российская империя добилась значительных успехов на пути создания более современной, технологически развитой экономики. Она медленно догоняла Европу, держась пока на весьма солидном расстоянии от нее. Ахиллесовой пятой российской экономики являлась неразвитость таких важных отраслей промышленности, как металлообработка и машиностроение, и связанная с этим зависимость от импорта и иностранных инвестиций. Накануне войны Россия была крупнейшим мировым заемщиком. В стране совершенно не производились алюминий, цинк, селитра и многое другое, необходимое для военных нужд. В 1914 г. Русско-Балтийский завод в Риге выпустил всего 300 автомобилей. Авиационная промышленность была представлена четырьмя небольшими заводами. Как следствие, сравнительно развитая военная промышленность России опиралась на слабую индустриальную базу.
   Уже с первых дней войны наметился процесс свертывания стекольной, керамической, цементной и других отраслей промышленности, на продукцию которых резко упал спрос. Сокращение промышленного производства в большинстве губерний было связано с призывом рабочих в армию, перебоями в доставке сырья и топлива, с трудностями в сбыте продукции, в получении кредитов в банках. С введением сухого закона была закрыта часть винокуренных и пивоваренных заводов. Другая важнейшая причина сокращения производства – эвакуация фабрично-заводской промышленности из западных районов. Она началась уже осенью 1914 г. К лету следующего года из Варшавы, Вильно, Ковно (Каунас) на восток были вывезены сотни предприятий. Однако их переброска осуществлялась безо всякого плана, поэтому большинство заводов и фабрик в Польше и Прибалтике достались противнику. Особенно ощутимый ущерб был нанесен легкой промышленности. Только из-за потери Варшавского промышленного района производство в стране сократилось на 20 %.
   Одновременно происходило расширение производства на промышленных предприятиях, связанных с выпуском вооружений и боеприпасов. «Война машин», как определил мировую войну английский премьер-министр Ллойд Джордж, предъявила российской экономике весьма жесткие требования. Фронт потребовал такое количество пушек, пулеметов, снарядов, автомобилей и другой техники и вооружений, которое военное руководство просто не могло себе представить. Фактический расход снарядов превысил расчеты Генштаба в 12–15 раз. Чтобы удовлетворить «снарядный голод», уже в условиях войны пришлось существенно расширять производственные мощности, вводить многосменный график работы военных предприятий. В итоге за два первых года войны производство снарядов выросло в 310 раз. За это же время в 3 раза увеличился выпуск патронов к винтовкам и пулеметам.
   В течение всего 1915 года российская промышленность с большими трудностями приспосабливалась к условиям войны. Положение в экономике серьезно усугублялось закрытием западных границ и Дарданелл. Начавшаяся война разорвала связи отечественных фабрикантов с европейскими поставщиками. В ряде губерний в связи с частыми мобилизациями начинается ощущаться недостаток рабочих рук. По этой причине увеличивается продолжительность рабочего дня (в среднем до 12 часов, но на ряде предприятий до 13–14 часов). Широко практиковались сверхурочные работы, узаконенные правительством в 1915 г. Администрации заводов принимали жесткие меры к рабочим, протестовавшим против сверхурочных работ.
   Мобилизация хозяйства. Из всех воюющих держав лишь Германия имела четкий план перехода экономики на военное производство. России пришлось перестраивать всю хозяйственную структуру на ходу, в процессе войны. С целью усиления государственного регулирования рыночных отношений в 1915 г. начинают создаваться особые учреждения, куда наряду с высшими чиновниками входили и представители крупного капитала: Комитет по топливу, Продовольственный комитет, Комитет по перевозкам и так называемые Особые совещания. С августа 1915 г. Особому совещанию по обороне во главе с военным министром были приданы функции центрального государственного регулирующего органа. Ему подчинялись Совещания по продовольствию, по перевозкам, по топливу. Их задачей была быстрейшая мобилизация всей промышленности и развитие тех отраслей, в продукции которых нуждался фронт. Благодаря вновь созданным управленческим структурам производство пушек, снарядов, винтовок, пулеметов, пороха возросло в несколько раз. Но из-за засилья бюрократии особые совещания не могли обеспечить эффективное регулирование военной экономики. Строительство новых военных предприятий, особенно металлообрабатывающих, авиационных и автомобильных, происходило крайне медленно. По этой причине в 1915 г. по инициативе московских промышленников и предпринимателей в помощь этим органам были созданы военно-промышленные комитеты (ВПК). Центральный военно-промышленный комитет возглавили виднейшие предприниматели России А. И. Коновалов, Л. Э. Нобель, П. П. Рябушинский. ВПК объединили около 1300 средних и мелких предприятий. Они способствовала привлечению к выполнению военных заказов частных предприятий (например, для производства отравляющих веществ, артиллерийских снарядов французского образца). Практически на пустом месте в Казани и Полтавской губернии было создано производство ряда компонентов для ведения химической войны.
   К 1916 г. экономика России в целом приспособилась к новым условиям. Объем промышленной продукции возрос за год на 21,5 %. Действующая армия была лучше обеспечена оружием и боеприпасами. К началу 1917 г. военные заказы выполняли 3846 гражданских предприятий, на которых работало почти 2 млн рабочих. Еще 222 тыс. человек работали непосредственно на оборонных заводах. Однако военная перестройка хозяйства была достигнута ценой кризиса важнейших отраслей экономики. Производство гражданской продукции сократилось вдвое. Внутренний рынок остался практически без товаров. На текстильных фабриках не работало почти 40 % станков. В стране остро ощущался топливный кризис, и уже с осени 1915 г. некоторые российские предприятия вынуждены были переходить с угля на дрова.
   Война серьезно пошатнула устойчивость финансовой системы России. Каждый день войны обходился стране в 50 млн руб. С началом войны прервались финансовые связи российских банков с зарубежными. В связи с мораторием французского правительства в первые месяцы войны Россия не только не получила кредитов от союзной Франции, но не могла использовать собственные капиталы, замороженные во французских банках. Серьезно подорвало государственный бюджет полное запрещение торговли спиртными напитками.
   За 1914–1916 гг. расходы государственного бюджета возросли с 4,86 до 18,1 млрд руб. Чтобы покрыть эти гигантски возросшие расходы, правительство печатало все больше и больше бумажных денег. К началу 1917 г. количество денег в обращении увеличилось в 6 раз. Денег стало слишком много, и их покупательная способность стремительно падала. Другим важным источником пополнения бюджета стали внутренние займы. Шесть раз в условиях войны правительство прибегало к этой мере. Общая сумма внутренних займов составила 8 млрд руб., с их помощью правительству удалось покрыть около 30 % военных расходов. Открытая 1 ноября 1916 г. подписка на облигации очередного шестого военного займа на 3 млрд рублей затянулась до Февральской революции. И в годы войны внешние займы стали важнейшим источником для покрытия военных расходов. За годы войны главные кредиторы Англия и Франция предоставили царскому правительству 6,75 млрд руб. К концу войны внешний долг России достиг 13,8 млрд руб. Под залог обеспечения займов Россия передала Великобритании 440 т золота.
   Узким местом всей экономики стал транспорт. Хотя интенсивность перевозок в годы войны возросла почти вдвое, перевозка таких жизненно важных грузов, как топливо, хлеб, сильно сократилась. Из-за растущего расстройства транспортной системы с осени 1916 г. большие города стали испытывать продовольственные затруднения, хотя значительные запасы хлеба имелись на Дону, Урале и Сибири. Недостаток хлеба и другого продовольствия в городах и на фронте прежде всего был связан с общим кризисом сельского хозяйства. К 1917 г. в армию была мобилизована почти половина трудоспособных мужчин деревни, и вся тяжесть ведения хозяйства легла на плечи женщин, стариков и детей. Но если крестьянские хозяйства испытывали недостаток рабочих рук, то в помещичьих и зажиточных крестьянских хозяйствах широко использовался труд военнопленных. Только в Самарской губернии летом 1915 г. на сельскохозяйственных работах было занято 24 тысячи беженцев и 31,6 тыс. военнопленных. О кризисных явлениях в сельском хозяйстве свидетельствовало сокращение посевных площадей, главным образом за счет ярового клина. Исчезновение нужных для крестьян товаров лишило их стимула везти на рынок сельскохозяйственные продукты. Столкнувшись с кризисом продовольственного снабжения и связанной с ним финансовой дестабилизацией, царское правительство 8 сентября 1916 г. приняло Закон об уголовной ответственности за повышение цен на продовольствие. Однако сформированные предшествующими десятилетиями представления о нормах организации цивилизованного общества, необходимости в судебном порядке доказывать, что повышение цен непомерно, сделали его практически неработающим. Та же судьба постигла и предпринятую правительством в ноябре 1916 г. попытку ввести продразверстку (принудительное изъятие продовольствия у крестьян по твердым ценам).
   Хлебный кризис. Продовольственный кризис стал самым наглядным свидетельством усиления хозяйственной разрухи. Первая мировая война способствовала тому, что в состав рабочих вливались представители мелкой и средней буржуазии, многие по причине получения отсрочек от призыва в действующую армию. В целом происходило падение квалификации рабочей силы во всей промышленности России. Средняя квалификация рабочих за годы войны в металлообрабатывающей промышленности уменьшилась на 17 %, а в текстильной – на 27 %. На смену демобилизованным в армию на фабрики и заводы пришли женщины и дети. На отдельных предприятиях удельный вес женщин достигал 30–40 %, примерно таков же был и удельный вес детей и подростков. Реальная заработная плата падала в связи с быстрым ростом цен на продукты питания, товары первой необходимости и жилье. К 1916 г. уровень зарплаты по сравнению с довоенным временем возрос на 10–15 %, а цены на многие товары и продукты питания увеличились на 100–300 %.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Поделиться ссылкой на выделенное